Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 201 страница 220 из 277

201

Открыв глаза, мэстрэ Ваниш с грустью убедился, что неудачная попытка поймать пыжика была именно неудачной попыткой, а не сном, как он надеялся. Пошевелиться не было ни малейшей возможности – малина держала крепко, как силки, и маленькая нечисть, зная это, нахально сидела у него на груди. Ваниш скосил глаза в сторону и покрылся холодным потом – полчище насекомых ему тоже не привиделось. В этот раз маг сумел разглядеть их и понять, что это не жуки, а здоровые тараканы.
«Знал я, что добра от Хизер не жди, но чтоб такую дрянь у себя развести!..» - с брезгливостью подумал он.
- Ага, проснулся! – обрадовано пропищал пыжик. – Говори, зачем я тебе нужна?!
- Совэтую нэ юлить! – рыжий таракан, сидящий на плече пыжика, пробежал по груди Ваниша и, взгромоздившись магу на нос, продемонстрировал здоровую штопальную иглу. – Не то ви узнаете на себе мою шпагу!
Ваниш дернулся, и таракан скатился с него на землю. Тут же поднявшись на лапы, он вскарабкался обратно и пребольно уколол мага в щеку иголкой.
- Ви, нэгодяй! Признавайтэсь по-хорошему!
- А то что? – фыркнул маг. – Что вы можете, козявки?
- Я позову Дана! – в голоске пыжика Ванишу явно послышалось торжество. – Или Лику! Или Тай!
Это было не слишком привлекательно. Попадись он на глаза обычному постояльцу, Ваниш нашел бы что сказать. Неприятно, конечно, но выкрутиться можно. А вот с магами, а тем более с этой каланчей одной болтовней не отделаешься…
- Ну, ладно, я скажу, - ухмыльнулся он. – Ты знаешь, что такое охота?
Пыжик кивнула.
- Хорошо, - Ваниш почувствовал себя в некоторой степени отомщенным за унизительное пленение. – Таких, как ты, и прочих нелюдей, я с моими друзьями ищу для охоты. Чтобы выпускать по одному, а потом развлекаться с вами, как с бестолковыми животными…
Пыжик охнул и обхватил лапками голову.
- Очень жаль, что ты нам не попалась раньше, - мстительно добавил Ваниш. – Завтра на охоте ты бы хорошо побегала! Пыжики – хорошие жертвы, жаль, вас мало осталось, мы всего штук пятнадцать поймали.
- Козявочка! – таракан спрыгнул с его носа и подбежал к пыжику. – Козявочка, не бойтэсь! Он лжет, этот нэгодяй лжет!
- Нет, - медленно сказала та, опуская лапки. – Это правда. Я сама угодила в ловушку в малине. Их на нас ставили…
Таракан забрался обратно на плечо пыжика и погладил ее лапкой по щеке.
- Не волнуйтэсь, дорогая…
Сидящий все это время на другом плече черный таракан что-то зашептал пыжику на ухо.
- Как трогательно, - съязвил Ваниш. – Я сейчас разрыдаюсь!
- Негодяй! – в один голос пропищали тараканы и, будто подчиняясь невысказанному приказу, тараканье войско ощетинилось иголками и булавками.
Ваниш испуганно дернулся.
- А-а! Отпустите меня сейчас же!
- Нет, - в голосе малявки послышалась угроза. – Будешь лежать до утра, чтобы знал, как обижать маленьких! А утром тебя отпустит Хизер.
- И не советую кричать, - угрожающе добавил черный таракан. – Люди не любят незваных гостей, тем более по ночам!

0

202

- Олаф! Друг мой, проснитесь!
Знакомый тонкий голосок звенел над ухом, прогоняя сон. А просыпаться так не хотелось! И потому, что еще слишком рано, и потому что снились Олафу удивительные и прекрасные события, в которых он кого-то спас и его чествовали как героя. Во сне к его ногам сыпались удивительные цветы, вокруг стояло множество знакомых людей и все радостно ему улыбались.
- Я всегда приду на помощь униженным и оскорбленным... - торжественно произнёс герой. - Вы только позовите!
- Друг мой, нам нужна ваша помощь, - снова прозвучал голосок, и Олаф открыл глаза. На подушке сидел Джобуш и нетерпеливо шевелил усиками.
- Ну, что опять случилось? – потягиваясь и зевая, поинтересовался Олаф.
- Там, в саду, требуется ваша помощь.
- В саду? – удивился Олаф. – Сейчас?
- Да, - подтвердил таракан и быстро забрался на плечо парня. – Если говорить точно и конкретно – в малиннике.
- В малиннике? – Олаф встрепенулся - там же домик Козявочки, неужели с ней что-то случилось? Он быстро встал, пересадил таракана на лежанку, оделся и, подхватив Джобуша, метнулся к двери, - идем!
- Я бы посоветовал вам, - прерываясь от тряски, продолжил таракан, - разбудить хозяйку Хизер.
- Все настолько серьёзно? – Олаф встревожился еще больше и остановился. – А ну-ка, рассказывай!
- Мы начали великое свершение! То, к чему так долго готовились – Первую Великую войну Разумных Тараканов! Наши доблестные воины собирались ринуться в бой и покрыть себя славой! – Джобуж говорил с таким воодушевлением, так потешно вздымал кверху свои лапки, что Олаф, сдерживая смех, чуть не пропустил главное – тараканы все-таки начали войну.
- Ну, зачем вы… - начал он, но тараканий агитатор перебил его.
- Войны не получилось, успокойся. Нашим предводителям был задан мудрый и своевременный вопрос, на который они смогли ответить с присущей им обоим прозорливостью…
- Послушай, Джобуш, если ты поднял меня в такую рань, чтобы говорить загадками, то это ты напрасно, - Олаф специально подбавил в голос чуток угрозы. Он прекрасно помнил, что свое звание – агитатор - Джобуш получил не зря. Уж что-что, а говорить долго и витиевато старый таракан умел. – Быстро, четко и как там... во, конкретно доложи: что случилось!
- Войну остановила прекрасная Козявочка. Она задала мудрый, как я уже сказал, вопрос, и мы решили не воевать между собой.
- Вот это правильно, - одобрил Олаф.
- Мы решили воевать с общим врагом. И он тут же появился.
Олаф помотал головой, пытаясь понять таракана. Тот, заметив реакцию парня, заторопился.
- В сад проник человек. С целью столь коварной, что мы объединились против него и пленили злодея.
- И какова же была цель этого коварного злодея? – тут до Олафа стало доходить, что дело действительно серьёзно. Он представил себе человека, попавшего в сад и плененного говорящими тараканами. Картинка была настолько нереальной и забавной, что он опять улыбнулся.
- Вы зря улыбаетесь! Этот злодей, этот коварный преступник, проник в сад с целью пленить прекрасную малиновую фею! – голос Джобуша даже зазвенел от возмущения. – Этот монстр собирался обречь прекраснейшую и мудрейшую Козявочку на страшную участь – стать добычей в охоте! Жертвой! – подпрыгивающий от волнения таракан чуть не свалился с плеча Олафа.
- Так, - Олаф невольно скопировал любимое словцо Хизер - а теперь помолчи, а то всю таверну разбудишь.
Олаф тихо подошел к спальне хозяйки и осторожно постучал в дверь.

То, что увидели Хизер и Олаф, действительно было и странным, и забавным. В малиннике, туго спеленутый гибкими побегами, лежал мэстрэ Ваниш. Его со всех сторон окружали вооруженные тараканы. На груди мага сидели оба тараканьих предводителя, а чуть поодаль, пригорюнившись, устроилась Козявочка.
- Та-а-а-к, - протянула Хизер. – И как прикажете понимать всё это?
Оба вождя при виде Хизер несколько стушевались и выглядели виновато. Но потом, поняв, что сердятся совсем не на них, воодушевились.
- Ми плэнили этого человэка… - начал было Таралеон, но, взглянув на пыжика, поправился, – Козявочка плэнила его. А ми только взьяли под стражу.
Хизер оглядела перемешавшиеся тараканьи войска, кивнула и посмотрела на хранительницу малины. Пыжик сидела, сгорбившись, личико её было сосредоточенным и грустным. Хозяйка таверны легко опустилась на колени рядом с ней, погладила по голове.
- Не бойся, моя хорошая, не надо. Все будет хорошо, уж поверь мне.
Хизер обернулась к тараканам и скомандовала:
- Все по домам. А ты, Олаф, ступай-ка за порядочниками, – хозяйка гневно глянула на Ваниша. – Что-то мне стали надоедать странные визиты этого субъекта в мой сад.

Через час у задней калитки сада было шумно. Двое рослых порядочников с трудом удерживали извивавшегося Ваниша. Тот, с диким и чумазым лицом бессвязно выкрикивал.
- Говорящие тараканы!.. Война!.. Хизер развела у себя нечисть!.. Они поработят весь мир!..
Толстяк пытался выскользнуть из белой рубахи с длинными рукавами, но в порядочники, также как и в позорники, слабаков не брали. И перемазанный маг был быстро упакован в смирительную рубашку и уложен в повозку.
Стоящие поодаль Хизер и мэстрэ Хург вполголоса разговаривали со старшиной патруля.
- Мой помощник, м-м-м, как бы вам поточнее сказать, уважаемый… Он не совсем здоров, – старый маг кивнул на беснующегося Ваниша. – Сами понимаете, наши Пристенки - место суровое, а психика у человека – слабая.
- Ну да, ну да, - порядочник покрутил усы и хитро глянул на Хизер. – Тараканы разумные! Ха! Это же надо…
- И вот эта его манера – вламываться в таверну, шастать под окнами постояльцев, – Хизер всплеснула руками. – Нашел еще под чьими окнами! Проводницы Тай, ну, ты подумай только! Хорошо еще, что он нам попался, а не ей!
- Точно, спятил! – согласился старшина и махнул рукой подчиненным. Повозка тронулась и быстро покатила в сторону Бэмца.
- Мы его задворками провезем, - порядочник снова коротко глянул на Хизер и Хурга. – Незачем внимание привлекать и давать пищу для разговоров.
Сказав это, старшина откланялся и двинулся вслед за повозкой.

Сонный Олаф сидел на корточках, откинувшись на доски забора. Все это время он смотрел на знакомых ему людей по-новому. Вот не замечал он раньше, как неприятно свечение вокруг Ваниша. Или это ему сейчас кажется? Зато Козявочка! Какой нежный, милый и трогательный светящийся шарик окружал малинового пыжика! Красота, да и только…
Олаф скосил глаза на мэстрэ Хурга. Яркое, чистое, как будто умытое росой свечение мага было приятным и по-детски радостным.
- Ох, и попадет же нам… - Джобуш, выглянувший из-под воротника, смотрел на Хизер. – Ох, и попадет!

0

203

Совместно с попутчиком

В малиннике стало тихо - человеки разошлись кто куда. Ваниша связали и увели, и Хизер заверила Козявочку, что он больше никому не сможет навредить. Олаф отправился разжигать плиту, а тараканы, помирившись, решили подписать какой-то союзнический договор и пакт о ненападении. Что это такое, пыжик не знала, но надеялась, что это не даст им больше воевать.
Козявочка, забравшись в свою норку, легла, закрыв глаза, но сна не было. Были только слова Ваниша, о том, что несколько пыжиков пойманы в ловушки и скоро, совсем скоро, их должны будут убить.
Козявочка свернулась калачиком, зажмурилась, даже закрыла ушками глаза, но ей все равно было страшно, как если бы она сама была среди пойманных пыжиков.
А ведь если ловушки ставили в малине, то пыжики могли попадаться в них целыми семьями …
Козявочка хлюпнула носом и вдруг резко села, пораженная неожиданной догадкой. А вдруг кто-то из ее, Козявочкиного, семейства выжил в пожаре? Вдруг, томится сейчас в ловушке? Ждет помощи, надеется на нее или так же, как она, дрожит от страха?
Козявочка выскочила из норки и обняла ближайший кустик малины. Листочки тревожно зашелестели, потянулись к пыжику, будто стараясь успокоить ее, но та была полностью погружена в свои мысли.
Вот ее, Козявочку, спасли Дан и Лика. А кто спасет других пыжиков?
"Дан и спасет!" – осенило Козявочку. Но вдруг пыжики испугаются Дана? Они же не знают, что он добрый! Значит, Козявочке нужно быть с ним вместе!
И она не медля больше ни минуты, побежала в таверну. Дверь была приоткрыта - после того, как увели Ваниша, работники таверны взялись за свои обязанности. Козявочка юркнула в дверной проем и, незаметная, как шмысик, побежала по лестнице наверх, к Дану. Пробравшись в комнату мага, Козявочка дернула за краешек его одеяла.
- Дан… Даааан, - тихонько позвала она.
Маг не ответил. И в этот момент с кресла раздался сонный голос Тусика:
- Козявочка? Милая, что с вами?
- Я… это, - Козявочка растерялась. – Поговорить я…
- О-хо-хо, - вздохнул Тусик, аккуратно перебираясь с кресла на кровать, а оттуда по одеялу на пол. – Не будем будить Дана…
Хомяк потопал к двери и махнул Козявочке лапой.
- Пойдемте, Козявочка, здесь мы никому не мешаем.
Пыжик послушно выбежала за ним в коридор.
Тусик сладко зевнул, достал из защечного мешка два ореха и, протянув тот, что поменьше, Козявочке, захрустел вторым.
- Так о чем вы хотели со мной поговорить, дорогая?
Оробев, Козявочка крутила в лапках орех, потом решительно протянула его обратно Тусику и сказала:
- Я с вами иду!
Кактус непонимающе уставился на нее, и пыжик повторила:
- Я иду с вами на охоту!
Тусик поперхнулся орехом, откашлялся и с укоризной посмотрел на подругу.
- Козявочка, милая, ну что вы, в самом деле…
- Но тама же пыжики, - перебила его она. – Пыжики мои! Вдруг тама мои?
Тусик встал на задние лапы и серьезно скрестил на груди лапки.
- Моя дорогая Козявочка! Если там есть пыжики – их никто не оставит! Мы их спасем! Но там будет очень опасно! Даже большая и сильная снегура чуть не погибла! Так неужели же вы думаете, что Дан или я позволим вам рисковать собой???
- А? – переспросила Козявочка, сообразившая только, что ее, похоже, с собой не возьмут.
- Вы должны остаться здесь, - успокаивающе погладил ее по лапке Тусик, – вы будете ждать нас тут, все вы - Астра, Алиса, Лика. Да, даже Лика, хоть она и владеет магией, но она совсем юная женщина, а сражаться с врагами должны мужчины! – Тусик ударил себя лапкой в грудь. – Мы все сделаем, обещаю вам. И нас будет поддерживать мысль, что вы ждете нас тут, в безопасности. Но перед сражением надо хорошо выспаться, поэтому, Козявочка, - заторопился Тусик, – я пойду. А вы не переживайте, мы скоро всех спасем и вернемся!
И хомяк побежал обратно, спать.
Наверное, Тусик был прав, но только Козявочке не стало от этого легче. Она медленно побрела по коридору, повесив голову, думая о том, что даже если Дан с Тусиком и освободят пыжиков, она их все равно не увидит и не узнает, есть ли среди них ее близкие…
И вдруг, скрипнувшая поблизости половица заставила Козявочку насторожиться. Кто-то из человеков проснулся и ходил в своей комнате. И в этот момент пыжик поняла, что у нее есть еще один шанс, может быть последний! Козявочка вспомнила, как этот человек был добр, как успокаивал ее, когда было страшно, как разговаривал с ней, как обещал защищать и помогать ей… и решительно толкнула тяжелую дверь в комнату Лэма.

0

204

совместно с Аждахой

Утреннюю тишину сада за окном бесцеремонно разорвал странный крик. Кто-то хотел воевать и поработить весь мир. Выводы из этих слов напрашивались один чуднее другого, а единственный разумный оказался прост – кому-то надо меньше пить.
Лэм ухмыльнулся. В эту ночь ему так и не удалось уснуть: он ворочался с боку на бок, ненадолго проваливался в забытье, но вскоре просыпался. В голове олигарха кружился хоровод несвязных мыслей.
Как он мог не разгадать Слая? Почему Лэма не насторожило, что его друг Вильгельм дель Стамп только один раз пригласил Слая в свой замок? И какова плата за его слепоту? Увы, теперь придется притворяться и всячески поддакивать. Даже когда Слай будет нести такое, от чего у нормального человека волосы должны встать дыбом! А сам виноват! Как он мог не разгадать Слая? … И так по кругу. Где-то на сороковом обороте этой шарманки Лэм взял себя в руки, отбросил пустые сожаления и вернулся к реальности.
За окном было тихо. С дивана в дальнем углу доносилось ровное сопение. Последние полтора дня Верт ходил мрачнее тучи, но стоило парню опустить голову на подушку, как он тут же засыпал. Здоровый юношеский организм в принципе не подозревал, что такое бессонница.
В коридоре раздались чьи-то шаги. Похоже, что слуги уже встали. Олигарх подошел к двери, распахнул ее, но никого не заметил. Лэм неплотно притворил дверь, чтобы Олафу, который должен принести воду для умывания, не надо было стучаться и будить Верта.
Заодно можно было прогуляться по комнате. Сделав легкую разминку и пройдясь пару раз взад и вперед, Лэм повернулся на скрип открывающейся двери и увидел... Козявочку. Лесное чудо застыло на пороге, нерешительно переминаясь с лапки на лапку.
- Я, это… - пробормотала она.
- Доброе утро, - других слов олигарх не нашел. – Что ты тут делаешь?
- Я поговорить пришла! Там это… пыжики мои, – Козявочка не успела договорить, как на своем диване громко вздохнул Верт.
-Тс-с! – Лэм приложил палец к губам. – Иди сюда и рассказывай, что случилось. Только тихонько.
Олигарх посадил Козявочку на кровать, а сам сел на корточки на полу.
- Так этот приходил, толстый, - прошептала Козявочка.
- Ваниш? – удивился олигарх.
- Угу. Он сказал… сказал…
Пыжик посмотрела на Лэма круглыми глазами, в которых уже скапливались слезки. Нижняя губа мелко подрагивала
- Только не плачь! – Лэм сурово свел брови.
Козявочка затрясла головой, ушки замотались по сторонам, точь-в-точь, как у отряхивающегося спаниеля.
- Сказал, что пыжиков поймали… пятнадцать пыжиков… на охоту, - Козявочка утерла кулачком глаза и тихонько всхлипнула. – Пыжиков моих…
Лэм вполголоса вывел происхождение Ваниша от барракуды.
- Я ведь уже обещал, что если встречу пыжиков, то постараюсь узнать о твоих родственниках, - негромко подтвердил он.– Ты об этом хотела попросить?
- Нет, - неожиданно ответила та.
Козявочка перебралась к краю кровати, поближе к лицу Лэма и прошептала:
- Возьми меня с собой, а?
Лэм вздохнул.
- Я пригожусь! – умоляюще сложила лапки на груди Козявочка. – У меня же есть второе желание!
- И ты готова его загадать, чтобы освободить пыжиков? - Лэм серьезно посмотрел на Козявочку. – А может кто-то из них сам догадается так сделать?
- А вдруг не осталось у них второго? – печально опустила голову та. – А третье… Оно ж на самый крайний случай!
- На какой же, если не этот?
- Ну, ты глупый! – Козявочка даже лапкой махнула на Лэма. – Это если только деток маленьких спасать, пыжаток.
Козявочка подумала и добавила:
- Которые меньше меня еще. Глупых еще.
Она подумала еще и вздохнула:
- Только таких совсем мало…
Лэм вдруг понял, что пыжиков, и в самом деле, почти не осталось в лесах, а последних проходимцы, вроде Слая, истребляют ради забавы. И, возможно, среди пойманных пыжиков нет ни одного с двумя желаниями, как у Козявочки. И пыжаток тоже нет…
- И ты не боишься? – спросил Лэм.
- Боюся, - пробормотала Козявочка. – Вы, человеки, не такие, как пыжики… Но тебе же не страшно!
- Мне? – протянул Лэм. – На самом деле – страшно. Немного. Эти люди способны на невероятную подлость, так что прогулка будет не слишком легкой и безопасной. Но я хочу сделать все возможное, чтобы эти охотнички получили по заслугам. У меня тоже проснулся охотничий азарт, - ухмыльнулся он.
- Ты их тоже убьешь? – испуганно ахнула Козявочка.
- Ну, что ты! – удивленно посмотрел на нее олигарх. – Я просто постараюсь сделать так, чтобы они никогда больше не могли вредить ни пыжикам, ни снегурам, никому.
Козявочка замерла, вглядываясь в его задумчивое и очень серьезное лицо.
- Я тоже хочу помочь, я должна помочь, - Козявочка умоляюще смотрела на Лэма и наконец решительно заявила: - Я иду с тобой.
Олигарх задумался.
- Есть у меня для этого дела один удобный саквояж… - начал он, и в этот момент в дверь постучались. Не теряя ни секунды, Лэм схватил подушку и загородил ею пыжика.
- Простите, что беспокою, лэр, - раздался из-за двери голос Хизер. – Но Тай просила передать, что они почти готовы.
- Благодарю вас, лэри, я уже проснулся, - отозвался олигарх. Со стороны дивана донесся громкий звук, сопровождающий здоровое потягивание.
- Теперь сиди тихонько, - прошептал Лэм пыжику. Та кивнула….
- Доброе утро, - Верт, не имея привычки залеживаться в постели, быстро вскочил и принялся одеваться.
- Доброе утро, - отозвался олигарх, вытащив из-под кровати саквояж и делая вид, что ищет в нем что-то важное. – Прости, не мог бы ты позвать кого-нибудь, чтобы нам принесли воду для умывания?
- Хорошо, - мрачно пробормотал гончар. Все его планы были буквально написаны на веснушчатом лице. Верт рвался на охоту. Однако в этом случае Лэм не собирался нарушать инструкции Дана и Клуша и брать парня с собой. А главное, гончар – не пыжик, его в саквояж не спрячешь.
Как только за парнем закрылась дверь, Лэм быстро вывалил все вещи из саквояжа на полку в шкафу, схватил нож, которым Верт обычно вырезал что-то из дерева, и проделал в коже саквояжа несколько дырочек.
- Это – чтобы ты могла дышать, - объяснил он замершей от волнения Козявочки.
Козявочка все еще не верила.
- Так ты берешь меня с собой?
- Беру. Но только запомни – сидеть тихо, без меня не вылезать и не подавать ни звука. А главное – если я скажу тебе спасаться, ты это сделаешь. Даже, если тебе понадобится использовать для этого второе желание. И не пытаясь вытащить тех, кому помочь уже нельзя. Ты согласна?
Козявочка быстро-быстро закивала.
За дверью раздались шаги.
- Все, - Лэм подхватил пыжика на руки, опустил в саквояж и закрыл его. – Ни звука, и помни, что ты обещала.

0

205

Очередное прибытие экспресса из Лаборато на конечную станцию возле Ворот не предвещало сюрпризов, поэтому толстый начальник станции, сидя в своем кабинете в маленьком здании вокзала, откровенно скучал. Развалившись в кресле, он лениво пережевывал завтрак и глазел в открытое окно.
Все было как всегда. Зевающие жандармы, не проявляя особого почтения к Творению Великого Санта-Болты, подпирали Ворота. Маящиеся от безделья носильщики резались в кости на медяки. Крикливая торговка раскладывала на перроне свой товар и пререкалась с дежурным. А где-то за Воротами в дымке тумана звучал гонг Единого Храма и гнусавый голос жреца-сборщика. Привычная картина. Даже прибытие поезда не вызвало энтузиазма. Что один поезд, что другой. Поезда приходят и уходят, а станция у Ворот живет в своем, неизменном до мелочей, ритме.
Однако сегодняшний экспресс преподнес начальнику станции незабываемое зрелище.
По перрону важно вышагивал только что сошедший с поезда маленький человечек. В руке он держал изящную тросточку с полукруглой литой рукояткой, прикрывающей его кисть как гарда. За человечком шагал высокий тип с невозмутимым лицом и фигурой вышибалы, в сером наглухо закрытом сюртуке. Следом два дюжих лакея в сине-зеленых ливреях выгружали из купе первого класса бесчисленные чемоданы, кофры, круглые коробки и саквояжи.
Приглядевшись, можно было понять, что человечек уже немолод: вокруг глаз проявились тонкие морщинки, а в аккуратных усиках над капризно изогнутой губой предательски поблескивал седой волосок, который его хозяин не заметил в дорожной суете и оставил в живых.
Однако местные зеваки не обращали особого внимания на лицо приезжего, им вполне хватило его наряда – смеси дорогих тканей и украшений. Воротник рубашки франта из-за обилия кружев был похож на огромное блюдо, на котором лежала голова, увенчанная седым париком с сиреневыми прядками. Голубой фрак из тонкого сукна, сидящий строго по фигуре, был украшен бутоньеркой из стекляруса. Серо-голубой жилет сверкал блестками, а длина штанов изумрудного оттенка была рассчитана так, чтобы были видны роскошные пряжки на туфлях. Туалет завершали надушенные перчатки.
Начальник станции при виде такого кортежа вскочил из-за стола и поспешил на перрон, на ходу дожевывая бутерброд.
Однако на почтительный вопрос «Что нужно уважаемому лэру?» человечек окинул толстяка недоуменным взглядом.
- Джозеф, - негромко произнес приезжий, прижимая к носу пропитанный духами платочек. «Вышибала» одним движением плеча отодвинул пахнущего луком начальника станции от хозяина и приступил к переговорам. В течение трех минут все вопросы были разрешены. Начальник станции с поклоном показал направление, куда должен пройти уважаемый лэр (одновременно озвучив про себя совершенно другой адрес, по которому могут прогуляться все высокомерные столичные франты). Приезжий снова сморщил нос и отправился по первому адресу, осторожно обходя лужи.
Сразу за зданием вокзала (подальше от глаз жрецов Единого Храма) ушлые имперские олигархи разместили несколько приносящих неплохой доход зданий. Сначала к вокзалу пристроили небольшие лавочки, затем соорудили кабак, а уже к кабаку притулилось высшее достижение местной цивилизации - небольшое отделение «Демо-Банка». Туда и вошел человечек в сопровождении Джозефа, оставив лакеев караулить багаж.
Примерно через полчаса человечек покинул отделение, провожаемый почтительными взглядами его сотрудников. Как только за его спиной захлопнулась дверь, спокойное лицо приезжего приобрело какое-то плаксивое выражение. Он растерянно поглядывал по сторонам, словно не зная, что ему теперь делать. Невозмутимый Джозеф замер возле хозяина, не говоря ни слова. Наблюдавший эту картину начальник станции в предвкушении скандала принялся потирать руки.
«Похоже, что у лэра проблемы с деньгами, - мелькнула в голове у толстяка злорадная мыслишка. – Ну и хорошо, не будет вы…» (последовавший за этими словами глагол смешался с громким гудком паровоза и остался тайной для истории).
Именно в этот момент отворилась дверь кабачка, и на соседнее с банком крыльцо вывалилось два субъекта.
- Кнут, ты меня уввважашь? – пробормотал первый, одетый в оранжевую ливрею и дешевые сапоги для верховой езды, какие обычно носят грумы. В ответ на эту традиционную фразу второй субъект с огромным хлыстом за поясом подставил плечо и потащил приятеля в сторону. Человечек повернул голову вслед за ними и замер.
Неподалеку от кабака стоял фаэтон с высокими козлами, более подходящий для бульваров Лаборато, чем для провинциальных колдобин. Рядом была привязана роскошная пара серых коней, за которыми присматривал чумазый мальчишка.
В глазах франта загорелся огонек, легким движением руки он дотронулся до плеча «вышибалы», тот переглянулся с хозяином и сорвался с места.
- Любезнейшие, - обратился Джозеф к еле стоящим на ногах типам.
Те обернулись. Грум протер глаза, внимательно посмотрел на «вышибалу», затем перевел взгляд на франта, громко икнул и от страха немного протрезвел.
- Этто же лэр… Дыдырик, - пробормотал он.
Кнут смерил его недоуменным взглядом.
- Знакомый моего хоссяйна, - разъяснил грум. Услышав это, Кнут чуть было не шлепнулся в ближайшую лужу вместе с все еще висящим на нем собутыльником. Однако «вышибала» одним движением руки предотвратил падение парочки, схватив Кнута за грудки и поставив его в вертикальное положение.
- Мой хозяин интересуется, что вы здесь делаете в таком виде? - холодным голосом обратился Джозеф к груму. – И знает ли лэр Сильвестр Кворроу, что вы пьянствуете со своим другом в провинциальном кабаке, оставив его экипаж и лучшую пару серых под присмотром какого-то мальчишки?
- И что? Мы ему дали целых пять медных монет, - попытался возразить Кнут. Однако грум, лучше понимающий, с кем имеет дело, стукнул собутыльника локтем в бок, и попытался объясниться:
- Мой друг переп-путал. Мы не лэру Силли-вестру дали пять монет, а мальчишшшке, а лэру Силли-вестру я дал обесссчание не пить… Не выдавайте нас, пжалуста, - внезапно завопил он, пытаясь плюхнуться на колени.
Джозеф только нахмурил брови.
- Видите ли, - похоже, Кнут умел пить лучше, поэтому при разговоре почти не запинался, - лэр Сильвестр велел вывезти его в Лаборато. Этот вот фраер-тон, то есть. А меня наняли проводником. Я вожу дилижансы, - он приосанился, чуть не уронив товарища. – А по дороге мы с ним, - он встряхнул своего приятеля, - подружились. И решили закрепить нашу дружбу. Дружбу между Плуто и Демо, практически! А заодно отметили наше расставание. Мы же больше никогда не увидимся… - он пустил пьяную слезу, искоса поглядывая то на «вышибалу», то на стоящего на крыльце франта.
Джозеф оглянулся, ожидая указаний. Лэр кивком головы показал на фаэтон. Джозеф понимающе кивнул.
- Думаю, мы сумеем договориться, - произнес он. - Мой хозяин направляется в Плуто. Но поскольку из Лаборато мы прибыли на поезде, своего экипажа у нас нет. Мы на несколько дней воспользуемся этим фаэтоном, а затем вернем его сюда, и вы спокойно доставите его в Лаборато, - грум открыл рот. – Десять серебряных монет. Каждому, - грум тут же закрыл рот. – И молчание с нашей стороны. Даже если мы случайно встретимся с лэром Сильвестром…
- А может не надо встречаться, а? – просительно произнес грум. – Плуто такое большое, большой, большая…, - запутался он. – Вам же не надо в Бэмц?
- Неужели? Мой дорогой Слай находится в Бэмце? - улыбаясь, вступил в разговор франт. – Ах, какая жалость, что я с ним не увижусь! Но у меня срочное дело совсем в другом месте. Но хорошо, что я встретил его слуг, таких понимающих и таких надежных.
Грум облегченно вздохнул. Кнут попытался возразить, но произнесенная громким шепотом фраза «не спорь с лэром Дыдыриком» решила дело.
Остальные формальности были улажены за несколько минут. Получив гонорар, приятели тут же отправились залечивать стресс. Мальчишка помог запрячь лошадей в фаэтон, и франт с удобством разместился в нем, вытянув ноги.
- Все готово, лэр, - негромко произнес Джозеф, садясь рядом и беря в руки вожжи. – Вот саквояж с вашими драгоценностями, а кофр ребята надежно закрепили сзади. Не потеряем, не бойтесь. Для остального наняли телегу, ребята поедут за нами и устроятся в самых лучших комнатах. Мне тут порекомендовали или трактир Сайма, или одну неплохую таверну. «У Хизер» называется. Мы ведь едем в Бэмц? – уточнил он как нечто само собой разумеющееся.
- Естественно, - кивнул лэр, и на его лице появилась хитрая улыбка. – То, что надоеда Слай – в Пристенках, может быть совпадением. Но это надо проверить. Трогай!

0

206

- Готов, ты уже готов? - хомяк нетерпеливо подпрыгивал на куртке Дана, и даже горсточка орехов, любовно разложенная с вечера, оказалась нетронутой. – Мы опоздаем, все уже собрались.
- Не суетись, - маг внимательно перебирал амулеты, распихивая по карманам то, что прошло строгий отбор. – Без нас война не начнется.
- Это точно, - вздохнул фамилиар, - без нас никогда ничто не начинается. Вот почему нельзя, чтобы мы пришли, а всех плохих уже победили? Почему всегда мы?
Дан еще раз критически осмотрел отбракованные амулеты и забросил их в мешок. Тот опять был чем-то набит: запасная рубашка, пакет сушеных фруктов, какой-то крупный сверток. Маг достал из шкафа любимый нож, сунул за голенище сапога и натянул куртку.
- Это называется судьба, - улыбнулся он хомяку. – Ты же любишь быть победителем? А чтобы победить, надо для начала поучаствовать. Давай, залезай в капюшон, воитель! Пора.
- А мешок с вещами ты тут оставишь? – удивился фамилиар. - А вдруг что понадобится? Тебе его нести тяжело?
- Да я вроде все взял...
- Все не все, - топнул лапкой хомяк, - в самый важный момент окажется, что что–то забыл!
- Скажи уж лучше, что ты туда орехов насовал, - покачал головой маг, но мешок на плечо забросил.
Выйдя на крыльцо, Дан осмотрелся по сторонам, прислушался и запустил легкий ветерок. В соседском саду уныло бродил козел, на кухне негромко переговаривалась прислуга. Посторонних возле таверны не было, и маг спокойно прошел в пристройку.
Тай приветливо кивнула, аккуратно завязывая свой походный мешок. Не выспавшаяся Алиса откровенно зевала, но стоически сидела в кресле, держа на коленях сонного кота, всем своим встрепанным видом изображая поддержку. Следом за Даном ворвалась Лика. Довольная, что не опоздала, кивнула мэстрэ, сунула Тусику какую-то печеньку и плюхнулась в кресло рядом с Алисой. Чуд приоткрыл один глаз, но громко протестовать не стал.
- Чего прибежали? – буркнул маг. - Спали бы.
- Ага, - кивнула Лика, соглашаясь. Вышедшая из спальни Астра только скептически улыбнулась. Следом за ней показалась Клиса.
- Готова? – участливо спросил Дан. - Не волнуйся, все будет хорошо.
- Я не волнуюсь и не боюсь, - улыбнулась Клиса. – Ты забыл, что я не изнеженная девица, а воин!
- Да, воину не пристало бояться, - закивал с плеча Дана хомяк. – Но хороший воин всегда настороже! - Он поднял вверх лапку и внимательно посмотрел на Клису: - Так что ты на Лэма, конечно, надейся, но и сама не зевай! Он штатский. Мало ли что, вдруг не успеет!
Клиса хмыкнула и серьезно пообещала:
- Обязательно.
Тай одобрительно кивнула и собралась что-то сказать, но тут раздался тихий стук. Все замерли.
- Ну вас, - махнула рукой Тай, - это же Лэм.
И действительно, на пороге пристройке стоял демон с саквояжем в руках.
- Все хорошо, мэстрэ, я готов, - ответил он на немой вопрос. - Доброе утро, лэри.
Следом проскользнул Верт. Осторожно взглянул на Астру, поздоровался и пристроился подпирать стену.
- Чего так долго? – спросила Тай и улыбнулась: - Не говори только, что шнурки гладил.
- Ну, я же должен был выпить чашечку кофе, - включился в игру Лэм, - и привести себя в порядок перед такой ответственной встречей.
- Это да, - понимающе кивнула Тай, – перед такой встречей очень важно надеть новые стельки.
- А еще запастись орехами, - важно заявил Тусик и кинул Лэму орешек. – На, на самый черный день.
- Благодарю вас, - серьезно ответил демон, опуская орешек в карман.
Лика недоумевающее переводила взгляд с Лэма на Тай.
- Причем тут орехи и стельки? - девушка удивленно распахнула глаза. - Там же опасно будет, вы тут про какую-то ерунду!
- Ну, опасно-то там, - прищурилась проводница, - а мы пока тут…
- Ладно, посмеялись и хватит, - маг бросил на олигарха встревоженный взгляд. - Кстати, зачем вам саквояж?
- Здесь чистое белье, - нашелся Лэм. – В свете не принято ходить на охоту без чистого белья.
Тай недоверчиво фыркнула, но промолчала.
С приходом демона тянуть время стало совсем уже невозможно. Тай осторожно погладила Клису по плечу, Астра отошла к окну, то ли выглядывая прохожих, то ли скрывая волнение. Даже Тусик, сидящий на плече у Дана, жевал как-то нервно.
- Ну что, идем? - шагнула вперед Клиса.
- Да, конечно. И не тревожьтесь, - попытался успокоить Лэм окружающих. - Насколько я знаю, Беличья роща недалеко. Будет даже хорошо, если мы чуть-чуть опоздаем.
- Вот именно, - поддержала его Тай, - где это видано, чтобы дичь сама шла в ловушку строго по расписанию? Пусть этот мозгляк чуть-чуть поволнуется, заодно ценить будет больше. А мы с Даном пока отправляемся к Трем дубам. Там нас будет ждать отряд.
- Ну что же, лэр, - Дан внимательно посмотрел демона. – Оружие у вас с собой?
- Да, револьвер в кармане, - подтвердил Лэм. – Конечно, я – далеко не самый меткий стрелок, но, в крайнем случае…
- Не хочу читать вам нотаций… - нахмурился маг.
- И не надо, - перебил его олигарх. – Я все понимаю – не раскрывать себя, тянуть время, ждать подхода позорников. Но и самые лучшие планы иногда срываются. И нужно иметь пути к отступлению. Не волнуйтесь, я - не идиот, чтобы соревноваться с магами и проверять, что быстрее – огненный шар или пуля.
- Что же, - вздохнул Дан, - тогда просто приколите это. Можно на лацкан сюртука, рядом с брошкой.
- А это - «следилка»? - понимающе улыбнулся Лэм. – И на каком расстоянии она действует?
- Ну, ограничения, конечно, есть, но нам с вами хватит, - успокоил его маг. – И… удачи.
- И вам, мэстрэ, - олигарх был серьезен. – Ну что, лэри Клиса, - он повернулся к снегуре, - вы готовы? Помните легенду: я пообещал вам рассказать о вашем отце и веду вас к человеку, который видел в окрестностях какого-то снегура?!
- Я все помню, - подтвердила Клиса.
- Хорошо. Понимаю, что вы не умеете притворяться, лицемерить, но сейчас надо.
- Я знаю, - Клиса серьезно посмотрела на Лэма. – Я умею сидеть в засаде и выжидать. Чтобы поймать зверя, иногда нужно затаиться и притворится не тем, кто ты есть. Обмануть врага - это не обман, а военная хитрость.
Лэм неловко усмехнулся, вспомнив, как вчера снегура старательно изображала беззаботную доверчивую девушку. Конечно, на любом светском рауте ее бы раскусили в два счета. Уж что-что, а искусство лицемерия в светском обществе отточено до совершенства.
- Смогла же вчера почти весь день притворяться, - неловко улыбнулась Клиса. - Сижу с тобой за столиком в беседке, изображаю… Противно, но надо!
- Ничего, Лэмюэль – он привычный, - проводница ехидно посмотрела на демона и, поймав его взгляд, невинно захлопала глазами. - А я что? Я тоже врать не люблю. Но если для дела нужно – сумею.
- Вот именно, - строго ответил Лэм. – И, к сожалению, притворяться придется и сегодня. Наша задача - добраться до места охоты. Значит, изображаем доверчивых простаков.
В углу хмыкнула Астра, но осеклась под укоризненным взглядом Тусика.
- Вы изображайте-то поосторожнее, - буркнул Дан. – Мало ли что... Все, пора выходить. Мы с Тай уходим первыми, а вы сразу следом, - Он оглядел комнату, словно старясь запомнить всех собравшихся. – Удачи нам! - и, не дожидаясь ответа, решительно распахнул дверь перед Тай.

0

207

Всю дорогу до Беличьей рощи Лэм молчал, мысленно прокручивая в голове предстоящий диалог со Слаем. Впрочем, идти было недалеко, да и его спутница тоже была не расположена вести светские разговоры: Клиса шла, поджав губы и сосредоточенно поглядывая по сторонам. Лишь на подходе к роще снегура нарушила затянувшееся молчание.
- Смотрите. Это он? – с волнением спросила она.
Лэм от неожиданности замер как вкопанный, пригляделся, и внутри у него что-то ёкнуло. В предчувствие олигарх никогда не верил, а многочисленные приметы деда Бенедикта всегда считал данью морской традиции. Так что его внутренний голос, хотя и позволял себе спорить с хозяином по поводу его поступков, никогда не брался предсказывать будущее. Вот и сегодня этот голос даже не попытался предупредить Лэма, что тщательно разработанный план может оказаться под угрозой, причем исключительно по вине самого олигарха.
Лэм ошибся, уверенно заявив, что на охоту Слай поедет в своем роскошном фаэтоне. На опушке Беличьей рощи вместо фаэтона их ждала маленькая черная карета с плотными шторами на окнах и без герба на двери. На запятках сидел кучер, закутанный в темный плащ, в большой широкополой шляпе, из-под которой выглядывал только длинный нос.
Возле кареты стоял Слай в довольно скромном (по его меркам) желто-коричневом наряде с неизменным оранжевым галстуком. При виде снегуры его лицо осветилось радостью.
- Какие гости! – с иронией пропел он, потирая руки.
- Доброе утро, мой дорогой Кворроу. Разрешите представить вам Клису Рихаду, - произнес Лэм, подходя поближе и с трудом сдерживая охватившее его волнение. Олигарх готов был обругать себя последними словами, только вряд ли это могло помочь делу.
- Я очень рад вас видеть, - расплылся в улыбке Слай. Лэм, входя в роль, заставил себя улыбнуться в ответ, но вот снегура проявлять дружелюбие не собиралась.
- Мне сказали, что вы знаете, где мой отец, - Клиса с места в карьер приступила к реализации легенды. Впрочем, в ее словах не было ни капли лжи. Снегура была уверена, что этот скалящий зубы тип точно знает, куда пропал Красс. Возможно, он даже приложил к этому руку, и именно из-за него ее доверчивый отец может погибнуть. Плакать снегура не собиралась, но в ее глазах мелькнула тоска, тут же сменившаяся едва сдерживаемой ненавистью. Впрочем, на эти нюансы тип не обратил внимания – чувства Клисы его не трогали.
- Конечно-конечно, - Слай поджал губы с иронической ухмылкой. - Друг мой, мы должны помочь этому несчастному существу встретиться с отцом.
Он легонько хлопнул в ладоши, и из-за кареты вышло два дюжих лакея. Один тут же набросился на Клису сзади и обхватил ее, не давая пошевелиться, а второй прижал к носу снегуры тряпку, пропитанную едко пахнущей жидкостью.
- Отойдите в сторону, мой друг, и не дышите, - пробормотал Слай, оттаскивая Лэма за рукав и прикрывая лицо, - это – усыпляющий раствор. Новейшее изобретение – вытяжка из какого-то гриба.
В момент нападения весь план тут же выветрился из головы снегуры. Девушка инстинктивно попыталась сопротивляться, но держали ее крепко. Изловчившись, Клиса выскользнула из объятий одного лакея, ударом ногой в пах вывела из строя второго, попыталась вдохнуть свежего воздуха, но в этот момент раствор подействовал, и с невнятным возгласом снегура опустилась на траву и закрыла глаза. С трудом разогнувшийся лакей подошел поближе, легонько толкнул ее ногою в бок, но Клиса лежала без движения.
- Вот, что значит – наука. Спи, деточка, спи, - с издевкой проворковал Слай, довольно поглядывая на добычу. – Сейчас ты поедешь к папочке. Как говорил Дориан, он недавно раздобыл взрослого снегура. Так что, возможно это – действительно его дочь. И мы с вами ей не солгали!
- Это делает нам честь, Слай! – Лэм скривил губы в улыбке. – А кто такой Дориан?
Козявочка заерзала в саквояже. Похоже, малютка тоже вспомнила разговор, который она услышала в мешке Красса.
- Тот самый тип, с которым я поспорил, - объяснил Слая, внимательно наблюдая, как лакеи заворачивают снегуру в холстину, туго связывают ее и сгружают в ящик под сидением кареты. - Маг. Он попытался подсунуть ей амулет и приманить, но у него не получилось. Похоже, ему кто-то помешал. У этих магов такая конкуренция. Слышали бы вы, мой друг, как он ругался! Мы его едва успокоили…
- Он, что, важная шишка? – уточнил Лэм.
- Поверьте, мой друг, среди нас плебеев нет, - нахмурился Слай.
- Не соглашусь, - возразил Лэм - Мы можем быть уверены только в имперцах, а не в магах.
- Тут вы правы, - расцвел в улыбке Слай. – Но в отношении Дориана все чисто. Он - из самой известной и влиятельной магической семьи. Кажется, их фамилия – Кеон, с какими-то сложными приставками.
Лэм сумел сдержать возглас изумления и сделать невинное лицо.
«Вот и какой-то родственничек нашей дорогой Анликки прорисовался», - мелькнула нехорошая мысль. – «И он и есть - тот самый Дориан. Интересно, какие еще сюрпризы меня ждут? Неужели она… Нет, не может быть».
- Друг мой, - раздался взволнованный голос Слая, - что у вас с рукой, почему она забинтована?
- Да все из-за этой дикарки, - нашелся Лэм. – Прежде чем начать нормально разговаривать, она меня укусила. Эти зубы… Режут кожу как стекло. Одно слово – нелюдь.
- Как я вас понимаю! Но за это она послужит нам неплохим развлечением, правда? А такая дичь станет для вас лучше рекомендацией в нашем избранном кругу. Учитывая ваш поступок, я готов поручиться за вас перед… - Слай замялся, но тут же нашелся: - перед всеми. Так что, садитесь в карету, время не ждет. А вы, двое, - кивнул он лакеям, - ступайте домой. Надеюсь, наш узелочек не развяжется? – и он небрежно похлопал по ящику, в котором была заперта снегура.
- Как можно, - отозвался один из лакеев. – Канаты крепкие, со стальной нитью, а у нее ни ножа, ни какого другого инструмента с собой нет.
- Она не задохнется в ящике? – уточнил Лэм. – А то все будет напрасно…
- Все предусмотрено, мой друг, - успокоил его Слай. – Эта карета сконструирована по последнему слову техники, специально для таких случаев. Садитесь же, - нетерпеливо повторил он.
Лэм еще раз с тоской оглядел карету. Да, все-таки он недооценил Слая. Ловушка, в которую они добровольно полезли, оказалась изощреннее, чем представлялось раньше. Остается надеяться, что Дан поведет позорников с помощью «следилки», а не будет искать фаэтон, который сейчас неизвестно где.

0

208

Сбор специального отряда позорной дружины был назначен во дворе штаба. Глава отряда Карл Борвиц медленно расхаживал вдоль коновязи, проверяя готовность подчиненных к операции.
Десятник Борвиц был всегда на хорошем счету у начальства. И не благодаря подхалимажу или лизоблюдству – оба этих качества напрочь отсутствовали у Карла. Более того, такие вещи вызывали лишь презрение у его непосредственного начальника – сотника Сванте Клуша. Одобрение этого человека можно было заслужить только службой, а дотошный Карл никогда не упускал ни одной мелочи, что не раз помогало захватить контрабандистов с поличным.
Однако все похвалы Карлу неизменно заканчивались мрачным вопросом сотника: «Когда же ты будешь сам принимать решения, не надеясь на меня?»
И действительно, успешнее всего Карл действовал по инструкции. Но, как только происходило что-то неожиданное, десятник мгновенно утрачивал контроль над ситуацией и по любому, самому пустяковому поводу кидался за указанием к начальнику. Клуш ругался, восклицая: «И когда это все кончится?!» (с добавлением еще нескольких слов, которые при дамах обычно не произносят). Карл выслушивал очередную нотацию, потупив голову, но в критической ситуации вновь слал гонцов, спрашивая совета Клуша, и выдергивал начальника из дома. Даже если у сотника был выходной или заслуженный отпуск. Так Карлу было спокойнее.
Терпение сотника лопнуло после того, как Карл вытащил Клуша на службу в тот момент, когда у близнецов резались зубы. Возникшие проблемы Клуш разрешил за несколько минут, но тут же самостоятельно вляпался в историю с кражей в таверне Хизер, потом навалились дела, и домой он попал только к вечеру.
На следующий день Клуш вызвал подчиненного в свой кабинет и устроил ему грандиозную выволочку, высказав сомнение в соответствии Карла занимаемой должности. Правда, выражалось это другими, более доступными словами, но десятник его прекрасно понял. Карл даже дал клятву, что такое больше не повторится, но ему никто не поверил.
Впрочем, для нового специального поручения исполнительный десятник подходил идеально. Этот не пойдет на поводу у склонной к авантюрам проводницы и столичного героя, а выполнит все указания Клуша. Телепортиста назначил сам Сванте, а остальных четверых Карл должен был самостоятельно отобрать из своего десятка.
Такое решение далось Карлу с трудом, поэтому вот уже полчаса он шагал по двору, еще раз оценивая про себя свой выбор. Впрочем, трое собравшихся позорников (в отличие от опаздывающего четвертого) беспокойства не вызывали.
Самым надежным был балагур Жанно. Этот вечно улыбающийся крепыш обладал каким-то шестым чувством, помогающим ему играючи отыскивать контрабанду. На вопросы, как он это делает, Жанно всегда отшучивался, что у него собачье чутье. Только неуемная страсть Жанно к розыгрышам, не ограничивающаяся пределами казармы, мешала ему самому стать десятником. Столичное начальство не хотело даже слышать о повышении типа, способного подкинуть в багаж Комиссии по Проверке Нравственности Позорной дружины дохлую ворону и постыдные картинки. Карл ухмыльнулся, вспоминая воцарившийся тогда в штабе переполох. Заметив это, Жанно подмигнул десятнику и вновь занялся подпругой своего коня.
Неподалеку от него примостились еще двое - Том-большой и Том-маленький. Парни звезд с неба не хватали, однако Том-маленький считался в отряде специалистом по маскировке и разведке. Ну, а высокий и крепкий Том-большой, казалось, знает лошадиный язык – кони понимали его с полуслова.
На крыльце пристроился еще один участник операции - штатный маг-воздушник по прозвищу Тихоня, молчаливый и, как о нем шутливо говорили в дружине, «не бросающий слова на ветер». Однако видевший его в деле Карл был спокоен: в тихом омуте водились шмыси немалых размеров.
Все было бы хорошо, если бы не Ник. Ох уж этот Ник! Нет, Карл понимал парня – сам был молодым. Но все-таки не таким торопливым. А этот... Ник всегда спешил, как будто боялся что-то не успеть, и из-за этого попадал во всевозможные неприятности. Впервые влюбившись, да еще и в замужнюю крестьянку, парень не позаботился проверить, действительно ли ее муж вечером ушел в таверну, и поспешил упасть к ногам объекта страсти. После чего всю ночь прятался в колодце, опасаясь разъяренного пьяницы, так и не получившего украшение в виде рогов.
Карл поморщился, вспоминая, как защищал горячего парня перед Клушем, как с трудом унял Жанно, готового утопить Ника в насмешках. Впрочем, герой-любовник извлек из ситуации всего один урок – завел себе незамужнюю девушку в дальней деревне, из-за чего стал постоянно опаздывать на службу. Вот, как сегодня…
Именно в этот момент в ворота штаба влетел Ник, верхом на служебном рысаке. Парень натянул поводья, останавливая разгоряченного коня, и замер, поедая глазами десятника, одновременно пытаясь отдышаться. Карл укоризненно молчал.
- Ну, и где ты пропадал? – начал разговор подошедший к ним Жанно. – Опять не ночевал дома?
Ник только сверкнул глазами.
- Десятник, разрешите доложить?
- Докладывай, - махнул рукой Карл.
- Следуя в расположение дружины…, - Ник недовольно покосился на ухмыляющегося Жанно и продолжил, - в общем, возвращаюсь я… сами понимаете... по главному тракту…
Карл только покачал головой. Новая девушка Ника жила в деревеньке по дороге от Ворот к Бэмцу.
- Так вот, на главном тракте я видел фаэтон, - Ник сделал паузу. – Тот самый, десятник, тот самый. Он уже давно в городе примелькался.
- Ну и что? – не понял Карл. – Судя по времени, он сейчас как раз идет к месту встречи.
- А вот и нет, - возразил Ник. – Сейчас этот фаэтон идет в сторону от Бэмца. А значит, встреча уже состоялась!
- Как состоялась? – удивился Карл. – Еще слишком рано. Тай ясно сказала, что подсадного и жертву заберут у Беличьей рощи около десяти. Мы как раз должны успеть к тому времени к Трем дубам, и оттуда она нас поведет.
- Мало ли, что там она наговорила, - фыркнул Ник.
- Тай – лэри серьезная, зря болтать не будет, - влез в разговор Жанно, - а ты, Ник, все никак не можешь забыть, что пять лет назад, когда ты у мэстрэ Хурга яблоки воровал, она тебя оттаскала за уши и назвала «великовозрастным балбесом».
- Не знаю, великовозрастный или нет, - обиделся Ник, - но я своими глазами видел этот фаэтон, а в нем два типа. Один из них наряжен, как чучело, явно наш клиент. Второй – поскромнее одет, то есть это - подсадной. А сзади – сверток с приманкой привязан. Понимаете, просто так, веревками, шмысь их побери. Но по очертаниям видно, что там - человек. Как они могли? Она же живая! – голос парня звенел от огорчения.
- Могли, - вздохнул Карл. – Эти могут все.
Десятник тут же вспомнил вчерашний вечер, когда Клуш разъяснял им детали операции. Горечь и возмущение, которые Карл испытал, узнав, какими делами занимаются в Пристенках богатые сынки, не прошли до сих пор.
- А что ты сделал, когда увидел фаэтон? – задал резонный вопрос Жанно. Ник потупил голову.
- Клянусь, я был осторожен, - пробормотал он. – Я только немного проследил за ним, и все. Меня даже не заметили. И вообще, пока мы тут спорим, фаэтон уже, наверное, Второй кордон прошел. И идет куда-то по проселочной дороге на восток, в леса. Надо торопиться, если мы хотим его нагнать.
- Сотник приказал взять с собой проводницу и мага, - с сомнением пробормотал Карл. – Они нас вести должны.
- А зачем? – возмутился Ник. - Ты и я в этих краях родились, зачем нам проводница? А маг у нас свой есть! – Ник кивнул в сторону Тихони. – Отличный телепортист! Зачем нам этот столичный герой? Ты же понимаешь, Карл, всю работу сделаем мы, а отчет в Магнолиум напишет он. Этим столичным только слава и нужна, а на Пристенки им наплевать!
- Но сотник сказал, что на подсадном будет «следилка»… - Карл обернулся к воздушнику. Тот понял его с полуслова:
- Вообще-то, возможности любого следящего артефакта ограничены. В случае, если объект окажется слишком далеко…
- Думай быстрее, десятник, - перебил мага Ник, - фаэтон уходит. Или мне сбегать к сотнику, спросить совета?
Карл побагровел. «В конце концов, ты поклялся Клушу, что научишься принимать решения сам. Вот и принимай!»
- Разговорчики! – он повысил голос. – Не надо никуда бежать. По ко-оням! А ты, говорун, показывай, куда направился фаэтон.
- Десятник, не пори горячку, - попробовал возразить Жанно.
- Я сказал: «По коням!» – Карлу явно вожжа под хвост попала.
Оба Тома переглянулись. Том-большой взобрался в седло и решительно подхватил повод лошади, предназначавшейся для одного из спутников отряда, ожидающих их у Трех дубов. Том-маленький последовал его примеру.
- Как скажешь, десятник, - вздохнул Жанно с грустной улыбкой и чуть придержал своего рысака. – Главное - коней не насмеши.

0

209

совместно с попутчиком

Назначать тайную встречу у Трех дубов казалось Дану верхом идиотизма. Три исполинских дерева прекрасно просматривались как с дороги, так и из леса. И если бы кому-то пришло в голову проследить, чем с утра пораньше занимаются заезжий маг и проводница, то вся конспирация полетела бы к шмысям. Впрочем, позорники избрали оригинальный способ соблюдения секретности - они просто не явились к месту встречи. Время неумолимо убегало, Лэм, судя по сигналу «следилки», уже направился в лес, а Дан и Тай все топтались вокруг этих трех дубов, поджидая не то у моря погоды, не то еще чего-то маловразумительного.
- Все, хватит, еще полчаса и я потеряю сигнал, - Дан решительно подхватил свой мешок, лежавший под деревом, - ты можешь ждать позорников, а потом догонять. А мы с Кактусом идем!
- Погоди, - Тай огляделась по сторонам, - Клуш - человек надежный, может, что случилось?
- С ним - вряд ли, - Дан старался казаться спокойным, но уже не только хомяк, но и Тай смотрела на него встревоженно. - Он сидит дома, и ему ничего не угрожает. А вот снегура уже в руках у охотников. Ты идешь?
Тай снова с сомнением оглянулась.
- Знаешь, ты иди за ними, а я минут через десять нагоню, - предложила она.
Маг кивнул, прищурил глаза, прислушиваясь к чему-то внутри себя, и легко, словно всю жизнь бегал по лесам, сорвался с места. Тусик едва успел вонзить когти в куртку, чтобы не упасть обратно в капюшон.
Тай проводила их взглядом и, едва маг скрылся из виду, нахмурилась. Что-то точно случилось – никогда Сванте Клуш не подводил своих друзей. Или произошло нечто непредвиденное, или… да какая разница? Еще минут десять, и плевать, что там случилось. С этим можно разобраться и потом, а вот слышать «следилку» потом будет куда как сложнее… надо торопиться!
Тай осторожно огляделась, убедилась, что ее никто не видит, присела, сняла сапоги, спрятала в заплечник, положила его под дубом и быстро побежала по собственным следам по направлению к городу. Случайный прохожий, окажись таковой на тропе, был бы очень удивлен, увидев, как след узкой женской стопы превращается через пару шагов в широкий след звериной лапы.
Когда-то трансформация давалась Тай с большим трудом, но сейчас она порой и не замечала перехода из одного состояния в другое. Да и одежда - специально широкая и бесформенная - позволяла оборачиваться практически на ходу, не мешая движениям. Если позорников просто что-то задержало, она их встретит и поторопит. Главное, чтобы маг не потерял сигнал!

Сигнал был четкий и ясный. Дан, конечно, приврал. Не полчаса его будет еще слышно, а час, а то и дольше, но стоять, как идиот, у этих несчастных дубов маг больше просто не мог.
Да, умом он понимал, что нету другого выхода, что снегура - не изнеженная девица, да и Лэм каким-то образом дожил до своих тридцати лет без его, Дана, защиты. Но легче от этого не становилось. На душе скребли не тихие домашние кошки, а свирепые мадеинские лигры, каждая ростом с доброго коня. Хотелось кого-нибудь прибить. Желательно пару охотников или хотя бы этих самых позорников, которых они тупо ждали под дубами… И единственный способ не сорваться – это сцепить зубы и следовать за сигналом, надеясь, что интуиция, предсказывающая пакости, просто обманулась, и все будет хорошо.

Тай пробежала пару верст, но позорников так и не встретила. Уже недалеко было и до Бэмца. Проводница вздохнула - видимо, и впрямь произошло что-то непредвиденное, но времени выяснять не было, и, еще раз взглянув на городок, она развернулась и бросилась догонять мага.
Все-таки боевая ипостась – очень хорошее подспорье. Путь до Трех дубов даже с легким на ногу Даном занял около получаса, а одна Тай пробежала эти версты буквально за десять минут. Она вернулась к дубам, подобрала свой заплечный мешок и припустила по четкому следу мага…

Через десять минут Тай еще не было. Бежать по лесу было не слишком легко - Дан пожалел, что не взял у проводницы карту, одолженную Клушем. Сейчас, когда маг четко видел направление, в котором увозили Лэма и снегуру, можно было бы попытаться вычислить более короткую дорогу. Он прекрасно понимал, что такого темпа долго не выдержит. Конечно, он еще не совсем развалина, но соревноваться в скорости с фаэтоном глупо. Но пока он ничего не мог изменить и бежал по лесу, надеясь, что Тай легко вычислит его след.
Внезапно дорогу пересек огромный овраг. Дан остановился, прикидывая, что делать. То ли попытаться-таки сгустить воздух и перелететь через него, то ли поискать тропинку.
- Ну, чего ты встал, пошли, - дергал за ухо хомяк. Кактусу не надо было ничего объяснять, он и сам чувствовал, какое нетерпение, почти мания, сжигает мага. И сам разделял это нетерпение. – Давай уже, что тебе овраг? Перелетим!
- Кхм,- раздался за спиной кашель, и Дан мгновенно обернулся, успев обругать себя за невнимательность, и готовый к чему угодно. Но сзади стояла Тай. Она почти не запыхалась, и на губах снова играла привычная ироничная улыбка.
- Совсем необязательно перелетать. Тут справа тропиночка есть, она легко через овраг переведет, незачем тратить силы зря.
И проводница шагнула первой. Дан облегченно вздохнул и последовал за ней.
- А куда мы идем-то? – обернулась Тай к магу, когда они, наконец, выбрались из оврага. - Ты бы мне на карте показал направление?
Тай уселась, скрестив босые ноги, достала из заплечника свиток, выданный Клушем, и расстелила его на траве:
- Сейчас мы вот здесь...
Дан кивнул, прикрыл глаза, прислушиваясь к сигналу «следилки» и уверенно показал:
- Они едут вот тут, и движутся сюда.
- Отлично, - обрадовалась проводница. – Значит, они точно едут по старой дороге. Вот этот поворот они пропустили, а свернули здесь, - палец Тай проследил дорогу. - А вот тут есть заброшенная заимка! Скорее всего, к ней они и направляются... И мы с тобой срежем путь. Вот тут напрямую, потом по краешку болота, и… - она ткнула в точку на карте, - прямо к заимке и выйдем!
- А мы точно не заблудимся и не потеряем их? – строго спросил хомяк.
- Не должны, - улыбнулась Тай, - видишь, дорога идет по окружности, а мы пойдем напрямик. И ты, Дан, уточнишь по дороге - то ли это место, о котором я думаю.

0

210

Совместно с Фаэль

Проводив Дана и Тай до калитки, Верт вернулся в комнату Лэма. Собрать мешок было делом недолгим, и парень просто не знал, чем себя занять. Идти сразу по пятам было никак нельзя, Тай бы точно его заметила, и тогда весь план шмысю под хвост. Надо было выждать хотя бы полчаса, а лучше минут сорок. Верт то и дело поглядывал на большие настенные часы, но стрелки словно замерли на месте.
«Уж не сломались ли они?» - подумал он и прислушался, холодея от мысли, что прошло уже больше времени, чем надо, и теперь он даже следов не найдет. Но нет, часы исправно тикали, и стрелка лениво ползла к следующему делению.
«Я же никакой провизии не взял!» - вспомнил вдруг парень. Сейчас он так волновался, что кусок бы не полез в горло (он и не полез за завтраком, хорошо, никто не обратил внимания). Но Верт прекрасно понимал, что в лесу это пройдет, да и неизвестно, сколько по тому лесу бродить придется. Так что, о еде следовало позаботиться заранее. Наступать на те же грабли, что и в прошлый раз, было бы верхом глупости.
Парень постарался придать себе беззаботный вид перед зеркалом.
«Так, брови раздвинуть, - командовал он себе, - лоб разгладить. И улыбаться, да не так, чуть-чуть, уголками губ. Вот так! А теперь вниз».
По счастью, никто из знакомых ему не встретился, особенно Астра. Уж она бы вмиг заподозрила что-то неладное!
А так он спокойно (поминутно оглядываясь, не идет ли кто за ним) дошел до лавки, купил большой каравай и четверть головки сыра, и пошел в лес, сочтя, что уж теперь-то точно прошло полчаса. Чтобы попасть в лес, нужно было еще раз пройти мимо таверны, что Верт постарался проделать с осторожностью: он перешел на другую сторону улицы и, замирая от каждого шороха, пробрался по задним дворам. Маневр отнял немало времени, но зато позволил не попасться никому на глаза.
Верт поправил мешок на плече и двинулся в лес.

Третий день ярмарки начался привычной суматохой и беготней, но ажиотаж первых дней уже схлынул. Поубавилось приезжих, гости даже помещались в большом зале, и Олафу поручили другую работу - затащить лишние топчаны на чердак и заодно прибраться там. И с самого утра Олаф возился на чердаке, воюя с зарослями паутины.
«И почему это паукам тут так нравится? - думал парень, накручивая паутину на старую метёлку. - Вот ведь, который раз за лето обдираю, а её не убывает». Он добрался до круглого окошка и выглянул наружу. Сверху были хорошо видны ближние улицы, дома, и даже лес. И тут Олаф заметил вдалеке знакомую фигуру.
- Верт? А чего это его в лес понесло? - вслух удивился он, но присмотрелся и понял — Верт идет не просто так, а по следу: вдоль дороги тянулась тонкая, светящаяся синим струйка, похожая на дым.
- Так-так, интересно, - пробормотал Олаф и ринулся вниз. Возле комнаты Дана он притормозил. Стучать в дверь и открывать ее не было необходимости: синий, едва заметный здесь след начинался от двери и тянулся вниз, к выходу.
«Это что же, Дан ушел? Да еще и след оставил, а раньше ведь не оставлял. С чего бы вдруг? А Верт, значит, за ним отправился, да не налегке, а с мешком. Что-то тут неладно. Интересно, а Тай в курсе?»
Однако в пристройке было пусто. Олаф хлопнул себя по лбу:
«Ну, конечно, она ушла вместе с Даном, не пойдет же он по лесу без проводницы!»
Бегом вернувшись в свою каморку, парень переоделся и прихватил со стола пару сухарей. Заглянул на ходу в кухню - все были заняты привычными делами и никто не обращал на него внимания.
«Я быстренько, догоню Верта и назад», - подумал он, и направился к задней калитке. Парень не понимал, что его гонит, но в голове четко билась мысль: «Быстрее, быстрее... Опоздаю!»
До опушки Олаф добежал за считанные минуты. Он четко видел светящийся след. А чуть дальше на тропинке заметил и вполне обычный отпечаток башмака.
Олаф прибавил ходу и, огибая густой кустарник, чуть не налетел на Верта.
- Привет! - натянуто произнес Олаф. - А ты куда это намылился, а?
- Олаф, Кошкин Ёт, откуда ты тут взялся?! Ты что, следил за мной?
- Да что мне, делать больше нечего? - возмутился юноша. - Не следил я. Просто заметил с чердака и...
- И, конечно, побежал следом, - с сарказмом закончил Верт. – Как будто не может человек по своим делам пойти в лес...
- С собранным мешком на плечах? - не остался в долгу Олаф. - Оно конечно, за грибами только так и ходят - крадучись по задним дворам.
- Да тебе-то какое дело?! - вспылил рыжий. – Ну, дворами, ну, с мешком, ты-то чего следом пошел, кухню свою оставил?
- Вот все вы так, - обиделся парень, - чуть что, так не твое дело. А вот мое дело, ясно тебе! Если Тай в лес уходит, это мое дело.
- Ишь ты какой... Постой, а откуда ты знаешь, что Тай ушла?
- Да шмысю понятно, что Дан без проводницы в лес не отправится! Ты же за ними пошел?
- Ну, за ними, - не стал отпираться гончар. - А ты видел, как они уходили?
- Как уходили - не видел, зато след Дана и сейчас вижу, вон, отсвечивает, - пробурчал Олаф.
- Как это? - поразился Верт.
- Ну, мне Дан объяснил, что я вижу магию - как свечение вокруг магов или амулетов там всяких. Ну и следы ее иногда. Какая стихия - такой и цвет. Вон, за Даном от самой комнаты синий след тянется, вроде дымка. Только я не пойму, раньше такого, вроде, не было...
- Значит, ты сейчас видишь, куда они пошли?! - перебил Верт. Олаф кивнул. – Слушай, братец, помоги, а! Мне позарез нужно их догнать, а я совсем со следа сбился.
- Да зачем тебе? - удивился парень. - Объясни толком, что происходит, куда вы все так сорвались?
- Долгая история, - отмахнулся Верт. - Ты со мной пойдешь или в таверну? Если в таверну, то хоть направление покажи.
Олаф колебался недолго. Решительный настрой Верта говорил, что происходит что-то настолько серьезное, что влезать в это было бы верхом глупости. А не влезать — верхом трусости. Он тряхнул белой гривой.
- С тобой.
- Тогда показывай дорогу, а я по пути расскажу.
И парни шустро зашагали по лесу.

0

211

совместно с Люксорией

- Олаф! Олаф! И куда пропал этот негодник? – услышала Лика громкий голос Хизер. – Вернется – вот уж я ему…
Девушка оторвалась от книги, которую листала, сидя за столом в большом зале, и задумалась, но не об Олафе, а о пользе подслушивания чужих разговоров. Не подслушала бы тогда Дориана, сейчас бы, может, и поверила сказке, что ее жених вдруг воспылал любовью к экзотике и увлекся снегурой. Не услышала бы сейчас Хизер, не узнала бы, что…
«И что, собственно, я узнала? – остановила себя Лика. – Что Олафа нет дома, и хозяйка не знает, где он. А ведь Олаф мог легко увязаться за Даном… Так, хватит! Это абсолютно не мое дело!»
Она снова заставила себя опустить взгляд на страницу. Читать получалось плохо.
«А если Олафа поймают? – мелькнула в голове беспокойная мысль: - И будут угрожать Дану, что убьют парня. А мэстрэ ведь такой, с него станется поверить!»
Лика досадливо согнала севшую на страницу мошку.
«Глупости! – попыталась она убедить себя. – Олаф просто пошел на ярмарку, вот и все!»
- Привет, - на веранду заглянула чуть смущенная Астра. – Верта не видела? А то он что-то подозрительно долго не попадался мне на глаза…
Лика посмотрела на нее и захлопнула книгу, толком не прочитав ни строчки.
- Похоже, что Олаф и Верт тоже отправились на охоту, - неторопливо ответила магичка.
Астра присела на свободный стул и задумчиво прикусила ноготь.
- То-то мне сегодня утром показалось, что рыжий какой-то странный. Он, наверное, еще вчера задумал на подвиги податься. И Олаф туда же… Вот дураки-то!
- Кто дураки? – подскочила к ним Алиса.
- Верт и Олаф, - пояснила Лика. – Они тайком сбежали вслед за нашими.
- Без нас? – личико Алисы расстроено вытянулось. – А еще друзья, называется! Могли бы и нас с собой взять!
Девочка надулась и так сильно стиснула Чуда, что тот возмущенно взвыл.
- Еще чего не хватало! - покачала головой Астра. – Нам там делать нечего! Да и им, по большому счету, тоже…
- Но… - попыталась возразить Алиса.
- Мы останемся здесь! – отрезала Астра.

Но не зря говорят, что самое сложное – это ждать и догонять. В догонялки сейчас играли другие, а вот что такое ожидание оставшиеся в таверне девушки почувствовали на своем опыте.
Алиса наглаживала кота так, что будь у него шерсть, она бы сбилась в жуткие колтуны. Астра водила кончиком пальца по столу, рисуя какие-то узоры, а Лика всерьез подумывала, не погрызть ли ей ногти. Останавливало воспитание и тот факт, что руки были не мыты с самого утра. Еще заразу какую подхватишь.
- Ну что, может, займемся чем-нибудь полезным? – без энтузиазма предложила Алиса. – Или пойдем по городу погуляем?
- Пойдем, - согласилась магичка. – А то мы тут скоро на стенки лезть начнем.
- А что, не так уж и сложно, - Астра прикинула высоту. – До потолка по стене…
- Вот и я о том же. Пора идти на прогулку!
Девушки вяло направились к выходу, но на улицу выйти не успели – Лика услышала во дворе знакомый голос, насмешливо комментирующий внешний вид таверны.
«Он все-таки приехал!» - мысленно ужаснулась магичка, панически оглядывая своих подруг. Ни демонесса, ни воровка явно не были подходящей компанией для лэри из древнего рода Кеонов.
- Сидите здесь. Пожалуйста! – на ходу бросила Лика, выскакивая на крыльцо. – Привет, Дориан!
Все трое магов, держа коней на поводу, стояли во дворе таверны.
- Здравствуй, дорогая, - улыбнулся пребывающий в благодушном настроении жених. – И в этом курятнике тебя поселил героический мэстрэ Дан?
- Да, - лаконично ответила девушка, понимая, что спорить просто бесполезно. К тому же одно только слово «курятник» заставило покраснеть и начать преувеличенно внимательно изучать утоптанную землю во дворе.
- Замечательно, - хмыкнул маг, бросая поводья своего коня подбежавшему к нему конюху. – Просто замечательно. Интересно, мэстрэ Гор в курсе, как вообще обращаются с его дочерью?
- Да здесь… - нерешительно начала Лика, но Дориан, как всегда, лучше знал, что ей надо:
- Конечно, я сам ему напишу. Ты ведь у нас не любишь жаловаться. Вот что, милая, где здесь можно спокойно поговорить?
- Пойдем в беседку, - предложила девушка. – А твои друзья…
- Подождут в трактире. Надеюсь, здесь нет тараканов?
- Вот и проверим, - весело откликнулся Рони. – Проведем, как говорят в Демо, стандартизацию и классификацию.
- Я что-то совсем не понял, что ты нам предлагаешь сделать, - подколол его Лоренс.
- На месте разберемся, - заявил парень. – Итак, вперед!

- И что это было? – озадаченно уточнила Алиса, когда Лика выскочила за дверь.
- Ну, все же ясно, - невесело усмехнулась воровка. – К ее светлости пожаловали столь же аристократические друзья, а мы – неподходящая компания для девицы из столь знатного рода. Если нас увидят вместе, это такой конфуз!
Демонесса хихикнула – у них в пансионе со словом «конфуз» было связано много забавных историй – и предложила:
- Пускай нам нельзя показываться на глаза этим типам, но мы-то на них посмотреть можем, правда?
Астра кивнула, и девочки подбежали к окну, только чтобы увидеть спину в бежевом камзоле, скрывшуюся в беседке. Алиса нахмурилась, пытаясь вспомнить, где она видела этот камзол, но додумать не успела. Дверь в таверну резко распахнулась, с грохотом ударившись о стену. На пороге стояли двое богато одетых молодых людей и брезгливо оглядывали помещение.
- Знаешь, Лоренс, - сказал один из них, доставая из кармана батистовый платок и закрывая им нос, - думается мне, что ты прав. Тут нечего классифицировать. Этот клоповник нужно срочно закрыть, как источник потенциальной биологической опасности.
- Ты прав, - отозвался второй и осторожно отодвинулся от дверного косяка, - риск велик, но раз уж мы здесь, нужно завершить инспекцию, - и крикнул, подзывая слугу: - Эй, в этом, с позволения сказать, заведении что, самообслуживание?
Из кухни появился бледный мальчишка и почтительно замер перед грозными посетителями.
- Удивительно, как это место вообще до сих пор на плаву с таким-то сервисом, - прокомментировал первый. – Нам лучший столик, вина и легкую закуску. Все самого высшего качества…
Мальчишка кивнул и жестом пригласил гостей в дальний конец зала.
- Высшее качество? – хмыкнул Лоренс. – Рони, дружище, да ты бредишь! Оглянись вокруг и оставь свои надежды. Лучше поинтересоваться, как зовут местного целителя и где его найти на случай пищевого отравления.

- Вот гады! Ну, я им сейчас! – не выдержала Алиса, но Астра тут же оттащила ее в коридор, ведущий в кухню.
- С ума сошла? – девушка выразительно подняла бровь и покрутила пальцем у виска для пущего эффекта. – Это же маги! Они тебя одной левой, даже пикнуть не успеешь!
- Откуда ты знаешь? – с сомнением уточнила Алиса. – У них же на лбу не написано.
- На лбу – нет, но браслеты на что? По ним любой дурак мага определить может. Их, собственно, для того и носят.
Алиса с любопытством выглянула из-за угла и присмотрелась. На правых руках обоих мужчин действительно что-то блестело.
- Да, браслеты есть, - подтвердила она. – Я такие же у мэстрэ Дана и мэстрэи Ингрид видела.
- Логично, - насмешливо пожала плечами Астра. – Они, вроде как, тоже маги…
Но Алиса никак не отреагировала на насмешку, она вдруг застыла, а потом звонко хлопнула себя ладонью по лбу.
- Слушай, я, кажется, вспомнила, где видела этот бежевый камзол. Тип в точно таком же камзоле говорил с гадом, который повез Лэма на охоту. И они смотрели на Клису!
Астра схватила Алису за рукав и торопливо зашептала.
- А помнишь, Верт говорил про какого-то аристократа, который подвеску Клисе передавал?
Демонесса с сомнением покачала головой. По всему выходило, что это был тип в камзоле, но…
- Они, конечно, придурки, каких поискать, но не убийцы же!
- Много ты понимаешь! – резко возразила Астра. – Думаешь, убийцы обязательно должны ходить с руками по локоть в крови, увешанные ножами и пистолетами? Поверь, они могут выглядеть как угодно, даже вполне респектабельно. И не факт, что эта троица не причастна к охоте!
- Но ведь Лика сейчас с ним! Вдруг он ее убьет? - испугалась Алиса. - Мы должны что-то сделать!
- Да, - задумчиво согласилась Астра. – Вот только что? Это же маги…
Девчонки снова выглянули в зал, пытаясь сообразить, что они могут противопоставить двум магам. Оказалось, что почти ничего. Но пока служанка подавала посетителям вино, немедленно объявленное ими дешевой подделкой под действительно приличные напитки, Алису осенило.
- Синюшка - самый лучший выход, - убеждала она Астру. – И действует быстро, и результат – на все лицо. Единственная проблема – успеть бы сбегать до леса.
- Не надо никуда бежать, - нехорошо улыбнулась та.
Может, пакости воровка придумывать умела и не так хорошо, как благовоспитанная пансионерка, но как их осуществить, точно знала лучше. Она подошла к окну кухни, распахнутому настежь, чтобы жар от печки хоть немного остужался уличной прохладой, и тихонько свистнула.
– Кряква, полетишь на дело, - серьезно проинструктировала она севшую на подоконник птицу. – Нам срочно нужна синюшка. Думаю, одной веточки хватит.
- За глаза! – махнула рукой Алиса.
Сорока без малейшего энтузиазма переступала лапами.
- У нас же отпуск, - недовольно выдала она. – Я только нашла себе нового пар-рня! У него такой большой, длинный хвост! До леса недалеко, сходи сама, а у меня р-роман!
Астра молча сложила руки на груди и уперла в сороку тяжелый взгляд опасно прищуренных глаз.
- Ну, хор-рошо! – нехотя согласилась сорока, - Если дело сер-рьезное… Но с вас пир-рожок! И только попр-робуйте не дать!
И Кряква полетела к лесу. Ягоды синюшки она отлично знала – самой неоднократно приходилось их клевать. Они вкусные, и на птиц действуют не так, как на людей. А если там чего и синеет, так под перьями все равно не видно.

А в таверне становилось все веселее и веселее. К вину молодые маги потребовали сыра и теперь, соревнуясь в остроумии, громко высказывали предположения о том, где и для кого мог быть произведен этот продукт.
- Насчет корма для свиней ты явно не прав, - Рони поднял на вилке один ломтик и брезгливо посмотрел его на свет. – Думаю, это все-таки делали в Магнолиуме…
- Ну, уж!
- Да, в Магнолиуме, - серьезно кивнул парень. – В качестве нового биологического оружия. Ты только представь – забросать лагерь противника вот этой… субстанцией!
- Рони, ты ни разу не стратег! – покачал головой Лоренс. – Наши военачальники будут действовать куда тоньше. Перед сражением они пригласят врагов на банкет, чтобы обсудить условия капитуляции. В какой-нибудь соус повара добавят вот этот сырок, и в результате битва не состоится, потому что все враги будут стоять в очереди к нужникам!

- Как же мне надоели эти лэры! – ворчала у плиты тетушка Марта, не обращая внимания на устроившихся в кухне девушек. – Работать бы шли, если уж заняться нечем. Так ведь нет, они лучше будут жить на денежки своих родителей и всем жизнь портить…
- Как думаешь, что ему надо от Лики? – Алиса даже ерзала на лавке от нетерпения, постоянно выглядывая в окно, но Кряква пока не возвращалась.
- Понятия не имею, - Астра нервно прикусила костяшку указательного пальца. – Но Лика, скорее всего, понятия не имеет, чем занимаются ее друзья. Главное, чтобы она ему ничего не рассказала… Ведь если он действительно из охотников, то накроется наш план… чем-нибудь не очень приятным.
- И что делать?
- Давай так, - решила Астра, - я здесь жду Крякву и готовлю тем двоим компотик по твоему рецепту, а ты незаметно проберешься к беседке и попытаешься подслушать наших аристократов. Только ничего не предпринимай и вообще делай вид, что тебя там нет. А если этот маг тебя заметит, беги со всех ног.
Алиса представила, как по-пластунски, прикрываясь кустиками, подползает к беседке, и нервно хмыкнула.
– Ладно, попробую!
- Ты точно сможешь? – уточнила Астра. – Потому что если нет, можем поменяться.
- Я смогу! – кивнула сама себе Алиса и решительно встала со скамейки. – Если Лика начнет болтать о чем-то лишнем, я подам ей какой-нибудь сигнал.
Астра с сомнением посмотрела ей вслед, запоздало подумав, что зря отпустила ее на такое опасное предприятие. Но внезапное «Кря!», раздавшееся с подоконника, заставило девушку подскочить и временно забыть об Алисе.

- Итак, я жду объяснений, - Дориан остановился в центре беседки, скрестив на груди руки. Сам себе он в этот момент казался чрезвычайно важным и серьезным. – Что ты делаешь здесь, когда должна быть совершенно в другом месте?
Лика вздохнула и посмотрела мимо жениха на густые заросли вьюнка, оплетающие стены беседки. Под взглядом магички один из стеблей дрогнул и сполз на высокие деревянные перила, потом потянулся к полу, но вдруг остановился. Потому что связывать родственников растениями и убегать правила хорошего тона точно не предписывали.
- Так получилось, - сказала Лика, стараясь говорить только правду. Как-никак, перед ней был псионик. – Мэстрэ Дану нужно было навестить свою знакомую, которая живет неподалеку отсюда. Мы решили, что не будет ничего страшного, если на пару дней отклонимся от маршрута.
- В этом действительно нет ничего страшного, - согласился Дориан, - но мне не нравится то, что ты бродишь одна в Пристенках. Здесь ведь встречаются не только порядочные люди!
Девушка выдохнула, словно перед прыжком в холодную воду, и негромко спросила:
- А зачем в таком случае ты приехал сюда?
Аристократ удивленно посмотрел на невесту, словно не веря, что она действительно это сказала. Он настолько привык, что Лика никогда не задает вопросов, что теперь был просто поражен. Неужели придется оправдываться перед этой дурочкой, не способной нормально справиться ни с одним заклинанием?
- Дорогая, это не должно тебя волновать, - Дориан беззаботно улыбнулся. – Я – взрослый человек, и сам могу решить свои проблемы. А вот ты…
- Тогда отвези меня домой! – совсем обнаглев, потребовала девушка. Ей это вдруг показалось отличным выходом. Если жениху придется сопровождать ее, он не попадет на охоту, и Дан с Лэмом никогда не узнают, что кто-то из семьи Кеонов участвовал в этой кошмарной истории. – Прямо сейчас. Мне здесь скучно, не с кем поговорить, и вообще я хочу домой!
Вот в этой фразе Дориан ощутил ложь. Невестушку явно не радовала перспектива возвращения, но в то же время вернуться ей было необходимо. Почему? Ответ напрашивался сам собой. Без присмотра родителей девчонка пустилась во все тяжкие и явно встряла во что-то нехорошее. Парень прищурился:
- Домой, значит? Почему вдруг?
- Я же сказала… - Лика быстро растеряла уверенность в себе и снова уставилась в пол. – Мне здесь…
- А теперь я хочу услышать правду! – резко бросил жених, шагнув к ней. – Ну, ты закрутила роман с каким-нибудь ремесленником? Связалась с преступниками? Или что похуже?
Лицо девушки выразило откровенное изумление, а с губ сорвался один единственный вопрос:
- Я?!
Дориан понял, что явно переоценил невесту – до такого оригинального времяпровождения она бы в жизни не додумалась.
- Ладно, - покачал головой он, поумерив праведный гнев в голосе, - предположим, ты, действительно, не запятнала семейную честь недостойными поступками. Тогда что случилось?
«Что-что, - хотелось ответить Лике. - Я тут узнала, что ты развлекаешься убийствами нелюдей, и вот теперь хочу, чтоб тебя, козла безрогого, не схватили позорники!»
Но сказать хоть что-то в таком духе значило поставить под угрозу план Дана, и девушка прикусила губку, не зная, что теперь можно соврать.
Придумывать ничего не пришлось. Дориан вдруг вскинулся и повернул голову к выходу из беседки. Его холеное лицо застыло фарфоровой маской, словно он прислушивался к чему-то внутри себя. А на губах заиграла такая хищная улыбка, что Лике стало не по себе.
- Надо же, - ласково произнес он, растягивая слова, – нас подслушивают! Это уже становится интересным!

Алиса застыла в своем убежище позади смородинового куста. Она с таким трудом пробралась сюда, стараясь не шуметь, не ломать веток и вообще не дышать. Разведка показала, что Лике ничего плохого не грозило, и девочка даже расслабилась в своем убежище, и вдруг такое! Каким образом этот мерзкий маг ее увидел?
Она осторожно выглянула из-за куста – симпатичный парень в бежевом камзоле вышел из беседки и оглядывал сад в поисках шпиона. За его плечом маячило бледное лицо Лики.
«Ну, и что теперь делать? – лихорадочно соображала Алиса. - Астра велела убегать, если заметят. Вот только, если убегать, то заметят еще вернее. И кто знает, как маги поступают со всякими там шпионками? Наверное, сначала нужно как-то отвлечь его».
Девочка тоже огляделась вокруг и подобрала с земли недозрелое яблочко. В тот момент, когда «бежевый камзол» остановил взгляд на розовом кусте, яблоко полетело прямо в него.
Надо заметить, что в своем пансионе девица Драгон-Блю еще с первого класса была известна замечательной меткостью, так что совсем неудивительно, что зеленый паданец встретился с аристократическим лбом парня. Но молодой человек почему-то все равно удивился. Он свел глаза в кучку, потер лоб, а потом в простых и доступных выражениях объяснил, что сейчас сделает с нахалкой.
Алиса молниеносно выскочила из куста смородины, намереваясь скрыться в пристройке Тай, но вдруг поняла, что происходит что-то странное. Собственное тело отказывалось подчиняться, а ноги несли девочку прямо к беседке, навстречу травмированному аристократу.
Неожиданно мстительная улыбка на лице парня вновь сменилась удивлением, и он тяжело грохнулся внутрь беседки. Незаконченное заклинание спало с Алисы, вернув девушке возможность двигаться, а в окно беседки выскочила Лика с воплем:
- Бежим отсюда!
- Куда бежим? – уточнила Алиса.
- Не знаю! Куда угодно, только подальше! Потому что он сейчас встанет и нас обеих убьет!
И девушки дружно рванули под ненадежное прикрытие таверны.
- Точно убьет? – уточнила демонесса, переводя дыхание уже у двери пристройки.
- Ну, может, и не убьет, но мстить будет страшно… - Лика прислонилась к бревенчатой стене и оглянулась в сторону сада. – Яблоком по лбу и головой об пол – этого он не простит.
- Не надо было, да? - покаянно вздохнула Алиса.
Магичка мысленно ужаснулась. Такого Дориан не простил бы никому и ни за что, это Лика знала совершенно точно. Как-то раз на семейном ужине один из лакеев, собственно, в первый раз допущенный до почетной работы на таком мероприятии, споткнулся и пролил соус, слегка задев кружевной манжет Дориана. Псионик тогда только посмеялся и попросил у дядюшки Гора разрешения воспользоваться его гардеробной. А вот когда Дориан удалился, началось самое интересное. Проштрафившийся лакей попытался выйти из обеденного зала, но почему-то промахнулся мимо двери и со всего размаху впечатался лбом в стену. Три раза подряд. Формально Дориан был совершенно не при чем, но все понимали, что тут без него не обошлось.
«С него станется еще лично нас выпороть!» – Лика собралась было сползти на землю и изобразить обморок, но потом вдруг передумала.
- Ладно, переживет! – решительно заявила она. – Пошли ко мне за амулетами!

Тем временем у Астры дела обстояли намного лучше.
- Куда бы нам это пристроить? – девушка покатала в ладони крупные синие ягодки. – Компот варить немного некогда. Да и маги эти давно выросли из того возраста, когда балуются плюшками с компотом…
- Синюшка? – раздался за спиной у Астры голос кухарки. Тетушка Марта мельком глянула на ягоды, потом покосилась в зал. – Рискуешь, - покачала головой она. – Ну да ладно, от этих посетителей и так ничего хорошего ждать не приходится… А о том, что их отравить пытались, они и так скажут. Так пусть хоть не на пустом месте… Возьми вон кувшин да отнеси им. И ягоды-то не вари, раздави и просто так покидай – лучше подействует.
- Спасибо! – обрадованная неожиданной поддержкой Астра повязала протянутый ей фартук, подхватила вино и выпорхнула в зал. Маги не обратили на нее внимания – ну, служанка и служанка, мало ли таких! Еще не хватало всех в лицо запоминать!
«Вот и хорошо, вот и замечательно, - мысленно промурлыкала девушка, старательно придавая лицу выражение невинности. – Сейчас мы вас…»
И тут девушка увидела неожиданное препятствие. Кувшин с вином на столе у парней был почти полным, и допивать его они явно не собирались. Астра возвела глаза к потолку, но ответа на нем не увидела. В принципе, можно было бы вернуться на кухню, признав миссию невыполнимой, но надо же было отвлечь парней, чтоб не вздумали погулять по саду и не увидели там Алису! Да и вообще, где вы видели, чтобы Дикая Астра пасовала перед трудностями?
- Уважаемые лэры желают еще вина? – прощебетала она, останавливаясь у стола.
- Милочка, неужели тебе не совестно называть так эту бурду? – усмехнулся брюнет. – Смотри, Санта-Болта накажет!
- Тогда попробуйте вот это! – щедро предложила Астра, выставляя на стол «синюшный» коктейль. – Хозяйка таверны велела открыть самую старую бочку в погребе специально для уважаемых гостей. Этому вину несколько десятков лет, а его букет изумительно оттенен вкусом лесной ягоды. Уверена, такие ценители, как уважаемые лэры, смогут по достоинству оценить этот напиток!
Одновременно она выставила на стол пару чистых стаканов, а старые с остатками вина и первым кувшином сгрузила на свой поднос.
- Ну что ж, это уже начинает отдаленно напоминать сервис, - Рони с довольным видом сделал первый глоток.
- Попробуем, - присоединился к нему Лоренс, провожая Астру взглядом.
- Ну, все! – девушка ввалилась на кухню и захлопнула за собой дверь. – Сейчас начнется самое интересное.
- Нам конец! – сообщила Алиса, вбежав в заднюю дверь. – Лика сейчас принесет свои амулеты, но сказала, что ее кузен нас убьет.
- Прекрасно! – выдохнула Астра. – И чем я только думала, соглашаясь на эту авантюру?

- Где? – разгневанный Дориан был воистину страшен. Будучи псиоником, он не швырялся молниями, но и без того распространял вокруг себя ауру праведного гнева. Еще бы – его, потомственного мага и аристократа, оскорбили яблоком в лоб! Потом еще обмотали плющом, и пришлось зубами грызть эту зеленую гадость! Его душа требовала мести.
- Кто? – флегматично уточнил Лоренс.
- Невеста эта!..
- Я так понимаю, у вас произошла первая семейная ссора? – хихикнул Рони. – Поздравляю с почином!
- И я вас поздравляю, - Дориан пригляделся к друзьям, и его настроение поползло вверх. – Вас тут без меня отравили.
- То есть как? – переглянулись парни, разглядели синие пятнышки и дружно вскочили. – Что за …?
- Если это действительно яд, то мне вас будет очень не хватать, - развел руками Дориан.
- Но сначала я убью эту рыжую! – пообещал Рони, катая между ладонями огненный шарик. – Размажу по стенке, поджарю и еще спляшу сверху!
Его более спокойный друг сплел водяную плеть, и тройка магов рванула в кухню. Там было пусто. То есть, действительно пусто. Парням, конечно, не часто приходилось бывать в подсобных помещениях, но они точно знали, что за кипящими на плите кастрюлями должен приглядывать повар. Здесь повара не было.
- Попрятались, крысы, - Лоренс хлестнул плетью по стене. – Найдем – хуже будет…
- А чего нас искать? – раздалось из зала. – Мы, собственно, и не прячемся!
Маги кинулись обратно, чуть не потоптав друг друга при попытке одновременно протиснуться в узкий дверной проем. Рыжая служанка, правда, уже без фартука, стояла у лестницы, ведущей со второго этажа. Рядом, будто так и надо, стояли Анликка и другая девчонка из сада.
- В общем, мы очень просим вас уйти отсюда, - мило улыбнулась отравительница, – пока мы не применили… Лик, объясни им сама, чего ты там припасла?
Аристократка молча кивнула и разжала ладонь. Желтая капелька из кошачьего глаза закачалась в воздухе на цепочке. Лика подхватила ее левой рукой и снова сжала в кулаке.
Дориан с трудом подавил желание протереть глаза. Похоже, дядюшка Гор совсем спятил, если доверил этой дуре «огненный шторм» да еще из старых запасов! Одно неловкое движение, и от таверны останутся только обгоревшие стены. Псионик оценил состояние невесты и понял, что лучше уходить, и побыстрее. Нервы у девушки были явно не в порядке.
Однако Дориан все же не привык отступать так просто.
- Лоренс, здесь поблизости есть крупные водоемы? – тихо спросил он.
Водник «принюхался»:
- Разве что колодец.
- Отпадает. Рони, сможешь перебить «огненный шторм» работы Рауля-Повелителя Пламени?
- Я так похож на легендарного героя? – покрутил пальцем у виска тот. – Лучше сваливаем! Уважаемые лэри, извините, что побеспокоили! Мы уже откланиваемся!
- Счастливого пути! – пожелала Астра, лениво подходя к отступающим магам, и быстрым движением провела рукой по камзолу Лоренса. «Следилка» намертво прицепилась к отвороту дорогой ткани. – Для вашего же блага надеюсь, что мы больше не увидимся!
Лика села на ступеньку, сжимая амулет подрагивающими пальцами. Рядом плюхнулась Алиса.
- Ой, ну и жуть! – нервно выдохнула демонесса. – Мне говорили, что все плуты – ненормальные, но чтоб так! Какие-то амулеты, против которых нужны колодцы… А веревку в руках у того блондина видели? Она стеклянная же? И гнулась!
- Это была водяная плеть, - авторитетно объяснила Астра. - Я такие видела.
- А правда от этой капельки вcя таверна могла сгореть? – продолжила расспрашивать демонесса. – Мы же не просто так слуг с кухни выгнали?
- Не просто, - Лика снова покачала камушек на цепочке. – Я видела, как такие амулеты действуют. И Дориан тоже видел, вот и сбежал.
- Ладно, пойдем скажем всем, что уже можно возвращаться, а сами будем думать, что нам делать дальше, - Астра критически осмотрела дрожащую Алису и Лику, нервно кусающую губы. – И объясните мне кто-нибудь, зачем нам понадобилось вешать на этих уродов следилку?
- Они могут поехать на охоту, - объяснила Лика. – А если так, то это три лишних мага в стане врага. А на нашей стороне только Дан и телепортист из позорников. Дориан, конечно, не самый сильный маг, да и его друзья тоже, но все равно, преимущество будет на их стороне.
- Если следилка покажет, что они едут в лес вместо того, чтобы напиться с горя в ближайшем трактире, срочно идем к позорникам. Не люблю их, но у нас нет выбора, - подытожила Астра. Возражать ей никто не стал.

0

212

Чтобы нагнать сбежавший экипаж, отряду позорников пришлось пришпорить коней. Ник, было, заикнулся о телепорте, но Карл резко прервал его, велев Тихоне до поры до времени беречь силы. Впрочем, десятник с детства знал окрестности Бэмца как свои пять пальцев и провел отряд самой короткой дорогой вплоть до того самого проселка, по которому, по словам Ника, свернул фаэтон.
Здесь отряд остановился. Карл внимательно осмотрел проселок – не широкая, но хорошо накатанная дорога через полверсты раздваивалась. Оставалось выбрать направление.
- На Второй кордон – прямо на нашу заставу – они не пойдут, - пробормотал десятник. – Не стоит держать их за идиотов.
- Но тогда получается… - подхватил Ник.
- Что нам повезло, - подытожил Карл, - фаэтон мог свернуть только к старой мельнице. Больше некуда – это им не главный тракт.
- И мы их живо нагоним! – Ник улыбался до ушей.
Старая водяная мельница когда-то была единственной в округе. Причем семья, владевшая ею, славилась красивыми женами и ревнивыми мужьями, поэтому дорогу к мельнице ее хозяева проложили извилистую, со множеством поворотов и раза в три длиннее прямого пути. Мельники надеялись, что крестьяне с зерном ее преодолеют, ибо идти им больше некуда, а вот полюбовникам будет лень. Какое-то время так и было. Но недовольство крестьян постепенно нарастало. А тут еще и вмешался технический прогресс, нахальным образом перешагнувший границу, невзирая на негласный запрет на имперские технологии. В итоге градоначальник Бэмца на свой страх и риск распорядился построить в окрестностях города первую паровую мельницу. Очередной ревнивец разорился, и водяная мельница была заброшена на много лет.
- Значит так, - скомандовал Карл. – Идем через лес. Здесь есть короткая прямая дорога – дорога мельников. Хозяева тайно проложили ее, чтобы самим не плутать по проселку. Экипаж или телега по ней не пройдет, а вот верховые – легко. Все за мной! – и десятник свернул в чащу по едва заметной тропинке.
Жанно неодобрительно покачал головой, но выполнил приказ. Оба Тома слегка придержали ведомых лошадей (которых Карл демонстративно не замечал) и последовали за ними. Замыкали отряд разгоряченный Ник и Тихоня.
Вдруг Жанно повел носом, словно принюхиваясь к чему-то, махнул десятнику и осторожно показал рукой в просвет между деревьями. Карл пригляделся – совсем рядом по проселочной дороге двигался тот самый надоевший жителям Бэмца фаэтон, запряженный парой серых. В фаэтоне сидели двое - разряженный человечек и тип в сером сюртуке, лицо которого Карл не разглядел. Сзади к экипажу был привязан сверток в форме человеческой фигуры. Сердце десятника замерло – нагнали!
- Почему они здесь? – удивленно прошептал Жанно. – За это время они могли уйти далеко.
Нехорошее предчувствие царапнуло душу Карла, но десятник решительно отогнал его. Теперь главное – идти тихо и не спугнуть.
- А это и есть тот самый сверток? - продолжил нудеть Жанно. – Десятник, чую, нет там никого живого.
- Что, опять твой нюх? – недовольно прошипел Карл. – А вот и проверим!
Десятник оглянулся назад и поморщился. Лицо Ника светилось от радости – он явно чувствовал себя героем и уже фантазировал, как получит награду за то, что спас операцию от провала. Парень даже отломал от сухого дерева ветку и размахивал ею, словно отбивая такт оркестру, играющему торжественный марш.
Карл насторожился – похоже, что Ник потерял чувство реальности, - и строго посмотрел на него. Тот надулся и с досады швырнул ветку в сторону дороги, по которой в это время двигался фаэтон. Взлетев, ветка стукнула по осиному гнезду, висящему на дереве над самым проселком. Карл даже охнуть не успел. Гнездо опасно накренилось, осы беспокойно зажужжали, и тут же направленная воздушная волна, пущенная Тихоней, окутала гнездо и вылетевших из него ос огромным коконом, удерживая его на дереве. Десятник облегченно вздохнул. Никто не заметил одинокую разъяренную осу, чудом избежавшую кокона….
Сначала одна из лошадей, запряженных в фаэтон, принялась мотать головой, потом начала взбрыкивать. Держащий вожжи тип в сером сюртуке попытался ее успокоить, но волнение передалось второй лошади, и пара понеслась вперед, не разбирая дороги. Фаэтон опасно накренился и чудом не перевернулся.
Отряд позорников пришпорил коней. Из-за деревьев Карл ясно видел, как тип в сером сюртуке бросил вожжи своему спутнику и на ходу перебрался на спину более нервной лошади. Том-большой за спиной десятника одобрительно присвистнул. Одним сильным движением руки тип сумел успокоить лошадь, одновременно придерживая и вторую. Фаэтон замедлил движение и вдруг резко остановился, налетев на камень. Что-то захрустело, и не приспособленный к бездорожью экипаж слегка накренился.
В ту же минуту из фаэтона выскочил разряженный человечек с тросточкой и саквояжем. Карл сделал отряду знак придержать коней и прижал палец к губам. Однако фаэтон был довольно далеко, и слова человечка звучали невнятно. Тип в сюртуке отвечал ему, судя по интонации – что-то ободряющее. Однако человечек не унимался. Размахивая руками, он принялся страстно убеждать своего спутника, показывая ему на сверток, привязанный к фаэтону. Тип в сюртуке стоял спиной к лесу, и десятник не видел его лица. В конце концов, тип в сером кивнул в знак согласия и, вытащив из кармана нож, направился к свертку.
- Они сейчас убьют ее, чтобы замести следы, - пробормотал Ник, от злости сжав губы. - Боятся, что до места не дойдут. А она – свидетель.
- Ник, не смей! – приказал Карл.
- Да как же… Подсадной притворяется, чтобы себя не выдать, а она погибнет! Да мы этого франтика вмиг расколем – он нам все расскажет!
- Ты что, спятил? – Жанно попытался удержать парня, но тот пришпорил коня.
- Не трогайте ее! – закричал Ник, направляя своего рысака прямо на типа в сером. Тип обернулся, выронив сверток, и тот полетел на землю.
- Нет! – истошным голосом закричал человечек.
Карл махнул рукой и направил коня вслед за Ником. Отряд окружил фаэтон. Тип в сером перебросил нож в левую руку и вытащил из кармана револьвер. Разряженный человечек, забавно надув губы, выставил вперед свою тросточку.
Ник соскочил с лошади и первым подбежал к свертку.
- Сейчас, сейчас я освобожу тебя, - бормотал он, осторожно разрезая веревки. Остальные следили за каждым его движением.
- Скажите, молодой человек, а с чего вы решили, что мои фраки нуждаются в свободе? – раздался в тишине голос человечка. – Нет, я просто в шоке!
И тут Карл расхохотался. Он смеялся, когда Ник разворачивал сверток, когда вытащил из него обычный кофр, в котором лежало два разукрашенных стеклярусом фрака. Смеялся, пока Жанно не толкнул его локтем в бок. Подавив смех, десятник глубоко вздохнул. Настало время действовать. Ситуация зашла в тупик, и исправлять ее должен был сам Карл.
Соскочив с коня, десятник подошел поближе, грубо отстранил растерянного Ника и представился:
- Десятник Позорной дружины Карл Борвиц, - представился он.
- Простите, - недоуменно поднял бровь тип в сюртуке, - Позорной дружины?
- Да, - подтвердил Карл, - в нашем ведении находятся вопросы контрабанды и охраны границы Республики. С кем имею честь?
- Десятник… - открыл рот Ник.
- Помолчи, - сухо отозвался тот. – Посмотри, это – не те люди. Ты же тоже видел подсадного после кражи в таверне. Так с кем имею честь?
И тут в разговор вновь вступил человечек. Легким движением поправив чуть сбившийся парик, он гордо вскинул голову и провозгласил:
- Мое имя Фредерик Хайд, - это прозвучало словно «Император Демо», - а мой спутник – Джозеф Кинкэт, камердинер моего племянника.
- И чем вы это можете подтвердить? – снова влез Ник.
- Вот этим, - человечек демонстративно не замечал Ника, обращаясь исключительно к Карлу. - Это письмо, подписанное вашим послом в Лаборато, с рекомендацией оказывать мне всяческое содействие. Как, все-таки, хорошо, что я на всякий случай его захватил!
Карл развернул письмо и вздохнул. Последние иллюзии испарились.
- Скажите, лэр десятник, - раздался голос Фредерика, - а чем мы так заинтересовали вашего пылкого защитника свободы?
- Что вы имеете в виду? – повернулся к нему Карл.
- Видите ли, - начал Фредерик, - мы прибыли из Демо сегодня на рассвете, прошли таможенный пост у Ворот и направились в Бэмц. Как вдруг по дороге нас нагнал этот юноша, - легким движением руки человечек указал на Ника. – Заметив нас, он мило побледнел и поскакал вслед, не сводя с меня взгляда! Ах, как приятно, когда тебя преследуют такие дивные парни, - Фредерик закатил глаза. - Я даже немного смутился, но потом призадумался. У него было такое суровое лицо. Конечно, брутальность ему идет, но это настораживало.
- Да я вовсе не… - начал Ник, но под сердитым взглядом десятника стушевался.
- Я велел Джозефу свернуть на проселочную дорогу. Но юноша вновь последовал за нами, старательно прячась в кустах. А потом развернулся и ускакал. Джозеф хотел двигаться дальше в Бэмц. Но я предложил ему дождаться Руиса и Гонтрана. Нам не стоило так от них отрываться!
- А кто это? – поднял бровь десятник.
- Это лакеи, - Фредерик Хайд смерил его удивленным взглядом. – Они везут вслед за нами мой багаж. Нет, я просто в шоке! Неужели вы думаете, что я могу путешествовать с одним слугой и всего двумя фраками, даже если они от Ив Сенормана?
Взгляд Карла явно говорил, что о таких вещах он предпочитает не задумываться.
- Ну вот, - продолжил Фредерик, - мы стояли и ждали, оставив фаэтон на проселке так, чтобы нас не было видно с главной дороги. И вдруг этот милый юноша вернулся! Более того, с подкреплением, то есть с вами. Я, конечно, не трус, но из чувства самосохранения приказал Джозефу отвести фаэтон подальше. И вскоре заметили погоню. Не обижайтесь, но вы продирались через лес, словно стадо элефантов, - ухмыльнулся он.
Жанно хрюкнул, с трудом сдерживая смех, Том-маленький от обиды прикусил губу, а сам десятник почувствовал, что его щеки неудержимо краснеют.
- Конечно, Джозеф попытался найти хоть какое-нибудь укрытие, - человечек словно не замечал, какую реакцию произвели его слова, - чтобы уровнять наши диспозиции, но тут произошла эта неприятность с фаэтоном. Впрочем, благодаря одной маленькой неприятности разъяснилось одно большое недоразумение, не так ли? – и он подмигнул Нику. Тот отвел глаза.
- Еще один вопрос, лэр Фредерик, - вздохнул Карл. - Скажите, это – ваш экипаж?
- Нет, - ничуть не смущаясь, объяснил Фредерик, - этот фаэтон принадлежит моему знакомому - Слаю, точнее Сильвестру Кворроу. Сегодня утром я подобрал его на границе возле Ворот.
- Что значит подобрали? – поднял бровь Карл.
- А как еще назвать состояние, когда роскошный экипаж пылится на улице, одна из лучших в столице пар серых стоит у старой коновязи под присмотром чумазого мальчишки, а грум тщательно обследует местный кабачок? – с иронией ответил Фредерик. – Нет, я просто в шоке! Вот я и решил отыскать Слая, чтобы вернуть ему экипаж, а заодно уточнить у него кое-что. Впрочем, это семейное дело.
- Думаю, в настоящее время лэр Слай тоже занят делом. И, к сожалению, вдали от нас, - Карл смерил Ника жестким взглядом.
- Десятник, - пробормотал тот, - я…
- Помолчи, я сам виноват, что тебя послушался, - и в этот момент Карла пронзила одна догадка. - Простите, лэр Фредерик, вы упоминали своего племянника. А не подскажете, как его зовут?
- Моего племянника, - в голосе человечка снова появились императорские интонации, - зовут Лэмюэль-Себастиан Хайд, и он - глава «Судоходной компании Хайд».
- А это и есть наш подсадной, - вполголоса разъяснил Карл упавшим голосом. Жанно грустно присвистнул. – Что же… лэр Фредерик, простите за беспокойство. Мы случайно приняли вас за другого. Хотелось бы оставить это маленькое недоразумение между нами. А взамен я могу вам кое в чем помочь. Это только догадка, но… вы ищите вашего племянника?
- О-о, - выдохнул Фредерик и переглянулся с Джозефом, - десятник, неужели, вы – маг?
- Увы, нет, - грустно улыбнулся Карл. - Так вот, ваш племянник остановился в Бэмце, в таверне матушки Хизер. Правда, сейчас лэра Лэма нет в городе, но вам стоит подождать его именно там.
Фредерик рассыпался в благодарности, но Карл не стал вслушиваться в витиеватые комплименты и принялся раздавать указания подчиненным. Пока Том-большой и Джозеф беседовали со все еще волнующимися серыми, а Тихоня и Том-маленький колдовали над осью фаэтона, Жанно подошел к Карлу и что-то прошептал.
- Ты прав, - кивнул Карл. – Лэр Фредерик, в качестве компенсации я также предлагаю вам помощь этого молодого человека, - он указал на Ника. – Он горяч, нетерпелив, а в нашей дальнейшей операции только помешает, - Ник опустил глаза, не решаясь возразить.
- Очень интересно, - голос лэра приобрел бархатные интонации, - и надолго вы мне отдаете этого милого мальчика?
- Ну, он проводит вас до таверны, поможет устроиться. Проследит, чтобы никто подозрительный вас не побеспокоил, пока не вернется ваш племянник, - десятник многозначительно подмигнул Нику, и тот сразу воспрянул духом.
- Я уверен, мы с ним поладим, - кокетливо улыбнулся Фредерик.
- А теперь – к Трем дубам, - коротко скомандовал Карл.
Последнее, что слышали удаляющиеся позорники, - это забавную трескотню лэра Фредерика, сопровождающуюся вздохами их младшего товарища.
- А теперь, мой мальчик, возьмите кофр, что вы так стремились освободить, и привяжите к экипажу. Вот так. Теперь садитесь рядом со мной в фаэтон. А на вашей лошади поедет Джозеф, он хороший наездник. И не возражайте. Ваш десятник приказал слушаться меня во всем. Как вас зовут, мой мальчик? Как? Ник? Чудесное имя. Думаю, мы с вами подружимся!
Первым расхохотался молчаливый воздушник, за ним - все остальные. Не смеялся только Карл. Сейчас он был готов молиться хоть Санта-Болте, хоть шмысю лысому, чтобы маг и проводница еще ждали их у Трех дубов, и чтобы «следилка» еще работала. В противном случае нужно было ехать к сотнику, получать новые указания. И в первый раз в жизни ему этого ужасно не хотелось…

0

213

Жаркое летнее солнце стояло в зените, но его лучам так и не удалось пробиться в лесную чащу – в холодный полумрак владений Хозяина.
Сам Форест шагал по тропинке сквозь густой ельник, и вся мелкая лесная живность спешила убраться с его пути. За те дни, что прошли после похищения футляра, обида Хозяина никуда не ушла, и не стала меньше, но все же, как уголек, подернулась белым пеплом. А сегодня словно резкий порыв ветра сдул легкую пелену – уголь обиды вспыхнул с новой силой. Форест вновь почувствовал поблизости чужеродную, но такую знакомую магию футляра. Тот, кто поранил старину Дуба, кто украл так и неразгаданную Хозяином тайну, сейчас, в этот самый миг шел по лесу, упрямо и нагло. Гнев захлестнул Фореста. Уничтожить мерзавца. Отомстить и отобрать футляр.
И теперь он рвался сквозь чащу прямо туда, где чувствовал знакомую магию, пока не заметил две фигуры, спешащие к болоту. К болоту? Превосходно! Месть будет сладкой, а смерть непрошенных гостей – мучительной. Форест даже зажмурился, предвкушая потеху – поделом наглым смертным, не тягаться им с ним, Хозяином! И все же, любопытства ради, он решил взглянуть на наглецов.
«Маг и оборотник. Идут, меточки оставляют, а мы все перемешаем-перепутаем, вовек никто не найдет вас по этим меточкам! – злорадно бормотал он под нос. - Что-то больно бодро оборотница по болоту шагает, а вот мы ей морок нашлем, пусть за памятью своей побегает. Ну, как, нравится? И туману погуще, уж не пожалею, узнаете щедрость Хозяина. Не старайся, маг, хоть и магия у тебя как у вирдов, а все ж ты не им чета, не тягаться тебе со мной, не разогнать твоему ветру мой туман. Страшно? Погоди, это еще бутончики, настоящий страх впереди!»
- А ну, вставайте, просыпайтесь, огоньки болотные, - глухо начал Форест, - поднимайтесь, уйдины, заморочьте наглых путников, воров, мучителей, - он хрипло рассмеялся. - Так, а это еще кто? Как они их нашли, я же раскидал метки? А, все равно, что два, что четыре, все в болоте сгинете!

0

214

Тай бодро шагала впереди по едва заметной тропинке. Время от времени она отламывала небольшие веточки и бросала их под ноги так, чтобы сломанный край указывал направление движения. На развилке одна веточка легла, зачеркивая ненужную тропу, а вторая четко указывала направо.
Дану наконец удалось победить раздражение, успокоиться. Равномерный ритм ходьбы завораживал. Тай ныряла под низкие ветки, и маг автоматически повторял ее движения.
- Вот оно - болото, - Тай остановилась, и Дан чуть не уткнулся носом в спину проводницы. Они стояли на небольшом взгорке, а внизу расстилалось широкое зеленое пространство.
- Отдохнем или пойдем дальше? – поинтересовалась проводница.
- Дальше…
- Тогда давай посмотрим, - она опять расстелила карту на траве, - где сейчас Лэм?
Дан сосредоточился и указал пальцем точку:
- Едет вот сюда, - точка оказалась на дороге, огибающей болото по широкой дуге.
- И дальше свернуть некуда, - усмехнулась Тай. - Значит, нам нужно выйти вот здесь, тогда мы их опередим. Есть два варианта. Первый - обходим болото по берегу, это верст десять – пятнадцать будет.
- А второй?
- Второй - вот тут, - Тай показала прерывистую линию на карте, которая пересекала болото, - тут есть тропа, по ней чуть больше двух верст будет.
- А ты по ней когда ходила? – подал голос Тусик, свесившийся с плеча Дана, чтобы лучше видеть. Засмотревшись, хомяк не удержался и шлепнулся на карту, накрыв собой все болото.
- Осторожно, болото расплещешь! - улыбнулась Тай. - Ходила три раза и, как видишь, цела и невредима.
- Тогда идем напрямик, - решил Дан.
- Там озерца есть, но не глубокие, - объясняла Тай, подвернула брюки выше колена и добавила: - в основном.
- В основном?! - нахмурился хомяк.
- Да, там посередине брода есть место поглубже, там надо попрыгать по кочкам. Но они близко стоят и широкие. Всего-то локтей двести.
Дан заговорщицки подмигнул Тусику:
- Ну, значит, полетаем немного…
- Смотрите, высоко не улетайте!

Вода была теплая, от каждого шага со дна поднималась красноватая муть. Сверху немилосердно пекло солнце. Над зеленью кружились стрекозы, а лягвы, возмущенно кряхтя на путников, прыгали в воду. Тропа резко пошла вниз, вода поднялась до колен проводнице.
- А вот и кочечки, теперь попрыгаем, полетаем, - Тай взобралась на зеленый островок и посмотрела вперед. Там на открытой воде бочага ослепительно полыхнуло солнечное отражение. Тай зажмурилась, а когда открыла глаза, вокруг вился туман. Густые серые космы сплетались в белесую мглу. Тай осмотрелась. Сзади на кочке виднелся силуэт брата. Он то становился выше и тоньше, то уменьшался из-за пляски тумана.
– И как я согласилась пойти на это шмысево болото?! Ведь обещала быть серьезней, взрослая уже - на прошлой неделе восемнадцать лет исполнилось! Ох, и попадет нам, когда вернемся.
- Айк, давай за мной, - крикнула Тай, обернувшись, и быстро заскакала с одной кочки на другую. Сзади донесся неразборчивый возглас. Туман глушил и искажал звуки. Голос брата показался ей чужим. Кочки становились все меньше и стояли все дальше друг от друга. Тай зависла на одной ноге, воткнув когти в кочку. Осмотрелась, брат догонял ее медленно. Она поняла голову, влажный черный нос жадно втягивал воздух. Вода и тина, а вот оттуда тянет мокрой землей и травой! Там, наверное, остров, надо выбираться туда.
- Айк, там остров, давай туда, - она указала рукой направление. Туманная фигура взмахнула рукой, и Тай поспешила дальше. Вот и краешек острова, трава и кусты, закутанные в туман. Последний отчаянный прыжок, и Тай провалилась по пояс в воду, если бы не когти на руках, ушедшие глубоко в землю, вряд ли сумела бы выбраться. Но ей было все равно, что с одежды ручьем текла вода, она метнулась вдоль берега, зовя брата.
- Тай, вот ты где! Я тебя еле догнал.
- Айк!
Но вместо брата напротив нее стоял какой-то незнакомый пожилой мужчина. Тай попятилась, ей не было дела до незнакомца, она искала брата. Развернулась, подбежала к самой воде и стала кричать в туман:
- Айк, Айк!!!
Резкая боль чуть выше щиколотки заставила Тай подпрыгнуть и посмотреть вниз. Там, подбоченясь, стоял маленький зверек и возмущенно отплевывался.
- Истеричка! – вдруг закричал он, - Ты чего от нас с Даном сбежала? А теперь орешь - Айка какого-то требуешь. Думаешь, тебя кусать жутко приятно?
- Дан… А где Айк? - Тай недоуменно вертела головой, но глаза ее становились все яснее….
- А кто такой Айк ? – поинтересовался Дан.
- Мой брат… Мы с ним однажды заблудились на болоте… Мне было восемнадцать лет. Вот только что…
И проводница тяжело осела на землю.

0

215

Дан оглянулся - небольшой островок среди мутной воды пружинил под ногами. Зачем Тай понесло в середину озерца, ему было не понятно, но и удержать стремительно умчавшуюся проводницу маг не успел. Реакции почему-то притупились, в голове было пусто и сосредоточиться никак не удавалось. Вдалеке виднелся лес, из которого они недавно вышли. Лес? И, правда, туман рассеялся, и стало видно, что гнались за Тай они не вглубь болота, а почему-то вдоль берега. Впрочем, и тут пройти можно. Дан пригляделся: вот они, кочки, и чуть заросшая тиной тропинка неглубоко под водой. Если идти по ней, то можно выйти на сухое. Выбраться, отдышаться и попробовать снова преодолеть проклятое болото. Или, шмысь с ним, пройти по берегу. Если поднажать, то вполне успеют догнать экипаж. Только бы Тай в себя пришла.
Но едва проводница зашевелилась, как снова появился плотный белесый туман, накрывший островок плотным колпаком.
Дан попытался разогнать его ветром. Но белесое марево упорно надвигалось, не желая поддаваться. На мгновение магу показалось, что снова, как после шокового удара амулета, он лишился магии. Дан осторожно направил струю теплого воздуха в сторону Тай. Нет, все нормально – одежда проводницы сохла буквально на глазах. А вот туман никак не поддавался, словно кто-то неведомый упорно нагнетал его с другой стороны.
Тай очнулась, осторожно села, посмотрела удивленными глазами на Дана, перевела взгляд на хомяка.
- Что это было? Как мы тут…
- Тебя спросить надо, - обиженно надулся хомяк, но перелез с мокрой травы на колени к проводнице. – Запрыгала, закричала, заскакала, пришлось за тобой по воде мчаться.
- Это что-то странное, - Дан прислушался: присутствия мага не ощущалось, и в то же время повсюду чувствовалась чья-то враждебная магия. Словно само болото рассердилось на путешественников. - Давайте-ка отсюда выбираться.
Осторожно проверяя ногой пружинящий мох, скрытый невысокой водой, Дан ступил на тропинку. Тай подхватила Кактуса и шагнула за ним.
Туман угрожающе надвинулся, но порывом ветра Дану удалось отогнать его на пару шагов. Ему казалось, что даже вода мешает идти, замедляя шаг. И земля под водой казалась все более зыбкой.
С трудом добрались до очередного небольшого островка.
- Может, передохнем? – предложил Тусик, перебираясь на руки Дану. – Не нравится мне все это, и ты какой-то бледный…
- Мне тоже не нравится, поэтому и надо торопиться.
- Давайте вон туда пройдем, - предложила Тай, показывая на большой сухой островок, в центре которого торчал остов расщепленного надвое дерева. – Там поудобнее, там дерево росло. Оно в грозу погибло, а корни его почву хорошо держат.
- Надеюсь, грозы не будет, - проворчал Тусик, но покорно взобрался на плечо к Дану. – Пойдемте уже.
Едва путешественники добрались до следующего островка, туман снова пропал. Дан оглянулся. Да, ненамного они продвинулись, но все-таки лес стал явно ближе.
- Это еще кто? Вот же шмысевы дети, – негромко выругалась Тай, - в следующий раз наберу у Сванте наручников и всех в пристройке прикую…
- Ты о ком? – удивился Дан. А через мгновение понял и сам выругался. На опушке леса у самой кромки болота появились две подвижные фигурки. Одна высокая, с рыжей шевелюрой. Другая чуть поменьше, с белой гривой, сияющей на солнце. Мгновение помедлив, фигурки обрадовано замахали руками и ринулись в болото, навстречу Дану и Тай..
Но стоило им сделать несколько шагов, словно занавес на сцену, на болото упал туман.
- Заблудятся же, - вскрикнул Тусик.
Недоброе предчувствие переросло в панику, заставляя сердце биться быстрее, а голову соображать четче, как всегда в минуты опасности. Дан попытался снова призвать ветер, туман всколыхнулся, но не двинулся с места. Тогда маг сосредоточился на Верте, пытаясь найти его в этом мареве. И нашел! С трудом, словно преодолевая сопротивление чьей-то воли, ветер... нет, не разогнал, а именно пробил небольшой тоннель. И мальчишки увидели, что они совсем неподалеку от островка. Рванувшись вперед, через несколько минут они уже выкарабкались на сушу.
- Куда вас понесло, - ругался Дан, высушивая струей теплого воздуха одежду и встревожено оглядывая Олафа и Верта,– ведь было сказано ждать! А как там теперь девочки, кто за ними присмотрит?
- А мы чего? Мы - вам помочь, а девочки, они в таверне, а тут Клиса… – начал оправдываться Верт. И тут вновь исчез туман, обнажая болото. Но теперь от воды, от мокрых кочек в воздух поднималась серая мгла, пронизанная сияющими огоньками. И, словно воинство, эти зловещие огоньки окружали остров и притихших путешественников.
- Какие они серые, противные – эти огни… - подал голос Олаф.
Дан и сам чувствовал, что эта сияющая мгла наполнена злой волей, и ощущение опасности усиливалось. Маг огляделся - мгла наступала со всех сторон.
- Болотные огни, - прошептал Верт, - говорят, они душу выпивают.
- Захлебнутся, - оскалилась Тай, – или подавятся.
- Добегались, - Тусик быстро залез на плечо Дана, дернул за ухо. – Что там у тебя с боевыми амулетами? Кто говорил, что их будет много? Похоже, пора воевать.
- С огоньками-то? – Дан сосредоточено рылся в карманах, вспоминая, что взял с собой из таверны. – Кактус, может, ты пока в сумку залезешь?
- Нетушки! Раз уж мы воюем, то воюем, а не прячемся! – грозно заявил хомяк, распушившись. - Мы принимаем бой!
Верт молча подскочил к дереву и отломал здоровенный сук.
- Бой – это хорошо, - пробормотала Тай, - только вот с огнями надо воевать огнем.
- Да, - кивнул маг, очертил круг вокруг путешественников и попытался поджечь траву за его пределами. Но огонь отказывался загораться

0

216

Ход Люксории:

- Ну, и где сейчас эти типы? – в очередной раз спросила Алиса.
Астра закатила глаза к потолку. Этот вопрос за последние полчаса звучал так много раз, что успел набить оскомину. Лика тоже недовольно скривилась, но все же терпеливо ответила:
- По-прежнему где-то в городе. Не забывай, что им еще синие пятна с лица свести нужно. Не станут же в таком виде разгуливать, народ пугать.
«Вот, что значит строгое воспитание!» - подумала Астра. Она сама уже давно потеряла бы терпение и высказала Алисе все, что думает по этому поводу. Особенно учитывая события сегодняшнего утра, до сих пор не дававшие покоя натянутым, как струны, нервам. А Лика только хмурится, но отвечает спокойно и сдержанно.
- Я не могу больше ждать, - заныла Алиса. – У меня уже крыша едет!
В душе Астра была с ней полностью согласна. Ожидание казалось бесконечным, будто с момента ухода ликиных «приятелей» прошло не полчаса, а, как минимум, полдня. Стрелка на часах решила устроить саботаж и ползла нарочно медленно, и даже маятник качался лениво и томно, словно преодолевая сопротивление сгустившегося воздуха. Размеренное тиканье тугим кнутом било по суматошно проносящимся мыслям, задавая еще более торопливый ритм.
- Потерпи немножко, - преувеличенно спокойно попросила Алису Лика, нервно сжимая подлокотники кресла. – Скоро мы все узнаем. Нужно только подождать.
Астра резко спрыгнула с подоконника. Сидеть в этой пропахшей страхом и ожиданием комнате она больше не могла. Еще немного, и она бросится на Алису с кулаками, чтобы только прекратить бесконечный поток нытья и глупых вопросов. А поскольку вовсе не демонесса была причиной взвинченного состояния Астры, срываться на ней было нехорошо.
- Пойду-ка я прогуляюсь, - сказала она, не глядя на подружек по несчастью. – Заодно разведаю, что да как.
И девушка решительно хлопнула дверью пристройки.
На улице светило полуденное солнце, беззаботно играли в догонялки зеленые стрекозы, а птицы соревновались в громкости и мелодичности. Эта летняя идиллия резко контрастировала с душевным состоянием, вызывая давние, полузабытые воспоминания, на которые, впрочем, сейчас не было времени. Астра решительно зашагала к калитке, где столкнулась с матушкой Хизер.
- Ты куда это собралась? – хозяйка таверны недовольно уставилась на Астру. – Мало дел вы сегодня натворили, добавить захотелось?
- Ничего такого мы пока еще не сделали, - вздернула подбородок девушка. – Всего лишь избавили ваше милое заведение от непрошенных гостей.
- А не вы ли собирались устроить в нем пожар? – не отставала Хизер.
- Так не устроили же!
Астра отмахнулась от дальнейших вопросов и быстро зашагала в сторону площади. Вряд ли в Бэмце обитает дюжина целителей, способных свести с лица последствия синюшки. Скорее всего, целитель здесь только один, тот самый мэстрэ Хург, который частенько обедает у госпожи Хизер. А уж выяснить, где живет этот достопочтенный лэр – дело пары минут. Конечно, можно было и у самой Хизер спросить, но она и без того посматривала на Астру с подозрением, зачем же еще больше будоражить ее воображение?
- Уважаемый лэр, - окликнула девушка седого старца, катившего куда-то тачку с овощами, - не подскажете, где проживает мэстрэ Хург? Я что-то совсем заплутала.
Девушка изобразила самую милую из своих улыбок, но дедок, кажется, и так был рад помочь. Оказалась, что Астре оставалось пройти каких-то пару десятков шагов до уютного домика, стены которого были увиты зеленью с пышными цветами. Кажется, похожие высадили у новенькой беседки во дворе таверны.
Неслышно подкравшись к окну, Астра заглянула внутрь и, ни капли не удивившись, действительно увидела пресловутую троицу в гостях у почтенного мэстрэ. Тот что-то недовольно высказывал молодым людям, вышагивая взад и вперед, а те, в свою очередь, не менее недовольно поджимали губы, но молчали. Видимо, показывать характер в присутствии опытного и сильного мага они не решались. А может, мэстрэ Хург пользовался каким-то авторитетом, о котором высокородные мальчики были осведомлены. Кто этих магов разберет? Главное, что двое «отравленных» типов до сих пор блистали всеми последствиями синюшки, но боялись перебить речь целителя и попросить поскорее заняться их пострадавшими физиономиями.
Наконец мэстрэ Хург подошел к одному из многочисленных шкафов, загромоздивших комнату, достал оттуда внушительного вида склянку. В большую ложку полилась густая маслянистая жидкость непонятного цвета, даже сквозь стекло показавшаяся Астре отвратительной. Да она бы не взяла в рот подобную гадость и под страхом смерти! Наверняка на вкус лекарство такое же мерзкое.
Судя по лицам молодых людей, они испытывали сходные чувства. Только «бежевый камзол» гаденько улыбался, глядя на своих горе-приятелей. Но мэстрэ Хург был неумолим – ложка зависла перед лицом… кажется, этого типа звали Лоренсом… заставляя его открыть рот. С несчастным видом парень сделал глоток и тут же закашлялся, прикрывая рот рукой и пытаясь что-то сказать. Судя по тому, как быстро он осушил протянутый стакан, лекарство на вкус было намного хуже, чем на вид.
Рони с обреченным видом ждал своей очереди, опасливо поглядывая на пузатую бутыль с лекарством. По его виду Астра заключила, что молодой человек уже согласен щеголять пятнистой мордашкой перед всем честным народом, лишь бы не повторять опыт Лоренса.
- Здравствуй, Асенька, - раздался за ее спиной негромкий голос, отвлекая от увлекательного зрелища.
Прямо на грядке стоял Янес, собственной сногсшибательной персоной – шляпа на затылке, на губах обворожительная улыбка, в голубых глазах пляшут веселые огоньки. Красивый и самоуверенный, как обычно.
Астра сердито отвернулась и направилась к выходу, старательно обходя грядки. Ходят тут всякие, от дел отвлекают своими белозубыми улыбками.
- Асенька, куда же ты? – и не собирался сдаваться Янес. Он догнал Астру и почтительно распахнул перед ней калитку.
- Я с тобой не разговариваю! – отрезала Астра, снова отворачиваясь.
Откуда-то сбоку раздался веселый смех, и девушка увидела, что Янес прибыл в Бэмц не один, а со всей командой. Заржал, естественно, Микки – парень наглый и хамоватый. Как Янес с ним работает, для Астры было большой загадкой. Чакки, наоборот, скромно стоял рядом, держа под уздцы не только свою лошадь, но и янесову. Из всей команды контрабандистов Чакки нравился Астре больше всех. После Янеса, конечно, хоть он и гад! Дядя Стас, самый старший и опытный член команды, весело улыбался, переводя взгляд с Янеса на Астру и обратно. Причем улыбался так понимающе, словно все давно знал, но вмешиваться ему было лень. Марк тоже улыбался, но по его надменному лицу, как всегда, ничего нельзя было понять. Рядом с ним нерешительно застыл новичок, взятый на место Малыша. Девушка видела его пару раз, но именем как-то не интересовалась.
- Что, Ян, отшили тебя? – насмешливо поинтересовался Микки. – Ну, ничего-ничего, не переживай. Тебе оно даже полезно будет!
- Заткнись, Мик! – Янес даже не удостоил шутника взглядом, пытаясь как-то задержать Астру. Это было непросто, учитывая, что девушка постоянно отворачивалась, обходила его или вообще меняла направление. – Асенька, да постой же ты спокойно хоть минутку! Я догадывался, что ты можешь на меня сердиться, но все же надеялся, что мы сможем поговорить.
- И о чем мы должны говорить? – Астра привычным жестом сложила руки на груди. – Я с посторонними не разговариваю, потом проблем не оберешься!
Снова круто развернувшись, она зашагала по узкому переулку, оставляя за спиной дом мэстрэ Хурга. Вслед ей неслось улюлюканье и смех Мики. Но далеко отойти не получилось – дорогу в очередной раз преградила плечистая фигура.
- Я думал, мы друзья, - грустно протянул Янес. Голубые глаза смотрели просительно, и Астре даже пришлось прикусить губу, чтобы не поддаться. Быть таким красивым просто нечестно!
- Друзья не бросают в беде! – отрезала она, отводя взгляд. – Ты не помог, когда мне больше всего нужна была твоя помощь! А теперь приходишь, будто ничего не случилось!
- Но я просто не мог тебе помочь! Чужаки бы ушли, а толпе все равно нужно выместить на ком-то свой гнев. Меня бы просто разорвали на куски! Асенька, ты же знаешь это не хуже меня. В любой другой ситуации я помог бы тебе, не раздумывая, но только не в той, не тогда. Пожалуйста, постарайся понять!
Астра понимала. В конце концов, она была не такой наивной дурочкой, как Алиса. Она видела не раз, в каких зверей могут превращаться люди и что при этом творят. Нелюдям и не снилось! И Янес прав, она не имела морального права обвинять его, но все же…
Все равно, вопреки любой логике, вопреки всему ей было обидно. Просто обидно и все! Безо всякой причины. В конце концов, она тоже девушка, а какая девушка не хочет, чтобы тот самый, от которого так ждешь подвига, рискнул жизнью ради нее? А он что? Стоял в стороне, переложив весь груз этого самого подвига на ее же плечи. И как с ним теперь разговаривать?
Почему-то подумалось, что Верт в той ситуации вряд ли стал бы раздумывать, что с ним будет, приди он на помощь. Возможно, это и не от большого ума, но все равно как-то согревает. Хотя за его последнюю выходку ему нужно уши открутить и фонари поставить под оба глаза, чтоб знал!
- Хорошо, договорились. Я тебя понимаю, - неохотно согласилась Астра. – Но это еще не значит, что прощаю.
Глаза Янеса стали по-собачьи грустными. Девушке почти захотелось взять свои слова обратно, но это было бы как-то совсем по-детски. Она ведь решила обижаться, значит, надо держаться до конца. А для этого, пожалуй, нужно перестать на него смотреть, а то весь настрой куда-то девается.
Она перевела взгляд на крыши домов и вдруг краем глаза заметила какое-то движение во дворе мэстрэ Хурга. Прочно въевшиеся в сознание рефлексы сработали молниеносно – в следующую секунду Астра уже осторожно выглядывала из-за надежной, но несколько напряженной спины Янеса.
- Асенька, что случилось? - уточнил тот и попытался обернуться, но девушка пресекла этот маневр тычком в бок.
- Сделай вид, что стоишь столбом посреди улицы просто так, от нечего делать, - прошипела она, искренне надеясь, что высыпавшие на крыльцо дома мэстрэ Хурга излеченные маги не заинтересуются этим странным явлением.
К счастью, молодым людям было явно не до разглядывания окрестностей. Судя по долетевшим обрывкам разговора, они куда-то опаздывали, и были весьма этим недовольны. Астре очень хотелось верить, что опаздывают они на какой-нибудь светский прием, а не…
Как только троица крылась из виду, девушка сорвалась с места.
- Да что случилось? – попытался остановить ее Янес, но теперь ей было уже не до его извинений и грустных глаз.
- Мне срочно нужно идти, - крикнула она на бегу. – Поговорим позже, ладно?

- Они только что вышли от мэстрэ Хурга! – выпалила Астра, распахивая дверь пристройки.
- Откуда ты знаешь? – удивилась Алиса. – Ты их видела?
Астра только пожала плечами в ответ. После быстрого бега воздух вырывался из груди с трудом, царапая горло - тут уж не до глупых вопросов. Тем более, ответ и так очевиден.
Лика сосредоточилась, закрыла глаза… В комнате воцарилась тяжелая, гнетущая тишина. Даже Чуд, до прихода Астры сидевший у хозяйки на коленях, спрятался за угол комода, оставив на виду только любопытное оттопыренное ухо.
- Да, они движутся и, похоже, куда-то за город, - расстроенно сообщила Лика несколько долгих секунд спустя. – Не нравится мне все это.
Девочки дружно вздохнули. Ни у одной из них не было сомнений в том, что троица магов отправилась именно на охоту, а это не сулило ничего хорошего. В таверне матушки Хизер безопасно, здесь тепло, светло и уютно. А каково сейчас их друзьям в лесу, где опасность прячется за каждым деревом, даже вполне безобидном на вид?! Где от болот поднимается ядовитый пар, а нечисть так и норовит откусить кусочек от зазевавшейся добычи. Лес опасен сам по себе. А уж когда по нему бродят враги...
- Ладно, пошли! – Астра решительно сжала кулаки. Вид у нее при этом бы такой, словно она охотно откусила бы себе язык за эти слова.
- Куда? – Алиса сжалась в кресле, а ухо Чуда моментально скрылось за комодом.
Астра нетерпеливо дернула плечом.
- К позорникам, конечно! Мы ведь договорились!
- Все верно, - Лика встала, прихватив футляр с артефактами, с которым она не расставалась с момента встречи с кузеном. – Мы должны обо всем рассказать.

Сванте Клуш лично проводил девочек на крыльцо.
Во время сумбурного пересказа он лишь успокаивающе улыбался, всем своим видом показывая, что ничего страшного не случилось. Ну, подумаешь, глупые мальчишки, по прихоти Санта-Болты родившиеся с магическими способностями, тоже решили поохотиться. Да такому опытному магу, как мэстрэ Дан, эта троица на один зуб. А ведь с ним еще и позорники, которые сами по себе ребята бравые – они даже против самого Хозяина устоят, не поморщатся. Так что, волноваться совершенно не о чем. Юные лэри могут спокойно возвращаться в таверну и ждать, пока их друзья вернутся. Разумеется, живые и невредимые.
А что Верт и Олаф? Да, ребятки поступили неразумно. Но ведь они под присмотром. Тай с них глаз не спустит и в обиду не даст. К тому же, парням только на пользу пойдет небольшое приключение. Чтобы стать настоящим мужчиной, нужно постоянно преодолевать трудности и препятствия. Вот они и совершенствуются в этом нужном деле.
Девочки старались изо всех сил, но главный позорник не хотел воспринимать их всерьез. Наконец, Астра не выдержала и молча потащила подруг к выходу. Клуш их задерживать тоже не стал и, кажется, даже вздохнул с облегчением, когда они попрощались с ним у крыльца. Она, конечно, догадывалась, что все законники сволочи, но что они откажутся помогать тем, с кем договорились о помощи…
- Гады! – девушка со злости пнула ближайший забор и больно ушибла пальцы на правой ноге.
- Да уж, не похоже, что они станут что-то предпринимать, - подтвердила Лика. – И что теперь?
Астра устало потерла лоб.
- А ничего! Что мы можем-то? Три девчонки, от которых толку, как от козла молока!
- Но мы же не можем сидеть здесь просто так? – снова проснулась в Алисе жажда приключений. – Наши там делом заняты, а мы прохлаждаемся! Нужно спешить им на помощь!
- Одни мы им ничем не поможем, - рассудительно, но как-то безнадежно подвела итог Лика.
- Одни! Вот именно!
Астра хлопнула себя по лбу так резко, что не ожидавшая этого Алиса отпрыгнула на пару шагов.
- Ты чего? – спросила она с опаской.
- Я тут придумала кое-что, но нужно поторопиться, - Астра пробежала несколько шагов и нетерпеливо обернулась, ожидая, когда подруги присоединятся к ней.
Конечно, она понятия не имела, куда мог податься Янес, но Бэмц, в конце концов, не настолько крупный город, чтобы в нем можно было исчезнуть бесследно. Начинать в любом случае стоило с площади и стоящих на ней злачных мест. А еще можно пробежаться по ярмарочным рядам. Покупать контрабандисты, ясен пень, ничего не станут, а вот посмотреть, какие товары пользуются наибольшим спросом, и взять на заметку – вполне.
- Послушай, куда ты так несешься? – не выдержала Лика через несколько минут. Она не привыкла бегать по улицам, как угорелая. В конце концов, есть же элементарные правила поведения, которые должны соблюдать порядочные девушки…
- Уже никуда, - отозвалась Астра, останавливаясь.
Янес стоял возле прилавка с тремя белыми вертикальными стрелочками на вывеске и рассматривал различные магические штучки. Девушка решительно дернула его за рукав.
- Ты сказал, что поможешь мне в любой другой ситуации, - Астра старательно смотрела в сторону, отказываясь замечать удивление в голубых глазах. – Так вот, сейчас мне нужна твоя помощь. Что скажешь?
Контрабандист расплылся в довольной улыбке.
- С удовольствием, Асенька! Для тебя – все, что угодно. Мир? – и, дождавшись кивка, легко прикоснулся губами к кончикам дрогнувших пальцев. – Итак, что я могу сделать для прекрасной лэри?

- Ну, ты даешь, Ян! – Микки, как обычно, высмеивал всех и вся. – С утра ты бегал за одной барышней, а сейчас у тебя уже три. Не многовато?
- Мик, где твое воспитание? - одернул его Марк и склонил голову в вежливом приветствии. – Мы счастливы оказать помощь таким очаровательным лэри!
Его манеры всегда вызывали у Астры недоумение. Казалось, что Марк смотрелся бы более уместно на светском рауте с бокалом вина и в расшитом золотом камзоле. Но даже на проселочной дороге в пыльной куртке со штопаной сумкой за плечами он выглядел королем далекой страны, путешествующим инкогнито. Как его занесло в контрабандисты, не знал никто – Марк никогда ничего о себе не рассказывал. Но он был надежным товарищем, а большего Янес от соратников и не требовал.
- В самом деле, Мик, не хами, - дядя Стас отвесил насмешнику отеческий подзатыльник. С любым другим Микки непременно полез бы драться, но Стаса все уважали едва ли не больше, чем командира. Откровенно говоря, по возрасту и знаниям он подходил на эту роль больше Янеса. Но дядя Стас никогда не рвался командовать.
«Для этого нужна дерзость, а она присуща юности. Мои старые кости требуют покоя и крепкого хмеля!» - всегда отшучивался он на эту тему.
- Дядя Стас, вы не против, если Алиса поедет с вами? Не Мику же ее доверить, в самом деле!
Астра сердито зыркнула на нахала, но тот лишь довольно осклабился. Вот же несносный человек!
- Но ты, я надеюсь, не откажешься ехать со мной? – уточнил Янес с улыбкой.
Девушка только пожала плечами в ответ. С кем же еще? Уж не настолько она на него сердится, в конце концов. Но объяснять это всяким недогадливым типам она не собиралась.
От недовольных мыслей ее отвлекла Алиса. Ее щеки горели румянцем, но в глазах плескалось неуемное любопытство.
- Это твои друзья, да? А кто они? Бандиты?
- Да нет же, - снисходительно улыбнулась Астра. – Так, обычные контрабандисты. Они отличные ребята, и нам очень повезло, что они сегодня оказались в городе.
Лика возмущенно поджала губы и сложила руки на груди в излюбленном жесте Астры.
- Ты с ума сошла? Зачем нам связываться с какими-то ворами? - в шепоте магички сквозило ледяное презрение.
- Ну, со мной же вы связались, - парировала Астра, язвительной усмешкой отгораживаясь от двойного смысла прозвучавшей фразы. – И потом, контрабандисты ничего не воруют. Они честно покупают и честно продают. А то, что через границу переходят в обход Ворот, так это целиком на совести позорников. Кто им лекарь, что таможенный досмотр можно пройти только в одном-единственном пункте, который далеко не всегда по дороге? А зачем круги наворачивать, если Стена существует только для наивных идиотов, вроде Верта?! Одним словом, честнее контрабандистов в преступном мире не найдешь. А эти конкретные ребята еще и мои друзья и готовы помочь там, где позорники отказали. Так что ты решай быстрее, принимаем мы их помощь или возвращаемся в таверну дальше сходить с ума от волнения?
Лика нахмурилась. Выбора у них, и правда, не было. А контрабандисты выглядели серьезно и амулетами были увешаны по самые уши.
- Ладно, поехали! – решила она.
Марк молча протянул ей руку, помогая взобраться на лошадь впереди себя. Алиса ходила вокруг коня дяди Стаса, пытаясь придумать, как поудобнее усадить Чуда. Сам зверь с веселым именем Пятачок косился на неожиданного попутчика без особого восторга, изредка всхрапывая, когда кот пытался ухватиться когтями за его лоснящийся бок. Наконец дядя Стас по-хозяйски решил вопрос, просто забросив тощую животинку в седельную сумку.
Астра ловко запрыгнула в седло и выжидательное покосилась на Янеса, намекая, что пора в путь. Но парень не спешил. Он остановился, держась за луку седла.
- Асенька, ты зачем открываешь посторонним наши тайны? Ты знаешь, что нам теперь придется с вами сделать?
На такое серьезное выражение лица часто покупались те, кто плохо знал Янеса. В самом деле, разве можно усомниться в его словах, когда их произносят таким тоном и с такой зловещей ухмылкой? Вот только Астра на нее не купилась. Она весело надвинула шляпу Янесу на глаза и отвесила по ней легкий щелбан.
- Только не говори, что теперь тебе придется нас убить! Мое слабое, больное сердце не переживет этого потрясения!
_______________

0

217

У Трех дубов, как и подозревал Карл, их никто не ждал. Позорники обыскали разбегающиеся во все стороны тропинки, но никакого намека на то, в какую сторону ушли проводница с магом, не нашли.
- Странно это, - Карл расстроено мотнул головой, - чтобы Тай не оставила знаков…
- Ну, может и оставила. Но мало ли безобразников тут бродит. Могли и... - Жанно взмахнул рукой, как будто что-то выбрасывал. Десятник застонал, представив свой доклад Клушу. Да, проявил, называется, инициативу.
- У матушки Хизер есть пес – Волчок, - внезапно заговорил Тихоня. – Он принадлежит Тай и найдет ее даже у Хозяина в кармане…
- Телепортироваться туда можешь? - Тихоня кивнул головой, и Карл решился. - Так, вы трое оставайтесь с лошадьми тут, а мы к Хизер за собакой.
- Да чего торопиться-то? - Жанно пожал плечами. - Мы потеряли какой-то час, они пешком, а мы верхами. Видел я, как ее волчара по следу прет, не на всякой кобыле догонишь.
- Поехали, - махнул рукой десятник. Жанно за его спиной улыбнулся от уха до уха и демонстративно погладил живот. Оба Тома понимающе кивнули. Пироги у матушки Хизер отменные, и пока начальство будет выпрашивать собаку, позорники успеют и поесть, и на дорогу пирогов прикупить.
Во дворе таверны позорники увидели знакомый фаэтон. Матушка Хизер выглянула в дверь и поспешила навстречу десятнику.
- Что случилось? - встревожилась женщина. - Вы не нашли следов Тай?
Видимо, о неудачной погоне ей уже успели рассказать.
- Нет. Знаю, что Тай не могла уйти просто так, но следов нет. Поэтому мы хотим одолжить Волчка... - начал Карл.
- Да, этот справится, - Хизер осмотрелась и поманила пальцем. Карл высматривал кого-то из слуг, кому хозяйка поручит поиски собаки, но, к его удивлению, на зов явился сам Волчок.
- Ты все понял?- абсолютно серьезно спросила она у собаки. Волчок тихо рыкнул и глянул на десятника.
«А, что тут понимать… Олухи вы все», - явно читалось в собачьих глазах.
- Найдешь им Тай?
Волчок фыркнул, что, видимо, значило: «А то!» и побежал в сторону калитки.
- А поводок есть? - поинтересовался десятник. - Вдруг убежит?
Пес остановился, оглянулся, поднял шерсть на загривке и зарычал.
- Можете попробовать, - Хизер пожала плечами. Карл глянул на внушительные клыки под дрожащей верхней губой и резко раздумал брать эту зверюгу на поводок.
- Наверное, не стоит, - Волчок перестал рычать. - Скажите, а вы уверены, что это собака? – очень тихо спросил позорник.
- Ну, иногда он очень убедительно лает, - так же тихо ответила Хизер.
- По коням! – скомандовал десятник, оборачиваясь. Кони спокойно фыркнули в ответ. Команды не наблюдалось. Обормоты! Уже пироги трескают. Ну, куда в них столько лезет? Особенно в Тома-маленького, ест ведь за троих…
На крыльце показалась бравая четверка, сопровождаемая смехом подавальщиц. Позорники увидели хмурое начальство, нетерпеливо порыкивающего Волчка у калитки и поторопились вскочить в седла.
Волчок бежал впереди широким ровным шагом. У Трех дубов он, не задерживаясь, свернул на нужную тропинку.
«Отлично, теперь мы их живо догоним, - думал десятник, дожевывая третий пирог. - И Клушу не пришлось докладывать».
- Вот следы, - указал Том-маленький, придержав коня. - Ветки сломаны, на одной высоте и через равные промежутки. Только странно, что на тропе ни одной нет. Не букет же Тай собирала?
Волчок сердито гавкнул, типа: «Чего встали? Попросили провести, так и идите теперь за мной!» На морде зверя читалось недовольство и нетерпение.
На развилке тропы обнаружилась сломанная проводницей ветка. Она лежала, перечеркивая правую тропу. Волчок свернул именно туда.
- Эй, постой! - Карл свистнул собаке. - Нам не туда.
- Странно как-то, - Том-маленький соскочил с коня и прошел немного сначала по одной тропе, а потом по другой. – Следов нет. Ни там, ни тут. А земля ведь влажная и прошли два человека. Должен быть след!
- Кроме Тай тут некому ветки раскладывать. Так что, давайте проедем сначала по тропе, на которую она указала. Вернуться сможем быстро, - отдал приказ десятник. И, словно забыв о четвероногом проводнике, люди двинулись навстречу плывущему над землей туману. Волчок кинулся назад, пытаясь задержать позорников, но на развилке тропы вдруг застыл, принюхиваясь. Он тряхнул головой, попытался сделать шаг, но туман путался в лапах и не давал идти. Пес поднял голову и протяжно завыл.

0

218

совместно с Еленой и попутчиком

Все старания мага оказались безуспешными, Олаф четко видел, как с пальцев Дана срывались сполохи заклинаний, и как они таяли, вязли в серой тягучей мгле, что наползала на остров. Сзади раздалось чирканье огнива — Тай пыталась разжечь огонь, но она не могла видеть быстрых щупалец тумана, которые ловили и гасили искры.
- Ну что же это такое? Отсырело, что ли, - проводница раздраженно снова и снова чиркала кресалом. Верт выхватил у неё огниво, но и у него ничего не вышло.
- Что ты стоишь? - Олаф почувствовал пальцы Дана на плече. - Ты что-то видишь? То, чего не вижу я?
Олаф кивнул, но ответить не успел.
Вот только что он бежал рядом с дедом и другими мужиками из деревни по ночному лесу. В ушах стоял тревожный звук набата, по лицам скакали отсветы факелов. А сейчас люди молча стояли на краю лощины. Туманная мгла уже накрыла соседние выселки, и мерзкие огоньки горели хоть и тускло, но как-то довольно. Как будто были сытыми... «Наказал Хозяин... говорили ж им», – бросил в сердцах дед.
Резкая боль в плече заставила Олафа вскрикнуть.
- Я вам что, нанялся всех кусать! - Тусик обиженно сплюнул. – Тьфу, гадость какая!
Олаф бросился к Верту, взял огниво из его сбитых в кровь рук, опустился на колени, подержал огниво в ладонях, как будто согревая, поднес к кучке сухой травы, сосредоточился и спокойно, как делал каждое утро, чиркнул. Трава вспыхнула разом, к удивлению и общей радости. Язычки алого пламени быстро заплясали на веточках, потом перекинулись на сучья, и через минуту на острове вовсю полыхал костёр.
Серая мгла отступила, обиженно переливаясь огоньками. Да и те еще немного покрутились над островом и снова скрылись в болоте…
Дан внимательно огляделся вокруг. Туман не совсем рассеялся, но сквозь него проглядывали кочки, и можно было угадать направление.
- Так, идем к краю, - приказал он. - А ты пока рассказывай, чего застыл?
- Я как будто в детство вернулся,- паренек ловко шагал следом за Тай по мутной воде и сбивчиво пересказал свое видение. - Там только дозор оставили. Парни еще с неделю вылавливали в лесу сошедших с ума жителей выселков. Тех, что остались живыми…
- Хозяин? - Дан пристально посмотрел на него. - А за что наказал?
- Да я уж и не помню, маленький был – вроде, лес пожгли под новое поле, да не там, где надо. Или не то дерево срубили, из тех, что трогать нельзя.
- А вот если бы вы раньше туда успели, на выселки эти, то сумели бы помочь? - Дан обернулся. От небольшого костра старое дерево загорелось, и теперь пылало, освещая болото, словно маяк над морем. И этого было достаточно, чтобы мгла скукожилась, испугалась. Но Дана не покидало ощущение, что зло лишь временно отступило, затаившись где-то рядом.
- Дед говорил, что людей удавалось спасти, - продолжил Олаф. Мальчишка говорил все увереннее. И Тай, оглянувшись, подумала, что иногда мальчишкам полезно быть героями… Вон, как сразу выпрямился Олаф, просто выше ростом стал…
- Только потом приходилось долго перед Хозяином извиняться, а то и бросать дома и уходить, - мальчик развел руками...
- Да, что ж к нам-то Хозяин привязался?! – возмутилась Тай. – Мы каким боком провинились? Что, на любимую мозоль ему наступили? Дан, а ты заметил, что он сбрасывает человека в прошлое, в какой-то неприятный момент жизни? Олаф ты тогда сильно боялся?
- Жутко было на эти огоньки мерзкие смотреть, а страшно не очень, там же дед был. А зачем меня Тусик укусил?
- Да, если бы не я, - Тусик выпятил грудь, - ты бы до сих пор столб изображал!
- Тусик у нас антидотом против хозяйских чар работает, - пояснил маг.
- Да, я вас спас! – гордо закивал хомяк. – Вон он уже берег, совсем рядом.
- Не сглазь, - прикрикнул Дан и прибавил ходу, надеясь, что несколько саженей до берега они успеют пройти до того, как туман снова наберет силу.
Но его надеждам не суждено было сбыться...

0

219

- Огонь, огонь!!! Они развели огонь! – бушевал Форест. - Мальчишка, наглец, но как? Неужели он – маг огня? Но ведь нет в нем магии этой!
Огоньки и уйдины в ужасе отпрянули в болото. Это злило, ужасно злило! Форест прекрасно понимал, что ужас болотных обитателей перед огнем сильнее страха перед Хозяином. Но отступать он не собирался. Форест стал созывать всех, до кого мог дотянуться, всю лесную мелочь. Шишкари и хрущики трепетали от ужаса и не решались напасть на страшного мага, умевшего то, что умеют только вирды, на грозную оборотницу, на мальчишку, способного разговаривать с огнем, и на другого, у которого огонь горел прямо на голове.
- Ах вы, трусы проклятущие! – взревел Форест вне себя от гнева. – Мо! Просыпайся, великое Мо болотное!
Завизжали уйдины, заметались огоньки, расступился туман. Стало видно, как забурлило болото. Над водой показалось нечто громадное, отвратительное и жуткое, и двинулось на замерших путников.

Поначалу Верт не верил, что происходит что-то страшное. Ну, подумаешь, болотные огни, помнится, он однажды уже убегал от них, и ведь убежал. Перепугался, конечно, ну так кто не испугается ночью один в незнакомом болоте? А сейчас их четверо, и Тай с ними, а уж она эти места знает как свои пять пальцев. И Дан – сколько он путешествовал, и магия у него есть... Неужели маг не справится с каким-то туманом?
Но как-то подозрительно молчали старшие, и, взглянув на их лица, Верт испугался по-настоящему.
Островок, который Олаф все же сумел поджечь, пылал вдалеке, но со всех сторон вновь сгущался туман, и в этом тумане слышались непонятные и пугающие шорохи.
Вдруг болото всколыхнулось, и на путников полезло нечто огромное.
Верт не знал, что это было, и никто из друзей не спешил ему объяснить, но это что-то заставляло цепенеть от ужаса.
Со всех сторон сразу зазвучал злорадный смех, словно оставшееся позади болото смеялось над путешественниками, пытающимися выбраться из его объятий. Парень невольно схватил за руку Олафа — то ли чтоб подбодрить, то ли просто чтобы почувствовать, что в последний миг он не один.
- Это что, мы все сейчас умрем? - растерянно пробормотал он, - Вот так глупо?
Его жизнелюбивая натура категорически отказывалась принимать такой конец.
- Ага, сейчас, легла и лапки вытянула, - зло фыркнула Тай. - Всю жизнь мечтала сдохнуть в болоте! Эй ты, Хозяин! А ну, выходи и сражайся по-честному, да объясни для начала, чем мы тебе насолили!
Последние слова проводница почти прорычала. Верт смотрел на нее с удивлением, и даже на миг забыл про страх. Глаза Тай пылали, поначалу он подумал, что от гнева, но приглядевшись, понял, что они действительно светились зеленым. Казалось, проводница оскалилась, словно дикий зверь, загнанный в угол, даже зубы как-будто стали длиннее и острее.
Зловещий хохот оборвался.
- Вы еще смеете указывать мне, что делать?! - раздался скрипучий голос. В тумане показалась небольшая фигурка, которая через пару мгновений превратилась в сухого старичка с косматой моховой бородой и корявыми узловатыми пальцами. Ростом он был от силы Верту по грудь, казалось бы, толкни посильней, он и развалится. Но от старичка веяло такой силой, что парни невольно отступили на пару шагов. - Готовьтесь к смерти, подлые воры!
Он махнул рукой, и из воды полезло какое-то громадное чудище, источавшее волны ужаса.
- Великое Мо... - выдохнула Тай.
Верт краем глаза заметил, как Дан пытается что-то наколдовать, а за его спиной на месте проводницы вдруг возникла огромная росомаха. Зверь готовился к прыжку.
"Неужели Дан ее так превратил? - мимоходом подивился Верт и бросил взгляд на Олафа. Тот стоял с раскрытым от удивления ртом. - Впрочем, сейчас даже превращение вряд ли поможет..."
Почувствовав могучую поддержку, мелкая болотная нечисть оживилась и полезла на путников. Верт схватил какую-то замшелую палку. Та оказалась слишком легкой, явно трухлявой, и непременно должна была сломаться от первого же удара, но сдаваться просто так парень не собирался. Как, впрочем, никто из четверки, точнее, пятерки, если считать Тусика. Болотные твари никак не осмеливались напасть, они понимали, что самые смелые наверняка погибнут, впрочем, этого и не требовалось. От великого Мо и так никто не уйдет...
- Теперь вы за все ответите! - злорадно расхохотался старичок.
- Тр-рус! - низко рыкнула росомаха. Хозяин дернулся, как от пощечины, и ткнул пальцем в ее сторону.
- Взять!
Словно лопнула невидимая стена, сдерживавшая толпы мелкой нечисти. Хрущики, шишкари и другие твари лезли на путников огромной, нескончаемой толпой. Верт пустил в ход палку, росомаха вовсю орудовала лапами и зубами, Олаф раскидывал врагов ногами, а Дан бил струей воздуха, словно хлыстом.
Даже Тусик вступил в бой и доблестно скинул несколько особо наглых шишкарей, запрыгнувших Дану на плечи.
Внезапно откуда-то сверху раздался знакомый мелодичный смех, и вокруг пятерки друзей возникла стена света. Болотный ужас взревел и отпрянул назад, обнаглевшая нечисть с визгом рванула прочь, а лицо Хозяина исказилось злобой.
- Проклятые вирды! Не смейте мешать мне! Прочь с моего пути! - неистово кричал он.
Вирды?..
Четверо путников в немом изумлении смотрели на чудо, которое почему-то решило принять участие в их судьбе, и даже не заметили, как отступил страх.
Сияние вокруг вирдов сделалось мягче, и друзья смогли их разглядеть: огромные белые крылья; почти человеческие тела, покрытые перьями; ступни с когтями, как у орлов; лица с круглыми желтыми глазами и мощными клювами.
- Что тебе сделал этот смешной человек, который мечтает летать? - спросил один из них. У Верта перехватило дыхание — это волшебное создание говорило о нем!
- А вам-то какое дело до смертных? Вы столько веков старались их не замечать, так чего ж теперь лезете?!
- Нам нравится этот человек, - создание плавно повело рукой в сторону Верта, - разве он сделал тебе что-то дурное?
- Они воры! - кричал Хозяин. - Они украли мой футляр! Они должны умереть!
Вирды засмеялись.
- Ты забылся, Форест! Тот футляр никогда не был твоим. Ты был лишь его хранителем, пусть долго, так долго, что дуб, в который он врос, успел состариться. Но сам футляр - из мира людей, и теперь ему пришла пора вернуться к людям. Таков закон.
- Нет, он мой, он должен быть моим! Я столько веков ждал... - Хозяин растерял всю свою грозность, теперь он был похож на капризного ребенка.
- Таков закон, - мягко, но твердо повторил вирд. - Тебе ведь нравится быть здесь Хозяином?
- Не только вы обладаете силой в этом мире! - с отчаяньем крикнул Форест.
- Не только, - согласился вирд. - Мы не надсмотрщики ни над тобой, ни над людьми, мы лишь поддерживаем равновесие. Ты знаешь закон – у каждого свое место, на этом стоит мироздание.
Старичок долго молчал, переводя взгляд с вирдов на людей и обратно. Крылатые спокойно ждали, а Верт буквально пожирал их глазами. Он снова вспоминал свой полет, приземление в Пристенках, запуск шара, и теперь разноцветные кусочки мозаики вставали на свое место, складываясь в цельную картину. Так вот они какие, те «высшие силы», которые так изменили его жизнь...
Парень так задумался, что вздрогнул от неожиданности, когда Хозяин вновь заговорил.
- Я чту закон, - проскрипел он. Ярости в его голосе больше не было, только усталость. - Пусть убираются на все четыре стороны вместе с футляром.
Вирды согласно склонили головы. Их сияние вновь стало ярким, таким ярким, что друзьям пришлось зажмуриться, а когда они проморгались, вокруг не было ни вирдов, ни Хозяина, ни болотного Мо.
Четверо друзей стояли на том самом пригорке, где Тай и Дан последний раз смотрели карту.
С голубого неба приветливо улыбалось солнце, как ни в чем не бывало чирикали птицы, и откуда-то сверху еле различимо доносился переливчатый смех.
А в ушах Верта все еще звучали последние слова вирдов.
«Только не возомни о себе много. Не думай, что мы всякий раз будем помогать тебе. У вас, людей, свое предназначение в этом мире…»

0

220

- А какое оно, наше предназначение? - Верт обернулся к Дану. – И кто такие вирды? Откуда они?
- Да уж, вопросы ты задаешь, - устало улыбнулся маг.
Дан выглядел встревоженным, и в то же время потрясенным. Словно столкнулся с чем-то небывалым… А, может, так оно и было, и ему, Верту повезло? И не только у него кружится голова от прикосновения к чуду?
- А вы раньше их видели? Они кто, боги? Вроде Санта-Болто? Почему они нам помогали? А...
– Возьми, да объясни в двух словах, какое у нас предназначение, и кто такие вирды, - потер висок маг.
- Сколько у тебя сразу вопросов, - усмехнулась Тай, тяжело присаживаясь на траву, - дай отдышаться.
- Только недолго, - попросил Дан. Он огляделся, прислушался, и улыбка совсем поблекла. – Сигнал слабеет. Нужно срочно идти, они уезжают все дальше, а нам еще обходить болото.
- Да уж, - Тай оглянулась на предательскую тишину топи. – Снова туда я, пожалуй, тоже не сунусь.
- Это был сам Хозяин? – осторожно присел рядом с проводницей Олаф. – А про какой футляр он говорил? И вирды - они светятся, как мэстрэ Дан, только ярче… Они – из воздуха? Это их следы? - и мальчик показал рукой на траву под мешком Дана, - тут вот прямо лужица синяя.
- Где? – Дан вгляделся, схватил мешок и вывернул его на траву.
- Что ты делаешь? – подскочил Тусик и принялся сгребать рассыпавшиеся орехи. - Ты бы хоть простынку какую подстелил.
Но Дан не слушал фамилиара. Теперь он сам чувствовал, как чистая воздушная магия протекала сквозь противомагическую мешковину, в которую был завернут тот самый, найденный в малиннике футляр. Маг осторожно вынул футляр, повертел в руках.
- Как красиво, - выдохнул Олаф. - Пять цветов в единый узор переплетаются. Вот зеленый, синий, фиолетовый... а почему-то следы он оставляет только синим…
- Как я мог забыть, - выдохнул маг, - вот не надо было тащить с собой мешок! Все ты виноват, - бросил он хомяку, усердно заталкивающему обратно орехи и яблоки, - ты лучше артефакты собери, орехов-то мы в лесу найдем, а вот...
- Сам выбросил - сам собирай, - обиделся Кактус, - у меня нервный стресс, мне нужно поесть, отдохнуть...
- Некогда нам отдыхать, - Дан одним движением сгреб все в мешок, - и разбираться некогда. Идти пора. Он осторожно обернул футляр мешковиной, для надежности укрыл еще защитным магическим коконом и снова засунул в суму. - Эта загадка точно подождет.
- А откуда у тебя этот футляр? – удивилась Тай.
– Скорее всего, именно это украл у Хозяина отец Клисы по заказу некоего Дориана. Козявочка показала мне, где снегур закопал футляр, я попытался открыть – не получилось, все собирался рассмотреть, как следует… Но если прав Олаф, то, скорее всего, он запечатан несколькими печатями, а я смог только с воздушной разобраться. И то, видимо, не открыл, а просто повредил. Ладно, это все - потом. Надо идти.
- А зачем Хозяину футляр? – не унимался Верт.
- А кто его знает, - выдохнул маг, - понять бы еще, что в футляре, но все - потом. Они все дальше уезжают...
- Да уж, кто бы мог подумать, что Хозяин вот такой... - поднялась с травы Тай. – Сколько лет клялась его именем, а оказалось - обычный старик, уже совсем из ума выжил, как человек. Не разобравшись, кидается….
Мальчики сочувственно посмотрели на расстроенную проводницу, но вирды интересовали их куда больше.
- А почему вирды с Хозяином воюют? Они же тоже магия.
- Не воюют они ни с кем, по легенде вирды - это стихиали воздуха. Кстати, - маг улыбнулся, - многие исследователи до сих пор сомневаются, что стихиали существуют. И почему они вмешались в дела людей и спасли нас - загадка почище, чем людское предназначение. Я думаю, не одно поколение ученых будет ее разгадывать…
- И защищать диссертации - причем успешно, - поддакнул хомяк, - навыстраивают теорий, накрутят объяснений... хотя все ясно – мы им просто понравились! Но вот увидишь - этого никто не напишет!
- А что такое стихиали? - Верту хотелось знать о сказочных созданиях все! И, если честно, в глубине души он был согласен с Тусиком.
- Стихиали воды, огня, воздуха и земли – это первичные магические существа, которые живут магией и хранят равновесие стихий, - лекторским тоном начал Дан. - Говорят, они были первыми детьми стихий и их хранителями. Или, что они и есть воплощение силы стихии, что они - сама магия. Мало кто знает, что это такое, и очень мало кто верит, что они существуют на самом деле. Но считается, что стихиали управляют магией…
- Как они ей управляют? - полюбопытствовал Верт.
- А вот это науке не известно, - Дан закинул мешок на плечо, - я же говорю - никто не видел, существуют лишь легенды и догадки... Вот, если повезет и познакомимся поближе, то и спросим. Но – не сейчас. Сейчас нам нужно идти. Точнее - бежать!
И в это мгновение где-то недалеко раздался счастливый лай, и на полянку выскочил Волчок, а через несколько мгновений появились и позорники, ведя на поводу двух сменных коней.
Лицо Дана просветлело.
- Ну, наконец–то, - радостно вздохнула Тай. – Всего-то на полдня опоздали. Не ожидала я от тебя, Карл, что ты в лесу потеряешься!
Возглавлявший отряд десятник обиженно насупился, но промолчал. Крыть было нечем
- Ты ж мой молодец, - проводница потрепала пса по лобастой голове, - нашел заблудившихся. С нами пойдешь?
Пес вопросительно гавкнул.
- Не стоит, - Дан подошел к рыжему коню, погладил, взял за повод. – Пусть сообщит Хизер, что у нас все в порядке. Пес, конечно, умница, но нас может выдать даже один лишний «гав».
Волчок обиженно глянул на мага и демонстративно сел к нему спиной.
- Не ругайся, - Тай вздохнула и повернула голову пса к себе. – Я прекрасно знаю, что ты нас не выдашь не единым звуком. Но мне будет спокойней, если ты будешь рядом с Хиз.
- Мы едем или нет? – насупленный десятник подвел Тай гнедую кобылку, но лошадь заартачилась.
– Не балуй, давай, - Карл резче натянул поводья и посмотрел на невысокого позорника с магическим браслетом, надетым поверх рукава. Маг отряда, - понял Дан. Только маги на официальной службе обязаны носить браслет на виду.
Тот кивнул, соскочил с коня и взял поводья гнедой. Лошадь замерла, послушная ласковому поглаживанию.
- А мальчишки откуда взялись? – спросил Карл. – Сотник не говорил про мальчишек. И коней для них нету…
Тай посмотрела на лошадь, потом на кроны деревьев за болотом и покачала головой.
- Сотник говорил, что вы нас у Трех дубов встретите. Пусть мальчики садятся верхом, а я своим ходом доберусь.
- Ладно, – не стал возражать десятник и кивнул Олафу и Верту, - забирайтесь, давайте, чего ждем? Куда ехать, мэстрэ?

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.