Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 181 страница 200 из 277

181

- Эй, юноша!
Верт на всякий случай огляделся, но нет, других «юношей» поблизости не было видно. Это означало, что богато одетый молодой лэр обращался к нему.
- Вы меня? - на всякий случай уточнил гончар, ожидая, что сейчас лэр поймет, что обознался, его породистое лицо скривится в презрительной гримасе, и можно будет спокойно продолжить подпирать крыльцо в ожидании девчонок. Но не тут-то было.
- Да-да, я именно вас, - заверил молодой человек и даже вроде как улыбнулся.
Конечно, Верт удивился — обычно люди подобного рода таких, как Верт, не замечают вовсе, словно их и нет, а тут такое внимание.
«Впрочем, - тут же поправил себя гончар, - аристократы тоже разные бывают. Вон, Лику взять, первый раз посмотришь — гордячка, а как пообщаешься, так вроде и ничего, вполне нормальная девчонка. Так что, может, и этот такой? А что, они ж не виноваты, что в семьях богачей рождаются».
Рассуждая так, Верт подошел к молодому человеку.
- Чем обязан, лэр... лэр? - спросил он, постаравшись придать голосу любезности. Получилось, правда, не очень. Незнакомец изящно махнул рукой:
- Неважно, как меня зовут. Важно другое... - тут его голос перешел на доверительный шепот, — понимаете, у меня к вам дело. Очень личное. Вы понимаете, о чем я?
Незнакомец нервно комкал в пальцах батистовый платочек и с надеждой поглядывал на Верта.
- Честно говоря, совсем не понимаю, - простодушно ответил гончар. - Знаете, не в обиду, я вообще-то уходить собирался, так что вряд ли я чем-то смогу помочь лэру.
- Нет-нет, постойте! - воскликнул лэр и тут же перешел на шепот. - У меня дело огромной важности, вопрос если не жизни и смерти, то, по крайней мере, моего личного счастья! Вы должны мне помочь. Я не отниму у вас много времени.

Верт колебался. С минуты на минуту придут девчонки (где, кстати, их носит так долго? Сколько времени нужно, чтобы взять из комнаты сумку?), но с другой стороны, пока их нет, делать все равно нечего, а незнакомый лэр говорил так горячо, и его лицо выражало такую мольбу...
"Любопытно, какое-такое дело могло заставить высокородного лэра просить — именно просить! - помощи у простого гончара. Что-то тут нечисто, - думал Верт. - Впрочем, послушаю, что он скажет, от меня не убудет, а выполнять просьбу или нет, я еще подумаю."
- Что за дело-то? - осведомился он и оглянулся на дверь таверны. Если бы в этот миг он смотрел на своего собеседника, то, наверное, удивился бы, увидев, как мольба в его глазах сменилась удовлетворенной усмешкой хищника, но когда гончар вновь повернулся, его встретила лишь кроткая улыбка.
- Благодарю вас, что согласились меня выслушать. Только давайте отойдем в более укромное место. Я не хотел бы, чтобы меня заметили здесь.
- Только недалеко, - пожал плечами Верт, а про себя подумал, что надо бы быть настороже, а то кто их знает, этих лэров.

- Сегодня утром на ярмарке, я заметил девушку, - начал аристократ, когда они отошли за амбар. - Очень необычную девушку, если вы понимаете, о чем я.
- Ну, мало ли девушек на ярмарке бывает, - усмехнулся Верт. - Я-то тут причем?
- То была необыкновенная девушка, - с нажимом повторил лэр. - И я видел вас рядом с ней. У нее белые волосы... - лэр на миг запнулся и, прикрыв глаза, повторил с придыханием: — о, какие у нее прекрасные белые волосы!
- А, так вы про Клису, что ли?
- Клиса? Значит, так ее зовут? Словом, я был поражен ее красотой и грацией, - торопливо продолжил незнакомец, - и хотел бы передать ей небольшой подарок.
- Так сами и передайте, она как раз сейчас выйдет! - улыбнулся юноша.
- Да как ты не понимаешь! - лэр вдруг перешел на «ты», и в голосе его начали звучать нотки раздражения. - Она меня не знает, и подарок не примет, а от тебя возьмет! То есть... - тон лэра вновь сменился на просительный, - понимаешь, для меня это очень важно. Только ты не говори, что подарок от меня. Скажи, что от тебя.
- Да ну, ерунда какая-то! - Верт едва сдержался, чтоб не плюнуть с досады. Аристократ явно держал его за дурачка, сказки какие-то про прекрасную Клису рассказывает. Ладно бы по Лике вздыхал или по Астре, он бы еще может и поверил, да и то еще сто раз бы подумал, выполнять его поручение или послать куда подальше. Он уже сделал шаг в сторону таверны, но лэр вдруг резко развернул его к себе и пристально посмотрел в глаза.
- Главное, чтобы Клиса надела подвеску и носила ее, - колоколом звучало в голове Верта. - Ты должен надеть на нее подвеску. Сегодня, прямо сейчас. Ты должен сказать, что подарок от тебя...

- Спасибо, спасибо огромное! - рассыпался в благодарностях лэр. - Идите же, и мне пора.
И он быстро пошел прочь, а Верт, сжимая в руке подвеску из темного металла в виде глаза со зрачком из черного камня, отправился к таверне.

- Ну что, ты идешь? - весело окликнула его Лика. Верт вздрогнул, но тут его взгляд натолкнулся на Клису. Клиса. Подвеска. Надо отдать, надо, чтоб надела, надо сказать, что от меня. Но это же неправда. Врать нехорошо.
- Д-да, сейчас... Клиса, можно тебя на минутку?
Снегура вопросительно взглянула на Верта, пожала плечами, и они вместе отошли на несколько шагов.
- Вот, это подарок. Надень, пожалуйста.
Клиса взяла подвеску в руки.
- И вовсе не нужно было, - неуверенно произнесла она. - Я же сказала, что и так тебе верю.
- Это просто подарок, - повторил Верт через силу.
- Странный ты какой-то сегодня, - усмехнулась снегура. - Но раз подарок, тогда, конечно, надену. Спасибо.
- Эй, ну скоро вы там? - нетерпеливо позвала Алиса.
- Идем, идем, - ответила Клиса, на ходу выправляя волосы из-под цепочки.
И все четверо наконец-то отправились на ярмарку.

Отредактировано Фаэль (2009-11-17 11:22:02)

0

182

совместно с Люксорией

Первый ярмарочный день оказался тяжелым – посетителей в таверне было хоть отбавляй. К обеду Олаф уже не чувствовал под собой ног, голова кружилась от бесконечной вереницы лиц, запахов, голосов. И когда Хизер буквально вытолкала его в сад с приказом приглядеть там за порядком, Олаф обрадовался. На улице было хорошо, свежий ласковый ветерок быстро охладил пылающую голову.  Кто бы мог подумать, что его жизнь так круто изменится, буквально за два дня.
Вчера, быстренько забросив свои вещички в каморку, юноша пробежался по таверне, отмечая неполадки, без всяких напоминаний натаскал воды, походя отвесив легкий подзатыльник мальчишке, который должен был это делать во время его отсутствия, опять же, сам примчался в кухню и бросился к печам.
- Ой, как хорошо, что ты вернулся! – обрадовалась тетушка Марта. - Без тебя плита и не разгоралась толком, а потом так раскочегарилась, что все пироги мои в уголья чуть не превратились.
Олаф, не обращая внимания на жалобы кухарки, быстро вычистил плиту, отметив про себя, что дрова сложены не правильно — просто брошены охапкой на полу, мешая всему кухонному люду.
Парень был занят до самого вечера.
-«И всего-ничего меня дома не было, а как тут все запустили! - рассуждал он, натирая суконкой перила лестницы. - Печи золой забиты, как будто трудно вычистить! И зеркала в комнатах заляпаны, и перила аж липкие! А уж про ручки дверей вообще молчу — скоро позеленеют, бедолаги... А ведь вроде все на своих местах оставались, да и хозяйка дома, а вот гляди ж ты...»
Олаф даже не задумался над тем, что назвал таверну домом. Только, добравшись до своего лежака, с удивлением припомнил — за весь день он ни разу не слышал распоряжений Хизер. Хозяйка, с которой он едва ли успел переброситься парой слов, только наблюдала за ним молча и одобрительно.
«Вот и хорошо,- сказал себе Олаф, проваливаясь в сон. - Значит, все правильно».
Новый день начался для него привычно — поднялся затемно, быстро спустился в кухню. Плита разгорелась сразу, и огонь радостно заплясал на поленьях, как будто соскучился по нему.
- Уже встал? - раздалось за спиной Олафа. Тот от неожиданности резко дернулся и чуть не упал. На пороге стояла хозяйка.
- Ты молодец, мальчик, - Хизер помолчала и улыбнулась, - впрочем, что это я все — мальчик да мальчик... Вырос уже, вон какой вытянулся...
Олаф опустил глаза.
- Сегодня в Бэмце начинается летняя ярмарка, - продолжила Хизер, - гостей много, и постояльцев, и так, мимо проходящих, вон и в саду столов наставили, так что, работы много. А помощников — раз, два и обчелся. Да и присмотр за ними нужен. Вот и хочу тебя поставить старшим — будешь за залом обеденным смотреть, да за столами в саду.
Олаф от удивления только кивнул, но сюрпризы на этом еще не закончились.
- Погоди, - Хизер протянула ему ключ от кладовой. - Вот, пойди, посмотри там себе одежду получше — рубаху, штаны. Да про обувь не забудь!
Когда первые постояльцы спустились к завтраку, у стойки их ждал высокий парень в новой рубахе, поверх которой блестела кожаная жилетка, в новых штанах и сапогах. А потом завертелась работа. Олаф встречал гостей, провожал к освободившимся столикам, бежал на кухню передавать заказ, получал расчет. Вроде бы все привычно, но сегодня он был старшим. Сегодня другие выполняли его поручения, причем никто не возражал.
-Ишь ты, какой красавец, - хихикали служанки, быстро пробегая под внимательным взглядом Олафа от столов к кухне. - Прям жених.
Даже посетители старались привлечь его внимание, чтобы поскорее заказать еду, и тоже улыбались.Так что долго предаваться воспоминаниям не было времени, хотя обед уже подходил к концу, и гостей было не так уж много.
Приняв очередной заказ от какого-то важного типа, довольный собой Олаф, весело напевая какую-то песенку, поспешил на кухню напрямик, через большой зал. Его внимание тут же привлекли знакомые голоса.
-Вы что-нибудь понимаете, мэстрэ Дан? – Хизер не скрывала своего удивления.
-Пока рано делать какие-то выводы, - задумчиво ответил ей маг.
Когда Олаф подошел поближе, первое, что бросилось ему в глаза, было странное восторженно-шальное выражение лица Тай. Проводница сидела в глубине полупустого зала за самым дальним столиком и смотрела на Тусика, расположившегося на коленях у Дана, с таким обожанием, что мальчик оторопел. К тому же вокруг Тай, всегда сверкавшей чистым и ясным светом, разливалось грязно-болотное свечение, в котором выделялась одна яркая фиолетовая точка…
- А что это с Тай такое? - Олаф подошел поближе, присмотрелся, выдернул из одежды проводницы обычную булавку, и тут же бросил ее на стол, будто она жгла ему руку. – Фу, гадость какая.
- Как ты увидел?.. - удивленно спросил его Дан. Стоящая рядом со столиком Хизер тоже смерила мальчика странным взглядом.
- Что значит — как? - удивился Олаф. - Она же светится вон как, и цвет у нее такой… неприятный.
- Что значит «светится»? - снова спросил Дан.
- Ну... светится! - мальчик помахал перед собой руками, удивленно глядя на мага. - Как все светится. Как вы, Лика, да и остальные тоже...
- Интересно, - Дан, не скрывая любопытства, посмотрел на мальчика. Он уже собрался было расспросить подробней, но тут заметил вошедшую в зал Астру. - Олаф, нам обязательно нужно об этом поговорить, но немного позже. Ты далеко не уходи...
Олаф кивнул и отправился по своим делам, все же не отказав себе в удовольствии на секунду задержаться в дверях. Вдруг удастся услышать что-нибудь интересное! Но Астра, видимо, из вредности расстроила его планы. Она уставилась на него в упор, намекая, что при нем говорить не будет. На попытку Олафа сделать вид, будто он находится в большом зале по срочному делу, девчонка демонстративно вздернула бровь, заставив парня покраснеть. Хизер тоже махнула рукой, отсылая его, и Олаф ретировался на кухню.
Только убедившись, что поблизости нет лишних ушей, Астра уселась за стол и утащила из тарелки румяное яблоко.
- В общем, я все узнала! - гордо заявила она, откусывая кусок. - Тай заколдовали какой-то булавкой!
- Да ты что, а мы и не догадывались! - сердито пробурчал Тусик, уворачиваясь от пальцев Тай, которой приспичило пощекотать хомяка за ушком. - Ты можешь рассказать хоть что-то, чего мы еще не знали?
Астра закатила глаза. Вот как такое милое на вид существо может быть таким противным в общении, и почему противный он только с ней, а с другими вполне дружелюбный?
- Кактус, не мешай, - одернул хомячка Дан. - Мы сами только что узнали о булавке. Астры тут и вовсе не было. Значит, она выяснила что-то важное, так что помолчи и не мешай ей рассказывать...
Показав надувшемуся хомяку язык и вызвав улыбку мага, Астра приступила к рассказу.
- Этого пацана нанял какой-то подозрительный тип в зеленой куртке. Невысокий такой, сутулый, волосы темные. Вроде как, из местных, но это не точно. Этот тип хотел, чтобы мальчишка воткнул булавку в нашего любимого олигарха. Сказал, что они с Лэмом - старые друзья, и у них вышел спор, сможет ли тип незаметно воткнуть булавку так, чтобы тот даже не заметил. И тип, якобы, решил, что проворнее и незаметнее, чем уличные мальчишки, этого никто сделать не сумеет. История, конечно, бредовая, но за деньги эта шпана поверит во что угодно. Пацан клянется всем на свете, что даже не подозревал о нехороших намерениях типа. Врет, конечно, но о магической силе булавке вполне мог не знать. А уж с Тай он столкнулся совершенно случайно, это точно. Местная шантрапа ее хорошо знает, и связываться ни за что бы не стала. Так что, Лэму крупно повезло, а для Тай, наверное, нужно целителя вызывать.
- Скорее, псионика, - машинально поправил Дан.
Вид у мага был очень задумчивый, и Астра даже решила, что, возможно, у него уже есть какие-то подозрения. Но только девушка собралась тихонько испариться, чтобы не мешать его размышлениям, как Дан вдруг вышел из транса.
- Слушай, лэри расследователь, а куда ты пацана-то дела? - он подозрительно прищурился.
Астра обернулась в дверях и довольно сообщила:
- Заперла в конюшне, чтобы не сбежал!
- В конюшне? - удивилась молчавшая до сих пор Хизер. - Да там же ставни закрываются только зимой, и то на ночь, иначе вонь стоит невозможная!
- Ну, а я-то тут при чем? - расплылась в улыбке воровка. - Я сделала все, что смогла: пацана допросила, дверь заперла. Остальное - в руках Санта-Болты.
- Вот плутовка! - рассмеялся Дан. – Постой, лучше помоги мне. Давай отведем Тай в пристройку, нечего ей народ пугать.
- А мне что делать? – недовольно спросил Тусик.
- И ты с нами, куда она без тебя?! – невозмутимо отозвался маг.

Отредактировано Талинна (2009-11-14 21:26:10)

0

183

Вот так оно и начинается обычно: идешь себе по улице, никого не трогаешь. Кругом народу, как… ну, как только на ярмарке и бывает. Там баба с тремя полными корзинами – и как только она их не роняет! – идет да еще к прилавкам присматривается. Видимо, четвертой корзинкой обзавестись решила. Тут пожилой дядечка, явный любитель, нет, даже профессионал в деле пития крепких напитков, но идет не с бутылкой, а с супругой. Прямо залюбуешься, как она мужа за ухо за собой тащит! Словом, есть на что посмотреть. А тут еще к прилавкам присматриваться когда-то надо, Алисины заколки искать, хоть и не до них совсем. Вон бабушка козу куда-то тянет… И вдруг он: каштановые локоны, прямая спина, надменный взгляд, по счастью направленный мимо, - Дориан вэн-Фаир тард-Кеон, любимый кузен и будущий муж. Можно умирать от счастья и бросаться навстречу со словами: «Какая встреча».
Лика отреагировала раньше, чем сама успела понять, что делает. Верт только и успел, что проводить взглядом девушку, метнувшуюся за прилавок с тканями. Алиса посмотрела на спрятавшуюся плутовку, покрутила пальцем у виска и сделала вид, что вообще с ней не знакома, зато Верт ответственно пошел разбираться.
- Эй, ты чего?
- Тихо! – магичка убедилась, что развернутые рулоны материи надежно прикрывают ее, и зашептала в ответ: - Скажешь, когда он пройдет!
- Да кто? – гончар обвел взглядом толпу, но не заметил , от кого бы стоило прятаться.
- Он! – лаконично ответила Лика, попутно бросив золотую монетку торговцу, решившему выяснить, что странной парочке понадобилось под его прилавком. Поймав денежку и оценив стоимость ткани, из которой был сшит наряд девицы, купец мигом понял, что благородной лэри просто нравится смотреть на ярмарку откуда-нибудь снизу, и это ее законное право, оспаривать которое смысла не имеет.
- Парень в бежевом камзоле с противной рожей! – конкретизировала Анликка.
Обладатель бежевого камзола тем временем обернулся и приветливо кивнул Верту. Рожа у него оказалась вполне себе дружелюбная и к тому же знакомая.
- Ты чего, он же не к тебе! Он вообще в Клису влюблен, - уверенно возразил гончар.
- Он?! В Клису?!! – Лика, не вылезая из своего убежища, покрутила пальцем у виска. – Она же нел… не знатного рода. А... кузен, прежде чем девушке улыбнуться, сначала родословную спрашивает!
- Но мог же он, просто по-человечески…
- Не мог! – отрезала девушка и пояснила со вздохом: - Я его с детства знаю, и семейку его тоже. Они обычно в Магнолиуме живут, но к нам часто ездят. В детстве я их приезд бедствием похуже практических занятий считала… Так, а с чего я тебе это все объясняю?
- Сама захотела, - обиделся Верт, начиная подозревать, что кто-то из этих аристократов над ним явно издевается. Либо парень со своей историей про внезапную любовь, либо Лика с ее сказками из жизни аристократов. – Между прочим, он меня даже подарок Клисе попросил передать. Красивый!
- Какой подарок?!
- Подвеску, а тебе что, завидно, да? – гончар снова увидел, как мелькнул в толпе знакомый камзол, но его сразу же заслонили спины прохожих. - Все, вылезай, ушел твой красавец.
- Уф! – магичка выбралась на свет и отряхнула пыль с сапожков. – Знаешь, пойду я лучше в гостиницу – прятаться. А вы дальше сами…
Молодые люди подошли к одиноко стоящей Алисе. Клисы рядом с ней было, и демонесса чуть не плакала:
- Да что вы все, с ума тут посходили? Одна в прятки играет, вторая в догонялки. Я и глазом моргнуть не успела, а Клиса уже куда-то убежала…
- Значит, говоришь, подвеска, - Лика так глянула на гончара, что тот сразу понял, что в чем-то крупно ошибся. – Тебя в детстве не учили не брать подарки от незнакомых магов? Да чему тебя вообще учили?! Так, давайте искать Клису, от сувенирчиков моего… кузена ничего хорошего ждать не приходится!

0

184

Ингрид и Робин неспешно пробирались сквозь ярмарочную толпу - сегодня они могли позволить себе просто погулять среди рядов, поразглядывать товар, прицениться. Мэстрэ Хург настоял, чтобы в этот раз молодежь остановилась у него – ему так хотелось пообщаться, наконец, с нормальными людьми, тем более коллегами. Не с Ванишем же, в самом деле, научные проблемы обсуждать!
Повозку и все вещи оставили у Хурга, и даже денег взяли совсем немного, потому что кто же покупает в первый день ярмарки, если есть возможность купить во второй и третий, когда торговцы заметно снизят цены? В первый день нужно глазеть по сторонам, есть сахарную вату на палочке и кататься на карусели. Инни, махнув рукой на приличия, позволила Робину уговорить себя на все три пункта программы, включая карусель. Сейчас она выглядела порозовевшей, слегка растрёпанной и довольной.
- Вот видишь, развлечения пошли тебе на пользу! – заметил Робби.
- Согласна, - кивнула Ингрид, откусывая очередной кусок сахарной ваты, - но на сегодня, пожалуй, достаточно. И пообедать не мешает.
- Мэстрэ не ждёт нас к обеду сегодня?
- Нет, я предупредила его, что мы гуляем. Найдем какую-нибудь симпатичную таверночку, будет нам репетиция выхода в свет, - подмигнула мэстрэя.
- Это точно, порепетировать не мешает. Я почти забыл, как едят в людных местах, - смущенно ответил Робин. - Кстати, наши друзья ведь как раз в таверне остановились? Может, навестим?
- Да, они называли имя - Хизер. Можно поискать. Очень хочется их увидеть, особенно Дана с Кактусом. Только они, наверняка, сейчас не сидят на месте – ярмарка ведь.
- Как знать? Время-то обеденное.
- Ты прав, уж Тусик-то обед не пропустит ни в коем случае, - засмеялась магиня. – Идем, спросим, где находится таверна этой Хизер.
Они свернули в одну из боковых улочек. Впереди медленно шла странно одетая девушка с белыми волосами, которая показалась Инни чем-то знакомой. Магиня привычно прислушалась к пси-полю – точно, Клиса.
- Это же наша снегура! – обрадовалась Ингрид. - Легка на помине. Клиса, подожди!
Снегура молча брела вперед, не оборачиваясь и как-то странно опустив плечи.
- Клиса! – позвал Робин.
Тоже безрезультатно.
Обознаться пси-маг не могла. Что-то было неладно с лесной девочкой. Не сговариваясь, молодые люди обогнали снегуру и попытались остановить.
- Клиса, что с тобой? – спросила Ингрид, стараясь унять волнение.
- Извините, мне надо идти, - бесцветным голосом ответила та и попыталась двинуться дальше, но Робин удержал её за руку. Девушка посмотрела сквозь собеседников остекленевшим взглядом и повторила:
- Мне надо идти. Туда.
- Инни... – обеспокоенно начал Робин, но та уже все поняла.
- Я вижу. Псионическое воздействие. Странные дела творятся нынче в Пристенках. А это ещё что за дрянь? – Инни протянула руку и резким движением сдернула с шеи снегуры странную подвеску. На тонком шнурке покачивался металлический глаз, а вместо зрачка был вставлен какой-то чёрный камень – сходу и не определишь, что за минерал.
- Опять амулет? Ох, не нравится мне всё это... - неожиданно жёсткий взгляд и плотно сжатые губы магини не сулили изготовителю подвески ничего хорошего.
- Ингрид, осторожнее! – не сдержался ученый.
- Да на мне щиты, всё в порядке, - успокоила та, - чего не скажешь о нашей знакомой.
Действительно, без амулета Клиса уже не рвалась куда-то идти, но взгляд её оставался пустым.
- Мы должны срочно найти Дана! – приняла решение магиня.
- Давай-ка сначала вернемся к Хургу, - предложил Робби. – Мэстрэ должен знать, где эта таверна. Возьмем повозку и поедем. Мне что-то расхотелось гулять пешком.
Он осмотрелся, но никого подозрительного не заметил. Ингрид на всякий случай повесила на спутников по паре пси-щитов – не слишком сложных, но довольно крепких. Снегуру подхватили под руки и повели в сторону Кравчей слободы, где жил мэстрэ Хург.

Идти пришлось медленно - Клиса едва переставляла ноги. Хорошо, что на улицах было всё-таки менее людно, чем на самой площади. По дороге Инни не раз пожалела, что не владеет искусством телепортации, и не потому, что устала - с чего тут уставать-то? Однако время уходило, а с ним - шансы найти злодеев по горячим следам. Но бросить без помощи снегуру было никак невозможно.
Спутники миновали кондитерскую лавку и свернули в узкий, грязноватый переулок. За спиной вдруг послышался топот, и Робби настороженно оглянулся - их догонял рыжий парень, тот самый Верт из компании мэстрэ Дана.
- Эй! Подождите! Мэстрэя Ингрид! Клиса!
За рыжим едва поспевала девица Драгон-Блю.
- Вот и очень хорошо! – вздохнула с облегчением Инни. - Ребята, нам срочно нужно в эту вашу таверну. С Клисой беда. Показывайте дорогу.
- Что случилось? - хором спросили Верт с Алисой.
- Точно не знаем пока. На ней был какой-то странный амулет... – попытался объяснить Робин.
- Значит, это все-таки из-за него... - парень побледнел. - То есть, из-за меня.
- Почему из-за тебя? Ты же не маг! - удивилась Ингрид.
- Потому, что я - дурак. Это же я его на нее надел.
На парне не было лица.
- Так, с амулетом разберемся, - мэстрэя решительно махнула рукой, - а сейчас надо помочь Клисе. Где таверна Хизер?
По дороге Верт рассказывал, честно и, как мог, подробно. Алиса же слушала его не очень внимательно, словно хотела, но не решалась перебить. Инни заметила это и при первой же возможности спросила:
- Ты хочешь что-то добавить, девочка?
- Я не про Клису... – ответила демонесса. - Там, в таверне, ещё Тай, она какая-то странная пришла с ярмарки...
- Точно, Тай! - спохватился Верт и принялся описывать симптомы. Инни с первых же слов опознала их как признаки действия приворотного заклинания и нахмурилась еще сильнее. Вспомнился Пат, которого тоже почему-то интересовал приворот. Бывают ли такие совпадения?
Уютная таверна с большим садом, окруженная высоким забором, оказалась на самой окраине города. Во дворе компания столкнулась с Астрой.
- Ого, а что это с Клисой? - кивнула та на снегуру.
- А вот сейчас и разберемся, - магиня почувствовала, что наконец-то может спокойно выдохнуть. - Где Тай?
- Вы уже знаете? – протянула Астра. - Ее отвели в пристройку.
- Верт, ты знаешь, где это? - спросил Робин. Рыжий молча кивнул. - Тогда отведи нас. Девочки, вы пока подождите где-нибудь, хорошо?
- Только никуда не выходите одни! - предупредила Ингрид.

0

185

Лика проводила взглядом Верта и Алису, свернувших в ближайший переулок, куда вроде как пошла Клиса. Наверное, чтобы найти беглую снегуру, надо было проследить ее путь, но лично Анликка собиралась в другую сторону. Туда, где последний раз заметила Дориана. Все логично: если жених что-то подарил снегуре, значит, она ему зачем-то нужна. Следовательно, если найдешь одного, там поблизости обнаружится и вторая. И лучше бы разобраться с женихом по-семейному, раньше, чем на него с претензиями налетит Алиса.
Девушке почему-то не хотелось демонстрировать ни жениха друзьям, ни наоборот. Как говорила когда-то няня: «Шмыси – отдельно, а жрецы – отдельно. Вместе их держать точно нельзя».
«Стоп, так я ничего не добьюсь! – напомнила себе Лика, проталкиваясь сквозь толпу. – Надо думать! Куда бы пошел Дориан? Туда, где он живет!»
- Извините, - Анликка отловила за рукав первого встреченного, оказавшегося молодым и достаточно симпатичным парнем. Его спутница посмотрела на Лику с возмущением, и та ответила ей истинно аристократическим безразличием. – Где в Бэмце самый дорогой трактир?
Парень под ревнивым взглядом подружки объяснил дорогу, хотя Лике было решительно не до чувств обиженной девушки. Она настраивалась на разговор с Дорианом. По правде говоря, видеть его не хотелось. Жениха Анликка терпела с трудом, и он отвечал ей полной взаимностью. Лика даже представить себе боялась, что сейчас ей придется общаться с Дорианом один на один да еще и требовать от него что-то.
Ей хотелось, чтобы дорога до трактира была бесконечной, но, увы, маршрут ей объяснили хорошо, и вскоре Лика остановилась на пороге здания из дорогого белого кирпича. Фасад здания украшала яркая вывеска.
«Стоп, надо подумать, что я ему скажу! - решила Лика, цепляясь за первый попавшийся предлог, только чтобы оттянуть встречу с женихом. – Вон там, в переулке, и подумаю, не стоит торчать перед входом!»
Девушка стратегически отступила в узкий переулок и прислонилась к стене рядом с открытым окном. «Что же сказать? «Дориан, ты сволочь!» - как-то мало подходит для начала разговора», - лихорадочно думала девушка, накручивая на палец прядь волос.
- Сомневаюсь, - холодный голос Дориана резко выделялся на фоне общего трактирного гама. Лика вздрогнула. Он здесь, она не ошиблась…
- Но почему? – мэстрэ Ваниша тоже было легко узнать по манере речи. – Лэр, вы же говорили…
- Охота – это весело, только если тебе есть на кого охотиться, - снисходительно объяснил аристократ, и за один его тон Лике захотелось уронить на жениха что-нибудь тяжелое. – А в этот раз, посчитай сам: пыжиков полтора десятка, снегур один, и тот взрослый. Сегодня, было, вторую подцепил, но сорвалась, зараза! А того только в лес выпусти – убьют через пятнадцать минут. Никакого удовольствия.
- Зато пыжики шустрые, - попытался успокоить собеседника городской маг.
- Но ловить эту мелочь по кустам… Может, их хоть парами за хвосты связать?
- Это будет весело! – Ваниш подхалимски хихикнул и неожиданно спросил: - Лэр Дориан, а если я достану еще одного пыжика, вы… не порекомендуете меня вашим друзьям?
- Тоже хочешь попытать свои силы в охоте? – понимающе уточнил Дориан. – Что ж, приходи с добычей, а там посмотрим…
Звук отодвигаемого стула заставил Лику отскочить от стены. Девушка торопливо скрылась в ближайшую подворотню и схватилась руками за голову. «Дориан охотится на пыжиков и снегуров! – бились в голове панические мысли. – Но это же просто… это просто убийство! Он не может!.. Я должна как-то его остановить!»
Но Лика прекрасно понимала, что ничего она сделать не сможет. Не пойдет против жениха, не станет вносить разлад в семью. Потому что семья – прежде всего, а Дориан – каким бы он не был, потомок Кеона, значит, по умолчанию прав.
- Лэри, с вами все в порядке? – какая-то добросердечная женщина тронула Анликку за плечо.
- Я не лэри, ясно вам?! – неожиданно огрызнулась Лика. – Я не такая, как они!
Женщина испуганно отшатнулась, и аристократке стало стыдно.
- Извините, - вздохнула она. – И… я тороплюсь. Простите.
Потом Лика даже под угрозой смертной казни не могла вспомнить, как добралась до таверны Хизер. Но, обнаружив себя стоящей у знакомых ворот, постаралась сделать невозмутимое выражение лица. Семья – прежде всего. Кеоны всегда правы.

0

186

В пристройку Ингрид зашла первой, на ходу оценивая обстановку. Дан выглядел озабоченным, сидящий у него на плече Кактус - сердитым, зато Тай была неестественно счастлива - она влюбленно смотрела на фамилиара и глупо улыбалась. Это не понравилось мэстрэе, вновь всколыхнув ее подозрения о привороте.
- Здравствуйте, мэстрэ, лэри Тай. Привет, малыш.
- Ингрид... - обрадовался Дан, - как ты вовремя, а я уже собирался посылать за целителем!
В этот момент в комнату вошел Робин, который аккуратно вел под руку снегуру.
- Клиса? Что с тобой? – нахмурился маг.
Та безучастно молчала. Робби осторожно усадил ее в кресло.
- Встретили случайно на улице, - коротко пояснила Инни. – И снова какой-то амулет. И мне бы очень хотелось знать, кто его сделал, - подчеркнуто холодно добавила магиня.
- Я, пожалуй, пойду, - Робин тихонько повернулся к двери, не желая мешать – здесь могли помочь только маги.
- Уходишь? Я с тобой, - расстроенный Тусик, не спрашивая согласия гранта, метнулся к нему на плечо, желая оказаться подальше от Тай: – Мы вас в таверне подождем, ладно? За нашим столиком. И немного перекусим… заодно.
Ингрид, не глядя, кивнула. Дан настороженно посмотрел на Тай. Та встрепенулась, глядя вслед Робину, уносящему хомячка, но маг был начеку и жестко придержал ее за руку:
- Он скоро вернется, у него срочные дела, подожди пару минут.
Ингрид, склонившись над Клисой, провела несколько манипуляций, вводя снегуру в сон, и довольно кивнула.
- А теперь я бы хотела осмотреть Тай, - продолжила она. – Клиса сейчас в безопасности, хотя и не совсем в норме.
Осматривать долго не пришлось – последствия собственного приворотного заклинания были налицо. Значит, всё-таки Пат. Магиня сквозь зубы выпалила пару коротких словечек из студенческого жаргона, и Дан решил, что дело дрянь.
- Всё настолько плохо? – обеспокоенно спросил он.
- Ерунда, сейчас всё сниму. Булавка была?
Маг кивнул.
- Давайте ее сюда. Дан... – Инни замялась. – У меня к вам будет серьезный и срочный разговор. Но сперва - пациенты.
Мэстрэ молча наблюдал, как работала Ингрид - сначала корректировала пси-поле проводницы, попутно удивляясь необычным связкам и сгусткам чужеродного воздействия, которые сидели в поле как родные. Как жаль, что сейчас опять нет времени! Рассмотреть бы подробнее, что там наворочено. Какая интересная сцепка… Но не сейчас. Сейчас главное – убрать последствия проклятой булавки. Одно радует: воздействие популярных в студенчестве приворотов - поверхностное, оно не затрагивает глубоких слоев поля. Да и заклинание ей хорошо известно. «Уж куда лучше!», - снова обругала себя мэстрэя.
Тай, конечно, удивленно моргала и не очень понимала, что с ней происходит, и почему она вдруг переместилась с ярмарочной площади сюда. Пришлось потратить немного времени на объяснения и только потом, отправив Тай полежать в другой комнате, приступить к лечению Клисы. Со снегурой пришло повозиться дольше, но и тут ничего непоправимого, к счастью, не произошло – действие амулета было вовремя прервано. Дан стоял рядом и внимательно фиксировал в памяти те действия коллеги, который успевал уловить и понять.
Наконец, закончив свои манипуляции, мэстрэя облегченно вздохнула:
- Сделано! Дан, посидите с Клисой, пожалуйста, пока я проверю свою вторую пациентку, - попросила она. - После лечения она должна была почувствовать усталость и заснуть, но, все равно, надо взглянуть.
Маг кивнул, и Инни поспешила в спальню, где ее ждал только сквознячок, нахально играющий с занавесками распахнутого окна.
- Нет, ну, вы подумайте! – рассердилась Инни. – После такой встряски лежать надо, а Тай куда-то понесло!
За окном качнулась ветка малины, на кончике которой приплясывала Козявочка.
- Инни, она там! – пыжик явно волновалась. - Спит, сучит лапами и повизгивает.
- Лапами? - мэстрэя выглянула в окно: шипастые ветки малины выглядели недружелюбно. Магиня растерянно посмотрела на Козявочку. Пыжик задирижировала лапками, засвистела, закурлыкала, ветки послушно поднялись, и вдоль стены дома открылась узкая тропинка. Инни выглянула в окно - земля была не так уж далеко.
Когда мэстрэя добралась до лежащей росомахи, та уже успокоилась. Обрадованная Козявочка уселась на землю рядом с большой лохматой головой и, не прекращая посвистывать, начала тихонько гладить Тай по носу. А Инни с любопытством рассматривала когтистые лапы, длинный, явно волчий, хвост, выглядывающий из-под праздничной юбки Тай, и лопнувшую на спине блузу.
Зрелище было интересным, в другое время магиня рассмеялась бы и попыталась рассмотреть получше, но сейчас ее больше волновал ментальный фон пациентки. Быстрый осмотр показал, что Тай просто спит здоровым, хоть и немного беспокойным сном.

0

187

Тай лежала в спальне и прислушивалась к тому, как в гостиной Инни работала с Клисой. Бедной девочке, похоже, досталось куда больше, чем любовь к Тусику. У проводницы защемило сердце. Тусик, такое смешное и милое создание…Умом она понимала, что эта любовь была наваждением, но часть ее все еще не избавилась от этого чувства.
В открытое окно легкий ветерок принес запах малины, и Тай захотелось растянуться на земле где-нибудь в тихом местечке. Отрешиться от всего, выкинуть из головы эти глупые мысли, навеянные колдовством...
Колючки малины бессильно скользили по плотной, слегка курчавой серебристой шерсти, стремительно покрывавшей все тело. Тай и сама не заметила, как перешла в третью, звериную ипостась и соскользнула с подоконника. А вот и замечательный, уютный уголок. Ветки малины, опираясь на стену дома и забор, образовали маленький шатер, наполненный ягодным ароматом.
«Вот и хорошо, не поломаю малинку, а то пыжик расстроится», - думала Тай, устраиваясь поудобней. Настроение было непонятное. С одной стороны, хотелось рычать и скалиться, а с другой - ласкать, гладить мягкую шерстку. Чтобы отвлечься, надо было подумать о чем-нибудь серьезном. Проанализировать какую-нибудь проблему. Какую – совершенно не важно. Главное - сразу не заснуть, а то понесут ножки, не разбирая дорожки. Вот у Тусика лапки совсем коротенькие, ему, бедному, наверное, бегать неудобно...
«Да, - одернула себя Тай, - последний раз я так влетела лет двадцать назад, когда брат попросил последить за молодежью на вечеринке… Им приспичило пойти купаться ночью в озере, и юный маг наложил на мирно «дремлющую» меня заклинание сна, чтобы не мешала веселиться. Тогда меня сразу свалило. Ну, купаться им перехотелось! Куда интересней оказалось смотреть, как тетушка вспрыгивает на подоконник, выбирается на карниз и, весело хихикая, марширует до соседнего балкона. А затем взбирается все выше и выше, до самой балюстрады донжона. И только там успокаивается, усаживается, обнимает каменную птицу и мирно засыпает до утра. Причем спускается к завтраку отменно отдохнувшая и грозит пальчиком что-то смущенно лепечущему недоучке. На меня вообще магия странно действует, так что, как потом объяснили, произошло «мгновенное замещение сознания». Мальчишка-то шарахнул заклинанием от всей души. Счастье, что не произошло мгновенного замещения ипостаси! Вот бы народ повеселило лазанье огромной кайры по балконам и крышам. Для кайры это не высота. А вот для Тусика… Он такой крошечный, а Дан его в капюшоне таскает...»
Тай вздохнула и перевернулась на другой бок.
«Так, разберемся, что ли, с хоно? Как там меня учили? Северные оборотники-волки, самоназвание «хоно». Живут в среднем восемьдесят пять-девяносто лет, долгожители дотягивают до ста двадцати. Так что, я, по их меркам, вполне себе молодая су... хм, лэри. А паренек с ярмарки и вовсе волчонок. Учуял, что я - ни Хозяину жертва, ни Санте костыль. Дед-шаман, небось, его в преемники готовит, иначе парень не знал бы таких подробностей, молод еще. А этот глазастый, прям, как Тусик. Тоже сразу зрит в корень...
Ладно, оставим это.Вот почему я на его маму похожа? Потому как сходства просто так не бывает. Правда, встречаются просто двойники, хотя и редко. Или мы – родственники? Но учитывая мою волчью половину, чем Хозяин не шутит. Так, родня или нет - выясним попозже. Или не выясним. Это, как повернется».
Тай и не заметила, как успокоилась. Глаза закрылись, и она заснула, положив морду на вытянутые лапы. Ей снилось, что она бежит по речному мелководью. Солнце отражается в воде и в брызгах, летящих из-под лап, слепит глаза. Тело звенит от радости легкого бега, а чуть сзади топот копыт заглушает радостный крик брата. Они снова молоды и беззаботны. Прозрачная вода речки смывает и уносит из головы звенящую пустоту, чувство стыда за глупое поведение, раздражение и злость. А из кармана рубахи весело верещит Тусик…
Разбудили Тай гладящие морду маленькие лапки. Тай шевельнула носом, ноздри защекотал запах спелой малины. Маленькие лапки перебрались выше и дотянулись до ушей.
- Она не обидится, если я ее поглажу? - шепотом спросила Ингрид.
- Не знаю, - Козявочка тоже говорила шепотом. - Я и сама в первый раз. Она такая жесткая…
«Вот чудные», - улыбнулась Тай про себя. - «Чего обижаться, когда гладят? Не бьют же…», - ей было легко, как во сне, и хотелось смеяться. Что она и сделала.
- Ой, - смутилась Ингрид. Она застыла, погрузив пальцы в жесткую шерсть. Конечно, опытный ученый и дипломированный маг-практик попадала в разные ситуации, но гладить оборотника ей еще не доводилось. Как и наблюдать внушительный набор белых зубов в растянутой до ушей пасти рядом с собственным коленом. Все это несколько нервировало.
- Слушай, будь человеком, почеши спину между лопатками. Мне самой никак не достать! - глотка зверя с трудом производила звуки человеческой речи. Инни не сразу поняла слова, больше похожие на взрыкивание, а когда поняла, облегченно улыбнулась и принялась изо всех сил чесать спину Тай в прорехе рубахи.
Оборотница довольно потянулась, перевернулась на спину, и уже через несколько мгновений перед удивленными зрительницами сидела привычная Тай.
- Спасибо, милая, - Тай ласково прикоснулась к лапке Козявочки, взглянула на свою юбку и охнула. Подвигала плечами, попыталась извернуться и посмотреть себе за спину. - Так, теперь придется отдавать перешивать…
- Да, что ты переживаешь, она же у тебя не последняя, - слегка улыбнувшись, отмахнулась Инни. Уж больно забавно выглядела Тай, пытающаяся изобразить змею.
- Не последняя, но любимая. Пошли-ка назад, пока за нами розыскную партию не снарядили.
Под окном Тай подставила магичке сложенные руки, забросила ее на подоконник и следом залезла сама.
- Мы дома, - пропела она тоном домохозяйки, вернувшейся с дочерью с рынка. Но, увидев возмущенное лицо Дана, спрятала улыбку, - и с нами все в порядке.

0

188

Оставив Клису и Тай отдыхать, Дан провел Ингрид в свою комнату.
- Ты хотела поговорить наедине, - распахнул он дверь, - пока это возможно только здесь. Ярмарка, шмысь ее... Заказать чай или кофе?
Но Ингрид была настроена решительно.
- Нет. Сначала разговор. И прошу вас, мэстрэ, вопросы задавать после того, как я закончу, - попросила она Дана. – Как на докладе в Университете, ладно? Не то я собьюсь.
Дан хотел отшутиться, что сегодня уже сомневается, кто бы у кого зачеты принимал, но, взглянув на сжатые кулаки и нахмуренные брови мэстрэи, понял, что разговор предстоит серьезный и не совсем приятный.
Ингрид зажмурилась, набрала воздуха и - на одном дыхании, четко и подробно - рассказала коллеге все о визите старого приятеля Пата. И сам разговор, и то, как выглядел и вел себя маг-неудачник.
- Тааак... – протянул Дан, которому вовсе расхотелось шутить. – Но это, как я понимаю, не всё?
- Нет, - вздохнула Инни. Сейчас она выглядела уставшей и растерянной. Взрослая и уверенная в себе мэстрэя псионики казалась прежней студенткой, у которой никак не складывались отношения с магией Воздуха, выбранной в дополнительные дисциплины.
- Понимаете, Дан, это правда, я сама убедилась, что булавка – это дело рук Пата... по крайней мере, как посредника. Но я бы не хотела осуждать его, не зная точно... Но еще Робби сказал... – магиня смутилась, подошла к столику и попыталась налить себе воды из кувшина, но руки почему-то плохо слушались.
- Инни... не волнуйся, прошу тебя. Ты же сама понимаешь, что это очень важно? Обещаю тебе не делать поспешных выводов, – заверил ее воздушник, сам налил воды в кружку и протянул девушке. - Что сказал Робин?
Та сделала глоток, глубоко вздохнула и продолжила:
- Понимаю, иначе бы не заговорила об этом. Робби... Он недолюбливает Пата... и, кажется, я начала понимать, почему. Впрочем, вот это и, правда, неважно. Важно то, Робин подозревает его в поджоге дома Лэмюэля.
Дан помолчал.
- Ты очень не хочешь в это верить, так ведь? Я вспомнил об этой истории сразу, когда ты напомнила мне о специальности Патрика. Но пока нет доказательств – у нас к нему только одна претензия, хотя и весомая.
Ингрид вздохнула:
- Но он же мог не знать, для чего будет использована булавка?
Дан горько усмехнулся. Самое трудное - терять веру в друзей. Иногда ужасно не хочется верить в очевидное.
- А зачем бы он тогда лгал тебе?
- А... если он ее потерял? – Инни уже сама понимала, что цепляется за воздух, но вдруг…
Мэстрэ прошелся по комнате, подошел к окну и резко повернулся к ученице.
- Нет, - твердо ответил он. – Это не тот случай, ты сама прекрасно понимаешь. Не всякий догадается, что это за булавка, даже если бы нашел её случайно. Тем более, что предназначалась булавка не скромной проводнице, а богатому олигарху из Демо… Да, мальчишка сказал, что его наняли уколоть Лэма. Причем сделал это некий тип в зеленой куртке, невысокий, сутулый, с темными волосами...
- Ох, Дан....
- Пат – твой давний приятель, я понимаю, - Дан неловко погладил бывшую ученицу по плечу, - ты хорошо помнишь его таким, каким он был в Университете, и не хочешь верить в то, что он способен на подлость… Я тоже предпочитаю верить в людей и не люблю подозревать в них сволочей, уж прости за грубость. Но вот не всегда получается. К сожалению. Но я обещаю тебе, что в любом случае сначала все тщательно проверю. И, рассказывать о Пате пока никому не стану, особенно этому вспыльчивому олигарху. И Астру попрошу. Хотя я очень волнуюсь за своих друзей: и за него, и за тебя, кстати, тоже…
- Спасибо, мэстрэ, - смущенно улыбнулась Ингрид, - я тоже волнуюсь, особенно за Кактуса. И меня очень беспокоит не только Пат. Самое неприятное – что против нас работает сильный псионик. Амулет, который я сняла с Клисы, сработан мастером. Почерк мага мне незнаком, и я не знаю, чего от него еще ожидать. Я поэтому хотела бы остаться с вами до тех пор, пока все не прояснится. Мы с Робином остановились у мэстрэ Хурга, и если что…
- Ну что ж, я не имею права, да и не хочу отказывать тебе, то есть вам, - кивнул Дан. – И очень ценю вашу помощь. А что там с первым амулетом?
- Увы, хоть мне и неприятно это признавать, но в первом я так и не разобралась до конца, - нахмурилась Инни. Мэстрэя очень не любила загадок, которые не удавалось разгадать. - Он довольно стар, я уверена, но ничего подобного в литературе не описывалось – либо это единственный экземпляр, либо остальные никогда не попадали в руки исследователям. Еще мне кажется, что в условиях современной магии он может вести себя иначе, чем во время создания. Маг, создавший его, не мог предвидеть, что его амулету придется взаимодействовать с новыми заклинаниями. Может, потому он и начал проявлять свойства, которые в него изначально не закладывались. Если бы удалось прояснить личность мага, его создавшего – может, я смогла бы сказать что-то более определенное. А так – ничего нового, кроме того, что я увидела еще тогда.
- Жаль, - огорчился Дан. - Эффект был очень интересным, и если бы его удалось понять и использовать при создании артефактов… Но ты и так сделала все, что могла, и даже больше – ты вылечила Тусика!
- Да, как я могла забыть! – спохватилась магиня и заулыбалась, как всегда, когда вспоминала о непоседливом фамилиаре. – Как он себя чувствует?
- Превосходно, – Дан встал, понимая, что сложный разговор закончен. - У него хороший аппетит и язвительное настроение, сейчас сама убедишься. Давай спустимся вниз – у Хизер есть отличнейший кофе, и она, представь себе, умеет с ним правильно обращаться.

0

189

Лэм валялся с ногами на постели. По комнате он сегодня уже бродил, так что никаких других дел в этом замкнутом пространстве у него не наблюдалось. Нет, конечно, можно было спуститься в зал, узнать, что там с Тай. Но было как-то неловко лезть в дамские проблемы. Он уже научился понимать мага с полуслова – мэстрэ явно намекал, что проводницу кто-то заколдовал. Ну что же, Дан в этом деле – профессионал, пусть он и разбирается. А пока…
В этот момент в дверь номера постучали. Лэм подскочил – на пороге стоял тот самый седой мастер, продававший деревянные игрушки, с огромной корзиной в руках.
- Мы так и не договорили, - проворчал он. – А где вы живете, вы мне сами сказали.
- Проходите, пожалуйста, - Лэм радостно улыбнулся. – Присаживайтесь. Так на какой сумме мы остановились? Впрочем, - он вытащил кошелек, - если вы мне расскажете про Острова…
- Что вы все про эти Острова? – нахмурился мастер.
- Ну, если вы мне скажете, что такие чудеса можно создать, ни разу не выходя в море и ни разу не побывав на Мадеин…
- А вы тоже там бывали? - недоверчиво произнес седой.
- Был, еще совсем мальчишкой, - отозвался Лэм. – Всего один раз. Ходил юнгой на «Красавице-демонессе».
- Ясно, - понимающе кивнул мастер. – А я служил на конвоире. Вы шли торговать, а мы вас от пиратов охраняли. Вот там я всего этого и насмотрелся, этих элефантов и прочих. А потом… списался на берег, женился на северянке и уехал сюда.
- Куда, сюда? – уточнил Лэм. – В Плутовские Пристенки или остались в Демо?
- А какая разница? – удивился седой. – Пристенки – они едины. Это власти да жрецы границы ставят. Так что, берете товар?
- Конечно, беру, - Лэм достал деньги и рассчитался. – Ну, что, может, отметим удачную сделку? – улыбнулся он.
Мастер замялся:
- Я не знаю. Хотя Хизер делает такую яблочную настойку... Но только одну рюмочку! Я жене обещал!
В саду посетителей было уже не так много, нашелся и свободный столик в беседке. Мастер не обманул: и яблочная настойка была хороша, и пригубили они всего по одной рюмке. Однако седой, наконец, оттаял и принялся рассказывать. Впрочем, Лэм тоже не остался в долгу. Одна история следовала за другой. О том, как сошедшие на берег матросы устраивали вечеринки под пальмами и катались на элефантах; о диковинных растениях – пожирателях птиц; о нападении пиратов на караван и о танце альбатросов над волнами…
Седой мастер уже ушел домой, а Лэм все сидел за столиком и мечтательно крутил в руках пустую рюмку. В реальность его вернул голос лэри Хизер:
- Так чего вы все-таки хотите, лэр? – хозяйка была явно недовольна. – В той стороне таверны находится частное владение одного очень влиятельного постояльца. И посторонним туда вход закрыт.
Лэм оглянулся. Неподалеку стоял тип в модном малиновом фраке и с изящной тросточкой, а рассерженная Хизер преграждала ему путь к пристройке Тай.
- Я же вам говорю, я заблудился, - с гонором возразил тип. Его голос показался Лэму знакомым. Он пригляделся повнимательнее. Ну, конечно же!
- Слай, что вы тут делаете?
Спорщики обернулись. Действительно, рядом с хозяйкой стоял Слай, это «ходячее проклятье» в оранжевом галстуке.
- Лэм, - губы Слая расплылись в улыбке, и он направился к беседке, - наконец-то я вас нашел.
- Это ваш знакомый, лэр Лэмюэль? – с недоверием спросила Хизер.
- Увы, да, - улыбнулся Лэм и отвесил поклон. – Ну, раз вы меня искали, Слай, тогда присаживайтесь. Пожалуйста, лэри, прикажите подать за мой столик чистый прибор.
Хизер еще раз смерила взглядом странного посетителя и ушла.
- Какая-то подозрительная тут хозяйка, - пробормотал Слай сквозь зубы, усевшись и забросив ногу на ногу. – Сразу видно – провинция.
- Что же, рассказывайте, кого вы ищете в этой забытой Санта-Болтой таверне, дорогой Слай, - тот было хотел возразить, но Лэм не дал ему такой возможности. - Естественно, не меня.
- Мой друг, это… - замялся Слай, оглядевшись по сторонам, - очень серьезное дело.
- Правда? - усмехнулся Лэм. – Ну, тогда нам никак с ним не справиться без яблочной настойки. А вот и рюмка…. Угощайтесь, Слай. Нет, полную и до дна. Правда, хороша? Так кого же вы ищите?
- Снегуру, - на выдохе выпалил Слай, не прекращая хватать ртом воздух.
Яблочная настойка была действительно хороша. Ибо в один момент все ее последствия выветрились из головы олигарха.
- Ко-го? – не веря собственным ушам протянул Лэм.
- Снегуру, мой друг. Это такой нелюдь… откуда-то с севера. Синюшная и с белыми волосами. Считает себя девицей, - презрительно усмехнулся Слай. – Насколько известно, она в городе тут одна такая и приблудилась именно в эту таверну. Наверное, здесь подходящий корм для этого существа.
- И зачем вам, человеку утонченному, нужна такая дикарка? - Лэм говорил медленно, взвешивая каждое слово, а на лице его застыла легкая улыбка.
- Вы себе не представляете, до чего она мне нужна… - пробормотал Слай. – Выиграть пари – это для меня дело чести. Впрочем, что мы все обо мне и обо мне? Лучше расскажите, мой друг, - он наклонился поближе к Лэму и тихо произнес, - как прошла ваша экскурсия в Обменник? Удалось пощекотать нервишки?
- Вы же видите – я здесь и прекрасно себя чувствую, - Лэм постарался, чтобы в голосе прозвучала нотка хвастовства. - Не буду вдаваться в подробности, но прогулка того стоила. Только это – дело прошлого. Душа просит новых впечатлений. Кстати, хороший тост. Нет, не отнекивайтесь, Слай. За новые впечатления!
- За новые впечатления? – с сомнением произнес Слай. Впрочем, вторая рюмка настойки вошла в него легче, чем предыдущая. Он откинулся на спинку стула и чуть ослабил свой оранжевый галстук. – Впрочем, это можно осуществить. С помощью той самой снегуры. Что вы о ней знаете, мой друг?
- Да ничего особенного. Живет себе в пристройке у какой-то странной особы.
Слай кивнул головой и недовольно поджал губы.
- Правда, ее часто навещают маги, так что туда лучше лишний раз не соваться. И вообще, далась вам эта снегура, - отмахнулся Лэм, - зачем вам она?
- Она… - прищурился Слай, - впрочем, попробуйте отгадать. Для чего вообще может пригодиться подобное существо? Вот может ли она быть интересна вам? Ну, хоть в каком-нибудь качестве?
Лицо светского щеголя приобрело какое-то хищное выражение, какого олигарх никогда раньше не видел, а в глазах заблестел азарт.
«Янес сказал, что какие-то богатенькие сыночки обосновались в Пристенках, и что именно они выдают заказы на поимку нелюдей», - голос Астры буквально зазвенел в голове Лэма, и тут же его перебил тонкий говорок Козявочки: «… станешь дичью на охоте…», «…станешь дичью на охоте…»
- Как девица – разумеется, не интересна, - медленно начал Лэм, - разве что как дичь.
Ему редко приходилось играть в карты, еще реже - блефовать, но сейчас он решил рискнуть. И очень хотел промахнуться. Хотел, чтобы приятель в ужасе замахал руками, и можно было загладить это оскорбление рюмкой настойки и рассказать ему обо всем, что произошло за последние дни.
- Я не ошибся в вас, мой друг, - довольно прищурился Слай, - вы - тот человек, что мне нужен.
«А вот я ошибся, когда протянул тебе руку в первый раз», – мелькнуло в голове у Лэма.

- Ваш гость уже ушел, лэр Лэмюэль? – Хизер подошла поближе к беседке. Сидящий в одиночестве олигарх непроизвольно сжал в кулаке стеклянную рюмку. На стол полетели осколки, перепачканные кровью. Хозяйка, подхватив чистую салфетку, поспешила к постояльцу.
- Ничего-ничего, не беспокойтесь, лэри, это случайность, - бормотал Лэм, пока хозяйка очищала порезы.
- Вам не нужно расстраиваться из-за подобных людей, - строго произнесла Хизер. – Мне этот человек с первого взгляда не понравился. Какой-то он подозрительный.
- Вы правы, лэри Хизер, а я поздно это понял. Надеюсь, что еще не слишком поздно… - Лэм задумался. – Скажите, лэри, я могу рассчитывать на вашу помощь?
- Разумеется, - подтвердила та.
- Я прошу вас организовать за мой счет небольшой ужин в пристройке у лэри Тай. Для всех наших, - подчеркнул Лэм, и хозяйка понимающе кивнула. – И еще. Пожалуйста, пригласите их от моего имени, и когда все соберутся, проводите меня так, чтобы никто посторонний этого не заметил.
Если хозяйка и была удивлена подобной просьбой, то вида она не подала.

0

190

совместно с Дракошей и Алькой

Дан проводил Ингрид и Робина, отнес изрядно переевшего от переживаний Тусика отсыпаться и вышел в сад. День заканчивался, постояльцы разошлись по своим делам, а между деревьями мелькали светлые передники служанок. Девушки убирали со столов, весело переговариваясь, но их звонкий смех только раздражал мага. Ему нужно был подумать – слишком много произошло совпадений. Странный клубок событий закручивался у него на глазах, и важно было поймать правильную ниточку, чтобы размотать его. Он вспомнил про висяк в глубине сада, направился к нему и тут заметил Олафа. Мальчишка, напевая, встряхивал скатерти и быстро складывал их в стопку.
«Вот и еще одна загадка... надо расспросить паренька, что там за свечение», - подумал Дан, и негромко окликнул:
- Олаф! Как освободишься, подойди ко мне, нам надо поговорить.
- Одну минутку, лэр, - Олаф быстро встряхнул последнюю скатерть и поспешил к магу.
- Пойдем-ка к висяку, - Дан развернулся и направился вглубь сада. За деревьями было пусто и тихо, висяк оказался свободен. Маг качнул его, улыбнулся своим мыслям, устроился поудобнее и посмотрел на парнишку.
- Ну, расскажи мне еще раз — как ты нашел ту булавку?
- Но она же светилась! - воскликнул тот, взмахнул рукой и затараторил: - Да так ярко! И цвет у неё другой, не такой как у Тай...
- Погоди, погоди, - остановил мальчика Дан. - Что значит «светилась»? И при чем тут цвет?
Олаф странно посмотрел на мага. Он что, издевается? Парень встряхнул головой и медленно, старательно подбирая слова, начал объяснять:
- Ну, в общем, вы же знаете — многие люди светятся. Разными цветами, кто ярче, кто тусклее. И вещи, и дома. И даже некоторые растения. Вот Лика светится таким золотистым цветом. Вы, мэстрэ, синим. А у Тай - прозрачное золотистое свечение с легкими сиреневыми переливами.
- Погоди-ка, - снова остановил мальчика Дан и замолчал, задумавшись. - Так каким цветом свечусь я?
- Синим. И довольно ярко, - кратко ответил Олаф. До парня вдруг стало доходить, что дело явно не в усталости магистра.
- А остальные?
- Наши? - Олаф даже не заметил некоторого панибратства в своём вопросе.
- Да. Ты говорил — Лика золотистая?
- Да. А лэри Ингрид — сиреневая. И она сама, и её дом, и даже сад...
Дан кивнул и задумался. Олафу даже показалось, что маг задремал. Но тот вдруг открыл глаза и спросил
- А остальные люди? Не маги?
- Что значит — не маги?
- Ну, вот хозяйка Хизер? Гости таверны? Или сотник позорников?
Олаф молчал. Но не потому, что не знал ответа — в его голове испуганными шмысями мелькали обрывки мыслей. «Как светятся другие... Не маги! Это что же получается — то, что он, Олаф, видит, это цвет магии? И это видит он один? Ведь никак по-другому нельзя расценить вопросы Дана».
- Мэстрэ, это что же получается? Я вижу магию? - замирающим голосом спросил Олаф и уставился на Дана круглыми глазами.
- Да, получается так.
- А вы тоже видите? - перебил мага Олаф.
- Нет. Похоже, это видишь только ты.
- Я?! - срывающимся голосом переспросил мальчик. - Только я?
Он с замирающим сердцем ждал подтверждения своей способности от мага, и Дан кивнул:
- Да. Только ты.
- И больше совсем никто? Даже вы?
- Ну, за всех я не могу отвечать, - маг вроде и не улыбнулся, только морщинки у глаз стали чуть заметнее, - но я – точно не вижу. И из моих знакомых – тоже никто.
- Значит, я один такой? Видящий? – не мог поверить Олаф, - И что мне теперь с этим делать?
Маг откинул голову и прикрыл глаза. Надо же, как интересно... похоже, и в Пристенках есть свой видящий. Мальчишка и не знает, что в Демо таких, как он тщательно разыскивают для службы в монастырях… А, может, и хорошо, что не знает. Нет уж, пусть истории об охоте на магов в Демо ему рассказывает кто-нибудь другой. Вот чем-чем, а трудоустройством видящих Дан точно заниматься не собирался. А тем более, когда вокруг такая свистопляска.
- Что делать? – он открыл глаза и посмотрел на сияющего Олафа. – Да ничего не делать, жить как жил. Ты же не сегодня начал видеть цвета?
- Так я не знал, что я один такой, - попытался объяснить Олаф. – Я думал, все так. А оказалось…
- И что это меняет? - удивился Дан. И снова замолчал, погрузившись в свои мысли, вспоминая, что знал о видящих. Впрочем, знал он мало, в курсе магии их упоминали только в обзорной лекции. Ладно, потом надо будет еще посмотреть книги в Университетской библиотеке, там должны быть и специальные труды...
Олаф потоптался возле висяка, но Дан, казалось, не обращал на него никакого внимания. Мальчик резко развернулся и пошел прочь. Ему вдруг стало обидно, что Дан так вот обошелся с ним. Но обида мелькнула легкой тенью и тут же растаяла — он, Олаф, не такой как все. Он, единственный из всех, видит магию!

Лика сидела на низко растущей ветке старой яблони, прислонившись спиной к стволу, и пыталась заставить себя ни о чем не думать. Хотя бы ни о чем, если уж о хорошем не получается.
- Вот ты где! - неожиданно услышала девушка веселый голос Алисы. - А ты знаешь, что Клиса нашлась?
- Теперь знаю, - Лика постаралась улыбнуться. «Надо вести себя как обычно, - убеждала она себя. - Я же смогу, да?»
К счастью, демонессе было не до чужих переживаний.
- Ее Ингрид привела, - пояснила она, рассматривая дерево: «Вот интересно, а есть ли у яблони свой пыжик? Ну, вот как у малины - малиновый пыжик, а у яблони непременно должен быть яблоневый. Вон, какое дерево красивое выросло».
Неожиданно в листве что-то блеснуло. Алиса присмотрелась:
«Показалось, наверно. Да нет, вот снова, теперь поближе».
Алиса по-кошачьи следила за передвижением интересного пятнышка. Ближе, еще ближе и вот, на кончик ветки уселся большой жук, и солнечные лучики заиграли на его изумрудном панцире.
- Лика, Лика, смотри, какой красивый! А как сверкает, словно в драгоценных камнях весь. Хочу себе такого!
- Зачем тебе?
- Как зачем?! Ты его заколдуешь, и будет как брошка на платье. Да они все обзавидуются! - мечтательно протянула Алиса. - А так будет у меня жить. Ну, ведь бывают домашние тараканы, так почему бы не быть домашнему жуку? Ты ведь можешь так? Давай его поймаем.
- Вот поймаешь, тогда и заколдую, - ответила Лика, которой было совершенно не до жука, даже самого распрекрасного на свете. Она спрыгнула со своей ветки и пошла прочь.
- Ну и ладно, я его сама поймаю.
И Алиса стала подкрадываться к своему сокровищу.

Олаф отошел подальше от задумавшегося мага и заскакал между деревьями, как в детстве. Его переполняли радость и ожидание чего-то необыкновенного. «Да! Все изменится! Я не такой, как все! Может быть, даже не такой, как маги! Ведь Дан сказал — только ты, значит, то, что я умею, не просто редкость, а исключительность! Вот это да! Я теперь могу, могу...». Замечтавшись о грядущих возможностях, Олаф зажмурил глаза и тут же поплатился - старая яблоня остановила парня толстой веткой, об которую он и треснулся со всего маху лбом.
- Олаф, - возмущено зашипела Алиса. - Ты его спугнул. Нет, точно, улетела моя брошь.
- Какая брошь? - недоуменно спросил Олаф.
- Жук, такой красивый, как драгоценный камень.
- А, жук, - протянул Олаф. Она что, жуков никогда не видела? - Ты лучше послушай, что я узнал...
- Вот ты где прячешься, - пробормотала Алиса, заметив жука под листьями, - никуда ты от меня не сбежишь.
- Да оставь ты этого жука! Послушай, мне только что Дан сказал, что я не такой, как все...
- Олаф, - сердито зашипела Алиса, - давай ты все потом расскажешь. А пока не будешь мне мешать.
- Я тебе хотел... Я к тебе, а ты... Жука какого-то ловишь. Эх, ну и ладно! – с обидой выпалил парень, развернулся и убежал.

0

191

На Пристенки неслышно опускались сумерки. Легкий ветерок шелестел листьями яблони и приятно овевал лицо. Вместе с сумерками в сад пришла тишина: гости ярмарки отправились на площадь, где в честь открытия обещали устроить представление. Дан усмехнулся – в столице его бы непременно попросили погонять тучи или подрядили на обязательные магические фокусы. Но здесь, в Пристенках, слава Санта-Болте, он был всего лишь одним из гостей. Ему не обязательно веселить толпу, можно просто посидеть в уютном висяке и подумать. Снова и снова попытаться ухватить за ниточку этот странный клубок, в котором мелькали некий неизвестный стрелок, раненая снегура, исчезающие нелюди, попавшийся в ловушку пыжик, беспринципный маг огня, старинный амулет, вспыльчивый олигарх и повышенное внимание позорников к визитам в Пристенки наследников богатых домов Империи и магической Республики...
Странная история, то распадающаяся на несвязанные между собой картинки, то вдруг соединяющаяся в одну мозаику, не нравилась Дану. Вся его интуиция опытного путешественника кричала - отойди в сторону, не лезь! А разве он хотел лезть в это? Он и девочку-то не хотел сопровождать... Ладно, что сетовать на судьбу. Теперь нужно думать, как выбираться и заодно вытащить всю компанию, которая как-то незаметно собралась всего за несколько дней пути. Вот уж, воистину, странное место эти Пристенки, столько лет ему удавалось сохранять свою независимость, надо же было тут так влипнуть... Дан невольно улыбнулся, вспомнив свою нечаянную «семейку». Вот, бывает, что просто везет.
Но улыбка быстро сошла с лица мага. Да уж, повезло, ничего не скажешь. Оказаться в центре странной интриги, которую не могут разгадать ни позорники, ни контрабандисты - то еще везение. И что теперь прикажете делать? Как сказать снегуре, что ее папа, похоже, стал дичью на охоте? Где искать логово охотников? Как помешать им расставлять силки на пыжиков? И главное - как сделать все это, не вмешивая детей, которые обязательно попытаются влезть по самые уши...
Если честно, Дан предпочел бы не вмешивать и взрослых. Ну, какая помощь от олигарха с его единственным револьвером против охотников, вооруженных арбалетами? Да и Тай, конечно, опытная проводница, но все-таки женщина. Хотя… Пожалуй, Тай может помочь. Надо потихоньку с ней переговорить, связаться с Клушем, договориться с Инни и попытаться по амулету вычислить-таки организаторов и раздавить это гнездо!
Приняв решение, Дан вырвался из сладкого плена висяка и направился к таверне.
За углом промелькнула Лика. Магу показалось, что девушка, заметив его, резко свернула с пути, словно категорически не хотела встречаться с наставником.
«Так, похоже, еще какие-то проблемы, - огорчился Дан. – Обязательно надо разобраться, но не сейчас, пусть немного успокоится, а вечером…»
Он поднялся в комнату. Утомленный вниманием и многочисленными перекусами Тусик сладко спал на его подушке. Дан улыбнулся, осторожно почесал хомячка за ушком и подошел к окну.
Среди деревьев бледной тенью бродил Верт. Даже с высоты второго этажа было видно: парня что-то сильно расстроило.
«Да что за день такой?! - покачал головой Дан. – Может, они поругались? Сами разберутся? Вряд ли. Надо будет до выхода в лес поговорить с каждым. И еще – хорошо бы Тай попросила Хизер присмотреть за Астрой. И как смыться от Лэма? Хотя... а что, он обязан докладывать каждому олигарху, куда собрался по своим чисто магическим делам? Может, у них с Ингрид ночной шабаш намечается, а Тай берут для компании».
Дан хмыкнул, представив эту картинку. Да, подсознание проговаривается. О деле надо думать, мэстрэ Дан, а не о шабашах с симпатичными лэри.
Все еще с улыбкой он подошел к шкафу, достал свой мешок, чтобы собрать его в дорогу. И тут в дверь постучали.
- Мэстрэ, - Хизер осторожно вошла в комнату и, приветливо улыбнувшись, негромко произнесла, - мэстрэ, лэр Лэм приглашает вас на дружеский ужин. Мы уже накрыли в пристройке лэри Тай. Спускайтесь, пожалуйста.
- Ужин? Лэм? – поразился Дан. - С чего? И зачем Тай гости, она должна отдыхать?
- Ужин – это замечательно, - проснулся хомяк. – А может, не к Тай? Она точно пришла в себя?
- Мэстрэ, я просто передаю вам приглашение, - Хизер кивнула и вышла, словно не желая, чтобы ее расспрашивали дальше.
- Ты что-нибудь понимаешь? – спросил Дан. - Он что, собрался отбыть в Демо и приглашает нас попрощаться?
Фамилиар укоризненно посмотрел на мага.
- Вот злой ты. Тебя на ужин приглашают, а ты сразу человека начинаешь обвинять непонятно в чем. За что ты его так не любишь? Олигарх как олигарх...
- Угу, много ты олигархов видел, - пробурчал Дан, но разочарование не отпускало. Неужели, действительно, просто возьмет и уедет?

0

192

Общий пост

Лика увернулась от встречи с Даном, немного посидела у виноградника и почти поверила, что ей удастся спокойно добраться до своей комнаты, но на крыльце чуть не столкнулась с Хизер. Прыгать со ступенек в кусты было глупо, пришлось вежливо кивать и изображать жуткую спешку.
- Лэр Лэм приглашает всех на дружеский ужин, - сообщила хозяйка кратко. - Мэстрэ Дан уже пошел.
"И какой шмысь принес сюда этого олигарха?- мысленно зашипела Лика. – Еще ужины устраивать вздумал!"
Однако вслух девушка, само собой, ответила иначе:
- Спасибо, что сказали, лэри Хизер. Куда мне идти?
- В комнаты Тай. Думаю, все уже собрались.

В пристройке, и правда, собрались все. Кроме самого олигарха. Но настроение у приглашенных на ужин было не самое радужное. Лика быстро нырнула в дальний угол, стараясь сделаться незаметнее. И уже оттуда увидела и тревогу Клисы; и расстроенное лицо Верта; и смущение Тай, которая, кажется, впервые за время знакомства стеснялась своего высокого роста; и недоуменное удивление Астры, привычно старавшейся показать, что ей-то совершенно все равно, зачем это Лэм пригласил всех на ужин. Даже Козявочка, осторожно пробравшаяся в пристройку, тихонько присела на подоконник, старясь не привлекать к себе внимания. Пожалуй, радовались предстоящему событию только Алиса и Тусик.
Через несколько минут в комнату вошел Лэм. И, взглянув на его сосредоточенное лицо, Лика поняла, что предчувствие ее не обмануло. Вот чего - чего, а веселого праздничного ужина сегодня не будет точно.
- Добрый вечер, - сухо поздоровался Лэм. – Я рад, что вы все собрались.
- Собрались-собрались, - Тай смерила олигарха недоверчивым взглядом, - и, между прочим, сгораем от нетерпения. Что это ты затеял? Это, что – прощальный ужин?
- Да, в некотором роде. Я прощаюсь со своими иллюзиями, - горько улыбнулся олигарх. - Впрочем, это – сугубо мои проблемы. Мэстрэ, я могу вас попросить? – Лэм повернулся в сторону Дана. – Не могли бы вы установить тут купол, как тогда, в саду? Чтобы нас никто не подслушал. Мне необходимо кое-что рассказать. А ужин – как вы понимаете, это лишь предлог.
- Что значит – «предлог»? – возмутился Тусик. – Такими вещами не шутят! – и он стащил из тарелки целую горсть орехов.
- Помолчи немного, - маг серьезно взглянул в глаза олигарху. – Это действительно нужно?
- Ну… - протянул Лэм. – Возможно, я перестраховываюсь, но не помешает.
- Хорошо, - отозвался Дан. Он сосредоточенно обвел взглядом комнату, чуть задержав его на окне, и пыжик почувствовала, как упругая стена воздуха возникла у нее за спиной, подтолкнув ее поближе к дивану.
- Сделано, - кивнул маг.
Олигарх присел к столу.
- Что же, позвольте, я начну. Несколько дней назад, здесь, в Бэмце, я повстречал моего… приятеля, - последнее слово Лэм буквально выплюнул, - лэра Сильвестра Кворроу. В свете его все знают как Слая.
Тай кивнула.
- Обычный бездельник, - продолжил Лэм, - сын министра без портфеля, основное занятие – тратить время даром.
- Это тот, который разъезжает по городу в фаэтоне? - прервал его Дан. - И выбирает одежду каких-то несочетаемых цветов?
- Он самый, - горько усмехнулся Лэм, - особенно он любит оранжевый. Даже своих слуг нарядил в оранжевые ливреи. Так вот, при нашей прошлой встрече он довольно презрительно отозвался об этой таверне. Однако сегодня матушка Хизер застала его здесь, под окнами пристройки. Нашей хозяйке не понравилось такое нарушение права собственности, и она вывела его в сад, где как раз сидел я. Пришлось пригласить Слая за столик и влить в него четыре рюмки яблочной настойки, которую делает лэри Хизер. Впрочем, настойка дала свои плоды, и Слай мне кое-что объяснил. Его интересует Клиса.
Снегура недоуменно вскинула голову.
- И он тоже? - не сдержался Верт.
- И зачем же ему Клиса? – с подозрением спросил Дан.
- Он предложил мне угадать, и мне это удалось. Для охоты. В качестве дичи, - голос Лэма, казалось, замерз.
- Что это значит? – в наступившей тишине голос Клисы звучал, как гонг в храме. – У вас здесь, что, принято охотиться на снегуров?
- Успокойся, девочка, - Тай подсела к ней поближе и попыталась обнять за плечи.
- Нет, лэри, - голос Лэма слегка дрогнул, словно он с трудом сдерживал эмоции, - это – не принято. Только вот … нашлись же … люди….
- И вы все знали? Давно, с самого начала? И мой отец там? Вы еще у Ингрид не удивились, что он «станет дичью на охоте», – снегура сжала зубы. – И вместо того, чтобы освободить отца, или хотя бы рассказать мне, вы…
- Стоп, не торопись обвинять - маг поднял руку, и снегура заставила себя замолчать. - Мы, к сожалению, ничего не знали. С некоторых пор догадывались, подозревали, но единая картина у нас не складывалась. А главное – мы никак не могли отыскать зацепку, чтобы найти этих … людей.
- Увы, мэстрэ, теперь картинка почти сложилась, - возразил Лэм. – И я полностью разделял ваше желание поберечь чувства лэри Клисы, поэтому и сам не спешил делиться с ней своими подозрениями. Но сейчас все изменилось. И от вас, лэри Клиса, сейчас зависит, что будет дальше.
- Что ты имеешь в виду? – насторожилась проводница. - Может, хватит говорить загадками?
- Хорошо. Начнем с разгадок. В свое время нам пришлось прогуляться в… одно местечко, где лэри Астра узнала следующее. Где-то в лесу в Пристенках есть домик, в котором заправляет какой-то тип – то ли егерь, то ли лесничий. Так?
- Так, - кивнула Астра, - и в этот домик съезжаются богатенькие мальчики с обеих сторон границы. И именно для них ловили всякую мелкую магическую живность. То есть ваш приятель… - воровка скривилась.
- Да, - подтвердил Лэм, - Слай – один из постоянных гостей этого домика. И случайных людей там не бывает, только «избранные», «сливки общества». По его словам… Там они развлекаются охотой. А чтобы было «интереснее», охотятся не на лесных зверей, а на нелюдей и магических существ. И кстати, лэри Астра, Слаю известно о существовании Обменника. А поскольку вы говорите, что это – страшная тайна, то становится интересно, от кого он узнал о его существовании? Не от вашего ли без вести пропавшего знакомого? Как вы его там назвали, Малыш? Похоже, что он тоже стал их дичью.
- Интересно, лэр, а зачем вы нам все это рассказываете? – с недоверием спросила Астра.
- Да потому, что мне противно, - не выдержал Лэм. – Да таких, как он… мой дед придушил бы собственными руками на месте. Но я – не Старый Бен. Сначала нужно выяснить, где этот домик, и захватить всю компанию с поличным.
Воцарилось молчание.
- Значит, надо, - вмешалась Алиса, - пойти к порядочникам, все рассказать, и пусть они арестуют этого Слая и …
- И отпустят завтра же, - закончил Лэм. – Да еще и с извинениями, что оскорбили уважаемого лэра такими нелепыми подозрениями. Поскольку из Магнолиума тут же примчится имперский посол, а никаких фактов у нас нет. Только мои слова. Слай, конечно, дурак, но даже он понимает, что о таких делах лучше говорить как можно меньше. И в разговоре со мной он был очень осторожен и не назвал ни одного имени.
- Тогда что вы предлагаете? – спросил Дан.
- А ничего, - развел руками Лэм. – За меня все сделал Слай. Он поспорил с неким магом, кто из них поймает эту снегуру. У его соперника что-то сорвалось, и теперь Слай хочет утереть ему нос. Но своими неуклюжими попытками он вызвал подозрения лэри Хизер. А я – постоялец этой таверны, поэтому мне будет легче подобраться к снегуре. И если я помогу заманить ее в ловушку, то Слай возьмет меня на охоту.
В комнате воцарилось молчание. Клиса с недоверием смотрела на олигарха.
- И вы согласились? – нарушил тишину маг.
- Конечно. Такой шанс упустить нельзя, - Лэм зло ухмыльнулся. - Судя по всему, у них какие-то проблемы с дичью, а вся компания съезжается уже послезавтра.
- Это слишком опасно, - сурово припечатал Дан. – А что, если, получив Клису, они тут же устроят свои игры?! Нет, это совершенно невозможно. Клиса еще не оправилась от раны, мы не знаем расстановки сил…
- Лемюэль, ты уверен, что сможешь защитить Клису? – нахмурилась Тай. – Может быть, все-таки попробовать иначе?
- У нас нет времени, - попытался ответить Лэм, но его перебила сама снегура:
- То есть, ты предлагаешь мне изобразить приманку? - медленно проговорила она, глядя в глаза олигарху. Лэм спокойно выдержал ее взгляд:
- Я понимаю, лэри, что это – опасно. Могу обещать одно – я буду рядом с вами. И если они разгадают нашу игру, мы с вами окажемся в одинаковом положении. Вряд ли мой приятель будет церемониться со мной! – горько усмехнулся он. - Однако этих… надо остановить.
- А мой отец, он... у них?
- Не буду вас обманывать, - опустил голову Лэм, - этого мне Слай не сказал.
- Но я слышала его! – встрепенулась Клиса. – Там, на рынке, я точно слышала голос отца, он звал меня, и я пошла за ним…
- Это – всего лишь действие амулета, - объяснил Дан. – Очевидно, эта подвеска не только блокировала волю, но и насылала иллюзии, воссоздавая потаенные желания. Поэтому мы толком ничего не знаем…
Снегура оглядела комнату и вдруг увидела, что Лика так внимательно смотрит на нее, словно хочет сообщить что-то важное. Увидев, что Клиса заметила ее взгляд, юная магиня тихонько кивнула. Но Клисе хватило и этого.
- И все равно, - снегура встала во весь рост и словно стала выше. - Я благодарна вам за заботу, но принимать ли этот бой – решать только мне. Я не девочка, не найденыш, я – все-таки воин, и у меня свои счеты с этими охотниками, - последнее слово она процедила с ненавистью. – А мой отец, наоборот, доверчив, как ребенок. И защитить его некому!
- Что бы тут каждый из нас ни решил, к Клушу я все же схожу, - отозвалась Тай. – Завтра, с самого утра. Без его людей нам не справиться, так что нужно рассказать ему все, что мы узнали. Сванте - опытный позорник, может, что дельное и подскажет. А что, если предложить этим охотничкам вместо снегуры оборотника? - проводница вопросительно переводила взгляд с Лэма на Дана. - Ведь тоже магическое существо, с их точки зрения.
- И значительно более опасное, чем снегура. Да и взять нам его негде, - покачал головой Лэм, и Тай опустила взгляд. – А главное, пари было на Клису, вряд ли Слай согласится на замену.
- Пари… - задумчиво протянула Алиса. – Ой, а этот ваш Слай… он - блондин, такой, в малиновом фраке, с оранжевым галстуком?
[b]- Совершенно верно, - подтвердил Лэм. – Немыслимое сочетание.
- Я видела его сегодня на ярмарке, - глаза демонессы загорелись. - Он еще встретился с таким красавчиком в бежевом камзоле. Они разглядывали Клису и … точно, ударили по рукам.
Верт схватился за голову.
«Вот что этому типу было нужно. Клиса-дичь, - лихорадочно думал он, не в силах поднять глаза на окружающих. - И ты, ты сам, своими руками чуть не отдал ее охотникам! Нет, Верт, какое там «чуть»! Ты-то как раз все сделал, что велели, надел на нее эту проклятую подвеску. А что Клиса сорвалась с их крючка, так это не твоя заслуга, совсем не твоя. Поверил первому встречному! Поверил в бредни про внезапную любовь аристократа к снегуре. Идиот! Нет, хуже... ты предатель, Верт. После всего, что сказал Клисе, после того, как она доверилась тебе, ты ее предал. Не со зла, не ради корысти, а просто по глупости. Но глупость — это тоже зло. Да, самого страшного не случилось. В этот раз. Но как теперь смотреть ей в глаза? Как она теперь вообще сможет доверять людям?»
- Мы договорились, - продолжил свой рассказ олигарх, - что если мне удастся обмануть снегуру, то я пошлю записку. И послезавтра утром Слай встретит меня на окраине города. Вместе с… добычей. Да, и еще. Дорога в этот охотничий домик запутанная, так что нас будет ждать экипаж. А вы, мэстрэ, видели этот фаэтон! - зло усмехнулся Лэм. - Самый приметный транспорт в Бэмце.
- Ну что же, приметный - это хорошо, - протянул Дан и обернулся, разыскивая взглядом подопечную: - но не будем полагаться на случай. Лика, здесь пригодится одна из твоих «следилок». И завтра обязательно нужно позвать Ингрид, чтобы изготовить амулеты, защищающие всех участников операции от пси-магии, я сооружу воздушные, а остальными придется запастись на рынке. Перестраховаться не помешает. Вы же понимаете, что мы пойдем следом за вами? - кивнул он Лэму.
- Вообще-то я на это рассчитывал, - ответил тот.
- И когда мы отправляемся? - вскинула голову Лика.
- Полагаю, опасности - это мужское дело, - подхватил Верт, - а девочкам лучше остаться здесь.
Сидящая рядом Астра только фыркнула. Девушка сидела молча и на подвиги не рвалась. Уж она-то понимала, в какую опасную игру решили сыграть ее спутники, и какой обузой станет для них довесочек в виде ничего не умеющей, но сующей везде нос малышни. Тай сможет постоять за себя, мэстрэ Дан - вообще герой и победитель чвыриков, а вот остальные? Лэм суется в самую гущу, но что он сможет против банды моральных уродов, для которых что зверь, что нелюдь, что человек? Им без разницы, кого убивать. А снегура, хоть и считает себя воином, чаще всего ведет себя как обычная девчонка. Да и от самой Астры толку будет мало. Что она умеет? Прятаться, бесшумно красться, вскрывать замки. В настоящей схватке от этих навыков не будет никакой пользы. Как, впрочем, и от Верта с Ликой. Хорошо, что хоть Алиса в бой не рвется! Нет уж, без помощи детского сада у этой отчаянной затеи больше шансов на успех.
Как оказалось, мэстрэ Дан был того же мнения:
- Верт, я ничуть в тебе не сомневаюсь, - отозвался он, - но кому-то нужно остаться в таверне и присмотреть за девочками.
- Но я должен пойти! - воскликнул парень и вскочил. - Это моя вина, что Клису чуть не схватили! Я позволил этому франту уговорить себя, повесил этот амулет. И поэтому должен сам убедиться, что с ней ничего не случиться.
- Верт, в этом нет смысла. Пойдем мы с Тай, - возразил маг, а сидящая в уголке проводница кивнула в знак согласия. – Ты думаешь, мы не справимся?
- Послушай, я тебя ни в чем не виню, - снегура одобряюще посмотрела на парня. – Ты хотел помочь. Откуда ты мог знать, что он такой… подлый? Все мы иногда ошибаемся, я сама чуть не запуталась. А ты просто… доверчивый.
- Нет, – прикусил губу гончар, - не в этом дело! Я ведь не поверил ему сразу, не хотел брать, но он как-то меня уговорил. Не помню, как, но когда он ушел, я был убежден, что надо надеть подвеску на тебя...
- Как интересно, - протянул Дан. - Значит, наш аристократ не просто разбрасывается амулетами, но и сам владеет пси-магией. Правда, маг он, похоже, либо не очень опытный, либо спешил, иначе ты бы и его самого не запомнил. Но если так, то тебе тем более не в чем себя винить, - поспешно добавил маг.
Услышав про аристократа-псионика, Лика поспешила сделать вид, что ее вообще здесь нет. Уж если даже на семейных сборищах такая тактика иногда срабатывала, что говорить об этой разношерстной компании, занятой, к тому же, своими планами.
«Я должна предупредить Дориана. Должна, я сказала! Честь семьи превыше всего, – напомнила себе девушка. – Да, я хотела бы посмотреть на любимого кузена за решеткой, но мне все равно придется уговорить его не ездить на эту охоту. И в то же время ничего не рассказать о планах Дана и Лэма. Потому что папу Клисы все-таки надо спасти! Ну, Санта-Болта, почему все так сложно?!»
- В общем, договорились, - подытожил Дан. – Завтра мы с Тай идем к позорникам. Лэм с Клисой изображают в саду знакомство на случай, если Слай пришлет наблюдателей. А все остальные занимаются своими делами. Как будто ничего не происходит! Всем все понятно? – маг медленно переводил взгляд с одного спутника на другого. – Только одна просьба - оставьте в покое курятник!
Алиса насупилась, ей очень хотелось что-нибудь возразить Дану. Но, к своему огорчению, она понимала, что там, где стреляют и воюют магией, никакой помощи она оказать не может. «Вот бы нашлось какое дело и для нас, - подумала она, - ну, хоть самое маленькое, чтобы помочь поймать этих гадов».
Ужин продолжился в молчании. Все, даже Тусик, были взбудоражены известиями. Улучив минутку, Лика подошла к снегуре и тронула ее за рукав.
- Клиса? Я хотела сказать... В общем, наверное, почти точно, твой папа жив.
- Откуда ты знаешь? – обернулась снегура.
- Это из-за амулета, - объяснила девушка. – Если бы твой отец умер, он бы подействовал совсем по-другому. «Наверное», - мысленно добавила она, - «кто их, псиоников, знает», - и вернулась в свой угол. Клиса, вроде, поверила ей, а это главное.
Военный совет – по крайней мере, на него мероприятие почти тянуло, - закончился поздно вечером. Лика вышла на крыльцо пристройки вместе с Даном и с удовольствием посмотрела на светящиеся теплым светом окна таверны. «Спать, наконец-то спать! И никаких проблем, по крайней мере, до завтра!»
На пороге большого зала их встретила Хизер и протянула Дану запечатанную записку. Маг развернул ее, прочел и обернулся к подопечной.
- Ингрид уехала, жаль, - прокомментировал он. – Но ей написал друг, который обещает рассказать о снегуре и о покушении на Лэма. Что ж, надеюсь, у нее действительно получится что-то узнать.
- А вы справитесь без нее? – осторожно спросила Лика.
Дан очень серьезно посмотрел на девушку и ответил:
- Мы – обязательно справимся. Все вместе.

0

193

Простившись со спутниками, Дан вошел в свою комнату, и только тут хомячок заметил, что маг чем-то обеспокоен - тревожные морщины прорезали лоб, а у губ залегла тяжелая складка.
- Ну, что опять? - попытался он растормошить Дана. – Волнуешься за снегуру? За Лэма? Но мы же пойдем следом! Мы их не оставим!
Дан лишь взглянул на назойливого фамилиара, и тот сразу понял, что приставать сегодня к магу не стоит. Тусик тихонько залез на свою подушку и, обиженно сопя, начал демонстративно укладываться спать – вытащил несколько орешков, припрятанных за ужином, разложил их рядышком, повертелся, попытался свернуться клубочком, снова выпрямился. Сел, с укоризной поглядывая на мага, и громко запыхтел.
- Кактус, ну что ты опять строишь из себя униженного и оскобленного? – не выдержал маг. – Да, я боюсь, что план олигарха слишком опасен. И мне не нравится, что сразу после того, как Ингрид сняла заклятие со снегуры, один из участников этой заварухи вызывает ее в уединенный домик.
- Стоп! Какой участник, какой домик? – насторожился хомяк и быстро перескочил к Дану на колени. - Ее же друг вызвал...
- Друг, который выпросил у нее булавку для покушения на Лэма, - скривился мужчина, - огненный маг, который каким-то образом участвует в криминальных событиях в Пристенках. Этот тип редко появлялся у нее, и вдруг, через пару дней после визита, ему снова надо срочно поговорить с Инни, и он вызывает ее письмом?
- -Да, подозрительно, - согласился фамилиар, потер за ушком и уточнил, - но она же поехала к себе и не одна? Робин с ней?
- Конечно, с ней, - вздохнул маг, - и там еще есть Лола, и защита, поставленная самой Инни. Но все равно мне это не нравится.
- Мне тоже, - закивал Кактус. - Инни добрая и доверчивая. Но вот Робин... Он же не даст ее обидеть. Ну, если захочешь – давай завтра сбегаем к ним? Телепортом, быстренько?
- Да я уже сам думал, - махнул рукой Дан. - Но если вдруг Пат и правда что-то хочет рассказать Ингрид, то мое появление будет совершенно некстати.
- Это да, - согласился хомячок, - ну, давай, подождем день – два, и если Инни не появится, то смотаемся к ней все равно?
- Кактус, какие день-два? У нас на носу охота на охотников! За завтрашний день надо будет собраться, договориться с Клушем, подготовить амулеты...
- Ну, вот чего ты волнуешься, - надулся хомяк, - в первый, что ли, раз идем в лес? Ты - первоклассный маг, почти самый- самый. Тай – лучшая проводница в лесах. Неужели вы не справитесь с парой зарвавшихся малолеток?
- Вот что меня не перестает удивлять, так это твой неисправимый оптимизм, - покачал головой Дан. – Я, конечно, маг самый-самый, и, конечно, мы пойдем следом, только... ты не думал, что для охоты на магических существ у них должна быть магическая поддержка? А, значит, в деле есть несколько магов. И амулет Верту не сам в руки упал, кто-то ведь его настроил на снегуру!
- Ты что, герой, с магом из Пристенков не справишься? – насупился Кактус. - Испугался?
- Ну, допустим, с одним-двумя, - Дан задумался, словно проверяя себя, - надеюсь, справлюсь. А если их там больше?
Он вскочил, прошелся по комнате и повернулся к фамилиару:
- Я не понимаю, зачем охотиться на пыжиков? Какой в этом может быть смысл? Для чего собирать молодых бездельников и учить их убивать магических существ?
- Идиотов в мире хватает, - Кактус развел лапками.
- Слишком дорогая и опасная затея для кучки идиотов, - вздохнул Дан. – Боюсь, что тут скрывается что-то другое.
- Вот и разберемся. Ты же не боишься? Не первый же раз рискуем!
- Первый, не первый, - Дан снова вздохнул, - но прежде мы рисковали только собой... В общем, Кактус, я тебя официально предупреждаю - если посмеешь хотя бы нос из капюшона высунуть во время заварушки - выпорю!

0

194

С дополнениями Елены

Сванте Клуш сердито подергал себя за усы и прошелся по кабинету, сцепив руки за спиной. Хмурые взгляды, которые позорник бросал в сторону напряженно сидящих за столом Дана и Тай, не сулили ничего хорошего. Сердился гроза контрабандистов, и сердился крепко. Вот только на кого – на умников, организовавших эту жуткую охоту, на золотую молодежь, клюнувшую на новое развлечение, или же на своих посетителей, которые и принесли дурную весть?
- Сванте, не маячь перед глазами, - не выдержала Тай. – Что ты бегаешь туда-сюда, как укушенный? Скажи лучше, чем ты нам помочь можешь?
Позорник одарил женщину еще одним хмурым взглядом и все-таки уселся в собственное кресло. Еще немного помолчал, повертел в руках ножик для вскрытия печатей и вдруг с силой бросил его на стол. Металл жалобно звякнул о лакированную поверхность, а случайно задетая чернильница мстительно разбросала вокруг себя черные пятна клякс.
- Знаешь, Тай, если бы я не знал тебя столько лет, я бы подумал, что ты издеваешься! – в сердцах ругнулся Клуш. – Затеять авантюру, пахнущую международным скандалом, и еще меня о помощи просить! А вы, мэстрэ, неужели тоже не понимаете, на какую дорожку вступили? И дело вовсе не в опасности этих… охотников. Все гораздо серьезнее. Уж столичный герой и победитель чвыриков должен хоть немного разбираться в политической ситуации и не пороть горячку в таких скользких делах!
Дан принял упрек кивком головы, однако молчать не стал:
- Политика – штука неблагодарная и порой очень затяжная, а сейчас не до реверансов. Охоту нужно прекратить, а с виновными разобраться.
- В самом деле, Сванте, ты не о том думаешь, - поддержала мага Тай. – Нужно пленников спасать от этих убийц, а все остальное неважно!
- Неважно им! – позорник сердито треснул кулаком по столу. - А что вы скажете, когда Ворота замуруют, а Демо и Плуто снова окажутся в состоянии холодной войны? Разведете руками и скажете, что это случайно получилось?
- Я не думаю, что до этого дойдет, - возразил Дан, хотя вовсе и не чувствовал той уверенности, которую хотел показать.
Клуш снова вскочил и застыл возле карты Пристенков, висевшей на стене. Но даже по напряженной спине было видно, что он еле сдерживает гнев. Наконец он совладал с собой, снова сел за стол, сцепил руки в замок и заговорил монотонным голосом, словно читая нудную лекцию несмышленым малышам:
- Хотите, я вам расскажу, как все будет? Допустим, вашему неугомонному демону, который понятия не имеет, куда и во что суется, и снегуре в качестве приманки удастся обмануть эту банду и втереться к ним в доверие. Допустим также, что я дам вам людей, которые будут прикрывать все это безумие. И еще и вам разрешу участвовать в операции, потому что дома вам не сидится. Опять же, допустим, что нам всем повезет, и мы накроем банду, застукаем на горячем и арестуем. Как думаете, долго просидят в нашей тюрьме сыночки самых влиятельных людей Лаборато? Их родителям понадобится не так много времени, чтобы задействовать все связи, деньги и поднять на уши посольство Демо в Магнолиуме. Уже через час здесь будет сам посол лично, куча его помощников, доверенные лица богатых родителей и адвокаты, которые разнесут по камушкам любое обвинение. Найдется множество свидетелей, которые подтвердят, что видели этих самых сыночков в момент охоты совсем в другой части Плуто, а судья, горящий праведным гневом, станет искать виноватых в таком неподобающем обращении с невинными детишками. И дело даже не в том, что полетят головы – в первую очередь, моя. Самое главное, что никто из членов банды не понесет наказание, виновные выйдут на свободу, затаятся ненадолго, а через какое-то время снова откроют свою лавочку. А в самом худшем случае Империя обвинит Плуто в преследовании демонов, закроет границы, и мы откатимся на сто лет назад, когда не то, что о торговле и туризме речь не шла, а даже говорить о Демо считалось преступлением. И кому станет легче от вашей самодеятельности?
- Клуш, я знаю, что политика - дело грязное, - Дан говорил глухо, словно через силу, - но другого выхода нет.
- Сванте, ты прав, мы это понимаем, - вмешалась Тай. – И ты это знаешь тоже. Но ведь сидеть, сложа руки, тоже нельзя!
- Да что вы с ним спорите? - вылез на плечо мага Кактус, - Он же только отмазку ищет! Ему наплевать на убитых пыжиков! Эх, да что с ним говорить!
Позорник, уже собравшийся с силами для очередного витка споров, захлопнул рот и с любопытством уставился на воинственного хомяка.
- Дожил! – заявил он со смехом. – На старости лет меня учат жизни фамилиары! Наслышан я о вашем питомце, мэстрэ, наслышан. Прелюбопытный, надо сказать, экземпляр!
- Сам ты экземпляр, - надулся Тусик. - Надо пыжиков и снегуров спасать, а не ругаться… Усы вон какие отрастил, а простых вещей не понимаешь!
Дан посадил хомяка на стол, и тот принялся деловито бегать на задних лапках, рассказывая о пыжиках, их важности для Пристенков, страны, всего мира в целом и одного фамилиара в частности. Делал он это настолько потешно, что Клуш, почти не таясь, смеялся в усы, Тай умиленно улыбалась, и даже мэстрэ Дан немного расслабился и откинулся на спинку стула.
- Разве я говорю, что не надо никого спасать? – наконец остановил метания Тусика позорник.
Тай удивленно подняла на него глаза.
- А разве нет?
- Нет, конечно! – Клуш посмотрел на подругу так, будто видел впервые в жизни. – Я вам всего лишь объясняю, каких дров вы уже наломали, и каких наломаете еще, если вас вовремя не осадить. Умнее надо действовать, учитывать все стороны этого мерзкого дела, включая политику. Теперь, конечно, будет очень сложно провести задержание без сучка, без задоринки, но кое-что предпринять мы еще успеем. Главное – все как следует продумать и четко согласовать мельчайшие детали.
- Что конкретно вы предлагаете? – уточнил Дан. – Вы знаете, как избежать дипломатического вмешательства?
- Наоборот, мэстрэ, - хмыкнул позорник, – совсем наоборот. Мы сами потребуем этого вмешательства!
И Тай, и Дан, и даже Кактус застыли в удивлении. Но уже через секунду лицо мага просветлело:
- Если представители посольства увидят собственными глазами место охоты, приготовленную дичь и охотников, да еще и при куче свидетелей, замять это дело будет гораздо сложнее… Только дипломатов нужно звать и имперских, и наших, а еще представителей местных властей. Чем больше, тем лучше.
- Именно! По протоколу, арест граждан соседней империи власти обязаны проводить в присутствии представителей посольства. Чтобы мы арестованных не обидели ненароком. Здесь же у нас не просто граждане, а весьма влиятельные персоны, поэтому позвать нужно кого-нибудь повыше рангом. А так как в деле замешаны еще и маги, мы просто не можем обойти приглашением кого-нибудь из магической верхушки. Пусть эти деятели сами увидят, что творят их поданные, и сами решают, в какие тюрьмы их препроводить и на когда назначать разбирательство. Вот только важно выбрать такой момент, чтобы преступники были уже обезврежены, но жертвы еще не выпущены на свободу. Так политикам будет сложнее отрицать факт преступления.
- Что ж, возможно, - пробормотал Дан.
- Хотя они все равно попытаются, - добавила Тай.
Сванте встал, достал откуда-то из глубин стола пузатую винную бутылку и три стакана, наполнил два из них, а в третий плеснул воды.
- Сопьюсь я с вами и вашими подвигами, - устало вздохнул он, протягивая Тай воду, а мэстрэ Дану стакан с темно-красной густоватой жидкостью. – Еще утро, а нервы уже просят успокоительного.
- Не забыл, - тепло улыбнулась женщина.
- Тебя забудешь… - хмыкнул Клуш и одним глотком ополовинил стакан.
- Мне тоже нужно успокоительное! – снова вмешался Тусик. – Орехов у вас случайно нет? Или печеньица какого на худой конец…
Засмеявшись, позорник достал из стола вазочку с конфетами, поставил на середину стола и под деловитое чавканье спросил:
– Мэстрэ, что вы знаете о Магнусе Истлайне?
Дан, вертевший в руках свой стакан, удивленно вскинул глаза.
- Очень сильный маг, жесткий, неравнодушный... непримиримый борец со всевозможной несправедливостью. Очень много путешествовал, долго жил в каком-то полудиком племени, не то оборотников, не то еще более экзотичном. Поговаривают, что даже был женат на нелюде. Но лично не знаком, поэтому не знаю, насколько это правда. А слухам я не очень доверяю.
- А вот это напрасно, - покачал головой позорник. – Я с мэстрэ Магнусом знаком лично. Очень хороший человек. Пару лет назад его назначили уполномоченным Совета Магов в Международной Торговой Гильдии, и с тех пор он ни разу не пропустил местную ярмарку. Обязательно приезжает пообщаться с приезжими из разных частей материка, а к нелюдям питает особую симпатию. Если я и его приглашу проследить за задержанием, он точно не позволит замять дело на корню. А вес у него немалый и среди торговцев, и среди магов, как я слышал, тоже.
- Можно попробовать, - кивнул Дан, соглашаясь. – Но как вы узнаете, в какой момент можно телепортировать к месту охоты официальных лиц?
Клуш хохотнул. Его настроение явно пошло на подъем.
- И этот вопрос я слышу от мага! Мэстрэ, в моем распоряжение не только несколько сильных телепортистов, но и большой арсенал разнообразной магической утвари. Как только охотники будут обезврежены, телепортист, которого я вам выделю, откроет портал, и мы переместимся к вам. Уверен, представители посольства и магической верхушки сами пожелают участвовать в процедуре задержания, стоит им узнать, о чем идет речь.
- Ну, значит, будем считать, что мы все решили, - посветлев лицом, подвела итог Тай и приготовилась встать из-за стола.
- Какое «решили»? – Клуш снова хлопнул рукой по столу. – Мы еще только начали решать, конца и края не видно!
Тай удивленно опустилась обратно на стул, а позорник, наоборот, вскочил и снова принялся мерить комнату шагами. Хотя кабинет был небольшой, и мерить было особенно нечего.
- Что мне больше всего не нравится в вашем безумном плане, - в голосе Клуша слышалась тревога, - так это то, что под основной удар попадают штатские. Причем один из них – подданный другого государства, и не из последних. Случись с ним что, нас всех просто растерзают его родственники вместе с чиновниками из посольства! А подстраховать его, как следует, у нас нет никакой возможности! Эх, если бы можно было заслать туда кого-нибудь из моих ребят…
- Ты же понимаешь, что это невозможно, Сванте, - развела руками Тай. – Посторонним туда не попасть. Лэма согласились принять в эту закрытую компанию только потому, что он вращается в высших кругах Демо и знаком с некоторыми участниками охоты.
- К тому же, мы будем идти за Лэмом, сверяя направление по следящему артефакту, - поддержал ее Дан, - и сможем вмешаться в случае необходимости. А если вы выделите нам людей в помощь, то опасность вообще можно будет свести к минимуму.
Позорник задумчиво подергал себя за усы.
- Людей я, конечно, дам… Попробуй вам не дай! Попретесь сами и такого накуролесите! Проще и безопаснее будет согласиться… Но как некстати эта ярмарка! У меня каждый человек на счету, поэтому больше пятерых и одного телепортиста выделить все равно не могу. Слушайте, а может ну его? Останетесь в таверне, следилку моим ребятам передадите… Они все сделают в лучшем виде, ничего с вашим демоном и снегурой не случится! Зато мне за вас переживать не придется…
- Нет, лэр Клуш, это не обсуждается, - жестко возразил Дан. – Во-первых, у меня достаточный опыт и в путешествиях, и в разрешении конфликтов… разными методами. Так что я и за себя, и за других постоять сумею. Да и вашему отряду магическая поддержка не помешает. А во-вторых, и это самое главное, я своих друзей в трудную минуту бросить на чужое попечение не могу. Я пойду, это решено!
- Да и я тоже не такая уж и беспомощная, - подмигнула старому другу Тай. – И польза от меня может быть немалая. И как от проводника, и вообще…
К немалому удивлению Дана Клуш кивнул, довольно легко соглашаясь на их участие, хотя маг уже настроился спорить до хрипоты.
- Я почему-то так и думал, что мне вас удержать не удастся, - вздохнул Клуш. – Ладно уж. Но чтобы никакой самодеятельности, иначе самолично уши пообрываю, и никакая магия и прочие выкрутасы, - он бросил серьезный взгляд на Тай, - мне в этом не помешает! И вашему демону мне тоже есть, что сказать, так что обсуждать детали стоит в его присутствии. Я так понимаю, светить его знакомство со мной было бы нежелательно?
- Да, - подтвердила Тай. – Думаю, будет лучше поговорить у меня в пристройке. Все знают, что мы с тобой давно дружим, поэтому твой визит ко мне в гости никому не покажется подозрительным.
- Хорошо, - позорник деловито кивнул. – Тогда сейчас и отправимся.
Дан поднялся из-за стола, но к выходу не торопился.
- Послушайте, лэр Клуш, кажется, для позорной дружины специально рисовали очень подробные карты. Не могли бы вы одолжить нам одну из них?
- Что я слышу? - удивился позорник и подмигнул подруге. - Вы не доверяете Тай? А ведь она все карты держит в голове!
Однако он все же подошел к простому деревянному шкафу и выудил из его недр туго скрученный свиток.
- Мне кажется, Тай будет трудновато накладывать на карту в своей голове показания следилки из моей, – впервые за весь разговор улыбнулся Дан.
Клуш и Тай представили себе этот процесс и, переглянувшись, тоже рассмеялись.
- Вот, - позорник развернул свиток, - карта с последними поправками. Забирайте.
Тай подвинула карту к себе, склонилась над ней на несколько секунд и задумчиво прикусила губу:
- А знаете, я с ходу покажу пару-тройку мест, где можно устроить эту сволочную охоту...
- Я тоже, - вздохнул Клуш. – И по-хорошему нам бы просто следовало прочесать их все, выявить нужное и ликвидировать. Но беда в том, что ни людей, ни времени на проверку у меня нет...
Клуш глубоко вздохнул. Тай легко поднялась и в сопровождении сотника направилась к двери. Дан оторвал Кактуса от вазочки с конфетами, привычным движением забросил его в капюшон и поспешил вслед за ними.

0

195

Совместно с Фаэль

- Астра, ты не занята?
Рыжий выглядел пришибленным и даже, кажется, немного сердитым. Наверное, именно поэтому не заметил, что она без дела валяется в висяке. Так занята, что просто ни секунды свободной нет!
Девушка легко улыбнулась, надеясь на ответную улыбку, но ее не последовало.
- Эк тебя покорежило-то... – вздохнула она, выбираясь из висяка. - Ну, подумаешь, ошибся. Стоит ли так себя винить?
Верт отвернулся и ответил, казалось, не Астре, а земле, которую сосредоточенно разглядывал.
- Ты была права, а я... Я не просто дурак, я ведь предатель, получается. Я же клялся Клисе, что уж от меня-то она точно может не ждать плохого, а сам...
- Да что сам? - Астра сердито дернула плечом. - Ты, конечно, наивный... немного, но не до такой же степени. Никогда не поверю, что ты повелся на эту чушь про любовь. Мэстрэ Дан ясно сказал - на тебя магией повлияли, чтобы ты согласился. Так что твоей вины тут нет, и киснуть тебе тоже незачем.
- Спасибо тебе, - наконец улыбнулся Верт, хоть улыбка и получилось слабой и неубедительной. - За доброту.
Нет, страдающий рыжий – это просто песня! Ага, та, которую обычно плакальщицы на похоронах затягивают. Вынести невозможно, а значит, надо как-то растормошить.
Астра рассмеялась, нарочито громко и заразительно.
- Вот уж за что меня очень давно не благодарили, так это за доброту! Но мы ведь друзья – ты сам сказал. А я не люблю, когда мои друзья грустят. Что мне сделать, чтобы тебя развеселить?
Верт улыбнулся уже по-настоящему и, вдруг осмелев, предложил:
- А давай погуляем? Поглазеем по сторонам, зайдем в какой-нибудь трактир, выпьем пива. Искупаемся, наконец! Ты любишь купаться?
- Если честно, - смутилась Астра, - я плавать не умею. В детстве не научили, а сейчас - страшно. Не то, что бы я чего-то боялась, - тут же поправила саму себя девушка, - просто, когда воды много, мне как-то не по себе...
- А давай я тебя научу? Я хорошо плаваю, если что, вытащу, - глаза парня загорелись азартом, но, увидев взгляд Астры, он смутился и добавил: - Или просто посидим на берегу...
- Лучше на ярмарку, - решила девушка. - Я там вчера и не успела ничего толком рассмотреть, а интересно все-таки. День у нас все равно свободный – пока Тай и Дан с позорниками договариваются, можно представление посмотреть, на каруселях покататься...
Представление оказалось довольно скучным, но это никого не смущало. Веселая толпа с удовольствием покатывалась от хохота над глупыми, а порой и пошлыми шутками заезжих актеров. Астра с любопытством рассматривала их замысловатые костюмы, а Верт улыбался, глядя на нее, и рассказывал смешные истории из своей прошлой деревенской жизни и про то, как втайне делал свое "Крыло", как убежал из дому, про свой полет... До происходящего на сцене ему, похоже, не было никакого дела.
Карусель тоже оказалась не особенно увлекательной и крутилась слишком медленно, но настроение почему-то поднимала здорово. Девушке хотелось смеяться просто так, без причины, а вот что-то говорить, наоборот, не хотелось. Просто слушать нарастающее внутри счастье и молчать. И рыжий понимал без слов это странное желание, и тоже молчал, только его улыбка становилась с каждой секундой все шире, и смотреть на нее, отчего-то, было все труднее.
А потом были яблоки – сочные и вкусные, как раз такие, как больше всего любила Астра. Хозяйка этой душистой красоты как раз отвлеклась на очередного покупателя, можно было без малейшего риска стащить парочку, но сегодня это почему-то казалось неуместным. Девушка решительно потянулась за кошельком, но Верт отодвинул ее руку, протягивая торговке пару медяков.
И было очень весело просто бродить по ярмарочным рядам, грызть яблоки и рассматривать выставленные товары. Конечно, ковры, гобелены, вазы и прочая дребедень никому не нужны, но ведь среди них попадается и кое-что интересное. Револьверы последней демовской разработки и пиратские сабли в резных ножнах, например. А еще семена и маленькие ростки в горшочках. Астра застряла возле этого прилавка так надолго, что рыжий стал поглядывать на нее с недоумением, и девушке пришлось с сожалением отложить замечательное корневище бородатого ириса, уже готовое к посадке. Если верить торговке, из него должен вырасти прекрасный белый с синими прожилками цветок.
- Любишь цветы? – улыбнулся Верт.
Астра отвернулась и решительно зашагала прочь от прилавка.
- Нам пора возвращаться, иначе опоздаем к обеду, - невпопад ответила она.
- Ты думаешь, в нас после яблок еще что-нибудь влезет?
Девушка засмеялась, и накопленное за время прогулки ощущение радости и беззаботности вновь нахлынуло мягкой волной. Дорога к таверне как-то незаметно обернулась возвращением домой, к друзьям, с которыми хотелось поделиться хорошим настроением. А карманы приятно оттягивали лакомства, специально купленные для Тусика и Кряквы.

Во дворе было шумно, посетители таверны проголодались и требовали чего-нибудь горячего, да повкуснее. Олаф волчком вертелся между накрытыми в саду и в беседке столиками. Ему было некогда, он только приветственно махнул рукой и снова окунулся в работу.
Астра с Вертом свернули за угол. Возле пристройки Тай было гораздо тише, к тому же, где-то там была Клиса, которой рыжий купил кожаный браслет с карманом для короткого ножа. Астра была уверена, что снегура примет этот подарок-извинение с радостью, и эта уверенность незаметно передалась Верту.
Вдруг двери пристройки распахнулись, и из них вышли Дан, Тай и какой-то дядька с длинными усами. Последний тут же остановил тяжелый взгляд на Астре, от чего девушке стало очень не по себе. Знакомый был взгляд, цепкий и очень характерный. Так смотрят матерые из Обменника и стражи порядка. Тай, вроде, сама собиралась к позорникам, зачем же было тащить их сюда?
- Кого я вижу! – обрадовался усатый. – Очень примечательная у вас внешность, лэри Астра. Обознаться практически невозможно. До меня доходили слухи, что вы странным образом прибились к Тай и ее друзьям. И это после того случая с кражей в таверне матушки Хизер. Очень любопытное совпадение.
Девушка огляделось в поисках поддержки, правда, не особо на нее рассчитывая. Но Дан сердито сдвинул брови, ему явно было не по душе вмешательство позорника в это старое дело.
- Что поделать, есть у нашей девочки некоторые недостатки, - абсолютно серьезно ответил маг. - Но это прошлое, лэр Клуш, зачем тратить на него время? Нам сейчас и без того есть, чем заняться.
- Верно, Сванте, не трогай девочку. Что было, то прошло, - поддержала Дана Тай и незаметно подмигнула Астре.
У девушки отлегло от сердца, и Сванте Клуш, одна из самых грозных личностей Пристенков, вдруг стал совсем не страшен.
- В самом деле, лэр позорник, я теперь девица добропорядочная, - браво отрапортовала она служителю закона, - а все мои прежние прегрешения - это исключительно ошибки молодости.
- Что-то мне в это верится с трудом, - хохотнул Клуш, потирая усы тыльной стороной ладони.
- Раз Астра так говорит, значит так и есть! – тут же вступился Верт, загораживая подругу плечом.
Позорник хмыкнул в усы, но больше ничего не сказал и медленно пошел к воротам, продолжая на ходу тихо переговариваться с магом. И девушка почему-то была уверена, что он больше не вспомнит об этой истории и порядочникам ее не выдаст. В чем был корень этой уверенности – в заступничестве мэстрэ Дана, расположении Тай или в чем-то еще, что хитрый Клуш успел рассмотреть, - Астра не знала. Но на душе снова было легко и свободно.
- Астра, ты это серьезно? Ты, правда, больше не будешь? - радостный голос Верта пробился сквозь сладкую вату размышлений.
Бросить все, отказаться от прошлого, стать такой же, как все. Что может быть лучше?
Девушка отстраненно кивнула, все еще думая о своем. И вдруг ее оторвали от земли, закружили вихрем. Астра дернулась, выныривая из водоворота мыслей, и губы Верта промахнулись, лишь слегка задев щеку.
- Я так рад! Ты себе не представляешь!
- Ты что, с ума сошел? – вырвалась девушка. Голова кружилась, и отчего-то стало трудно дышать.– Что, шмысь тебя побери, ты делаешь? Ты… Видеть тебя не желаю!
Астра решительно взбежала на крыльцо и захлопнула за собой дверь пристройки. И расстроенный голос Верта, кричавшего что-то ей вслед, ее совершенно не волновал. Вот ни капельки! Потому что сам виноват! Прикидывался другом, а на самом деле… Герой-любовник нашелся!
И она совсем не расстроена, она просто сердится. Да! Она вне себя! И все мужики – козлы! Вот именно! А вообще, она очень устала и хочет спать. Ну, просто с ног валится!
Девушка, не раздеваясь, залезла под одеяло. Почему-то было обидно и очень жаль. То ли того, что все случилось именно так, и теперь уже ничего не исправишь, то ли того, что не случилось.
- Ну что, как погуляли? – весело поинтересовалась вошедшая в комнату Тай.
Астра издала непонятный звук, похожий одновременно на рычание и на стон, и натянула одеяло на макушку.

0

196

Верт с досады пнул опавшее незрелое яблоко. Опять он сделал все неправильно! Опять разрушил то, что только-только начало получаться!
Парень еще раз взглянул на дверь пристройки, повернулся и медленно побрел прочь. Он шел по той же улице, с которой началась их недавняя прогулка с Астрой.
«Хороший был день... Ну, почему все хорошее так быстро заканчивается?!»
Не успев додумать, почему все так происходит, Верт увидел причину, если не всех его бед, то, по крайней мере, виновника главной из них - молодой аристократ в бежевом камзоле пересекал улицу.
«Какая удача! Ну, сейчас я тебе покажу, как на снегуров охотиться!»
Верт быстро догнал франта и схватил его за плечо. Он уже видел, как крепкий кулак гончара ломает аристократический нос, но прежде, чем он успел размахнуться, его голову сжал обруч резкой боли. Парень споткнулся и грохнулся в пыль, схватившись за голову так, словно она вот-вот лопнет.
Аристократ с презрением понаблюдал за его мучениями и процедил:
- Не смей прикасаться ко мне своими грязными лапами, падаль!
- Стой, обманщик! - выкрикнул Верт в спину уходящему аристократу. Но тот не услышал или не пожелал услышать, стремительно удаляясь по переполненной улице.

- Ох, и везучий ты, парень, - сказал пожилой порядочник, помогая Верту подняться. Он наблюдал сцену с самого начала, но вмешиваться не стал - себе дороже. - Видать, спешил он очень, некогда было с тобой возиться. За такие дела ты бы запросто к нам загремел, а то бы и вовсе руку отрубили, если не голову. Лэры эти, знаешь, как за свою честь стоят! Снес бы тебе башку твою рыжую, и ничего бы ему не было потому, как ты честь его оскорбил. Запомни, парень, с такими спорить бесполезно!
- Спасибо, запомню, - проговорил через силу Верт. Голова его все так же болела, но глаза полыхали гневом.
- Эх, молодой ты еще, горячий. Что он тебе сделал-то? Денег, что ли, за горшки мало дал? - порядочник хохотнул.
Верт вяло удивился, что порядочник в нем гончара углядел, на лбу, вроде, не написано...
- Да нет, это за мной должок, - медленно проговорил он. - Долг платежом красен, так ведь? А благородный лэр этого, видимо, не знает. Ну, ничего, я все равно отдам...
С этими словами Верт развернулся и пошатываясь зашагал в сторону таверны. У него созрел план. Только кто бы снял эту проклятущую мигрень! Может быть, попросить Лику, она же, вроде, умеет лечить? Но ее, к сожалению, в таверне не оказалось…

0

197

Лика опять остановилась на крыльце уже знакомого трактира. Заходить туда не хотелось до почти ощутимой боли в висках и дрожи в коленках. К тому же в голове не было ни одной полезной идеи на тему предстоящего разговора. Ну, как можно уговорить человека не ездить на охоту, и при этом не рассказать правды? Тем более, если этот человек – еще и кузен, жених и маг-псионик, который любую ложь сразу чувствует!
Так и не решив, что и кому следует сказать, девушка проскользнула в зал. Народу там было достаточно много, чтобы не обращать внимания на одинокую посетительницу. Хоть и не для средних кошельков предназначалось заведение, но во время ярмарки многим хотелось почувствовать себя более значимыми, чем обычно, вот и тратили лишние деньги лишь за пафосность места.
Жениха Лика разглядела сразу, хоть он и сидел к ней спиной. Он устроился в компании еще двух магов за столиком у окна и что-то обстоятельно им растолковывал. Коллеги слушали юного аристократа с полным почтением и вниманием, видимо, в их компании главным был Дориан. Лика не слышала, о чем говорили парни, а если бы услышала, то очень бы заинтересовалась. Потому что ее жених как раз объяснял своим друзьям, почему причиной неудачи в охоте на снегуру не была ошибка в его заклинании.
- Точно вам говорю, здесь какой-то проходящий псионик вмешался, - раздраженно говорил аристократ. - Эх, пообщаться бы с ним наедине и, желательно, с кинжалом в руках...
«Ну, все, надо!» – Лика подошла к столику и остановилась за плечом Дориана. Ее заметили практически в ту же секунду.
- Привет, крошка! – дружелюбно улыбнулся симпатичный темноволосый парень, первым разглядевший нежданную гостью. – Присаживайся, у нас как раз свободное место есть.
- Спасибо, конечно, - вежливо отказалась Лика, - но я вообще-то…
Фразу закончить не получилось – Дориан обернулся. Под его взглядом девушка невольно попятилась назад.
- Какая скромница! – прокомментировал маг, так щедро пригласивший Лику к их столу. – Я всегда знал, что в провинции…
- Заткнись, - посоветовал другу Дориан. – Анликка, что ты здесь делаешь?
- Я… - девушка опустила глаза и принялась теребить манжет рукава. Парню, как обычно, в таких случаях, захотелось встряхнуть ее за плечи и хотя бы заставить смотреть на собеседника, а не изучать окружающую обстановку.
- Ты вроде бы сейчас должна искать артефакт? – молодой аристократ умел брать на себя ведущую роль в любом разговоре, и в этот раз поступил так же. – Понимаю, твой сопровождающий настоял на изменении маршрута, и ты не стала спорить. Но Пристенки – не место для девушки из хорошей семьи, Лика. Ты должны вернуться домой.
- Дориан, послушай, - в очередной раз попыталась вставить словечко девушка, но жених опять перебил ее:
- Ладно, я понимаю, ты собираешься продолжить путешествие, потому что должна, обещала, и все такое прочее. Но хотя бы твой сопровождающий ведет себя с тобой достаточно вежливо?
- Да, конечно.
«В принципе, приключения в компании демонов, оборотня, снегуры и малинового пыжика невежливым обращением не являются, так что сказала я чистую правду», - решила Лика про себя.
- Вот и хорошо, - подвел итог Дориан, которому явно было не до невесты. – Где вы остановились?
- В таверне у Хизер.
- Наслышан, - чуть поморщился аристократ. – Можно было найти место и получше, но ладно, я еще зайду навестить тебя, а пока извини, у меня дела.
- Конечно, - повторила Лика. – Дориан, может…
- Я же сказал – дела! – уже с заметным раздражением повторил ее жених. – Все, Анликка, мне некогда.
Девушка поняла, что уже ничего ему не скажет. Дома ее хорошо научили не спорить с теми, кто умнее. Вот и в этот раз, стоило только прекратить попытки настоять на своем, как все сразу стало легко и просто.
- До свидания, - послушно кивнула Лика и быстро вышла из зала.
Дориан развернулся к друзьям. Оба смотрели на него с неприкрытым интересом.
- И что это было за явление? – уточнил Рони Картон, двадцатидвухлетний представитель «золотой молодежи» Плуто. Его семья была достаточно знатной, чтобы с ним незазорно было общаться, но до уровня Кеонов, конечно, не дотягивала. – Подружка, любовница или… - Во-первых, - отчеканил Дориан вэн-Фаир тард-Кеон, - это моя будущая жена. Во-вторых, я запрещаю говорить о ней в подобном тоне.
- Дорогой друг, - торжественно начал Лоренс. Он был на пять лет старше обоих своих друзей и уже привык разруливать конфликтные ситуации, нередко возникавшие в их компании. - Мы ни в коем случае не хотим проявить неуважение к твоей будущей супруге, но ведь она же, ты только не обижайся, дура…
- И это еще мягко сказано! – неожиданно рассмеялся Дориан. – Но, как говорит моя матушка, жениться надо именно на такой, а то придется потом всю жизнь ездить по экспедициям, как мой уважаемый батюшка…
- Ну, тогда выпьем за твою будущую семейную жизнь! – предложил Рони. – Потому что девчонка… то есть, невеста очень даже ничего!
- И молчит, - добавил будущий счастливый муж. – Что тоже немаловажно!
Лика раздраженно пнула стенку трактира. Хорошо все-таки, что здесь так широко открывают окна, - можно узнать о себе много нового. Очень захотелось снести заведение вместе с его посетителями, но, увы, без грибочков это было вряд ли выполнимо.
- Ну, я тебе еще устрою «тихое домашнее счастье», - шепотом пообещала девушка. – Вот прямо сейчас наберу синих ягодок, а потом буду угощать тебя компотиком. Молча!
Из-за угла выглянула пухлощекая мордочка сурка, и Лика насмешливо помахала ему рукой: как-никак сейчас они занимались практически одним и тем же. Глаза зверька стали по размерам напоминать монетки, а потом он, с надеждой глядя на Лику, покрутил лапой у виска.
- Сам ты того, - обиделась магичка. - Пошли уж в таверну, шпион!

0

198

Уже второй день подряд Олаф был занят под завязку. Утром, днем и вечером после ярмарки и большой зал таверны, и сад наполнялись посетителями так, что негде было ребенку присесть, не то, что взрослому. Последние гости расходились поздно, когда на Бэмц спускалась ночь. И как ни хотелось парню побыть одному и подумать обо всем, что произошло — ни времени, ни сил на это у него не было. Несколько часов сна, больше похожих на минуты, и все началось сначала.
Сегодня Хизер разрешила не убирать на ночь столы в саду и отправила всех спать. Уставший Олаф побрел к лестнице, едва переставляя ноги. Дверь в кухню была открыта настежь, оттуда вкусно пахло свежим хлебом, и доносились голоса. Парень думал пройти мимо, но его заметили, тут же усадили за стол, сунули в руки кусок горячего пирога и кружку с молоком.
- Так я и говорю: в трактире у Сайма новая кухарка - такая гордячка! Просто так и не подойдешь, все с поклоном надо, а она сама и теста не замесит, только пальчиком всем указывает! - возмущенно продолжила Тина. - Я заглянула, хотела парой слов с дядькой переброситься, он там истопником работает, так эта зараза меня выставила! Да еще вопила, что я её секреты выведывать пришла! Можно подумать, что она не хлеб печет, а какие-то волшебные пироги!
Девушка возмущенно закатила глаза и всплеснула руками. Тетушка Марта засунула в печь последнюю партию хлебов и, вздохнув, уселась рядом с Олафом.
- Да уж, бывают такие. Вот, к примеру, сестрица моя... Я-то ремеслу кухарки у матушки училась, она у меня известная мастерица была — что пироги испечь, что мясо приготовить позамысловатее, что простую похлебку сварить. А сестрица — нет, ей мало было матушкиной школы. Она все ныла да просилась на курсы кулинарные в соседний город. И до того матушке её нытьё надоело, что собрала она денег да и отправила сестрицу. А меня и дальше сама учила, по старинке.
Марта вздохнула, поправила волосы и продолжила.
- Через два годочка возвернулась сестрица. И стали её звать на свадьбы, на праздники, ну, а как же? Ведь не просто кухарка, а ученая! Нет, зря хаять не буду, готовила она хорошо и вкусно, но вот другое меня задевало — не на всякое приглашение она отзывалась, а лишь тогда, когда кланялись ей низко, да просили-упрашивали...
Мы-то все по-простому — нас позвали, мы и побежали. А как же, ведь людям надо! А матушка у меня веселая была, все делала с шуткой, с песенкой да со словом ласковым. Хлеб, вон, в печь сажала, дак его уговаривала испечься, как следует, да не сгореть... И помочь за просто так могла. Вот когда у соседки-вдовы сын женился, денег на свадьбу чуть-чуть, так матушка задарма готовила. А как иначе? Соседи ведь.
А сестрица — нет. Все гордо себя держала, требовала почета да уважения. А разве его, уважение то есть, требованием заработаешь?
Все, кто был на кухне, внимательно слушали Марту.
- Сестрицу часто звали готовить на всякие торжества. Но звать-то звали, а не любили. За гордыню, за спесь... И пришло время, когда не её, всю такую мастерицу-умелицу ученую, пригласили на очередной праздник, а нас с матушкой. Надоело людям кланяться да упрашивать. Так сестрица от огорчения аж заболела! И примчалась к нам ругаться — чегой-то мы ей дорогу перебегаем? - Марта покачала головой и опять вздохнула: - Так матушка ей и сказала: «Не важно, что ты умеешь, а важно - для чего ты это умеешь. Что ты за человек, душа у тебя какая, да как ты к людям, что вокруг живут, относишься».
- Это твоя матушка сказала правильно! - поддержал Марту конюх.
Олаф задумался. Рассказ кухарки вроде и не касался его, но и в тоже время был удивительно близок.
«Как мэстрэ Дан сказал? «Живи, как раньше жил?» А верно, чего я затрепыхался? Ведь ничего такого и не произошло, - задумался Олаф. - Ну, вижу я магию и что? Дом этим не построишь, сам я ни выше ростом не стал, ни красивее. Наоборот, теперь голову ломать — на что мне это?! Гордиться да заноситься нечем, ведь это даже не ремесло, а так, от рождения даром досталось».
Олаф доел пирог и отправился спать. Уже засыпая, он подумал: «А жаль все-таки, что у меня такая бесполезная способность обнаружилась... Вот если бы я вдруг стал магом! И отправился бы тогда на подвиги — бороться с чвыриками, как Дан, например... Или спасать кого...»

0

199

Козявочка ворочалась в норке без сна. В голове было непривычно много мыслей, и, пытаясь разобраться в них, она крутилась с боку на бок и все думала, думала, думала…
Пыжик так привязалась к этим человекам, что стоило ей остаться одной, как вдруг стало одиноко и неуютно. Ей, столько лет живущей в лесу и никогда не общавшейся с человеками, очень хотелось быть там, где шумно, тепло, весело. Ее тянуло к тем удивительным человекам, которые не причинят ей вреда и которые всегда смотрят на нее, как на равную, даже иногда лучше! Вот Лэм ни разу так не относился к Астре, как к ней, Козявочке! Или, например, Олаф…
Про Олафа Козявочка додумать не успела. Ее отвлек какой-то странный шорох рядом с норкой. Словно ползла по траве змея, но очень-очень большая!
Пыжик опасливо выглянула из малины и застыла. Глаза Козявочки удивленно расширились, а рот приоткрылся. И было чему удивляться! На лужайке перед малинником, хорошо освещенной лунным светом, собралась целая толпа тараканов! Все, как один, крупные, рыжие, с залихватски закрученными усами, они стояли, угрожающе сжимая иголки или остро заточенные спички. Тараканы выстраивались рядками, бок о бок друг с другом, и зачем-то топали на месте, нога в ногу…
- Правда, мы феерично маршируем? – раздался рядом с Козявочкой писк.
Пыжик увидела рядом с собой Луи, вокруг тельца которого был повязан синий лоскуток. В лапках таракан держал монетку и две спички.
- Я, к сожалению, после той контузии, когда вы спасли мне жизнь, не могу идти в бой. Но я могу бить в барабан и поднимать боевой дух товарищей! – пропищал он. – И мечтаю, как буду рассказывать своим потомкам, что именно я вел наш отряд к победе!
- Ооо, - глубокомысленно протянула Козявочка, – а к какой победе?
- Как «какой»? – Луи даже подпрыгнул от возбуждения. – К победе в Первой Великой Войне Разумных Тараканов! Это наш вожак такое название придумал, он у нас самый умный! – хвастливо добавил таракан и указал спичкой в сторону малины, где несколько особо крупных тараканов сооружали горку из щепочек и прутиков. За их действиями наблюдал толстый таракан с седыми усами и в странной шапочке.
- Ага, - кивнула Козявочка. – А что это у него на голове?
- Наперсток, - ответил Луи. – Вместо шлема! К сожалению, наперстки достать трудно и мы раздобыли всего четыре. Три для связистов и один для нашего предводителя. Чтобы его не убило чем-нибудь в сражении!
- Убило?! – ахнула Козявочка.
- Да! – важно напыжился Луи. – Война – жестокая вещь! Погибших и раненых в ней не сосчитать! Но мы добьемся победы, не оглядываясь на потери!
- А зачем убивать? – серьезно посмотрела на него Козявочка.
- Как «зачем»? Черных надо уничтожить! Они же наши враги! – таракан снова подпрыгнул, потрясая в воздухе барабанными палочками.
- А почему они враги? – снова спросила хранительница малины.
- Потому, что так повелось! – ответил Луи после небольшой паузы.
- А почему так повелось? – не унималась Козявочка.
- Потому, что так было всегда! Мы – рыжие. Они – черные. А кто не похож на нас, тот враг! – сбивчиво объяснил Луи.
- Я тоже на вас не похожа, - топнула лапкой Козявочка. – Но я же не враг! Меня вы тоже убьете?!
- Вас?! – ужаснулся Луи. – Никогда!
- А если прикажет ваш усатый?!
- Сам Таралеон? – переспросил таракан-барабанщик и затрясся. – Не… не… не знаю!
- Ну и трус! – сказала Козявочка и пошла к сооруженной охранниками горке. Луи подпрыгнул еще раз и, повиснув у нее на лапке, заверещал от ужаса.
- Нет! Нет! Таралеон разгневается! Он страшен в гневе!
Не слушая его перепуганных воплей, Козявочка дошла до предводителей рыжих тараканов. Луи шлепнулся с ее лапки на землю и тихонько отполз за пучок травы.
Таралеон посмотрел на Козявочку и поправил на голове наперсток.
- Кто ви такой? И что дэлаете на полэ боя? – спросил он, сурово шевеля усами.
- Я живу тут. И это не поле боя, а просто поле! – отважно ответила Козявочка, которая могла раздавить повелителя тараканов одной лапкой. – И нечего тут воевать!
- Ви – нахалка! – возмутился таракан.
- Я – пыжик! – обиделась Козявочка.
- Это синонимы! – фыркнул Таралеон.
- А что такое «синонимы»? – спросила любознательная Козявочка.
Луи прижал к мордочке лапку и застонал. Он знал, что это надолго…

Спустя несколько минут, замученный вопросами Таралеон в сердцах ударил оземь наперстком.
- Будь проклят тот дэнь, когда я научился говорить!
- А когда ты научился говорить? – тут же спросила Козявочка.
- Не помню! – Таралеон сделал попытку ускользнуть, но пыжик его догнала.
- Почему не помнишь?
- Не помню и все! – предводитель тараканов, привыкший, что на его слова отвечают только «Да, вашество! Будет исполнено!» находился в состоянии, близком к истерике.
В это же время откуда-то сбоку прибежал мелкий юркий таракан.
- Разведчик Шмыгло! Вашество, позвольте доложить! – он прижал лапку к голове.
- Позволяю, - Таралеон приосанился, надеясь, что не осрамился перед юнцом в минуту слабости, и тот не заметил его истерики.
- На том конце поля войско черных готово к выступлению! – бодро пропищал Шмыгло.
- Так! – Таралеон задумчиво пошевелил усами. – Докладивай обстановку во вражэском станэ!
- Что такое?.. – начала было Козявочка, но была остановлена Таралеоном, возмущенно замахавшим на нее лапками.
- Осмелюсь доложить, вашество, вражеские войска почти вдвое превышают наши по численности и куда лучше вооружены!
Таралеон в порыве чувств закусил краешек синей тряпки, висящей на воткнутом в землю прутике.
- Ну, ничего! – пискнул он, наконец. – Я знаю, как ми с ними справимся!

0

200

- А что такое палр… прл…
Козявочка запнулась, не в силах повторить с первого раза сложное слово. Сидящий на ее плече контуженный Луи закатил глаза и рухнул в траву. Козявочка подобрала его с земли и пошла дальше.
- Парламэнтер, - повторил Таралеон, сидящий на другом плече. - Это такой спэциальный дипломат, который пэрэдает одним то, что о них думают другие.
- Ааа, - глубокомысленно протянула Козявочка. – А разве вы сами не можете передать Жир-Ющу, что думаете о нем? И что такое дипломат?
- Я нэ могу, - ответил Таралеон, смирившийся со свой участью. – Вот ти придешь, задашь Жир-Ющу нэсколько вопросов, он сам и сдох…эээээ… откажется воевать!

- Вашество! – мелкий черный таракан выскочил перед предводителем армии, тщетно пытаясь сдержать дрожь в лапках. – Позвольте доложить!
- Докладывай, - сухо кивнул тот.
- Из стана врага приближается кто-то страшный! – пискнул разведчик.
Жир-Ющ задумчиво пошевелил усами и переспросил:
- Кто?
- Кто-то большой, страшный, на двух ногах! И с белой тряпкой!
- С белой тряпкой? – Жир-Ющ вздохнул. – Что за существа… даже повоевать не могут без лишней болтовни!
Он немного побегал нервно взад-вперед, дожидаясь прихода нежданных гостей, а когда в траве рядом послышалось отчетливое шуршание, поправил на груди красную ленточку и напустил на себя надменный вид. Правда, появление из травы высокого ушастого существа, с круглыми, как у совы глазами, сбило с него надменность. На плече существа сидел предводитель рыжих тараканов Таралеон.
- Ты Жир-Ющ? – строго спросило существо.
- Я, - ответил тот, пытаясь сообразить, что от него хотят. Нет, интуитивно он догадывался, но…
- Ага. А я – Козявочка. Это ты войну начал? – строже прежнего поинтересовалась она.
Жир-Ющ задумался и честно признался:
- Нет.
Таралеон на плече Козявочки подпрыгнул от возмущения.
- Как нэт? Как нэт?!
Козявочка осторожно опустила его на землю и спросила уже у него:
- Значит, это ты войну начал?
- Нэт!!! – возмущение в голосе Таралеона было неподдельным.
- А кто тогда? – Козявочка перевела взгляд на мелкого черного тараканчика, по-прежнему стоящего рядом со своим полководцем. – Ты?
- Нет! – испуганно пискнул тот.
- Не понимаю, - сказала Козявочка. – А почему вы тогда воюете?
Таралеон с Жир-Ющем переглянулись. Потом Жир-Ющ ответил:
- Потому, что так повелось…
- Как так?
- Наши предки враждовали, а до них - их предки, а до них – их предки, а до них…
- Ага, - перебила его Козявочка. – А почему враждовали?
- Они - не такие как мы, - честно ответил Жир-Ющ.
- И что? Вам что, еды не хватало? Или места, где жить?
Таралеон и Жир-Ющ снова переглянулись, и на этот раз ответил рыжий таракан:
- Хватало. И сэйчас хватает.
- Значит, можно не воевать? – радостно спросила Козявочка.
В этот раз тараканы молчали долго. Таралеон вздохнул. Все обернулось не так, как он планировал. Впрочем, в глубине души таракан был этому рад.
- Виходит, что так…
- Значит, вы теперь можете помириться? – обрадовалась Козявочка.
Жир-Ющ нехотя признался:
- Выходит, можем.
- Но они же враги! – не выдержал маленький тараканчик.
Козявочка раздосадовано топнула ногой.
- Какие же они враги?! Они такие же, как вы, только другого цвета! Вам дружить надо!
- А война? – осмелев, пискнул он.
- А это, если будет настоящий враг! – нашлась Козявочка.
- Ооо, - протянул тараканчик и указал лапкой куда-то ей за спину. – А вот тот толстый человек, он - враг?

Мэстрэ Ваниш, конечно, знал, что сегодня охота на пыжика должна проводиться в строжайшей тишине, дабы не спугнуть объект охоты, не потревожить пса и не разбудить никого из постояльцев таверны. Кроме того, мэстрэ хорошо помнил, чем обернулось в прошлый раз знакомство с малиной, и решил ни в коем случае к ней приближаться. Потому он заблаговременно вооружился сачком. А еще, мэстрэ Ваниш был уверен, что уж в этот-то раз охота на пыжика пройдет успешно! Самоуверенность его и подвела. Впрочем, возможно, это была не столько самоуверенность, сколько обычная рассеянность. Ну, забыл мэстрэ, что опасность может быть скрытой до поры, особенно, если дело касается волшебных существ!
Когда маг, зажав в зубах ручку сачка, на четвереньках вполз в сад, вокруг него вдруг встала живая волна из наползающих друг на друга гигантских жуков, отрезая путь назад. И Ваниш не нашел иного выхода, как попытаться прорваться к окнам таверны.
Окна были так близко! Всего-то надо было перескочить малину, мэстрэ это даже удалось бы, не вырони он сачок, о который и споткнулся. А потом, с изяществом, несвойственным такой грузной фигуре, пролетел добрых три локтя и, не пискнув, приземлился точно в малинник.
Кусты спеленали его мгновенно, точно младенца.
Волна жуков докатилась до побелевшего от ужаса мэстрэ и рассыпалась кругом с негромким шуршанием. И уже после этого из травы осторожно показался пыжик.
- Попался! – угрожающе прошептал он. Вслед за этим вперед выбежал здоровый жук, быстро вскарабкался по рукаву на грудь мэстрэ Ваниша и, ткнув его в подбородок иголкой, пропищал:
- Признавайтэсь, кто ви такой?!
- Аааа, - простонал мэстрэ и потерял сознание.

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.