Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 261 страница 277 из 277

261

Совместно с Алькой

Утренний консилиум целителей у постели пострадавшего длился недолго. Инни подкорректировала пси-поле старшего снегура и, оставив уснувшего пациента на попечении мэстрэ Хурга, отправилась искать Дана – ведь вчера они не успели даже поздороваться толком. У пристройки ее ждал Робин.
- Робби, ты случайно Дана не видел?
- Нет, но видел девочек в большом зале, может, они знают? Кстати, а ты позавтракать случайно не хочешь?
- Хочу, - улыбнулась мэстрэя. - Пойдём, спросим девчонок про Дана и заодно разведаем насчет завтрака.
Мэстрэ нашелся в большом зале таверны, а с ним - двое других магов, мужчина и женщина, которые о чём-то спорили с раскрасневшейся Ликой. Холёное, но неприятное лицо женщины казалось смутно знакомым. Да и голос у неё тоже был неприятным:
- Это клевета! Ты решила оболгать моего сына, дрянная девчонка! Кто тебя надоумил? Этот... победитель чвыриков?
- Ваш сын намного хуже самого последнего чвырика, – решительно ответила Лика. - И мне не нужны ничьи подсказки, чтобы понять это. К тому же, вы опять забываете о сурках.
- Ну-ну, - усмехнулась холёная дама, - просто отличные свидетели. Хотела бы я посмотреть, как они будут выступать на суде.
Лика оглянулась на Дана, ища поддержки, и заметила вошедших.
- Может, у вас будет такой шанс, – заявила она. – Мэстрэя Ингрид, вы нам не поможете?
- Мэстрэя Ингрид, надо же, - презрительно бросила дама, и тут Инни наконец узнала и лицо, и голос. – Ваших способностей только на это захолустье и хватило? А я предупреждала Ванду, что брать в ученики кого попало – опасно для репутации.
Робби напрягся, но Инни успокаивающе сжала его руку.
- Мэстрэя Лилиан, - спокойно, Инни, гадости следует говорить с улыбкой, - давайте сперва разберёмся с репутацией вашего сына. Что за сурки, Лика?
- Это те самые, которые по просьбе этой лэри любезно сопровождали нас всю дорогу, - объяснила юная коллега. – Они видели, как Дориан...
- Хватит, - оборвала её мэстрэя тар-Кеон, - я больше не желаю слушать этот бред. У вас нет доказательств.
- Ингрид может считать память сурков! – настаивала Анликка.
- Может, - кивнул Гор. – Но чем вы подтвердите, что её слова – это только то, что она увидела в памяти зверей, а не лжесвидетельство в вашу пользу?
- Отец, мэстрэя Лилиан тоже может проверить… Впрочем, она все равно не сознается, - махнула рукой Лика. – Будет стоять до последнего.
- Потому что мой сын невиновен, - отрезала Лилиан.
- А что могло бы вас убедить? – обманчиво спокойно спросила Инни, и только Робин понимал, каких трудов стило ей говорить спокойно, а не кричать.
- Я верю только своим глазам! Мой сын напуган, весь испачкан и исцарапан, а вы тут стоите все чистенькие и ещё пытаетесь его в чём-то обвинять!
«Хорошо бы сюда прибор-линзу», - вздохнул про себя воздушник. Увы, прибор находился в Шмысиных Куличках и был слишком громоздок для транспортировки, да и времени нет, а на хутор эту скандалистку тем более не затащишь. Но Ингрид почему-то мгновенно успокоилась и злорадно улыбнулась.
- Хорошо. Хотите видеть своими глазами – увидите.
- Как это? – опешила Лилиан. Ингрид пожала плечами:
- Я могу продемонстрировать вам и всем желающим изображение из памяти сурков при помощи амулета. Прямо сейчас.
- Какого ещё амулета?
- Ты его всё-таки расколола! – обрадовался молчавший до сих пор Дан.
- Да, мэстрэ, у меня получилось. Ну, так где наши зверушки?
- Сейчас! – сорвалась с места Лика.

Инни взяла одного сурка на руки, погладила:
- Тсс, малыш, успокойся. Никто тебе не причинит вреда.
Она усадила притихшего зверька на стол и надела на него амулет. Оглянулась на Робби – тот улыбнулся и кивнул: «У тебя всё получится»
Затем магиня быстро начертила мелком на столе несколько знаков и принялась выплетать одновременно два заклинания – активирующее и стабилизирующее. Камень засветился фиолетовым, сияние постепенно окутало сурка, а потом над его головой развернулось плоское изображение – как будто движущаяся картина.
Сначала сурок видел лес, потом появился двор охотничьего домика. Обрывки магического боя, стрельба.
Вот молодой маг держит снегуру. Потом толкает её в сторону, хватает лежащего на земле Верта, поднимает его и приставляет к горлу нож. Что-то говорит, демонстративно водя ножом по шее мальчика.
Из-за дерева выходит Дан и медленно идёт по направлению к ним.
Потом сурок, видимо, повернулся – движущаяся картинка показала бегущих Лику и Алису.
Магиня спокойно погасила картинку, сняла с животного амулет и вновь взяла его на руки. Сурок после странной процедуры немного нервничал, топорщил шёрстку. Второго сурка держала на руках Лика, всем своим видом показывая, что будет защищать ценного свидетеля.
- Полагаю, мы хотели увидеть именно это? – нарочито спокойно спросила Ингрид.
Лилиан стояла, плотно сжав губы. Наконец, она спросила угрожающе:
- Вы понимаете, против кого идёте?
Но Инни уже закусила удила и ответила тем же тоном:
- А вы понимаете, во что вы замешаны вместе с вашим сыночком? Полагаете, Тайный совет не заинтересуется этим делом? Напрасно.
- Лэри, я благодарю вас за этот чрезвычайно познавательный сеанс, - Гор сохранял прежнюю невозмутимость, но Лика заметила, что на Лилиан он смотреть избегает. Это было добрым знаком. – Мы обсудим то, что вы нам показали, и, скорее всего, вмешательство Тайного Совета не потребуется.
- У нас в семье обычно сами разбираются с такими случаями, - для всех перевела Анликка, решив, что любая недосказанность только повредит и даст новый повод продолжать ссору. – В общем, если этому поверит тот, кто надо, то…
Девушка окончательно запуталась в фамильных секретах и традициях, поэтому заключила:
- Короче, все будет правильно.
Ингрид удивлённо посмотрела на Дана, тот пожал плечами - он тоже ничего не понял.
- Ладно, Инни, - примирительно сказал он. – Нам сейчас нужно позаботиться об этих животных, а потом – поговорить о том, кто виноват и что делать…
- Да, - согласилась мэстрэя Райс, - за сурками теперь нужно следить постоянно. Как бы их не решили устранить. Кстати, Лилиан, это тоже будет доказательством вины, так что лучше не трогайте несчастных зверушек, им и без того досталось. Вы нарушили все мыслимые правила работы с пси-полем животных, и с вас за это спросят.
Лилиан что-то прошипела в ответ, но её никто не стал слушать.

0

262

- Лика, отнеси сурков в комнату, - попросил Дан, - они и так устали от внимания.
Лика подхватила зверьков, вопросительно взглянула на отца и поспешила вверх по лестнице.
- Учтите, мэстрэ Дан, сурки свидетельствуют, в том числе, и против вас. Вы не имели никакого права тащить мою дочь на штурм и подвергать опасности, - сурово прищурился Гор, - Мы продолжим разговор о вашем профессиональном статусе в кабинет ректора.
Дан согласно кивнул.
- Мэстрэ никуда не тащил нас, - вмешалась доселе молчащая Астра. От злости девушка раскраснелась, руки сами сжимались в кулаки. – Мы сами туда приехали!
- Какие у вас преданные поклонницы, - ухмыльнулась Лилиан, - я думаю, столичные газеты живо заинтересуются путешествием победителя чвыриков в окружении юных девушек по лесам Пристенков.
- Помолчите, мэстрэя, - резко оборвал ее Гор. - Никто не смеет обсуждать личные дела Кеонов. Это традиция рода и не вам ее менять!
- Главное, чтобы вы не забыли об этой традиции, - Лилиан усмехнулась и приподняла бровь. – Впрочем, из этой истории есть простой выход - в своей победной реляции Большому Совету мэстрэ Дан перечислит только тех участников охоты, которые были взять в плен.
- Красивый ход, - оценил Дан. - Но ваш шантаж немного запоздал, мэстрэя. Межгосударственная комиссия прибыла и начала работу еще вчера. Следователи уже сняли отпечатки битвы и провели первые допросы.
- Комиссия? – насторожился Гор. - Кто в ее составе, почему на заседании Большого Совета не был поднят вопрос о ее формировании? Кто инициировал расследование?
По лестнице спустилась запыхавшаяся Лика в сопровождении Лэма и Верта.
- Доброе утро, - олигарх вел себя, как на светском приеме. – А мы собирались позавтракать. Надеюсь, мы вам не помешаем?
- Это и есть ваша комиссия? - ухмыльнулась Лилиан.
- Нет, это наши друзья, - спокойно ответила Лика, старясь не обращать внимания на явную издевку в тоне родственницы.
Гор одобрительно посмотрел на дочь. Девочка явно выросла. Не сутулится, смотрит в глаза и надо же, набралась храбрости - противоречит! Нет, приключение явно пошло ей на пользу. Кровь Кеонов дала о себе знать!
- Комиссия идет следом, - добавила Анликка, и Гору показалось, что в ее глазах сверкнула искорка торжества. – Я их видела в окно.
- Я же говорила, что мэстрэ Дан где-то здесь, - Тай распахнула дверь из сада, оглядела собравшихся и посторонилась, пропуская остальных, - проходите, и приглашать никого не надо, все уже в сборе.
Первый же вошедший в комнату заставил Гора нахмуриться. Судебный маг Магнус Истлайн славился своей идиотской упертостью. Безродный выскочка, он не испытывал уважения ни к многовековым традициям, ни к древности рода. Гор не раз сталкивался с ним на заседаниях Совета и прекрасно понимал, что рассчитывать на его поддержку в сложной ситуации, в которую втянул семью идиот Дориан, по крайней мере, глупо.
Следом почти влетел Кили Кордуэлл, давний приятель Магнуса, тоже изрядно повернутый на собственных понятиях о справедливости и общественной пользе. Талантливый огневик, он вместо научных исследований выбрал малопочетный путь мага Позорной Дружины. Эта парочка славилась своим либерализмом и нездоровой симпатией к нелюдям. Говорят даже, что...
"Впрочем, все это не важно, - оборвал себя Гор. - Важно лишь то, что если это – комиссия, то договориться о передаче дела Дориана в ведение семьи не удастся. Нужно срочно отправляться в столицу, поднимать сторонников, искать поддержки во фракциях Совета..."
Гор устало прикрыл глаза. Как не вовремя случилась эта история. На носу перевыборы в комитеты, каждый шаг должен быть тщательно рассчитан, и тут вдруг старший маг дома Кеон так подставляется – просит об услуге. Сказать по правде, Гор бросил бы мальчишку – сам вляпался, сумей сам и расплатиться. Не судят только победителей. А охота на мыслящих существ – это все-таки не магические шуточки со слугами. Но… семья - превыше всего. Конечно, ни о каком браке с Ликой теперь не может быть и речи. Но традиции никто не отменял - судить Кеонов могут только Кеоны!
Вслед за магами в зал набились: снегура, несколько человек в форме позорников, какие-то демоны, в том числе никчемный трепач Энгельберт Лесаж, изображающий из себя важную шишку. Надо же, посол Империи. Кому нужна твоя Империя в республике магов? Ох, не зря мудрые предки выстроили стену, чтобы никакая зараза не проникла в Плуто!
Рядом застыла Лилиан. Гор чувствовал, что магиню просто трясет от злости. Она сквозь зубы ответила на вежливое приветствие Магнуса и скривилась, глядя, как оба мага приветствуют Дана. Да уж, кого может порадовать, когда выскочки объединяются?
Гор отошел в сторону и скрестил руки на груди. Он досмотрит этот фарс, заберет Лику и уже дома, в тишине родовой лаборатории, решит, как выйти из этой ситуации, не уронив чести Кеонов и не потеряв позиции в Совете.
Невысокий демон - советник по безопасности - легко отодвинул в сторону посла и подошел к Дану.
- Мэстрэ, мы хотели бы осмотреть футляр, о котором вы вчера говорили.
Дан переглянулся с Лэмом, посмотрел на насторожившуюся Инни и попытался возразить:
- Футляр, скорее всего, является магическим артефактом, его надлежит исследовать в магической лаборатории.
- Наша комиссия уполномочена рассмотреть все улики дела, в том числе и магические, - демон говорил спокойно, но так уверенно и жестко, что его слова звучали приказом.
- Но это может быть небезопасно.
- Не волнуйтесь, мэстрэ Дан, - хмыкнул Магнус, - я думаю, маги, собравшиеся в этом зале, смогут обеспечить должный уровень безопасности. Не так ли, мэстрэ Гор?
- Я здесь по семейным делам, сугубо как частное лицо, - напрягся Гор, - и никоим образом не собираюсь вмешиваться в вашу деятельность. Так что, попрошу на меня не рассчитывать!
- Мэстрэя, - обернулся Магнус к Лилиан.
- Маги моего уровня не рассматривают по тавернам сомнительные улики, - гордо фыркнула Лилиан, смерив Магнуса презрительным взглядом.
- Как скажете, мэстрэя, как скажете. Тогда пройдите к стеночке, за стол. У нас там будут ряды для зрителей.
И почему в глазах этого выскочки Лилиан почудилось удовлетворение? Словно он получил именно такой ответ, какого и хотел добиться?
- Ничего, я думаю, справимся своими силами, хмыкнул Магнус, - мэстрэ, принесите футляр. Комиссия должна осмотреть его. А мы пока побеседуем с юными лэри.
Дан замялся, пропускать допрос девочек ему не хотелось.
- Давайте я принесу, - подскочил Верт, заметив колебания мага - только скажите, где он лежит.
- Да там Кактус, он знает, - засомневался Дан. Но мальчишка уже побежал наверх.
- Скажите, лэри, знаете ли вы, как ваш отец стал жертвой охотников? - начал допрос снегуры Кили Кордуэлл.
Клиса посмотрела на Дана, вдохнула и начала:
- Когда отец ушел бродить по Плуто, его встретил маг и предложил заработать – добыть в заповедном лесу старый футляр…
Хлопнула дверь, и в зал влетел Верт в сумкой в руках. На плече у гончара сидел рассерженный Тусик.
- Что за дела, как можно доверять такую редкость необученным не-магам? - с ходу начал он выговаривать Дану, старательно не замечая толпу народа. – Вот откуда ты знаешь, можно ли людям брать футляр в руки? Может, там магическая защита стоит… от людей?
- Почему вы решили, что брать футляр в руки может быть небезопасно? – серьезно поинтересовался Магнус, обращаясь к Тусику, как к равному.
Наглый хомяк внимательно осмотрел судебного мага, и, видимо, оставшись доволен, снизошел до ответа:
- Да вы гляньте, как он фонит магией! Из него просто льется сила!
Истлайн переглянулся с Кордуэллом, тот кивнул, и у двери комнаты мгновенно вырос караул из позорников, а трое во главе со Сванте Клушем оказались возле Верта, так и застывшего с сумкой в руках.
- Ну, что ты кричишь, начальник паники? - устало вздохнул Дан, подошел и забрал у Верта сумку. – Да, магический фон очень сильный, несмотря на защиту, но это чистая сила, в ней нет опасности.
- Вы исследовали футляр? – напрягся демон из службы безопасности. - Когда, где, сколько времени?
- Я посмотрел его на привале, попробовал вскрыть, но мне не удалось, - рассказывая, Дан подошел к столу, достал из сумки футляр и осторожно развернул антимагическую мешковину. Затем положил на нее злополучный футляр и кивнул: - Смотрите сами.
Вокруг стола образовалась толпа, но позорники во главе с Клушем быстро оттеснили зрителей, оставив лишь посла, двух магов и имперского безопасника. Остальных препроводили поближе к стене, предложив зрительские места. Кактус восседал возле футляра и явно никуда не собирался уходить. Он даже попытался не подпустить магов, но никто трогать артефакт и не собирался.
- Интересно, - бормотал Магнус, осторожно сканируя улику. - Такие футляры использовали в древности, чтобы пересылать в них письма. Причем письма важные, ибо на футляр накладывались специальные магические печати... да, тут их пять. Футляр был утерян в лесу, гонец, наверное, погиб, и письмо так и не дошло до адресата. Но магическая сила хранила этот футляр несколько столетий. Правда, от времени сила печатей слегка перемешалась, и странный магический фон – следствие этого смешения… Мэстрэ Дан, вы пытались открыть футляр?
- Да, - ответил Дан, оттесненный вместе с остальными от стола.
Магнус поднял голову, нашел глазами Дана и кивнул позорникам. Те чуть отступили, позволяя подойти к столу.
- Пять печатей, пять стихий, - бормотал Магнус, разглядывая артефакт. Воздушная чуть сдвинута. Ваша работа?
Дан кивнул.
Магнус осторожно прикоснулся к футляру, одернул руку, задумался.
- Здесь нужны маги пяти стихий. Нас трое. Мэстрэя, - обратился он к Ингрид, - вы – псионик, будете четвертой. Идите сюда.
Смущенная Ингрид поймала взгляд Дана, неловко улыбнулась и осторожно подошла к столу:
- Но я никогда прежде...
- Уверяю вас, никто из нас прежде не открывал подобных футляров, - ободряюще кивнул Кили, - все когда-то приходится делать в первый раз.
- Не хватает земельника, - хмыкнул Магнус и взглянул на Гора. Глава дома Кеон сидел у стены, сложив на груди руки. Его глаза торжествующе поблескивали.
Тай взглянула на отца Лики, чуть сморщилась и громко предложила:
- Так может позвать мэстрэ Хурга? Он как раз рядом, у меня в пристройке...
Лицо Магнуса просветлело, и в глазах мелькнула смешинка. Он обернулся к позорникам, застывшим у двери, и один из них, повинуясь негласному приказу, отправился за целителем.
- А это не опасно? – покосился на старинный футляр посол.
- Может, действительно удалить зрителей? – повернулся Клуш к Кили.
- Ну, уж нет, - вскочила с места Тай, - мы из-за этого футляра столько перенесли, что нас уже ничем не испугаешь!
- Мэстрэ, они действительно... - начал Дан.
- Не волнуйтесь, - кивнул Магнус, - никого не будем удалять. Просто поставим щиты. Коллеги, вы готовы? Лэр, вам следует отойти за щиты, - обратился он к имперцу.
- Не волнуйтесь за меня, мэстрэ, - улыбнулся тот одними губами, - у меня есть универсальный защитный амулет.
- Вы не понимаете, - вскинулась Ингрид. - При работе с неизвестными артефактами всякое воздействие амулетов может нарушить заклинание!
- Мэстрэя права, - кивнул магнус. – Отойдите на два шага. Вы все увидите, но будете стоять за щитами…
Дан снял со стола Тусика и кивнул Лике:
- Подержи, пожалуйста, этого героя…
- Как ты можешь?! Как ты без меня?! - рассердился хомяк. - Да что ты себе думаешь?!
- Кактус, не скандаль, - нахмурился Дан.
- Тусик, ты не переживай, - зашептала Лика, осторожно прижимая к себе вырывающегося хомяка. – Мы здесь рядом постоим и если что – будем той самой тайной колонной, которая решает сражение.
Фамилиар недоверчиво покосился на девушку, потом нехотя кивнул и успокоился. С заднего ряда Гор с интересом наблюдал за дочерью
Наконец, хлопнула дверь, и в зал вошел сельский маг. Гор, прищурившись, оглядел вошедшего, вспомнил целителя и усмехнулся. Кто бы мог подумать, что старина Хург, никогда не вмешивающийся в политику, станет хоть в чем-то соперником старшему магу дома Кеонов. Но – слово сказано. Хотя, может и зря… И если Хург откажется…
Но старый земельник, к удивлению посла и имперского безопасника, не выказал ни опасений, ни смущения. Он спокойно выслушал инструкции Магнуса и встал к столу.
Дан усмехнулся – не на того напали. Человек, привыкший отвечать за жизни и здоровье целого города, умеет соизмерять свои силы и не боится ответственности.
Маги еще раз внимательно осмотрели печати, и по команде Кили, который как-то незаметно перехватил управление, магов и стол с лежащим на нем футляром накрыли магические щиты. Первым к футляру потянулся Дан. Уже знакомая магия потекла к пальцам, чуть сдвинутая печать словно просила, чтобы ее сорвали…

0

263

совместно с попутчиком

- Ну, точно чего-нибудь натворят без моего присмотра, - пробурчал Тусик, наблюдая за столпившимися около стола магами. Об удобстве зрителей они думали мало, и футляр за их спинами даже разглядеть нельзя было. Впрочем, хватало и того, что было видно.
Вот Дан вытянул руки над футляром, и магический щит изнутри окрасился лазурно-голубым, будто небо весной. Через миг к нему примешался алый цвет стихии огня. Два цвета не смешивались, существуя хотя и в одном и том же месте, но словно отдельно друг от друга. Затем к ним прибавился золотистый - мэстрэ Хург тоже коснулся футляра, взломав третью печать. Сине-зеленый, как море – «водяная» печать исчезла. И, наконец, сиреневый – мэстрэя Ингрид внесла свою лепту. Пять цветов, пять стихий, пять магов… Еще секунду магический купол сиял, а потом вдруг все погасло.
- Не получилось, - констатировал Хург ровно. Примерно таким же тоном он сообщал диагнозы больным.
- Ничего не понимаю, - покачала головой Ингрид. – В печатях же не осталось ни капли силы! Все ушло на эти оптические эффекты.
Лика глянула на отца, тот, ясное дело, улыбался. На его довольном лице буквально читалось: «Вот доверь дело дилетантам… Сельские маги!» На потенциальную свекровь девушка предпочла вообще не смотреть – и так ясно, что ничего хорошего от нее ждать не следует.
Защитный купол свернули, и маги с жаром принялись обсуждать, что же могло послужить причиной неудачи.
- А если посылка была рассчитана на конкретного получателя?
- Вы говорите о…
- … неповторимые отпечатки ауры…
- Да, но нельзя сбрасывать со счетов случайности…
- …магический фон леса?
- Пошли, глянем на этот ящик? – предложил Тусик. – Я уверен, что именно меня там и не хватало.
«Забавно, я думала о том же самом, - усмехнулась про себя девушка. – Вот я приду и всех спасу… Угу. Курятник».
При воспоминании о грибочках и последующей «магической битве» Лика покраснела и разом выбросила из головы все мысли, касающиеся собственной великой роли в истории. Нет уж, надо знать свое место. Кто там у нас идет после сельских магов? Деревенские ведьмы? - Ну, пошли, посмотрим, - согласилась магичка. – А ты колдовать-то умеешь?
- Я все умею, - гордо задрал нос хомяк, а потом честно добавил: - Правда, иногда кое-что не получается…
Он спрыгнул на стол рядом с футляром, попинал его лапкой и даже зачем-то попробовал на зуб.
- Выплюнь, отравишься же, - Лика отодвинула загадочный предмет подальше от фамилиара. - Не хватало еще, чтобы… Ой…
- Ага, - радостно согласился хомяк. – Открылся! Я же знал, что его просто надо погрызть!
Футляр в руках Лики и в самом деле раскрылся на две половинки. На нижней лежал свернутый в трубочку лист бумаги.
- Письмо и никаких орехов, - констатировал Тусик, заглянув внутрь. – Почерк, вроде, приличный, точно лучше, чем у Дана. Почитаем?
Анликка задумалась. С одной стороны, конечно, чужие письма читать не хорошо, а с другой – чужие футляры тоже ломать не стоит. Но если этим взломом занимается такая куча народу, то это уже научный эксперимент…
- Почему бы и нет, - согласилась девушка, разворачивая лист. Тусик забрался ей на плечо, чтобы удобнее было читать.
Лика на всякий случай перечитала письмо еще раз и обернулась к Тусику:
- Слушай, ты видишь то же, что и я?
- Ну, это с какой стороны посмотреть, - важно распушил усы фамилиар. – Я же не знаю, что ты там видишь! Но если ты про то, что два дяденьки взяли и поделили мир, то да, я про это тоже прочитал.
- Но это же… - девушка взмахнула письмом, словно стремясь одним этим жестом выразить все обуревающие ее чувства. – Это же невозможно! Это же… история, настоящая, а не как всех учат! И я даже не знаю…
- В историю ввязываться не будем, - рассудил фамилиар. – Пускай кто-нибудь другой разбирается, правильно?
- Не знаю. Но мэстрэ Дан точно должен это увидеть…
Девушка подошла к кругу совещающихся магов и подергала Дана за рукав:
- Мэстрэ, тут…
- … таким образом, - увлеченно доказывал воздушник, - экстраполяция разнородных магических полей могла вызвать эффект, сопоставимый с…
- Мэстрэ, - Лике было абсолютно наплевать на всю экстраполяцию и сопутствующие ей явления, - ну послушайте же меня!
- Ну, что случилось? – маг обернулся, и девушка тут же вручила ему письмо, кратко отчитавшись:
- Футляр открылся. Там было это. Прочитайте.
В большом зале таверны наступила тишина. Абсолютная. Магнус недоверчиво посмотрел на девочку, перевел взгляд на Дана, оглянулся.
Маги замерли, не зная, как реагировать на случившееся. Гор приподнялся, словно хотел забрать письмо из рук дочери. Рядом в стойке замерла Лилиан. Советник по безопасности мгновенно оказался рядом с Даном, попытался заглянуть ему чрез плечо.
- Да-да, почитайте! И лучше вслух, - попросил Магнус, который, оказывается, не оставил без внимания их короткий разговор. – Думаю, нашим коллегам тоже интересно, что же такого таинственного скрывал настолько защищенный футляр.
Дан пожал плечами и прочитал:
«Достопочтенный лэр Демократ.
Да… теперь мне нужно называть тебя именно так. А ведь когда-то мы называли друг друга братьями. Тогда все было просто – живем в одной деревне, значит, братья. Не то, что сейчас…
Если ты читаешь эти строки, значит, твое природное любопытство взяло верх над глупыми принципами, и ты пригласил пять магов – по одному из каждой школы – чтобы открыть футляр. А ведь ты когда-то заявлял, что с магами тебе не по пути, что твой путь – это путь науки, путь торжества разума. Я тогда тоже наговорил немало глупостей. Это я сейчас понимаю… Надеюсь, что и ты понял.
Да, признаю, тогда именно я начал ссору. Мне так хотелось, чтобы ты порадовался моим открывшимся способностям, чтобы ты гордился мною. У тебя тоже были планы – учиться, овладевать знаниями, экспериментировать. И мы – два молодых идиота – вместо того, чтобы поддержать друг друга, решили поспорить, кто из нас прав. И спорим до сих пор…
Но мы уже не дети. Мы слишком многое можем. И поэтому не должны делить этот мир надвое – магия отдельно, наука отдельно. Один университет, другой… Разве важно для человека, кто его излечит – ученый доктор или маг целитель? Разве важно, чем люди будут освещать свои дома, как будут выращивать хлеб – с помощью магов-погодников или агрономов? Мы с тобой получили в свои руки самую главную власть – власть над умами людей. Так не будем же противопоставлять их друг другу. Ибо за нами придут другие, кому будет нужна власть над людьми. А для этого нет ничего удобнее, чем разделенные народы.
Ну, вот и все. Дальше – решай сам. Надеюсь, моя задача окажется для тебя не слишком сложной.
Твой друг Плутократ.
Ах, да. Не волнуйся, никто посторонний этого письма не прочтет. Я же не только маг-универсал, но еще и не самый глупый человек в этом мире. Помнишь, как мы когда-то давали клятву на крови, что будем друзьями до конца жизни? И через несколько лет ее нарушили… Так вот, платок с нашей перемешанной кровью остался у меня. И с помощью ее запекшихся капель я наложил последнее заклятье на футляр. Открыть его сможем только я и ты. Или наши потомки, если они окажутся умнее нас…»

Повисло долгое и очень выразительное молчание.
- Кхм… - откашлялся посол Демо. – Я думаю, это весьма важный документ!
На него посмотрели, как на дурачка, озвучивающего общеизвестные истины в качестве божественного откровения. То, что это письмо – не простая бумажка, понимал даже Тусик.
- Я думаю, не стоит предавать это огласке, - кажется, Гору впервые изменила его обычная выдержка, и маг автоматически крутил на пальце кольцо. – В конце концов, есть много вещей, которыми не следует делиться…
- И вашей семьи это касается в особенности, - заметил Магнус вполголоса. – Думаю, в ваших библиотеках немало таких… документов.
- А это внутреннее дело семьи, - отрезал Гор.
- Зато это – внешнее, - Кили указал на письмо, которое по-прежнему держал Дан. – Я, конечно, не предлагаю его копировать и развешивать на всех столбах, но хотя бы до наших правителей – правителей обеих стран, - его донести надо. Снять вам копию, лэр Лесаж?
Гор махнул рукой – пусть делают, что хотят. Не отнимать же у них письмо силой. Да и поздно уже. Значит, остается одно – готовиться к изменениям, которые могут произойти во внешней политике.
- Анликка, - развернулся он к дочери, - ты, кажется, хотела остаться и продолжить занятия с мэстрэ Даном? Так вот, я не возражаю. Лэри и лэры, позвольте откланяться, дела не ждут.
Старшее поколение Кеонов исчезло в телепорте, а Лика еле удержалась, чтобы не почесать в затылке.
«Ну, папуля… - осталась единственная мысль, – Это что, меня вроде как из дома выгнали?!»
Захотелось тоже махнуть телепортом в родовое поместье, чтобы хотя бы уточнить, что все это значит, но по здравому размышлению девушка передумала. Сейчас дома наверняка собирают великий семейный совет, и лезть туда – все равно, что в осиное гнездо соваться. За открытый футляр, опять же, попадет! Но откуда же она, Лика, могла знать, на что и как он заговорен?
«Учиться мне еще и учиться», - мысленно вздохнула чародейка.
Пример старшего мага дома Кеон оказался заразительным. Все официальные лица резко вспомнили про важные дела, советник по безопасности что-то втолковывал послу, и уже теребил в руках телепортационный амулет.
Собрались с мыслями и маги. Сенсация сенсацией, но работу надо закончить. И не в присутствии такого количества зрителей.
- Ну, думаю, с основными вопросами мы разобрались, - заметил Магнус Истлайн. – Теперь осталось несколько сугубо специализированных вопросов, которые вряд ли будут интересны молодежи.
- Понятно, - кивнула Астра, - мы тогда пойдем, погуляем?
- Идите, - кивнул Дан, уже понимая, во что вляпался. Клиса с тоской посмотрела вслед уходящим. Конечно, ей было интересно, какое решение примет комиссия по поводу охотников, но слушать занудную заумь...
- Ну, а поскольку у нас нерешенными остались вопросы сугубо магического плана, я думаю, будет правильно отпустить свидетелей и позорников, - выступил Кили.
- Позвольте, а выводы комиссии? - нахмурился Клуш.
- Направленность вам, я думаю, ясна, - Магнус посмотрел на безопасника, тот кивнул, - виновные в нападениях на разумных существ понесут адекватное наказание. А официальные бумаги, в любом случае, пойдут по официальным каналам в течение трех дней. Вы же понимаете, что их надо еще оформить.
- Бюрократы, - прошипела Тай.
- Ничего, - успокоил ее Лэм, - зато после этого их уже не изменить. Все правильно.
- Тогда давайте заканчивать, - постучал по раскрытому футляру Магнус. - Лэры и лэри, освободите помещение!
Робин растеряно огляделся, но Инни успокаивающе улыбнулась.
- Подожди меня внизу, я скоро приду.,
- Зануды, - проворчала проводница, но первой пошла к выходу. За ней потянулись и остальные…
- Астра, а куда они футляр денут, - зашептал Алиса, едва компания оказалась во дворе, - это же мы нашли, значит, он наш?
- Ага, разбежалась, - фыркнула Астра, - теперь утащат и будут у себя в лабораториях разбирать, что там древние намудрили.
- А они с собой Дана и Лику не увезут? – девочка чуть покусывала губы, и Астра поняла, чего боится Алиса.
- Нет, ты же слышала: отец велел Лике оставаться в Бэмце, так что, если даже они отправятся куда-то, то быстро вернутся, - успокоила она подружку, и сама удивилась, - надо же, так скоро и в няньки записываться можно будет.
Настроение сразу испортилось. Какие няньки? С кем она собралась возиться? Машинально погладив Чуда, Астра решительно пошла вглубь двора, ей хотелось побыть одной, подумать.
А Алиса, оглянувшись на друзей, прошептала Чуду:
- Знаешь, я успокоюсь только, когда эта комиссия уедет.
И уселась прямо на крыльце, чтобы ничего не пропустить.

Сначала Алисе было просто скучно, потом еще и жарко.
Во дворе ничего не происходило, только на кухне пересмеивались служанки.
Потом из таврены вышел Лэм, кивнул девочке и куда-то ушел.
Чуд, пригревшись на солнышке, задремал, но Алиса упрямо сидела на своем посту. И наконец, терпение девочки было вознаграждено.
Дверь распахнулась, и во двор вывалилась целая толпа магов. Они о чем-то спорили, но Алиса не вслушивалась. Она сразу нашла глазами Лику и настороженно следила за ней. Магиня, держа на руках Тусика, растеряно оглянулась, увидела демонессу и удивилась:
- А ты чего тут сидишь?
- Тебя жду. Чего они там решили?
- Ой, пока ничего, - махнула рукой Лика, - они решать будут теперь всю оставшуюся жизнь, где хранить футляр, что с ним делать, кто за него отвечает… Демоны хотят его увезти к себе, чтобы императору показать. Маги говорят, что его место в магическом хранилище.
- Так что, они долго тут будут торчать? – насупилась Алиса.
Словно отвечая ей, самый главный маг заявил, что стоять на солнцепеке ему надоело, по его команде открыли телепорты, и комиссия разошлась, как поняла Алиса, в разных направлениях - демоны отправились с докладом в Лаборато, а маги с футляром - в родной Магнолиум, в Университет.
- Ну, вот теперь и начнется, - провожая глазами телепорты, кивнул Дан.
- Что начнется? – удивилась Алиса, - все же закончилось.
- Что ты, все только начинается, - вздохнул маг. - Сейчас Университет точно встанет на уши. Часа через два надо будет туда заглянуть…
- Посмотреть, как они стоят на ушах? – уточнила Алиса.
- Ага, занимательное может быть зрелище, - Дан оглянулся, забрал у Лики уставшего хомяка и ушел в таверну.
- Ну и пусть они там, чем хотят, занимаются, - смущенно улыбнулась Алиса, - главное, что они ушли, а мы остались.

0

264

Здание управления Позорной дружины навещали разные посетители, но этот гость особой радости Сванте Клушу не доставил.
- Мэстрэ Магнус просил меня зайти к вам и подписать показания, - лжегрант Лэм смотрел на сотника с легкой полуулыбкой. – Я завтра уже уезжаю.
- Конечно-конечно, - проворчал сотник и, стараясь быть вежливым, уточнил: – Вы уже закончили все дела у нас в Пристенках?
- Да, - откровенно улыбнулся олигарх. – Все возможные трудности я и мой дядя вам уже доставили, так что пора домой.
Клуш тоже усмехнулся. Жанно с утра уже порадовал его историей о чудаковатом лэре в фаэтоне, ставшим сущим наказанием для Ника. Теперь будет кем пугать непутевого парня!
- Хорошо, - сотник расправил плечи, - только у меня будет к вам одно дело, лэр Хайд.
Лэм приподнял бровь.
- Один из арестованных демонов просит о личном свидании с вами.
Олигарх нахмурился.
- Мне нечего сказать Слаю, - после некоторого молчания отметил он.
- Если вы о лэре Сильвестре Кворроу, то он вовсе не рвется общаться с вами. Единственный человек, которого он ждет, это столичный адвокат. Вас хочет видеть хозяин этого охотничьего притона, Вальтер Лоувел.
Лэм задумался.
- Мне кажется, я знаю, о чем он хочет поговорить, - протянул олигарх. – Лэр сотник, а вы разрешите эту встречу?
- Да. Но при условии…
- Естественно, я понимаю. Вы или ваши люди будут слышать весь разговор. – Клуш кивнул. - Думаю, что и Охотник это понимает.

Комната без окон, в которой Клуш организовал встречу, была залита неярким светом. Посреди комнаты стояла прозрачная перегородка, не дававшая двум людям коснутся друг друга или что-то передать. За перегородкой Лэма уже ждал Вальтер Лоувел: небритый, помятый и с затравленным взглядом. Охотник с трудом мирился с мыслью, что он сам стал дичью.
- Вы хотели меня видеть, лэр Вальтер? – олигарх старательно сдерживал волнение.
- Да, лэр. Мне хотелось еще раз высказать вам свое удивление, - оскалился Охотник. – Вы мне не слишком понравились, но я не догадывался, что вижу перед собой подсадную утку.
- И это все? – пожал плечами Лэм.
- Нет. Я хочу поговорить с вами о Пате. Я знаю, что он сделал вам, и почему вы преследуете его... Он мне признался, что…
- Я слышал ваш разговор, - прервал его Лэм. – Там, в саду, перед обедом.
Охотник замолчал, поднял глаза к потолку и понимающе кивнул головой – мол, понимаю, нас слушают.
- Так вот, - снова начал Вальтер. – Я прошу вас – оставьте Пата в покое. Не преследуйте его.
- В первую очередь его будут преследовать Позорная дружина и Тайная канцелярия. За участие в охоте, - олигарху казалось, что он вынужден разъяснять простые вещи маленькому ребенку.
- Бросьте, - отмахнулся Вальтер. – В этом Пат не виновен. Он никого не убивал!
- Он помогал вам, - возразил Лэм. – Оказал сопротивление дружине…
- А он не мог поступить по-другому! Не мог же он донести на меня. А вчера – он просто защищал меня. Организатор – я, я и отвечу за все.
- Вы? – удивился Лэм. – Или таинственные Покровители, о которых вы говорили Слаю?
- Нет никаких Покровителей, - четко проговорил Охотник, больше для позорников, чем для Лэма. – И это вам скажут все арестованные.
Лэм нахмурился. Похоже, что у этого чудовища удалось отсечь лишь щупальца, само оно скрылось где-то в столице. И хорошо, если в одной, а не в обеих… Однако отцовская любовь Вальтера вызывала уважение:
- Ладно, закон сам разберется и с вами, и с Патом, и с остальными… Но чего вы хотите от меня?
- Не преследуйте его больше! Я понимаю, он сжег вашу загородную виллу… Хотите, я оплачу вам ущерб?
- Вы не сможете это сделать, - нахмурился олигарх. – Этот дом был слишком дорог для меня. Я вырос в нем… Погубленные воспоминания не вернуть!
- Но и ваша месть Пату их не вернет! Оставьте моего сына. А я отдам вам все, что у меня есть, - горячился Охотник. – Двухэтажный загородный дом в самом лесу с большим участком. Правда, двор немного пострадал…
- Вы предлагаете мне… охотничий дом? – Лэм был шокирован.
- Да. Я купил его. Он принадлежит мне! Я оформлю на вас дарственную. Не волнуйтесь, мне есть, где жить. Если выйду – поселюсь на своем старом хуторе, - Вальтер не сводил глаз с Лэма, пытаясь отгадать, что означает его молчание. – Просто… не выдвигайте новых обвинений против Пата. Не направляйте по его следу Тайную Канцелярию. Мальчик должен спокойно вернуться домой.
- А с чего вы решили, что я не выдвигал обвинений?
- Иначе бы вы не приехали за ним сами, - теперь уже Вальтер глядел на него, как на маленького ребенка.
- Что же, - Лэм позволил себе усмехнуться. – Вы правы. Только мне нужна не месть. Я хочу получить ответ на один вопрос: «Кто его нанял?»
- Он не скажет, - спокойно возразил Вальтер. – Сам сядет, но не скажет.
- Как и вы?
Охотник замолчал и отвернулся.

Сванте Клуш кипел, словно огромный чан на открытом огне:
- И это ваше понятие о законе? Вы берете взятку, чтобы прикрыть дело?
- В моем деле никто не пострадал, кроме меня и дяди, - попытался объяснить Лэм. - Нас лишили имущества и воспоминаний. Но в одном Лоувел прав – вряд ли его сын мне признается. Хотя он и истерик…
- Не признался бы вам, признался бы профессионалам, - возразил Клуш.
- Может быть. Или дело бы прикрыли. Какие-нибудь Покровители.
- У вас такие могущественные враги? – съязвил Клуш.
- Да в том-то и дело, что нет… Я даже не понимаю, зачем кто-то пытался так меня задеть, уничтожив дом моего детства. Ведь этот Патрик легко мог убить своими шарами и меня, и Фредди, и слуг… Но никто не пострадал. Кто-то хотел сделать больно именно мне! И он еще проявится. Разберемся и без Патрика. Тем более, что сейчас ему не до меня – будет бегать от властей, - усмехнулся Лэм.
- Тогда зачем вам этот дом? – уже тише спросил Клуш.
- Не хочу, чтобы он достался каким-нибудь очередным Покровителям.
- Да… - протянул сотник. – С этими Покровителями вообще глухо. О них все молчат.
- И защиту на дом ставили столичные специалисты… - кивнул Лэм. – Так Слай мне сказал.
- Вот в столице они сейчас и прячутся. Попытаемся достать, но шансов мало… Только, если кто-то проговорится.
- Или если кто-то засветился в бумагах на дом, - негромко произнес Лэм. Сотник замер и посмотрел на олигарха с интересом. – Может, все-таки вызовем сюда нотариуса, лэр Клуш?

0

265

совместно с Еленой

Лика сидела в практически пустом зале таверны и разглядывала письмо от родных, которое ей только что передал вернувшийся из Магнолиума Дан. Маг был явно не в настроении, и расспросить его толком не удалось - Дан что-то пробурчал и ушел к себе
Чек, прилагавшийся к письму, радовал глаз не только количеством ноликов, но еще и циферками перед ними. Юная аристократка не очень-то умела считать деньги, но понимала, что если ей и придется когда-нибудь задуматься о собственном заработке, то будет это еще очень и очень не скоро. Это слегка утешало.
Слегка – потому что письмо… Ну, мама, как обычно, доходчиво объяснила дочери, подо что та подвела всю их семью и как именно сумела испортить много лет выстраиваемые планы. После такого увлекательного чтения, с одной стороны, хотелось пойти и закопаться куда-нибудь поглубже, а с другой – очень радовала мысль, что домой возвращаться все-таки не надо! В ближайшие года два точно.
«Не забудь, пожалуйста, - писала заботливая мать, - что Кеоны не могут снимать углы у деревенских старух или годами жить в гостиницах. Купи себе дом и обязательно найми прислугу, думаю, трех-четырех человек для провинции хватит. Да, и еще – не вздумай селиться одна или, того хуже, с мэстрэ Даном. Ты ведь понимаешь, какие слухи тогда поползут. К выбору компаньонки тоже следует подходить осмотрительно…»
Лика скомкала лист дорогущей гербовой бумаги и выбросила его в ведро для мусора, решив про себя, что этот список наставлений в ответе явно не нуждается. «Ты не можешь» да «ты должна»… Нет уж, хватит! Больше она никому и ничего не должна. Захочет – и вообще уйдет в лес, под кустом жить, как Козявочка. Конечно, зимой будет холодновато, но это ведь уже дело принципа…
- Как же я могу его бросить? – долетел до девушки обрывок чьей-то фразы. Лика обернулась и только теперь заметила, что в зале трактира она, в общем-то, не одна. За соседним столом сидели Тай, Хизер и какая-то незнакомая женщина, одетая как зажиточная горожанка. Трактирщица поднимала к губам чашку с чаем, когда не могла спрятать улыбку. И кивала, выражая сочувствие собеседнице. Тай меланхолично жевала пирог, и глаза у нее были подозрительно блестящие. А их собеседница изливала явно наболевшее:
- Ведь он совсем крошкой был, когда мать его отказалась кормить! Вы бы его видели - совсем заморыш. Я его выходила, ночей не спала, - горожанка всхлипнула.- А какой теперь красавец! Голова мужественная, спина широкая, а зад какой мускулистый. А борода-то, короткая и какая густая! Ну, характер, конечно, не сахар, чуть что не по нему, как даст! Вот из-за характера-то все проблемы, - продолжала жаловаться она. - Моя дочь не желает его видеть, а все покупатели предлагают доплатить, только бы от него избавиться!
Женщина вдруг резко стукнула кулаком по столу и решительно заявила:
- Продам дом за полцены с одним условием, что бы он жил, и я могла к нему в гости приезжать, хотя бы раз в год! Ну, люблю я его! Ой, ну, Сволочь же он, Сволочь….
- Да, уж… - поддакнула Хизер,- что он на ярмарке учудил. Постояльцы никак успокоиться не могли…
- И что главное, он же не боится никого. Ему хоть оборотник, хоть волк, хоть росомаха, хоть позорник, - последнее слово женщина произнесла шепотом.- Я ж его заперла и ворота закрыла! Он что, летать научился?
- За акробаткой так он точно летал, как он ее в воздухе догнал! – восхитилась Тай. - Она полетела дальше, а козел остался с ее юбкой на рогах. Нам тут с утра служанка все в лицах изобразила: и акробатку, и козла! И какой он красавец, сам черный, а кружева розовенькие
Лика, стоящая в тени, зажала себе рот рукой, чтобы не рассмеяться в голос. Она представила козла в розовой кружевной юбке, ниспадающей, как накидка знатной лэри.
- Да, мало ему было шарфа той оборотницы, сожрал же, никто и охнуть не успел!
- Пока хозяйка из-под прилавка выбиралась, шарф уже и закончился, - подтвердила Хизер.
- А мои бочки ему не по зуб… рогам оказались, - похвасталась Тай. – Боднул одну и аж зашатался.
- В сторону яблок он зашатался! А когда его ловить начали, ох, вот тут он и развернулся.
- Вообще-то народ решил, что это новая традиция ярмарки в Бэмце, «Поймай козла» называется, – Хизер залпом допила чай. – Я сама слышала, как крестьяне хвалили и ярмарку, и город, и развлечение с козлом. Так что, уважаемая, на осенней ярмарке, требуйте оплату за работу козла.
- Да какая оплата?! Теперь все Пристенки знают про его характер! И зять так прямо заявил: или он, или козел!
- Ну, я бы Сволочь выбрала, - рассмеялась Тай. - Люблю мужчин с характером.
- А дочь вот мужа почему-то... Тьфу, что это я!
«Дом с козлом… - Лика злорадно усмехнулась про себя. – Отлично, мамочка, я просто спешу исполнить твои указания!»
- Прошу прощения, уважаемая, - девушка подошла к беседующим дамам, - я случайно услышала, что вы продаете дом, а мне как раз нужно приобрести что-нибудь такое, с крышей и с четырьмя стенами.
- И с козлом? – с надеждой осведомилась горожанка.
- Непременно! – мстительно заявила Лика.

Дом оказался симпатичный: беленые стены, по которым змеился плющ, потемневшие рамы окон, крытая черепицей крыша – ну, просто настоящий сельский домик, будто с картинки в каком-нибудь романе. Да еще и сад вокруг, что для земельников очень даже важно. А еще там был предусмотрен специальный загончик для козла. При одном взгляде на Сволочь девушку посетили здоровые сомнения в целесообразности такой покупки. Нет, животные – это, конечно, хорошо, но не такие же!
- Да ты посмотри на него, деточка, - хозяйка Сволочи умильно сложила руки.- Какой он красавец! И не вонючий же совсем!
- Это точно, запаха от него нет,- подтвердила Тай, на всякий случай вызвавшаяся проводить Лику, и автоматически потерла когда-то ушибленную часть тела. Все трое посмотрели на козла, жующего свежую траву в загородке. Взгляд у Сволочи был мечтательный и многообещающий.
- А по осени он вообще нарасхват, - продолжала хвалить любимца лэри. - Ведь производитель самый лучший на всю округу. Еще лет пять, не меньше, доход приносить будет.
Лика представила себе, как к ней пять лет будут ходить горожане, желающие одолжить козла для такого дела, почувствовала, что краснеет, и поспешила спросить:
- А сколько они вообще живут?
- Ну, лет девять, десять…
- А иногда шестнадцать, семнадцать, - поддакнула вредная проводница.- Этот, оправдывая свое имечко, до двадцати дотянет…
- Ладно, шмысь с ним, - Лика махнула рукой и подошла к загородке. – Значит так…
Козел посмотрел на нее не без интереса и нагнул голову, демонстрируя изогнутые рога.
- Если хочешь так всю жизнь и сидеть в своем загоне, - продолжила магичка, про себя сомневаясь в собственном здравом рассудке: это ж надо, с козлом разговаривать! – то можешь и дальше бодаться, и вообще вести себя, как заблагорассудится.
Сволочь фыркнул и копнул землю копытом.
- А если хочешь, чтобы тебя по саду выгуливали и яблоками с морковью угощали, то будь добр не буянить, - озвучила девушка свой ультиматум, и ей показалось, что козел слегка кивнул.
- Договорились?
Сволочь фыркнул, сдувая с глаз длинную челку.
- Ну, вот и молодец, - Лика просунула руку сквозь загородку и почесала животное за ухом. Шерсть у него была жесткая, но теплая, нагретая солнышком, и гладить его было даже приятно. – Значит, будем дружить.
- Я же говорила, что он у меня умница, - умиленно всхлипнула продавщица. – Ведь все же, буквально все понимает!
- Кто бы спорил! – согласилась Лика, выдернула из зубов козла свой изрядно обмусоленный рукав и сделка состоялась.
Теперь оставалось только забрать свои вещи из таверны и перебраться в новый дом, но с этим девушка решила не спешить. Вот разъедутся все, тогда и самой можно, а пока лучше вместе, веселее все-таки.
- А ты откуда такая радостная? – Алиса сидела во дворе трактира и пыталась играть с Чудом. Коту было явно лень, но из уважения к хозяйке он все-таки поддевал лапками навязанный на ниточку бумажный бантик и изредка даже царапал его когтями. Лика узнала в бантике письмо от мамы и довольно кивнула. Так ему и надо!
- Да я только что дом купила, - сообщила магичка, пытаясь говорить так, словно о чем-то незначительном.
- Целый дом?! Вот здорово! – Алиса только что в ладоши не захлопала. – И ты тут жить будешь? Совсем одна?
- С козлом.
- С кем?!
- С настоящим черным козлом, - Лика все-таки засмеялась. – Такой знаешь, с бородой и с рогами. Если хочешь, и ты к нам присоединяйся. Вам с Чудом точно места хватит.
- Думаешь? – засомневалась демонесса. – То есть, я бы и рада, но у меня денег нет, и вообще я даже не знаю…
- Зато у меня этих денег полно, - махнула рукой аристократка. – И вообще… Алис, оставайся, а? Вдвоем точно веселее будет! Или ты к дяде в Торжище переберешься?
- Ну, если честно, - девушка смутилась, - то нету никакого дяди. Я его придумала, вот.
Алиса нерешительно взглянула на подругу, чтобы понять, не сердится ли она из-за того, что ее, оказывается, обманывали, но Лика только махнула рукой:
- Ну и хорошо. Значит, точно вместе поселимся.
- А делать мы что будем? – Алиса как-то очень быстро свыклась с мыслью о том, что ей, и в самом деле, можно остаться в этом городке. А почему бы и нет, в самом-то деле? Бэмц в Пристенках, то есть почти дома, опять же ярмарки тут отличные, а охотников уже вывели…
- Ну, я, наверно, попрошусь в ученицы к мэстрэ Хургу, - сообщила Лика, успевшая поразмышлять о своем будущем. – Он вроде бы хорошо в целительстве разбирается. А тебя мы крестиком вышивать научим…
- Я и так умею! – обиделась девушка. – Мы в пансионе только и делали, что вышивали. Терпеть это дело не могу! Я уж лучше письма писать буду – зря, что ли, каллиграфию учила?
- Тоже вариант, - одобрила Лика. – А еще мы мэстрэ Дана и Тусиком к себе позовем, и совсем весело будет.
Она еще раз посмотрела на превратившееся в бантик письмо матери и улыбнулась.
Изгнание, оказывается, может быть куда более приятным, чем жизнь дома.

0

266

Совместно с Еленой

Астра нашлась в висяке. Девочка лежала с закрытыми глазами, но явно не спала. Лицо выглядело расстроенным, а брови слегка хмурились. Тай села, прислонилась спиной к стволу и легко качнула висяк.
- Верт, отстань! - тут же вскинулась Астра, не открывая глаз. – Мне подумать надо!
- Подумать - это хорошо… - улыбнулась проводница, снова качнув висяк.
От неожиданности девушка распахнула глаза и попыталась выскочить из своего неустойчивого лежбища. Висяк тут же воспользовался случаем и быстренько перевернулся. Астра шлепнулась на траву, больно ударившись пятой точкой, а подлая сетка приземлилась ей на голову и плечи.
- Ой! – она потерла ушибленное место и сердито сбросила с себя ненужное «украшение».
Тай рассмеялась. Астра хотела было обидеться, но все же оценила комизм ситуации и последовала ее примеру.
- Так вот, – отсмеявшись, продолжила проводница. – Подумать - это хорошо, только сначала давай поговорим. Приключение наше закончилось, и пора разбираться, как тебе жить дальше…
- И вовсе не надо! - Астра возмущенно напыжилась.
- Надо! И вообще сдуйся обратно, пока не лопнула, – Тай шутливо ткнула девушку в бок, и вдруг посерьезнела.- Знаю я, как ты не любишь, чтобы за тебя решали. И никто без тебя твою жизнь устраивать не будет. Ты девочка большая и сама разберешься. Но у меня есть парочка предложений, которые могут тебе понравиться. Выслушай, подумай, все взвесь… Решение, в любом случае, за тобой.
Астра обреченно вздохнула и кивнула.
- Так вот, можешь получить образование в пансионе, как Алиса, - начала перечислять варианты проводница.
- Меня не примут…
- Примут. Тебя, как воспитанницу рода…
- Тай!
- Что?
- Я уже старая, мне семнадцать! – Астра смотрела на Тай, как на ребенка, которому нужно объяснять прописные истины. - Вон Алиса в шестнадцать уже учиться закончила!
- Хм, совсем забыла, во сколько заканчивают... - Тай почесала кончик носа и критически оглядела худенькую девушку. Потом весело хмыкнула и развела руками. – Как скажешь, старушка моя, как скажешь. Значит, пансион отпадает!
Девушка снова насупилась, услышав подобное обращение, но проводница сделала вид, что не замечает ее хмурой мордашки.
- Есть и другой вариант. Летом мы с тобой можем водить народ по Пристенкам, – между тем спокойно излагала Тай.- Ты и так неплохо ходишь по лесу, а кое-каким секретам, я думаю, быстро научишься…
- И буду сама работать проводником? - это предложение Астре пришлось по душе гораздо больше. - А сколько нужно будет учиться? До конца осени я успею?
Тай задумалась, будто что-то подсчитывая в уме, а потом принялась загибать пальцы на левой руке.
- Ну, лет через десять по осени как раз и доучишься… - с улыбкой выдала она результат своих размышлений.
- Это что, я десять лет не смогу сама водить людей? - от возмущения девушка вскочила на ноги.
- А ты представь себя в компании пяти мужчин пару недель в пуще, - судя по окаменевшему лицу Астры, она все представила правильно. Тай кивнула: - Вот и умница! С летом разобрались, а вот с зимой у меня два варианта. Первый - ты уезжаешь на зиму в мое поместье. Оно в предгорьях рядом с Пристенками, но на стороне Демо. Или ты можешь остаться здесь, при таверне, и жить в моей пристройке…
- И выть от скуки! – скривилась девушка.
- Ой, только не рассказывай мне, что в Обменнике зимой весело! Да по белотропью каждый след на виду, поэтому сидят твои контрабандисты, как мыши под веником! Не хочешь скучать – можешь работать и помогать Хизер.
- Чем? Пироги я печь не умею, только есть…
- А как у тебя с арифметикой? Хизер вот все жалуется, что из всей семьи ни один к бухгалтерии не пригоден. Можешь попробовать под ее руководством дебит с кредитом сводить.
- Тай, вот ты сама хотела бы сводить этот кредит? – уныло вздохнула Астра.
- Не напоминай, - Тай закатила глаза.- Как возвращаюсь в поместье, так и встреваю! Только каблуки торчат! Нет, управляющий у меня отличный, и племянник бдит. Но я - хозяйка, а значит, обязана… - она еще раз серьезно взглянула на Астру. - В общем, девочка, моя фантазия иссякла. Думай, решай. До зимы время есть!
И проводница ушла, взъерошив напоследок вихры Астры. Девушка снова уютно устроилась в висяке, и поводов для размышлений у нее теперь значительно прибавилось.

0

267

Медовые стволы сосен, подсвеченные солнцем, и длинные тени. Лениво валяющаяся почти посредине дороги собака, подозрительно посматривающий на нее петух, мальчишки, возвращающиеся из леса с корзинками, полными земляники. Обычный тихий летний день, такой же, как в родной Вешенке. Бэмц, конечно, не деревня, а вовсе даже город. Здесь есть даже трехэтажные дома и своя ярмарка. Но коров здесь пасут точно так же, и с таким же нетерпением ждут ребятишки вечернего парного молока. И совсем не скажешь, что каких-то несколько часов назад в этом самом городе вершилась, ни много - ни мало, судьба целого мира. Впрочем, судя по Бэмцу, мир этого пока не заметил. Да и вряд ли здесь хоть что-то изменится.
- Грустите, молодой человек? - Лэм вошел в комнату, и Верт от неожиданности чуть не свалился с окна, на котором сидел. - Хороший вечер, не правда ли?
- Да, очень, - вздохнул Верт, устроился поудобнее и опять уставился за окно.
- Ну что, кажется, наше приключение закончилось. Больше не надо бегать по лесам и спасать подстреленных снегур. Полагаю, это можно и нужно отметить.
Демон лукаво подмигнул удивленному Верту.
- Но... Если уж отмечать, так всем вместе. Мы же вроде как одна команда...
Олигарх извлек из ящичка стола небольшую изящную фляжку, отвинтил крышку, понюхал, и, удовлетворившись результатом, налил темную жидкость в два крохотных стаканчика, больше похожих на наперстки.
- Вместе — это разумеется, это само собой. Лэри Хизер уже вовсю хлопочет над праздничным ужином, - он подошел к окну и вручил Верту один наперсток. - А пока, я думаю, можно и вдвоем, раз уж мы соседи по комнате. За новую жизнь, Верт.
Бывший гончар не жаловал крепкие напитки, но обижать товарища отказом совсем не хотелось. Да и не видел он раньше Лэма таким разговорчивым и веселым. Столько всего вместе прошли, а вот просто так посидеть, поговорить и не довелось. А скоро расставаться... Последняя мысль больно царапнула где-то в груди, и парень поспешно осушил свой стаканчик. Вдруг поможет?
Напиток оказался совсем не жгучим, а каким-то пряным. По телу сразу разлилось тепло, мышцы расслабились, и подоконник вдруг показался Верту ужасно неудобным. Когда парень перебрался в кресло, на низком столике уже красовались орешки, сыр и порезанный лимон. Лэм снова наполнил наперстки, но пить пока не спешил.
- Чем теперь займешься? Вернешься в свою деревню?
- Да надо бы отца навестить. А то же я, как улетел, так обо мне ни слуху, ни духу. Подумали, небось, что я утонул в озере. Надо хоть попрощаться по-человечески...
- Что, насовсем не останешься? - прищурился Лэм. Парень покачал головой. - А куда потом?
- Не знаю. Не решил еще, - буркнул Верт и одним глотком осушил наперсток. Ему не то что говорить — думать о будущем не хотелось. - Я обещал устроить Астру. Вот этим и займусь...
- О, не беспокойся об этом. Полагаю, Тай не даст девушке пропасть.
- Ну, тогда... тогда я не знаю, - Верт совсем растерялся. - Придумаю что-нибудь, наверное.
Лэм внимательно посмотрел на парня и медленно допил свой напиток. Заел кусочком лимона, тщательно прожевал, промокнул губы салфеткой и вдруг сказал:
- Конечно, придумаешь. А чтобы лучше придумывалось, у меня есть для тебя небольшой подарок. Вернее, два подарка. Во-первых, гарантийное письмо, - он достал из внутреннего кармана длинный конверт. - Здесь говорится, что ты можешь пройти обучение у любого мастера по своему выбору. Обучение будет оплачено "Судоходной компанией Хайд". Во-вторых, вот, - Лэм достал увесистый кожаный кошелек. – Это - деньги на переход границы. Пока. Твое здоровье.
Верт смотрел на Лэма во все глаза, а тот невозмутимо смаковал пряный напиток.
- Спасибо, но... я не могу это принять. Поймите, я не хочу обижать, но эти деньги...
- Деньги — это всего лишь деньги, Верт. Что по тебе лучше — взять деньги в подарок у друга или нелегально перейти границу? Причем три раза? - демон говорил строго, но глаза его смеялись.
- Почему три? - не понял гончар.
- Ну, один раз ты ее уже перелетел, - обстоятельно начал Лэм, - второй будет, когда ты пойдешь учиться.
- А третий?
- А третий - на случай, если тебе вдруг захочется вернуться сюда.
Верт помолчал, обдумывая сказанное.
- А письмо?
- Неужели ты не можешь принять на память от друга бумажку в конверте? Я, между прочим, сам составлял, старался...
- Ну, если сам, тогда приму, - улыбнулся Верт, и они оба рассмеялись.
В дверь постучали, и через секунду в проеме показалась лохматая голова Олафа.
- Прошу прощения, лэры, пора спускаться к ужину, в саду уже накрыто.
- Сейчас идем, - ответил Верт, и когда Олаф скрылся, взял в руки конверт и кошелек. - Спасибо, Лэм.
- О, не стоит, - отмахнулся он, а потом встал и уже серьезно добавил: — но если ты не воспользуешься моим подарком, я обижусь и самолично усажу тебя учиться. Талант надо развивать!
И, хлопнув покрасневшего Верта по плечу, торжественно отправился в сад.

0

268

Праздничный ужин прошел тихо, почти по-семейному.
Бурного веселья не получилось. Дан был каким-то взвинченным. Лика сидела, как в рот воды набрав. Да и присутствие Клуша немного нервировало. Притихшую компанию развлекали Фредди и Тай. Проводница рассказывала о своих приключениях в лесах и встречах с нечистью. А аристократический дядюшка Лэма ближе к концу ужина разошелся и в пику Тай принялся рассказывать не менее забавные анекдоты из жизни высшего света Лаборато…
Верт не заметил, в какой момент они с Астрой остались одни за праздничным столом. Вроде только что была куча народу, и вдруг все куда-то разбежались по своим делам. Какое-то время молодые люди молчали, то ли задумавшись каждый о своем, то ли не зная, как начать разговор.
- Все ушли, а мы тут сидим одни, как дураки, - вдруг проворчала Астра. - Пошли, что ли, погуляем?
На еду смотреть уже не хотелось даже вечно голодному Верту, так что он с радостью принял приглашение. Впрочем, прогулка по улицам Бэмца помогла мало, разговор никак не желал начинаться.
Астру молчание, похоже, ничуть не тяготило, она думала о чем-то своем, словно Верта здесь и не было. А вот парню было неуютно.
- Как там Кряква? - наконец спросил он, чтобы хоть что-то сказать.
- Лучше, - коротко бросила девушка и опять погрузилась в свои мысли.
- Это ты за нее так переживаешь?
- Что? - Астра посмотрела на Верта, словно впервые увидела. - А... да нет, мэстрэ Хург сказал, она скоро поправится.
- А что тогда? - продолжал допытываться Верт.
- Ты о чем?
- О чем переживаешь...
- Да не переживаю я, с чего ты взял? Все прекрасно, мы всех победили. Ура.
Она старательно изобразила улыбку и снова замолчала.
Верт подождал немного и решил зайти с другого конца.
- Помнишь, как мы здесь же гуляли, когда ярмарка была?
- Склерозом не страдаю, и уж во всяком случае, события последних дней помню отчетливо, - саркастически отозвалась Астра. А потом добавила: — и как ты целоваться полез, тоже помню. Учти, еще раз полезешь, получишь в глаз.
- Да я же тогда от радости, - Верт покраснел, - что ты решила расстаться со своим прошлым и начать новую, нормальную жизнь. Теперь ты действительно сможешь это сделать! Это же здорово.
Астра неопределенно хмыкнула.
- Ну а сам-то ты теперь что делать будешь? Останешься здесь? Гончаром?
- Нет, я не останусь, - Верт улыбнулся. - Сперва своих навещу, в деревне, а потом... Астра, ты представляешь, я буду учиться в самом Демо! У любого мастера, у какого захочу! Ты только подумай, я ведь смогу когда-нибудь и вправду построить летательный шар! Все как ты говорила!
Парень говорил с таким восторгом, его глаза сверкали. Астра остановилась.
- То есть, ты уезжаешь? - переспросила она дрогнувшим голосом.
- Ну... получается, да. - Верт виновато развел руками. - Я должен показаться родным. Да и учиться... Но я обязательно вернусь, когда построю шар. На нем и вернусь. Вот будет потеха!..
- Значит, вот такая она, дружба навсегда, - перебила Астра и всхлипнула. И рассердившись на себя за слабость, заговорила горько и зло, не давая Верту вставить ни слова. — Отличный друг, нечего сказать, наобещал с три короба, заставил отказаться от всего, что было, а сам радостно сбегает в Демо! А знаешь что? Ну и беги! Без тебя лучше! Видеть тебя не хочу больше!
Оттолкнув Верта, она убежала в темноту.
- Астра, подожди!
Парень побежал следом, и бежал почти до самой таверны, но подруги и след простыл.
Он остановился посреди дороги и крикнул, надеясь, что Астра спряталась где-то неподалеку и сможет его услышать:
- Ну, чего ты убежала? Ты же сама говорила, что если чего-то хочется добиться, то надо действовать, а не сидеть, сложа руки, и ждать, пока оно исполнится! Мне выпала такая возможность, какая бывает раз в жизни! Астра! Ты меня слышишь?
Ответа не последовало.
- Поди пойми этих девчонок, - вздохнул Верт и побрел к таверне.

0

269

Астра со злостью бросала в сумку свои немногочисленные пожитки. Но те почему-то не желали терпеть такое хамское отношение - выскальзывали из рук, падали мимо сумки и даже закатывались под кровать.
- Да что ж за наказание такое! – всхлипнула девушка, когда расческа в очередной раз выпала из дрожащих пальцев и улетела в неизвестном направлении. – Даже уйти не получается по-человечески!
- А ты не уходи, - флегматично дернула крылом Кряква, наблюдая за хозяйкой. Та как раз рылась в ворохе подушек на кровати в поисках непослушной вещицы. – С чего ты вообще психанула? Тебе же пр-редложили остаться здесь, с др-рузьями. Чем плохо? Да и кор-рмят тут отменно!
- Тебе лишь бы кормили хорошо! – разозлилась Астра, напрочь забыв свое обещание больше не кричать на сороку и беречь ее, как зеницу ока. – Я здесь никому не нужна, а значит, оставаться и не имеет смысла!
Кряква задумчиво посмотрела на подругу, и в похожих на черные бусины глазах девушке почудилась веселая насмешка. Ей даже показалось, что будь у сороки руки, она не удержалась бы и покрутила пальцем у виска. Но за неимением такой возможности, птица ограничилась своим фирменным восклицанием.
- Дур-ра! – уверенно заявила она и вылетела в открытое окно. Уже из сада до Астры донеслось приглушенное: - Пер-редумаешь, свистни!
«Ну и ладно! – окончательно расстроилась девушка. – И катись! Мне никто не нужен! Ни Верт, ни Кряква, никто! И сама как-нибудь проживу!»
Вот только «как-нибудь» уже почему-то не хотелось. Хотелось тепла, уютных посиделок у камина или в прохладной беседке, вкусных пирожков и свежей малины. Холодные ночевки в лесу и запертые двери чужих домов больше не прельщали.
«Совсем раскисла!» - Астра одернула саму себя и закинула ремень сумки на плечо. В конце концов, она не тепличное растение, под дождем и ветром не завянет. Подумаешь, понадобится пара недель, чтобы снова втянуться в ритм вольной жизни. Зато там, в лесу, некому будет ее бросать и предавать. Она сама, кого хочешь, бросит! Вот прямо сейчас этим и займется!
Девушка решительно вышла из пристройки и буквально налетела на радостно улыбающуюся Алису.
- Слушай, мы же тебе так за ужином и не рассказали… Представляешь, Лика купила дом с козлом! – поспешила поделиться новостью демонесса. – Мы теперь будем жить в Бэмце!
- Рада за вас, - Астра улыбнулась натянуто и вымученно, но Алиса была в слишком хорошем настроении, чтобы заметить это.
- Ты же будешь приходить к нам в гости? – продолжала тарахтеть она. – Или даже жить вместе с нами? Места в доме хватит! Давай спросим у Лики! Представляешь, как будет здорово!
- Непременно, только немного позже. Сейчас мне нужно уйти, - Астра отвернулась, чтобы не смотреть на сияющее лицо подружки.
Предложение остаться жить в доме с козлом было очень заманчивым. Но она уже все решила! Ведь так?
Девушка упрямо вздернула подбородок и направилась к калитке. Правда, далеко уйти она не успела. В малиннике послышалась какая-то возня, и тоненький голосок Козявочки.
- Ты уходишь? – малышка сидела прямо на колючей ветке, но ей это не причиняло никаких неудобств. Родной куст бережно хранил свою крохотную хозяйку, и ни за что не поранил бы ее шипами.
- Да, мне нужно…
Что именно ей нужно, Астра уже и сама не знала, поэтому заканчивать фразу не стала. Да Козявочка и не настаивала. Она озабоченно повела ушками, и окинула девушку серьезным взглядом.
- Ты не ходи долго потемну. Ветер поднимается, и скоро будет дождь, промокнешь, - пыжик поманила Астру лапкой. – На вот малины немножко, чтобы веселей было. Зачем грустить, если все хорошо?
В подставленную ладонь девушки прямо с веток стали падать спелые ягоды. От такой заботы Астре стало совсем не по себе. Нет, она не была неприятной, скорее наоборот. Но в душе появилось гадкое чувство, что это не ее предали друзья, как ей казалось, а она сама предает их дружбу. И от этого даже сладкая малина отдавала обидой и горечью.
Стараясь не думать о случайно открывшейся новой стороне своего решения, девушка помахала Козявочке на прощанье и поспешила прочь. Нужно было поскорее убираться из таверны, где нельзя шагу ступить, чтобы не наткнуться на кого-нибудь из друзей. Они будто нарочно бередят не вовремя проснувшуюся совесть, о наличии у себя которой Астра до недавнего времени вообще не догадывалась.
- Куда это ты на ночь глядя? – вдруг окликнул девушку удивленный голос. Лэм, похоже, направлялся к беседке, откуда неслись обрывки разговоров и недовольные вопли Тусика, и никак не ожидал встретить в саду Астру.
- Не ваше дело, грант! – огрызнулась та чисто автоматически. Пререкания с Лэмом давно и прочно вошли в привычку. Но вот уж по кому она точно скучать не будет, так это по вредному демону. Наверное…
- Конечно, не мое, - покладисто согласился олигарх. – Я всего лишь хотел предложить тебе свои услуги, и передать от твоего имени прощальные слова нашим друзьям. Раз уж сама ты решила сбежать, не попрощавшись. Честно говоря, не ожидал от тебя такой трусости…
Астра возмущенно взвилась.
- Это не трусость! Это…
- Это? – подбодрил Лэм.
- Верт уезжает, вы тоже. Все возвращаются к своей прежней жизни, - девушка печально вдохнула и еще тише добавила: - Значит, и мне пора. Меня здесь ничто не держит.
Олигарх покачал головой.
- Уезжают не все твои друзья. Дан остается в Бэмце, девочки тоже. Тай никуда отсюда не денется до зимы. Да и Верт отправится в Лаборато не раньше, чем как следует настрадается из-за вашей ссоры. И, думается, им всем будет не хватать твоей компании. Но уговаривать тебя я не буду, хоть и считаю, что обиженным маленьким девочкам не место на лесных дорогах.
- Эй, я вовсе не маленькая! – сверкнула глазами Астра, но Лэм только улыбнулся в ответ.
- Разве? Значит, мне показалось, что ты ведешь себя по-детски. Извини, - он развел руками и неспешным шагом двинулся к беседке.
Теперь уходить было еще сложнее. После обвинений в трусости и детских обидах, гордость присоединилась к совести, и от их громких воплей начала болеть голова. Каждый шаг к калитке давался с большим трудом, но Астра все равно не сдавалась. Теперь уже из чистого упрямства.
За забором обнаружилась Тай, но девушка уже даже не удивилась этой встрече. Более того, если бы проводница сказала, что специально караулила здесь потенциальную беглянку, Астра лишь пожала бы плечами. Видно, не судьба ей сегодня снова выйти на большую дорогу…
- Ты приходишь или уходишь? – Тай улыбалась знающей, доброй улыбкой, от которой становилось тепло.
- Кажется, я остаюсь, - обреченно вздохнула Астра, сама удивляясь тому, сколько радости звучит в ее голосе.
- Ну, вот и славно! – проводница коротко прижала ее к себе, и тут же подтолкнула обратно к дому. – Тогда иди спать. Завтра рано утром нам еще провожать Клису…

0

270

- А вам не хватит? - осторожно спросил Робин, поглядывая на разошедшихся магов. После ужина Дан и Инни решили продолжить общение. Хизер накрыла им в беседке, увитой зеленью. Здесь, скрытые от любопытных глаз, они могли спокойно обсудить прошедшие события. Вот только с угощением щедрая хозяйка явно перестаралась. - Не то, чтобы мне было жалко этой самогонки, я просто не хочу магических катаклизмов. А два пьяных мага - это серьезно!.
- И вовсе это не самогонка, - обиделась Инни, - а лучшая настойка матушки Хизер. Ты что, думаешь, таких уважаемых гостей, как мы с мэстрэ, будут поить самогонкой? Фи!
- Может и настойка, - Тусик осторожно понюхал стакан и скривился, - но на самогонке. И как вы эту гадость пьете?
- С большим удовольствием, - хмыкнул Дан, - она пробуждает утраченный кураж. Кактус, хочешь, сделаем тебе крылышки?
- Нет, это точно проклятие какое-то, - хомяк обижено повернулся к Робину, - взрослый человек, можно сказать, герой, а шуточки - как у подростка. Нет, чтобы что-то полезное наколдовать!
- А что ты хочешь полезное? – заинтересовалась Инни. - Ты и так весь магией окутан, просто ходячий артефакт. Может, тебе надо красивый пушистый хвост?
- Ага, еще скажи длинные уши, - разозлился хомяк. - Вам только дай волю, наколдуете всякую гадость. Лучше бы встроили мне телепорт. А то вот застрянем тут в глуши, и я уже не попаду в столицу, не поем фирменных пряников с корицей…
- В столицах мы не нужны, - хмыкнул Дан, - у них там своих героев полно. А пряников, как известно, на всех не хватает. Так что мы с тобой теперь жители Бэмца. Привыкай к местным пряникам.
- Почему привыкать? – удивился Робин. - Вы решили тут остаться?
- Мы решили? - Дан махнул рукой, налил себе янтарной жидкости из большой пузатой бутылки и одним глотком осушил стакан. – Да кто нас спрашивал? За нас все решено и подписано.
Робин удивленно посмотрел на Инни, но мэстрэя выглядела удрученно. Она хотя и отпивала из стакана мелкими глоточками, но очень целенаправленно и упорно.
- Вы что, решили вусмерть напиться? – попытался остановить друзей Робин. - Третья бутылка пошла.
- А что нам остается? – театрально развел рукам маг. - Самое время уйти в большой классический запой до синих шмысей.
- Это у тебя, воздушника, они будут синие, - захихикала Инни, - а у меня фиолетовые, хорошенькие, с таким пушистым хвостом!
- Где? – развернулся Тусик, - ой, и правда, фиолетовые… Инни, выпей еще стакан, чтобы их стало больше?
И хомяк отважно потащил бутылку поближе к мэстрэе.
- Тьфу на вас, - рассердился Робин, выдергивая бутылку из лап фамилиара. - Никакой это не шмысь, а самый обычный глюк. Видимо, залетел случайно на огонек. Они же любопытные.
- Ну, глюк так глюк, - покладисто кивнула Инни, - все равно хорошенький.
- Так с чего вы в запой-то уходите? Да еще такими темпами? – попытался выяснить Робин. - И зачем ты решил остаться в Бэмце, тут же ни кафедры, ни школы?
- Вот именно поэтому и остаюсь, - Дан едва не уронил стакан, но сумел его удержать, - дабы не смущать юные умы, а также не провоцировать беспорядки магической общественности.
- Это из-за истории с охотой? - уточнил грант.
- Можно подумать, ты из Бэмца не сможешь дать показания, - удивилась Инни.
- Да нет, с охотой я бы, может, еще разобрался, - Дан снова наполнил стакан под укоризненным взглядом Тусика, посмотрел на фамилиара, залез в карман и достал оттуда дичок. - На тебе яблочко из садов господина ректора, и не смотри, как на врага народа, конфетами меня там не угощали, - и продолжил, снова обращаясь к Робину. – А вот явление футляра и письма заставили наших столичных магов забегать, как поджаренных шымсей. Новую информацию надо срочно впихнуть в привычные правила, согласовать, утрясти… В общем, господин ректор долго мне выговаривал за неподобающее поведение, дескать, как я мог втравить наследницу дома Кеон в криминальные разборки? Мол, теперь девушке может грозить опасность и ее необходимо на время укрыть от мести потерпевших. Можно подумать, в Бэмце, в приграничье, девочке будет безопаснее, чем в родном замке, защищенном сотнями лет магических заклинаний! Словом, мне на выбор были предложены либо экспедиция на северные острова в поисках магических артефактов, либо год академического отпуска на написание магистерской работы. При условии, что я становлюсь официальным наставником Анликки в Бэмце.
- Не понял, - удивился Робин, - они что, отправили девочку в ссылку?
- Хорошо хоть не в монастырь, - с хрустом вгрызаясь в яблоко, отозвался Тусик, - папаша так и не простил, что она футляр открыла. Ну, ничего. Я думаю, что Лике с нами лучше, чем в этой ненормальной семейке.
- А что вы, кстати, с футляром-то сделали? – попыталась выяснить Инни. - Как вам его открыть удалось?
- Да очень просто, - честно ответил хомяк, - Лика взяла его в руки, и он открылся.
- Похоже, старая сплетня о том, что Кеоны ведут свой род от Плутократа оказалась правдой, - усмехнулся Дан, наливая новый стакан, - но кому от этого легче?
- И что, вы все теперь будете жить в этой таверне? – ужаснулся Робин. – Дан, перебирайтесь к нам!
- А правда? – оживилась Инни, - там и магическая защита есть, и вместе веселее.
- Спасибо, - улыбнулся Дан, - но господин ректор передал мне инструкции от любящего папочки - самому ему с дочерью поговорить некогда было, политик шмысев. Приказ поискать в Бэмце удобное жилье и внушительный чек для покупки.
- А покупать-то зачем? – поразился Робин. - Или они хотят оставить тут Лику навсегда?
- Вот не понимаешь ты, грант, аристократов, - фыркнул Дан, – приревновать родную дочь к славе и убрать ее подальше с глаз, это одно. А снимать дом - совсем другое. Кеоны не живут в съемных домах!
- Дан, ты неправ, - попыталась защитить Гора Ингрид, - это не ревность, а желание оградить дочь от политических интриг. Ты же понимаешь, что сейчас каждый будет пытаться привлечь Лику на свою сторону, а она девочка молоденькая, неискушенная. Ей, и правда, лучше пожить вдали от столицы.
- И нам заодно, - обижено фыркнул хомяк. – Мы тоже такие неискушенные!
- А вам надо было меньше прославляться, - магиня погладила фамилиара, - у вас и так чересчур много заслуг: и чвырики, и заклинание левитации, а теперь еще и находка футляра.
- Да, мы такие, - гордо приосанился фамилиар, - нас все знают!
- Вот вас и убрали подальше с политической арены, - понимающе хмыкнул Робин, - а вы и расстроились?
- Да нет, - досадливо отмахнулся Дан. – Конечно, ни в какую экспедицию бы я не уехал, раз девочки остаются здесь. Но… не люблю, когда за меня решают.
- Вот вы где, мэстрэ, - раздался за спиной Дана голос олигарха. – А я вас ищу.
- Что-то случилось, Лэм? – обернулся и попытался приподняться маг.
- Нет, сидите-сидите, - замахал руками тот. – У меня к вам маленький вопрос. Вы верите в ауру домов?
- У нас это называется пси-поле, - поправила Ингрид. – Здания отражают остаточные эмоции их хозяев, произошедших в них событий….
- Вот и хорошо, - улыбнулся Лэм, протягивая Кактусу персик. – Мэстрэ, а вы сможете подправить пси-поле бывшего охотничьего дома?
За столом воцарилось молчание, прерываемое лишь чавканьем хомяка.
- Может, - кивнул фамилиар, – тем более, что взятка очень сочная!
- И как вы хотите, чтобы я это сделал? – недоуменно спросил Дан. - Сбегал туда, снова поломал ворота, если их уже восстановили…
- Зачем же? – пожал плечами Лэм. – Хозяева обычно входят через дверь, - он вытащил из кармана сверток бумаг. – Мне тут подарили этот домик, а я оформил на вас пожизненную аренду на проживание. За один медяк. У вас медяк найдется?
- Что? - не понял Дан
- Дайте мне медную монетку, - терпеливо пояснил Лэм.
Дан, несколько заторможено, порылся в карманах и протянул олигарху медную монету.
- Вот и отлично, вы все свидетели.
- Подождите, - нахмурился Дан. – Что это за игры? Что все это значит?
Ингрид и Робин нестройно поддержали мага.
- Что же, - пояснил Лэм. – Вальтер Лоувел подарил мне этот дом в качестве компенсации за тот, который сжег его сын Патрик.
Ингрид прикусила губу. Робин, стараясь успокоить, осторожно погладил ее по плечу.
- Мы с Клушем надеялись найти в бумагах на дом что-то интересное, но увы… - продолжал Лэм как ни в чем не бывало. – Выяснили только, что градоначальник Бэмца – взяточник. Продал огромный кусок леса за такие, по сути, небольшие деньги… Интересно, сколько он себе взял? Хотя это не важно. А вот никаких сведений о таинственных столичных Покровителях там нет.
Дан стукнул кулаком по столу.
- Чует мое сердце, что затаились эти мерзавцы где-нибудь в Магнолиуме?
- А может еще и в Лаборато, - грустно поправил Лэм.
- Только… зачем мне этот дом? – все еще недоумевал маг.
- Все очень просто, - улыбнулся Лэм. – Я весь день брожу по таверне, и у меня такое чувство, словно все решили остаться тут, в Бэмце. А раз так, вам нужно место, где жить.
- Лика уже купила дом, - кивнул головой маг.
- Да, но не можете же вы жить в одном доме с юной лэри? – иронично поджал губы олигарх. – Тем более, не с одной. Да и Верт тоже… И домик надо очистить от его прошлого.
- Бери, - дернул мага за рукав фамилиар, - чем мы хуже Кеонов? Пусть у нас тоже буде собственность! И там, в лесу, никто не видит, сидишь ты на месте или гуляешь по столице…
Дан кивнул, задумавшись.
- Что же, - улыбнулся Лэм, - я пойду спать.
- Посидите с нами, Лэм, - вмешалась Ингрид.
- Нет-нет, - замахал руками олигарх. – Завтра в дорогу. Все дела я, вроде бы, закончил. Все подарки раздал. Теперь нужно только отдохнуть.
- Отдохнуть – это прекрасно, - поддержал его Робин. Но маги расходиться были еще не готовы.
- Я всегда знал, что закончу жизнь отшельником, - пробурчал Дан, - вот и пещерка подоспела…
- Да ладно, хорошая же пещерка, - бегло просматривая документы, кивнул Робин, - почти со всеми удобствами.
- Угу, и главное - в самой глуши заповедной чащи, как и положено пещере отшельника.
- Дан, ну что ты расстраиваешься, ты же за минуту можешь оказаться в любой части страны, - попыталась успокоить друга Инни.
- Эх, теперь прислугу надо нанимать, повариху…
- Да ну тебя, - фыркнула магиня, - будешь ходить обедать к нам, Лола будет рада…
- А ужинать и завтракать? – заинтересовался Тусик.
- Отшельники едят раз в день, - погрозил пальцем Дан.
- Ну, отшельник у нас ты, а я – растущий организм! - Кактус заботливо посмотрел, как Дан наливает новый стакан, и пробурчал: - Одно меня успокаивает, отшельники пьют только воду.
- Нет, но какие мерзавцы, - снова распереживался Дан, - меня сослали в Бэмц, Магнуса попытались отправить к норгам. Кили говорит, Истлайн устроил такой скандал, что стены тряслись. Потребовал внеочередного заседания Большого Совета, отправил личные письма всем членам Тайного. Словом, в Магнолиуме в ближайшие недели будет весело!
Ингрид хмыкнула, но промолчала. Дан приготовился налить еще по одной, когда зеленые заросли у входа в беседку раздвинулись.
- Хорошо спрятались, - в беседку заглянула Тай, - а я вас ищу. Мэстрэ, там ваши подопечные никак спать не улягутся, а завтра утром Клиса собирается уходить, и ее надо проводить. И, по-моему, зря Лика купила этот дом - маленький он, да и ремонт там хороший нужен…
- Ну вот, а ты говоришь, отшельничать, - рассмеялась Ингрид, - вот уж что-то, а скучать и томиться в одиночестве тебе тут явно не придется.
- Да, веселые предстоят времена, - Дан налил еще один стакан и протянул Тай, - выпьешь с нами?
Проводница принюхалась, пригляделась и фыркнула:
- Выпью, но исключительно, чтобы тебе меньше досталось. По–моему вам уже хватит с лихвой.
- Вот и я то же самое говорю, - закивал Робин.
- Ничего вы не понимаете в хороших пьянках, - расстроилась Ингрид, - еще полбутылки - и самое время творить чудеса.
- А что, мы еще не все сотворили? – удивился Тусик. И недоуменно завертел головой, - а чего вы смеетесь?

0

271

Хизер раздраженно отодвинула в сторону счеты и листок, исписанный неровными столбиками. Ничего не получалось, упрямые цифры никак не складывались и не делились. И счеты не помогали — костяшки либо цеплялись, либо со стуком отскакивали друг от друга. К тому же хозяйке мешали смех и шушукание на кухне. Она устало откинулась в кресле и прислушалась.
- Ой! А я что знаю! - таинственным шепотом сообщила Тина.
- Ну и что такого вы, молодая девица, можете знать? - ехидно осведомился повар Каспер. Хизер пригласила его в помощь кухарке для приема важных постояльцев, но кухарка уверяла, что этот задавака не прочь и вовсе остаться в таверне.
- Наш Олаф собирается в позорники!
- Как это? С чего ты взяла? - это вступила в разговор Марта.
- А я слышала, как он с Клушем разговаривал после ужина. Ходила в саду и услышала — Олаф все расспрашивал: кого берут, да как, что нужно знать.
Хизер встала и подошла к двери.
- Ой, да кто его возьмёт? - Каспер сердито застучал ножом. - Тоже мне, позорник. Деревенщина лесная!
- Ой, можно подумать, вы у нас штучка столичная! - возмутилась Тина. - Подумаешь, в трактире работаете! Да наша таверна ничуть не хуже! И Олафа нашего непременно возьмут! Дядя Сванте так Олафу и сказал: читать-писать умеешь, в лесу не новичок и след разбираешь. И возраст подходящий. И поручителя найти ему теперь раз плюнуть...
Каспер хмыкнул и пожал плечами.
- А жалко будет, ежели Олаф уйдет, - проговорила Марта. - Хороший он мальчик... А где он сейчас-то?
- А я его только что у малинника видела. - Тина вытерла последнюю тарелку, водрузила на вершину высокой башни из посуды и затараторила дальше. - А еще я видела такое... Ой, ни за что не поверите!
Хизер тихо вышла, женщины, увлеченные разговором, её даже не заметили.

- Ну, кто так лопату держит? Кто, я тебя спрашиваю? - по широкому листу малины возмущенно бегал таракан Таралеон. - Надо за кончик держать, аккуратненько так!
- Нет, не умеет молодежь работать, не умеет, - важно прошелестел Жир-Ющ, обращаясь к пыжику. - Вы только посмотрите, моя дорогая, как он ногами землю ковыряет! А надо — лопатой.
Олаф спрятал усмешку и присел на корточки. Он осторожно отодвигал землю, высвобождая короткий корешок малины. Это был уже третий кустик, два, выкопанных раньше, лежали на траве. Парень изо всех сил удерживался от смеха, уж больно забавной была ситуация: его учили копать те, кто никогда не держали лопаты в руках, то есть в лапах. Когда старый знакомец Джобуш передал ему просьбу пыжика выйти в малинник, Олаф даже и не предполагал, что его ожидает. А было чему удивляться: пыжик, смущенно теребя ушки, попросила его выкопать несколько кустиков малины. Для садика у нового дома Лики.
- Этот. Еще вот этот, - пыжик указала лапкой на очередной кустик, подумала и снова указала, - и вот тот.
Олаф кивнул и бережно отложил тонкий прутик. Кустики выкапывались на диво легко. Руки привычно делали знакомую работу, не отвлекая от мыслей.
Днем Олаф уже бегал посмотреть на дом, что купила Лика. Вроде неплохой: удобный, небольшой, но уж очень запущенный. Окинув хозяйственным взглядом новое жилище девушек, Олаф приметил все — и крышу с проплешинами в черепице, и просевшие полы в кухне и спальне, и скрипящие ступеньки лестницы, что вела на второй этаж, и покосившиеся рамы окон... Конечно, Лика - магичка, но вот сможет ли она своим искусством справиться со всем этим?
- Еще, небось, и печи дымят... - пробормотал Олаф.
- Что? Какие еще печи? Вы, молодой человек, не отвлекались бы, - опять возмущенно завопил Жир-Ющ. - Копайте лучше, копайте!
Олаф услышал сдавленных смешок, поймал лукавый взгляд пыжика и подмигнул ей.
- Слушаюсь, мой генерал!
«Удивительно, Лика внимательно выслушала меня, - вспоминал Олаф. - Даже записала все. Навряд ли она колдовать будет, наймет кого-нибудь, деньги, чай, есть. Только вот кого? Облапошат ведь девушку, ой, облапошат! Особенно печники наши, они ведь хитрецы такие — за каждый кирпич серебрушку слупить попробуют. Да и плотники не лучше... Надо проследить, помочь. Только вот, когда?»
Когда все кусты были выкопаны, осторожно завернуты в холстину, пыжик подошла к Олафу и протянула лапки.
- Мне нужно туда.
Олаф подхватил пыжика в ладони и поразился — какая она мягонькая и лёгкая! Он осторожно посадил Козявочку за пазуху и улыбнулся от ласкового прикосновения ее шерстки.
- Поехали! - важно скомандовала пыжик и помахала лапкой тараканам. - А вы присмотрите тут за порядком!

Назад они возвращались уже в сумерках. Козявочка уютно посапывала в корзинке.
- Устала, лапочка, - Олаф с улыбкой посматривал на пыжика. - И есть с чего! Как она с малиной — р-раз, и кустики ожили, уже привядшие листочки выпрямились, налились и радостно зашелестели. И ведь будет у девчат через пару недель настоящий малинник!
У него было прекрасное настроение, ведь за этот день произошло так много разных событий.
Состоялся разговор с Клушем, причем хороший такой разговор. Старый позорник сказал, что он, Олаф, может стать учеником позорной дружины Бэмца. Более того, Клуш обещал дать необходимые рекомендации!
Потом была встреча с пыжиком и чудеса в малиннике. А еще Олаф узнал, что Алиса будет жить тут, в Бэмце, вместе с Ликой. И это было чудесно! Он сможет их видеть, помогать, ходить в гости.
Только вот, когда? Учеба в дружине - дело серьёзное, отнимать будет все время. Да и потом, после всех тренировок не очень-то по гостям походишь... Ну да ладно, потом будет видно. А пока надо помочь девочкам обустроиться, да с ремонтом и вообще по хозяйству... Дел будет много.
Высадив сонного пыжика в малиннике, Олаф направился к себе. У лестницы он увидел хозяйку. Хизер явно ждала его.
- Добрый вечер, хозяйка, - Олаф на ходу пригладил волосы.
- Как прошел вечер?
- Ох, очень разнообразно, - усмехнулся Олаф. - Был в гостях, копал землю, сажал малину...
Хизер улыбнулась.
- Хозяйка, а можно мне взять ящик с инструментами? Ну, тот, что в сарае? Надо помочь тут кое-кому.
- Можно. Только когда же ты... - начала Хизер.
- А после работы, - удивляясь самому себе сказал Олаф. – По вечерам.
Хизер кивнула.
- А как же дружина?
- Дружина... - Олаф ковырнул башмаком землю. - Это можно будет и потом когда-нибудь. А пока... Пока я нужен тут.
Он быстро глянул на Хизер и продолжил.
- Я ведь им нужен. Они не справятся там одни. А я мужчина, я им помогу.

Отредактировано Талинна (2010-07-17 14:07:29)

0

272

Проснувшись на рассвете, Козявочка пробралась через дырку в заборе в соседний… нет, теперь уже в Ликин двор и занялась делами. Бегая по малиннику, пыжик второй раз за несколько дней устраивала себе дом. Малина выросла хорошая, место было замечательное: и человекам незаметное, и совсем рядышком с таверной Хизер.
Козявочка деловито, как и в первый раз, выбрала самое укромное место, вырыла в земле ямку, прикрыла ее от посторонних глаз ветками и щепочками, натаскала туда пуха, перышек и тряпочек, выданных девушками, в общем, постаралась на славу – вышла уютная норка, пыжикам показать не стыдно!
При мысли о пыжиках Козявочка заволновалась и, усевшись у входа в норку, крепко задумалась.
Почему она, увидев пыжиков, не вернулась с ними в лес? Почему так быстро решила отдать Малинке свой дом в лесу, словно не жила в нем столько лет, словно он был ей совсем не дорог? Почему вернулась с человеками? Не потому ли, что человеки оказались не хуже пыжиков, с которыми юная Козявочка общалась так мало? Оказались друзьями…
Для маленькой Козявочки эти мысли были такими большими и непонятными, что она посидела еще немножко, пытаясь ответить для себя хоть на один вопрос, а потом поднялась, отряхнула с лапок землю и решила, что подумает об этом, когда подрастет. Может, даже завтра…
- Козявочка, - раздалось вдруг в саду, и та радостно встрепенулась, - ты здесь?
- Лэм! – пискнула она, прячась за кустиком и лукаво выглядывая оттуда. – Я тута!
Человек подошел к малиннику ближе, сел на траву и улыбнулся.
- А я тебя в малиннике у таверны искал. Хорошо, встретил Олафа. Ну, показывайся, хозяйка, не стесняйся.
Козявочка захихикала, выбежала из кустов и уселась Лэму на колено.
- Ты пришел ко мне в гости? – спросила она. Лэм важно кивнул.
- Как ты устроилась? Тебе здесь удобно?
Пыжик довольно закивала, а потом, решившись, спрыгнула с колена Лэма и потащила его за палец.
- Пошли, что покажу!
Малиновые кусты послушно склонились в стороны, позволяя олигарху пройти, и он увидел жилище Козявочки.
- Это твой дом? А людям можно знать, где он?
- Тебе можно, - серьезно ответила та, - ты ведь будешь приходить ко мне в гости?
- Козявочка, - Лэм запнулся на секунду, потом все же продолжил, - буду…но сейчас мне нужно уехать.
- Уехать? – переспросила пыжик. – Как тогда, с Тусиком?
- Да, - негромко ответил он, - но теперь меня долго не будет. Я еду домой.
- До-олго? - с грустью протянула Козявочка. – Но ты вернешься?
- Вернусь, обязательно, - пообещал олигарх.
- Ну, ладно, - взбодрилась Козявочка, - я буду ждать тебя!
Она подумала немножко и улыбнулась.
- Или сама приду к тебе в гости! С Даном! Он все-все может!
- Приходите, - кивнул Лэм. – Я тоже буду ждать…
- А у тебя в саду есть малина? – забеспокоилась малышка. – Нету? Посади!
- Обязательно посажу, - еще раз улыбнулся тот. – Только она не будет такой хорошей, как твоя.
- Да ладно, - великодушно сказала Козявочка. – Я потерплю!

0

273

- Это не утро, это еще ночь, - возмущался Тусик, разбуженный настойчивым стуком в дверь. – Что за привычка у некоторых снегур гулять по ночам, а? Дан, вставай давай, Клиса уходит.
- Да? Уже? – над подушкой поднялась всклоченная голова, обвела комнату мутным взглядом и упала обратно на подушку.
- Вставайте, Клиса с Крассом уже собираются, - раздался из-за двери бодрый голос Хизер.
- Да что же им не спится-то? - пробурчал Дан, пытаясь подняться.
- Что, тяжело вставать с похмелья? – ехидно поинтересовался фамилиар.
Маг криво усмехнулся, осторожно прикрыл глаза и начал делать дыхательные упражнения, проясняя голову. Через несколько минут он уже был готов подняться.
Компания собралась на крыльце. Клиса держала две сумки и настороженно поглядывала на отца. Но тот выглядел вполне бодрым.
- Может быть, вас телепортом отправить поближе к горам? – предложил Дан. - Я знаю несколько селений на севере…
- Нет, спасибо, - покачала головой снегура. - Папа даже тайными тропами идти не хочет. Говорит, раз уже выбрались на большую землю, надо наслаждаться путешествием.
- Правильно, - поддержал Красса Верт, - куда вам торопиться?
- Дел-то дома полно, - с сомнением проговорила Клиса, - и мама с братьями ждут. Я им, конечно, отправила письмо магической почтой, оказывается, в каталоге есть поселение снегур, представляете? Но они все рано волнуются. И домой надо бы, но и Плуто хочется посмотреть. Мы же толком ничего и не видели, только вот Бэмц да хутор, - снегура еще раз оглядела провожающих и с сомнением спросила, - надеюсь, это еще не возрастные изменения, если я вместо того, чтобы спешить домой, иду гулять по Плуто?
- Нет, - улыбнулась Ингрид, - не переживай, если бы так - всех путешественников надо записывать в дети! И еще - я, может быть, скоро буду в столице и тогда постараюсь узнать, почему у вас такой странный возрастной перекос. Может быть, воздействует какая-то неизвестная магия. Или влияют те артефакты, которые лежат у вас в мешке безо всякой защиты. Я обязательно поговорю на кафедре пси-магии и напишу. А, возможно, мы даже приедем к вам в гости.
- Здорово было бы, спасибо, - улыбнулась снегура. – ну, нам пора.
- Вы в лесах поосторожнее, - напутствовала путешественников Тай, - сама видела, у нас тут и нечисть водится, и идиотов хватает. Пока в Пристенках идете - если будут проблемы, ссылайтесь на меня. Проводники вам всегда помогут!
- Спасибо, - смущенно заулыбалась снегура, и, чуть понизив голос, обратилась к подруге: - знаешь, я так рада, что мы с тобой встретились. Я... ну, в общем, я теперь точно знаю, нельзя безоговорочно верить глупым сказкам... И домой приду - всем расскажу про тебя и про оборотников.
- Рассказывай, - рассмеялась проводница, - только учти, - люди, оборотни, снегуры - они все разные. Судить надо не по расе, а по личности!
- Ну что, идем уже? – Красс начал нервничать, его уже манила дорога.
На шею снегуре кинулась Алиса.
- Ты ведь еще когда-нибудь обязательно придешь в гости, да?
- Конечно, мы встретимся, - Клиса погладила девочку по плечу.
- А может, и мы к вам в гости соберемся, - Дан пожал руку Крассу и обратился к снегуре, - ты амулет забрала?
- Нет, мы посовещались и решили оставить его Ингрид. Вдруг, и правда, древняя магия как-то иначе действует, пусть маги разберутся, - Клиса обнялась с Ликой и Астрой, погладила Козявочку и ревниво оттолкнувшего ее Чуда, подмигнула Олафу и, немного смущаясь, обнялась с Вертом. Потом неловко протянула руку Лэму.
- Спасибо за все…
- Удачи вам, - серьезно ответил олигарх, - и если что-то понадобится – дайте только знать.
- Идем, - Красс сошел с крыльца и направился к калитке.
Снегура еще раз оглядела такие родные лица. В горле защипало. Но воину не пристало плакать. Она кивнула и поспешила следом за отцом.
Но через пару шагов остановилась, обернулась.
- Знаете, а я даже благодарна этому охотнику. Если бы не он, я бы вас никогда не узнала!
Еще раз кивнула и заспешила, уже не оглядываясь.

0

274

В таверне, как всегда, с самого утра было немало посетителей, но после ухода снегуров она казалась опустевшей. В большом зале пахло чем-то горьковатым, и глаза щипало, будто печной дым незаконно проник сюда с кухни. Но Инни знала, что никакой это не дым – пахло дорогой и расставанием.
Завитой и надушенный дядюшка Фредди, словно ураган, летал по таверне. Он командовал лакеями, укладывающими вещи, одновременно успевая отпускать комплименты хозяйке и давать указания Джозефу. Лэм с Робином стояли в стороне, искоса поглядывая на происходящий кавардак, и что-то живо обсуждали.
- Не хотите ли как-нибудь приехать в Лаборато, грант Робин? – осторожно спросил олигарх.
- Я пока не думал об этом, - уклончиво ответил Робби. – То есть, съездить было бы неплохо, может быть, показать наработки, но я не уверен, что мы к этому готовы.
- По-моему, вы с вашим изобретением вполне можете заткнуть за пояс столичных снобов.
- И столичные снобы нам этого не простят, - невесело усмехнулся грант. – Опять доказывать всему миру, что мы не элефанты с островов Мадеин?
- Согласен, вам следует быть осторожнее. Но вы можете рассчитывать на поддержку семьи Хайд. И на гостеприимство, кстати, тоже – в любой момент, даже если меня не будет дома. Договорились?
- Да. Спасибо, Лэм.
Ингрид бродила по саду с четвёртой чашкой кофе, постоянно натыкаясь то на девочек, то на хмурого Верта. Вкуса кофе она не чувствовала, но надо же было чем-то заняться. Конечно, пока уезжал только Лэм, но ведь рано или поздно разъедутся все. Хотя вот Лика и Дан оставались в Пристенках надолго, и мэстрэя втайне была этому рада. Теперь ей уже не так хотелось жить отшельницей в Куличках, и она подумывала, не перебраться ли в Бэмц... да и со столицей нужно что-то решать. Нельзя же всю жизнь прятаться от коллег и прятать свою работу! Да, её будут критиковать, давить, запрещать, но ведь опыт уже показал, что запреты мэстрэю Райс не очень-то останавливают. И уже открытое обратно не закроешь. Зато какие появились возможности, сколько интересных научных проблем – и древние амулеты, и оборотники со снегурами, и чудеса при запуске модели воздушного шара, и встретившиеся на пути Дана вирды! Ей совершенно необходима университетская библиотека, иначе всё это просто невозможно систематизировать, и с Вандой нужно очень многое обсудить.
А Робби! Болта, как же она к нему невнимательна! Ведь наверняка не ей одной хочется похвалиться своей работой перед коллегами, порыться в старых книгах, обновить инструменты и приборы, да и просто повидаться с родным городом. Нет, с Робином нужно поговорить и запланировать поездки в обе столицы. Ну... не будет же он против?
Грант будто услышал её мысли – подошёл, взял из рук пустую чашку.
- Лэм уже готов.
- Как жаль! – вздохнула она. – Что ж, идём провожать.
- Рановато пока, наемная карета придёт через полчаса. А мне как раз хотелось с тобой поговорить. Можно? – улыбнулся Робби, и мэстрэя вдруг отметила, какая красивая у него улыбка.
- Мне тоже, - она улыбнулась в ответ.
- Тогда ты первая.
- Нет уж, выкладывай! Мне любопытно.
- И мне любопытно. Говори-говори, ты ведь давно что-то задумала?
- Откуда ты знаешь? И не так уж давно... Ладно, слушай. Я подумала, что пора бы нам наведаться в Магнолиум. Мне бы надо с Вандой встретиться, в большой библиотеке кое-что уточнить, да и вообще... Знаешь, я немного соскучилась по столице и по родственникам. Они кажутся такими милыми, когда их долго не видишь.
- Ну, наконец-то! А я уж волноваться начал, что ты собралась всю жизнь отшельничать. Это на тебя совсем непохоже.
- Но отшельничала же я всё это время, - усмехнулась Инни.
- Это же вынужденно. А ты собираешься делать доклад в Университете?
- Нет, - твёрдо сказала Ингрид. – Я не собираюсь, - она выдержала паузу. - Это МЫ собираемся. Вдвоём. Что ты об этом думаешь?
Робин удивлённо посмотрел на подругу. Уже несколько лет они работали вместе, но никогда раньше Инни не подчёркивала его роли в этой работе.
- Будет непросто, - он деланно нахмурился, но не смог сдержать улыбку. – Ничего, вместе мы справимся.
- Это ещё не всё, - продолжила мэстрэя. – Я хочу навестить и Лаборато тоже. Думаю, я смогу получить разрешение на въезд.
Робби просиял – ведь он именно это и собирался предложить. Здорово, что Инни сама догадалась, но как же это неожиданно! Что это с ней сегодня?
- Я как раз об этом и хотел тебя спросить. Лэм приглашает нас к себе в любое время, когда мы захотим. А я, признаться, тоже уже скучаю по своей столице.
- Тебе следует почаще в этом признаваться, - постановила мэстрэя. – А то я чёрствая толстокожая особа и ничего вокруг не замечаю, пока мне не покажут пальцем.
- Кто тебе такое сказал? – всё больше изумляясь словам подруги, спросил он.
- Никто, я сама додумалась.
- Глупости, ты просто талантливый учёный, и всё твое внимание поглощено работой.
- Ты тоже учёный, но ведь... ты же заботишься обо мне, - тихо сказала Инни, и к горлу почему-то подступил комок.
Но окончательно расчувствоваться ей не позволили - прибежал Олаф.
- Карета пришла! Вы поедете на станцию?
Робин вопросительно посмотрел на неё.
- Пожалуй, нет, - решила мэстрэя. – Нас ведь дома ждут, Лола, небось, волнуется. Мы простимся здесь и будем собираться.
Лэм уже стоял около кареты и искал кого-то взглядом. Инни подошла к нему и крепко пожала руку.
- Простите, мы не сможем проводить вас до станции.
- Ничего страшного, - улыбнулся демон. – Если бы вы поехали, расставание не стало бы от этого менее грустным, ведь так?
- Верно. Знайте, я очень рада с вами познакомиться и подружиться. И.. спасибо за ваше приглашение. Мы обязательно приедем.
Лэм обрадовался:
- Это взаимно, мэстрэя. Буду ждать вас обоих. Робин, берегите ваше сокровище, - подмигнул он соотечественнику. – До встречи в Лаборато!
- До свидания и счастливого пути!
Мужчины обменялись рукопожатиями, и демон повернулся к Хизер.
- Вы не дождётесь нашего возвращения? - спросила Тай.
- Нет, но с вами мы прощаемся ненадолго. В пятницу приедем снова.
- А со мной? – уточнил Дан. – Я же теперь в глуши лесной живу.
- Ты один, что ли? – возмутился Кактус.
- А вы тоже приезжайте, тут и встретимся. По пятницам на рынок хорошие болотные травы привозят, да и вообще... тут много вкусного, - подмигнула Инни хомяку.
- Приедем, - важно ответил Тусик.
- Ну, тогда - до скорого, - сказал Робби.
- До скорого, - отозвались девочки и Верт, стоявшие рядом.
- Басти, нам пора, - вмешался сидящий в карете лэр Фредерик. – Если вы не хотите прощаться тут, проводите нас пешком… хотя бы до почтовой станции. По местным правилам даже наемные кареты, идущие за границу, почему-то обязательно отправляются оттуда! Я просто в шоке от этой бюрократии!
Карета неспешно тронулась.
- Пойдемте, друзья, - Лэм похлопал по плечу стоящего рядом Верта, и компания отправилась пешком.

0

275

совместный пост

На почтовой станции было людно. Все-таки, Бэмц был не тихим селом, а приграничным городом. Все куда-то торопились, собирались, и Лике даже стало немножко обидно, что лично она никуда не едет.
- Грустно быть провожающим, лучше уж уезжать самой, - вздохнула Лика и погладила Тусика, который тоже был непривычно опечален сегодня. Видимо, череда расставаний вывела из равновесия даже хомяка.
"Надо купить ему печенья, решила Лика, вот сейчас Лэм уедет, а мы пойдем и купим. И если захотим, тоже отправимся путешествовать. Телепортом! А еще можем просто пойти бродить по Пристенкам. Вот говорила же она Дану, не надо было соглашаться на предложение Лэма, - магиня вздохнула, - тогда сейчас бы не пришлось прощаться…"
Верт, чувствуя себя немного скованно, протянул Лэму руку.
- Спасибо, я, когда устроюсь, напишу обязательно!
Олигарх кивнул и серьезно пожал руку гончару.
На мгновение все замолчали. Подходящих случаю слов почему-то не находилось, а взять и просто расстаться казалось неправильным.
- Ну, нам пора, - прервал затянувшееся молчание Лэм. – У нас впереди долгая дорога.
- Удачи, - улыбнулась Тай, - и, может быть, зимой встретимся. Племянник обычно устраивает большой прием.
- Я помню, - улыбнулся Лэм, - надеюсь, увидимся.
Астра насуплено кивнула, стараясь не смотреть на олигарха. Как ни странно, отъезд вредного демона девушку совершенно не радовал.
Дан пожал демону руку, а Козявочка, сидящая вместе с Чудом в корзинке, громко всхлипнула.
Алиса тоже чуть не плакала. Ей было жаль, что ее соотечественник уезжает. Словно последняя связь с домом прерывается.
Чтобы отвлечься, она обвела взглядом площадь. Неподалеку пассажиры садились в дилижанс, и какой-то элегантный молодой человек как раз помогал полной пожилой лэри взгромоздиться на подножку, а рядом его внимания дожидались целых двенадцать чемоданов. Мужчина показался Алисе смутно знакомым, она пригляделась повнимательнее и…
- Смотрите! – Алиса дернула за рукав Дана, одновременно другой рукой указывая на дилижанс. – Это же он там! Ну, тот жулик из поезда! Который мои шарики для волос украл!
- Уверена? – уточнил Лэм.
- Точно! Смотрите, его даже Чуд узнал!
Кот, и самом деле, вел себя необычно – осматривался по сторонам, шипел, принюхивался.
- Лови его! – скомандовал Тусик, – Никуда он от нас не денется!
Дан и Тай еще недоуменно переглядывались, а девочки и Верт уже бросились вперед.
Мошенник увидел приближающихся к нему людей, оглянулся на дилижанс, понял, что все равно не успеет на нем уехать, и бросился бежать. Кучер хмыкнул про себя и хлестнул лошадей – он был разумным человеком и предпочитал держать сложных пассажиров подальше от своего экипажа.
- А хорошо бегут, - прокомментировал Фредди, наблюдая из окна кареты за пересекающей площадь командой, - слаженно.
И тут же прикрикнул на Лэма, Тай и Дана, застывших рядом:
- Что вы стоите? Нет, я просто в шоке! Быстро забирайтесь, уйдет же! Кучер, трогай!
И карета, набирая ход, помчалась за улепетывающим мошенником…

0

276

Эпилог

- Что слышно в Бэмце? – дядюшка Ри удобно развалился в широком кресле и даже пуговицу на жилете расстегнул для пущего комфорта.
Никто из обитателей Обменника не узнал бы сейчас грозного короля местной преступности. Скорее, принял бы его за почтенного главу семейства, коротающего приятный вечер в дружеской компании за чашечкой ароматного кофею. В захламленной, но неожиданно уютной атмосфере маленькой гостиной, без сюртука и в пенсне, сползшем на кончик носа, он выглядел расслабленным и вполне довольным жизнью, а на лице застыло самое что ни на есть благодушное выражение. И именно оно заставило бы случайного свидетеля не поверить своим глазам. Потому что такой улыбки у дядюшки Ри в Обменнике точно не видел никто.
Его собеседник в присутствии столь грозной личности не чувствовал ни малейшего смущения. Он даже снял форменный китель и небрежно набросил на спинку стула. И от вежливо предложенного кофея отказываться не стал – не так уж и часто ему приходилось распивать настолько дорогие напитки, чего уж кочевряжиться? Подкрутив пышные усы, он осторожно сделал горько-сладкий глоток и довольно зажмурился. День обещал быть приятным и, что самое главное, спокойным.
- В Бэмце сейчас так тихо, что аж страшно с непривычки! – хохотнул он. – Только вчера еще бегали, языки через плечо перекинув, а сегодня уже и заняться нечем. Важные шишки обратно по своим столицам разъехались, эта беспокойная компания, которая всю кашу заварила, тоже угомонилась, вроде. Красота! – и добавил уже другим тоном, полным сожаления и досады. - Только вот Натка меня совсем запилила, просто с цепи сорвалась! Я, мол, дом забросил, работа мне важнее, а то, что у близнецов зубы идут, мне до… неинтересно, в общем! А что я могу? Только над кроваткой стоять и рожи смешные корчить!
- Брось, Сванте, - добродушно хмыкнул дядюшка Ри. – Мне-то можешь не рассказывать! Да ты возьмешься за любую работу, лишь бы не слышать младенческого ора!
Клуш махнул рукой, отпил еще кофею и легко признался:
- Я своих карапузов люблю, но ты бы слышал, как они верещат! Да и не мужское это дело – детей нянчить. Вот вашего брата ловить – самое оно! Хотя, как я слышал, в этот раз вы и без моих ребят справились. Не расскажешь, как дело было?
Ри удивленно приподнял бровь и обернулся к молча стоявшему возле окна Луке.
- Ну, рассказывай, что ты там на этот раз придумал.
Адъютант подсел к столу, по-хозяйски налил себе полную чашку ароматного напитка и вдруг подмигнул позорнику.
- А признайтесь честно, Сванте, как вам моя новая сказка?
- Мы с парнями животы надорвали, когда Жанно нам пересказывал! – не стал лукавить Клуш. – А как он байки травить умеет, ты и без меня знаешь. Но все же, и в твоем исполнении я ее с удовольствием еще разок послушаю.
- Извольте, - легко согласился Лука. – Значит, дело было так. Завелась в Пристенках, прямо под носом у Позорной дружины банда невиданная, деяния гнусные совершавшая. Ловила та банда нелюдей и нечисть мелкую, по лесам и по болотам живущую, и творила с ней бесчинства и смертоубийства мерзкие…
Позорник сначала сдержано похрюкивал в кулак, потом отставил подрагивающую в руке кофейную чашечку и, наконец, не выдержал.
- Ну и стиль! – сквозь смех простонал он. – Лука, ты где ты набрался этого доисторического пафоса? Помнится, Жанно рассказывал намного проще, но с куда более сочными подробностями.
Адъютант скромно улыбнулся.
- Это основы пропаганды, мой дорогой сотник. Люди любят подробности, так почему бы на этом не сыграть? Чем меньше деталей вы им дадите, тем больше они придумают сами. Тогда каждая придуманная сказка будет становиться длиннее и заковыристей с каждым пересказавшим ее человеком, и вскоре уже невозможно будет понять, откуда пошел слух. История станет народной, и чем она народнее, тем больше в нее верить будут.
- Теперь ты понимаешь, Сванте, почему вопросы своей репутации и пропаганды я полностью оставляю на Луку? – усмехнулся дядюшка Ри. – Ему нет равных в этом вопросе, а мне хлопот меньше. Веришь ли, я даже не слышал этой его новой придумки. Чем там она заканчивается?
Дядюшка Ри повернулся к своему помощнику, заинтересованно сверкнув стеклышками пенсне.
- Заканчивается она славно, можно даже сказать, героически, - важно выпятил грудь Лука и добавил не без гордости: – Это моя лучшая сказка. Вот послушайте! Случилось как-то этой зловещей банде поймать в свои сети вождя горного северного народа снегуров. Племя тут же послало на его спасение своих лучших воинов, но пали они в неравной борьбе, и лишь одной снегуре удалось спастись. Тяжело раненная, она шла по лесу в поисках поддержки, и нашла ее в лице одного захудалого столичного мага и его не менее бесталанных друзей. Но ничем не могли они помочь несчастной северной красавице. И так бы и закончилась эта история ничем, если бы мудрый Ри, уважаемый всеми правитель Обменника, благодаря своей невероятной прозорливости, не внедрил в компанию мага своего шпиона. Именно от него Ри вовремя узнал, что маг по своей глупости ведет своих друзей прямо в лапы ужасной банды, и во главе отряда контрабандистов и оборотней лично прибыл на место сражения, чтобы собственноручно положить конец деяниям преступников. Он был грозен и ужасен. Восседая на своем коне, он правой рукой разил презренных охотников своей любимой шпагой, а левой метко стрелял из револьвера. Даже маги бежали от него в страхе за свою жизнь, но Ри не щадил никого. Ибо на земле Пристенков все равны – и люди, и нелюди, а вне Закона лишь те, кто нарушает покой этих славных мест.
К тому моменту, как Лука закончил свой рассказ, и глава Обменника, и позорник почти икали от смеха. Дядюшка Ри таки разлил злополучный кофий на белоснежную кружевную скатерть, а Клуш вытирал выступившие слезы.
- Лука, а ты ничего не упустил? - отсмеявшись, хитро подмигнул адъютанту Сванте. - Помнится, Жанно в своей версии упоминал и отряд позорников.
Тот виновато развел руками.
- Мне как-то неудобно в вашем присутствии упоминать о том, как трусливо драпала с поля боя ваша дружина. Но раз уж вы и сами об этом знаете… Поверьте, это не попытка подорвать ваш авторитет, просто эта деталь делает сказку намного колоритнее.
- Не переживай за нашу репутацию, Лука, - добродушно отмахнулся позорник. – Мы уже составили свою сказочку, в которую простой люд поверит охотнее, чем в героических бандитов из Обменника.
Ри, до того с интересом слушавший шутливую перепалку, вдруг прищурился, как сытый кот, и невинно поинтересовался:
- Мне любопытно, включает ли хоть одна из придуманных историй истинную версию событий?
- А зачем? – удивился Клуш. – Дану славы и так хватает с головой, его друзьям она тоже не нужна, а вот позорникам полезно укрепить свои позиции и припугнуть потенциальных нарушителей. И потом, какая разница, где в сказках правда, а где вымысел? Самое главное, что в Пристенках, наконец, снова стало мирно, а уж с тобой, Ри, мы как-нибудь договоримся. Лучше твоя организованная преступность, чем неорганизованный беспредел.
- И то верно, - легко согласился глава Обменника и налил себе новую порцию кофею.
Некоторое время троица молча наслаждалась вкусом напитка и пением птиц, доносившимся из открытого окна. Душный липень подходил к концу, но влажные грозы не хотели сдавать своих позиций, снова скапливая на горизонте черные тучи. Густой, тягучий воздух, предвещавший в скором времени продолжительный ливень, уже ощутимо пах грозой, а слух ловил на пределе слышимости отдаленные раскаты грома.
Сванте Клуш было завозился, раздумывая, стоит ли вызывать телепортиста прямо сейчас или переждать грозу в приятной компании. Но новый кофейник свежезаваренного Лукой кофея и вазочка с печеньем решили все за него.
- Слушай, а ведь я к тебе не с пустыми руками, - вдруг вспомнил позорник.
Он достал из кармана кителя небольшую книжицу и протянул Ри. Тот поправил пенсне, прочитал название, перелистнул пару страниц и зашелся от беззвучного смеха. Чем так рассмешило градоначальника Обменника «Уголовное право в сказках и былинах, пересказанное для детей дошкольного возраста» Клуш не знал, но заинтересованно заглянул ему через плечо.
- Лука, у меня просто нет слов! – между приступами смеха еле выговорил дядюшка Ри, протягивая книжицу адъютанту.
Тот открыл первую попавшуюся страницу и зачитал вслух:
- Сказка народная «Цветочек маленький» - незаконное проникновение в частные владения и похищение чужого имущества влечет за собой лишение свободы сроком от трех до шести лет. «Сказание о непростой рыбке» - незаконный рыбный промысел и браконьерство карается штрафом от пятидесяти серебряных до десяти золотых монет. Дорогой Сванте, мне кажется, я знаю, в чем дело!
Лука порылся в недрах книжной полки и положил рядом с подарком позорника еще одну книжку – в очень похожей обложке и с золотым тиснением - «Криминальный кодекс для самых маленьких». Клуш зашуршал страницами, хмыкая в усы, после чего удовлетворенно заключил: - Значит, не только у чиновников крыша поехала. У соседей, похоже, та же проблема. Только не знаю, хорошо это или нет…
- Да что ж плохого-то? – удивился Ри. – Все вполне логично, и доказывает простую истину: законники – они везде законники, что в Плуто, что в Демо. Как вас ни одевай, какими умными словами ни называй, сколько отличий ни придумывай, а суть одна. И думаете вы тоже одинаково.
- Ты не обобщай, - сердито буркнул позорник. – И столичных идиотов с рабочими лошадками не ровняй. Это они там от скуки ерундой страдают, а у нас возможность поскучать выпадает редко.
- Так о том и речь, - вступился за дядюшку Лука. – Вы думаете, это только у вас в Плуто такая петрушка? Слышали бы, как смачно выражался по этому поводу ваш коллега из Демовских Пристенков. Такие перлы выдавал – хоть записывай! Люди - они везде одинаковые, что по одну сторону Стены, что по другую.
Клуш задумчиво накручивал усы. Соглашаться с тем, что опостылевшие за последние пару дней высокопоставленные лица из Лаборато ничем от него самого не отличаются, не хотелось. Они же ему всю печенку выели, даже плюнуть на них желчи не осталось.
Но все же, что-то правильное было в словах хитрого адъютанта дядюшки Ри. Не зря он такой мастак по части всяких историй.
И, наверное, чтобы усугубить впечатление, глава Обменника снял пенсне, сцепил пальцы в замок и тихо заговорил:
- Я – чистокровный демон, а ты родился и всю жизнь прожил в Плуто. Мы с тобой не только по разные стороны Стены, но и по разные стороны Закона. А все равно - хорошо сидим, кофей распиваем, за жизнь разговариваем. И все Пристенки так живут.
- Это, наверное, только в приграничье так, - вздохнул Клуш. – А чем дальше в глубь страны, тем больше предрассудков.
Дядюшка Ри улыбнулся своей фирменной загадочной усмешкой.
- Знаешь, мир – он такой маленький. Была бы точка опоры, и перевернуть его – дело не такое и сложное!

0

277

Послесловие Мастера.

Дорогие наши читатели!
(очень надеюсь, что я правильно использую множественное число).

Вот и написана первая история под названием «Один в лесу – не охотник» из задуманного нами проекта «Двуликий Мир».
Сочинялась она слишком долго – с ноября 2008 г. по июль 2010 г. Да и объем … гм, получился не такой, как планировался. Как мы шутили: «Первая история должна была стать маленькой повестью. И вот каждый из одиннадцати авторов написал по маленькой повести…»

Действительно, задуманный проект казался авантюрой чистой воды: написать художественный текст методом проведения традиционной словески. Насколько он получился художественным - судить не нам, мы не объективны. Но мы довольны результатами своего труда. Каждый из нас вложил в эту историю частичку себя. Более того, во время написания этой истории мы многому научились и это многое тут же реализовали в тексте.

Но это вовсе не значит, что работа над этой историей закончена. Сейчас, когда мы, авторы, на очень короткое время можем вздохнуть спокойно, к работе приступают беты – наши читатели, готовые прочитать всю эту махину, высказать нам свои замечания, провести корректуру. Мы заранее выражаем им благодарность за помощь!
Затем текст будет приведен в порядок, разбит на главы и уже в обновленной редакции выложен на СИ.

Так что мы оставляем на выбор читателей:
- будут ли они читать тексты, выложенные на форумах (при этом хотелось бы учесть, что наиболее точный текст истории выложен на нашем форуме «Замок разноцветных муз»);
- или они дождутся окончательной версии.

Однако в любом случае, мы очень надеемся на обратную связь. И обещаем, что все замечания будут проанализированы внимательнее, чем простые похвалы.

Что касается следующей истории из данного цикла, могу раскрыть небольшой секрет: она уже задумана, разработаны некоторые сюжетные повороты, однако начнем мы ее писать позже. В качестве спойлера могу сказать, что рабочее название этой истории – «Двойная жизнь».

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.