Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 21 страница 40 из 277

21

Где-то в Пристенках.

Темно-фиолетовая до черноты туча медленно ползла над лесом. Ее брюхо цеплялось за верхушки вековых хвойников. Последние полверсты пришлось бежать. Предгрозовой ветер нес пыль и сосновые иголки, когда Тай, наконец, остановилась перед хвойным гигантом. Нижние ветки, казалось, вросли в землю. Вверх поднимался конус непроницаемо-колючей стены. Решивший пробраться сквозь крону рисковал остаться не только без одежды. Дан насмешливо смотрел на проводника. Тай положила ладонь на колючую поверхность, погладила ее. Рука провалилась в хвою почти по локоть, на ней вздулись тонкие, но весьма внушительные мускулы, и в стене хвойника открылась узкая щель.
-Давайте!- скомандовала Тай. - Проходите.
Дан замер, недоверчиво вглядываясь в темноту.
"Вот, поганец!- мысленно возмутилась женщина. - Мало того, что всю дорогу следил за мной. Протирал в моей спине дыру своим недоверчивым взглядом. И думал при этом, что я ничего не вижу! Еще и на руки мои внимательно смотрел, так хотелось ногтями по камню протянуть, чтобы следы остались! И потом мило улыбнуться. Пошире, чтобы обе пары клыков видно стало. Так теперь еще и застрял! Ну, всееее!!!"
И Тай, подхватив под руку Лику, протолкнула ее в проход, нырнула следом сама и отпустила ветку-дверь. Ветка хлопнула, и мэстрэ Дан с Тусиком в капюшоне остался стоять перед стеной хвои. И тут же над их головами сверкнула белым ослепительным светом молния. От грохота грома заложило уши, а стена воды, рухнувшая на мага, попыталась промочила его насквозь. Но Дан успел выставить полог, накрыв себя и Тусика.
-Тусик!!! Вот, чвырик меня забери, какое имя оказалось прилипчивое! - выругался Дан. - Прекрати орать мне в ухо!!! Я оглохну!!! Сейчас я открою эту дверь! Ой, колется!!!

Тай и Лика оказались в полной темноте. Пахло свежестью и хвоей.
- Ты постой, детка, - проводник осторожно пошла вперед,- я сейчас зажгу лампу.
- Подождите! Мне брат в дорогу светцов дал полную шкатулку, - девушка завозилась в темноте. - Вот она! Пять штук хватит?
Под пологом приюта медленно всплывали вверх светящиеся теплым светом шарики. Тай и Лика замерли, задрав головы. Они даже не оглянулись на злого с оцарапанной рукой мэстрэ Дана. Впрочем, маг тоже забыл про руку.

Тай много лет пряталась от непогоды в подобных приютах, но свет слабеньких ламп и костра не разгонял мрак, а, скорее, сгущал его вне круга света. А теперь нерукотворное чудо сияло, освещенное волшебными огнями. Ветки, снизу вросшие в землю, поднимались вверх от земли локтей на тридцать. "Потолок" шатра, сплетенный из мелких веточек, как и гладкая колонна ствола, светились мягким зеленым светом. Казалось, они сделаны из полупрозрачного камня. И кривая самодельная полка, прислоненная к величественному стволу дерева, вызывала неловкость. На полке стояли жестяные банки, лежали свернутые вязаные одеяла. Большой глиняный кувшин с водой притулился рядом. В землю был вкопан плоский медный таз с остатками углей. Где-то снаружи гремел гром, и бесновалась гроза, а здесь были слышны только слабые отголоски.
Тай опомнилась первой и занялась хозяйством. Вытащила заранее подготовленные дрова, разожгла костер и повесила котелок с водой на треногу. Светцы постепенно гасли, и все уселись у костра на разостланных одеялах.
-Такого ни один из моих родственников явно не видел! - возбужденно сообщила Лика. - И костра в тазике не видел. Мэстрэ, а вы видели?
-Нет,- маг задумчиво смотрел в огонь,- но весьма разумное решение: Это ваша выдумка, лэри?
-Нет, это идея моего учителя. Хвоя вспыхивает легко и горит очень быстро, - женщина открыла банку и насыпала в закипевшую воду крупы. - Если можно, называйте меня - Тай, я не люблю обращения "лэри". И, если вас это не сильно напрягает, пока мы в Пристенках, может, перейдем на ты? Если мы встретимся в других краях и других обличьях, вот тогда и станем разводить политесы. Хотя я не настаиваю.
-А что мы будем есть?- высказал животрепещущий вопрос Тусик. И как он ухитрился так долго молчать.
-Кашу с мясом, - улыбнулась Тай.
-И все?! - заныл хомяк.
-А еще настой из трав и цветов, с малиной, - проводник вздохнула. - Как там Козявочка? Вот, глупая, нужно было с нами остаться. Такая гроза и ливень… Вот закончит греметь, обязательно схожу посмотрю

0

22

Совместно с еленой

У костра на мгновение воцарилось молчание. От мысли о бедном пыжике, оставшемся под ливнем, даже Кактус потерял аппетит. Примерно на минуту. Но потом природа взяла свое, и хомяк зачавкал. Да так заразительно, что его примеру последовали и Дан, и Тай, и Лика. Потом хозяйка разлила в большие кружки душистый горячий настой лесных трав.

- Ты, правда, собираешься идти в такой дождь в малинник? – удивился Дан.
- Да, - Тай улыбнулась,- грозу я люблю наблюдать из укрытия. А под дождем побегать - это с удовольствием. Все равно утром пойду. Так почему малышку не проведать?
- А я не люблю воду, - признался Дан. – Столько дождей пришлось пережидать в горах под старым плащом, что предпочитаю смотреть на них из-под надежной крыши.
- Эта - надежная, - кивнула проводница. - Я люблю побегать под дождем, но возвращаться лучше всего в такие места! Хотя бывало всякое. Не всегда близко приют оказывается...
- А он не один – приют? - удивился маг – Кто их строил? Эх, как я зимой в горах мечтал о таком приюте…
- Я знаю шесть, - Тай отпила из кружки, вздохнула, - вернее, мне их передал мой учитель. Его уже в живых нет. Стоят они вдоль Пристенков. Я за ними слежу, пополняю припасы, дрова впрок заготавливаю. Вот в этом кувшине вода может год стоять, а будет как свежая. И вообще тут, - женщина обвела рукой вокруг, - ничего не портится, не гниет. Приюты - замечательная идея. И зимой даже в мороз тут тепло, и вода не замерзает! Волшебные деревья! Только в чужой приют попасть сложно, да и небезопасно бывает. Некоторые ловушки ставят. А в горах…. В горах тоже приюты есть, только они в пещерах чаще расположены. Там такие большие деревья не растут. А разве у вашего проводника на карте не были обозначены горные приюты?
- Какой проводник? - влез в разговор Кактус, - Мы сами себе проводники. Мы все сами. Только вот где у вас тут кровати - сами найти не можем. Правда, Лика?
Тай перевела взгляд на девочку. Та сидела прямо, старясь не заснуть, но глаза закрывались сами.
- Ой, деточка, да тебе и впрямь пора спать, - встала хозяйка, - тут у меня место специальное есть для сна. И она повела девочку за собой.- Можешь загадать: « На новом месте приснись жених невесте!»
- Жених - можно, - кивнула Лика, отчаянно зевая,- лишь бы не его мамочка!
- И кто из нас ловелас? - строго спросил Кактус, стоило Тай уйти. – Ты чего тут глазами стреляешь? А еще про соседских кошек мне говорил. Упрекал…. А сам-то? Не видишь что ли, что это не твоей породы женщина?
- Вижу, - согласился маг. – И мне ужасно интересно, откуда она такая взялась. Так что прекрати свои домыслы, я просто изучаю обстановку.
- Ню-ню, - скривился хомяк, - знаем мы это изучение. Пошел-ка я спать. А то ты изучать будешь до рассвета, а мне тебя сторожить?
И хомяк отправился спать в самое теплое место – под бок к Лике.
Тай вернулась костру, неся два одеяла, одно подала Дану, на втором удобно устроилась сама. И, заметив, что маг собирается о чем-то спросить, опередила его.
- А что это Тусик все время чвыриков поминает? – проводница посмотрела на волшебника. – Что, мол, где он их найдет? Такие редкие звери?
- К счастью, редкие, - скривился Дан. - Эта пакость обитает у подножия северных гор в болотах. Там болота странные - скалы торчат, а рядом такие глубины…, словно специально для чвыриков сделаны, чтобы им удобно было. Представь, туша ростом около трех саженей. Тупые твари с ядовитым хвостом и непомерным аппетитом. Жрут все, что увидят. Хорошо, хоть почти от своих болот не отходят и размножатся мало…. Но одна такая тварюга из своего болота выбралась поближе к людям, почти под горой поселилась. И повадилась к деревне ходить. А я как раз в тех краях работал – у меня задание было от университета. Обычным оружием чвырика завалить сложно. А тут маг…. Крестьяне и прибежали – дескать, помоги. А я о чвыриках ни сном, ни духом. Самое главное, что при из размерах им мало что серьезно повредить может….
- И как ты его? – сочувственно спросила Тай. - Трудно пришлось?
- Ну, пару ребер и руку он мне сломал, - невесело улыбнулся Дан. – Но мне повезло - хвостом не достал…. А потом я запустил заклинание…. И, на мое счастье, оно ударило в гору, начался камнепад. Мне потом друг объяснил, что, в принципе, убить его я не мог, против них боевых магов посылают….
-В таверне у матушки Хизер разный народ собирается, - Тай задумчиво посмотрела на мага. - Так вот, кое-кто клялся яйцами Санта-Болта, что один маг в предгорьях угробил целое стадо чвыриков! Их там десяток был! И каждый как харчевня матушки Хизер!
Дан угрюмо кивнул.
- Я когда отлежался и в себя пришел - тоже узнал про себя много нового. И про стадо чвыриков, и про молнии из пальцев…. Сначала пытался объяснить, потом плюнул. А теперь уже и не докажешь, что мне просто повезло.
Тай внимательно посмотрела на мага и улыбнулась.
- Ладно, везучий маг, со своей удачей сам разбирайся. Слава – она штука прилипчивая. Но иногда полезная. А сейчас давай спать, а то поздно уже, а нам завтра в путь....

0

23

Козявочка проводила печальным взглядом уходящих людей. Кактус сидел на плече мага и махал ей лапой, пока они могли видеть друг друга…. Отчего-то пыжику было очень грустно. Примерно так же, как когда знакомое семейство полевок подчистую слопал старый сыч…. Нет, пожалуй, что даже еще более грустно.
Козявочка тяжело вздохнула, сорвала себе еще одну ягоду и решила отправиться спать. Гроза ее не пугала - когда-то она очень удачно выбрала себе убежище, под старой корягой у кустов. Такое, что можно было не бояться ни дождя, ни посторонних глаз. Но сегодня вход в нору оказался завален прелой листвой, хвоей и свежей землей:
Пыжик задумчиво почесала себя за ухом и попробовала разгрести завал. Поначалу работа шла легко, но вскоре Козявочка почуяла неладное - под мусором проглядывали очертания чего-то странного, неживого… и, что самое страшное, от непонятной штуки еле заметно, но несомненно исходила сила - у-у-у, такую силу Козявочка знала и недолюбливала. И боялась с детства, с тех пор, когда старшие пыжики пугали ее Хозяином Леса…
И в этот момент грянул гром!
Козявочка упала на землю, закрыв голову лапами, и истошно заверещала. Нахлынувшее ненастье показалось ей чем-то ужасным и карающим, вызванным этой чужой пугающей штуковиной. Хлынул ливень, крупные холодные капли застучали по спинке пыжика…. Как бы не было ей страшно, но пришлось подниматься, чтоб не потонуть в собирающейся луже. Хранительница малины сорвала лист подорожника и, держа его над головой как зонтик, принялась бродить вокруг кустов. Путь в нору ей был перекрыт, и нужно было искать приют…. Приют!
Козявочка чуть не подпрыгнула. И чего она сразу не побежала за новыми знакомыми? Попробуй теперь доберись до приюта, по такой-то погоде…. Ближайший приют Козявочка знала…, но бежать ей, маленькой, до него пришлось долго. По пути она несколько раз падала, едва не захлебываясь в лужах и в массах льющей с небес воды: Конечно, это было не так страшно, как лесной пожар, но, когда она добралась до знакомых еловых ветвей, сил у нее почти не осталось…:
Пыжик устало облокотилась на ветки, закрывающие вход в приют, и они неожиданно легко разошлись, позволив ей укрыться от дождя.
В приюте было темно и тихо…, слышалось только ровное дыхание спящих людей, и Козявочка едва не расплакалась снова, от радости, что наконец-то не одна. И в следующую минуту услышала радостный шепот Кактуса:
- Козявочка, милая! Вы вернулись!
Хомяк подбежал к пыжику и продолжил:
- А мы все так за вас переживали! Я глаз не мог сомкнуть! Козявочка, милая, да вы совсем замерзли! Да на вас лица нет!
Козявочка, которой за день действительно выпало много испытаний, только и смогла, что кивнуть. Зубы выбивали барабанную дробь:
- Сударыня, пойдемте за мной! - схватил ее за лапку хомяк. - У нас еще оставалась вода в котелке, она не должна была успеть остыть:
Вода, точней остатки травяного завара, действительно были еще теплыми.
Козявочка погрузилась в него, насколько смогла, и принялась смывать налипшую на себя грязь. В это время Кактус, как истинный кавалер, принялся искать для дамы одеяло. Первым его порывом было отгрызть кусок от одеяла Тай, но у него был настолько мерзкий вкус, что эту затею Тусик оставил и вместо него вытащил из мешка мага чистую рубаху. К этому моменту Козявочка как раз закончила умываться и с благодарностью завернулась в предложенную одежду.
- А теперь расскажите, что с вами случилось? - не выдержал Кактус.
И Козявочка рассказала. И о странной круглой, как ветка, штуке, словно помеченной «это мое!», что оказалась закопана у ее норки, и о ее возможном хозяине... Вернее, Хозяине. Даже припомнила все известные слухи о нем, что изредка, но все же до нее доходили…
- О, Козявочка, - потрясенно прошептал хомяк. - Я посоветовал бы вам никому не говорить об этом футляре…, а, если вы боитесь, оставаться с ним рядом….
Кактус гордо выкатил грудь.
- Я готов отныне защищать вас и предлагаю вам свой дом! Моя клетка всегда в вашем распоряжении!
- А чего так далеко? - раздался вдруг в тишине сонный голос Тай. - И вообще… у вас в столице малина не растет: затоокло таверны Хизер такие заросли, любо – дорого посмотреть.
- Козявочка, согласны отправится с нами? - посмотрел на пыжика хомяк. Та часто-часто закивала.
Кактус побежал к проводнице и что-то зашептал ей на ухо:
- Обязательно предложу, тут у нас в Пристенках есть что посмотреть, раз уж вы сюда попали. Когда вы еще попадете в славный городок Бэмц! Да и Козявочке надо помочь устроиться, вы же пообещали... Но все завтра. Давайте уже спать, недолго осталось, скоро рассвет...

0

24

Пристенки. Центральный тракт.

Увы, экспресс только назывался экспрессом. Лэм понял это, когда поезд остановился в пятый раз за сутки. Уже позади оставались и долгая дорога через степь, и проложенные в горах туннели. Они практически въехали в Пристенки! Ну, откуда взялось это дерево, так нагло свалившееся прямо на рельсы?
Лэм с трудом сдерживал разрывающую его ярость. Все планы летели… барракуде под хвост, как любил выражаться покойный дед Бенедикт. Ведь если поезд не доберется до Ворот к рассвету, то ... «все корабли уйдут неведомо куда»! (Тоже, кстати, любимая дедушкина песня!) А если серьезно, то с первыми лучами солнца жрецы проведут последнюю службу, праздник Летней Смазки закончится, и тот тип сбежит. Если уже не сбежал! Впрочем, поезд снова тронулся. Может, все-таки успеем?

***

Гнусавый голос, произнесший: «Ворота, конечная», был слаще музыки. Даже поезд, как показалось Лэму, остановившись, с облегчением вздохнул. Лэм подхватил трость и саквояж в левую руку, правой нащупал в кармане заряженный револьвер новейшего образца и выскочил на платформу.
От платформы к Воротам вела довольно широкая дорога. Обогнув несколько стоявших на ней телег, ожидающих грузов, Лэм подошел поближе. Хотя ему уже приходилось бывать в Пристенках, но гораздо южнее, где были расположены поместья некоторых знакомых. Но ни на центральном тракте, ни возле Ворот он до сих пор никогда не был. И, разумеется, как истинно светский человек, никогда не бывал в Плуто. «И не стоит туда идти!» - пробормотало благоразумие. – «Нужно разобраться здесь».

В первый момент зрелище Ворот поразило Лэма. В лучах медленно восходящего солнца огромные (в три человеческих роста) Ворота представляли собой невероятно величественное зрелище. И только, присмотревшись, Лэм заметил явную несообразность.
В соответствии с учением о Санта-Болте, Великий Бог разделил магию и науку, Плуто и Демо огромной незримой Стеной. И лишь недавно, где-то лет пятьдесят назад, были построены Ворота между двумя странами. Только Ворота были вполне видимыми, крепкими и надежными. Что в сочетании с невидимой Стеной несколько портило впечатление.

Ворота были распахнуты настежь, и сердце Лэма испуганно екнуло. Однако он тут же успокоился, заметив, что люди все еще столпились у Ворот, внимая молитве. Конечно, при создании Ворот жрецы не упустили возможность поставить еще один храм. Именно оттуда и раздавалось песнопение, которое ветер разносил на многие километры вокруг.

-Восславим Стену, разделяющую и уравновешивающую, - растягивал слова солист.
-Воссла-а-вим! – подхватил хор. 

Где-то вдалеке раздался отголосок "-а-вим!" То ли старалось эхо, то ли где-то в другом храме затянули ту же самую молитву.

-Восславим Единого и Великого Бога Санта-Болта, что Наблюдает и Разделяет!
-Воссла-а-вим!

Лэм внимательно огляделся. Таможенники, грузчики, бригада с поезда. А это кто? Вот же они! Справа от Ворот стояла толпа Первых Путников – тех, кто перейдет в Плуто сразу после праздника. Некоторые из них даже ночь провели в Храме. И чтобы они не сорвались с места раньше времени, рядом стояло несколько полицейских.

-Восславим Его за то, что наблюдает Он за миром и знает тайные помыслы каждого.
-Воссла-а-вим!

Есть! Вот, похоже, и он. Стоит в толпе, в куртке и штанах грязно-зеленого цвета. Рядом с какой-то девицей, держащей на руках лысого серого кота. Лэм подошел поближе.

-Восславим Его за то, что разделил Он навеки две страны и два учения, и людей по способностям их, и тайны мироздания, и дал каждому то, что ему надобно в жизни! – зачастил голос солиста.
-Воссла-а-вим!

Тип в зеленой куртке обернулся, встретился с ним взглядом, и Лэм вздрогнул. Эти безумные глаза желтоватого оттенка он узнал бы из тысячи.

-И да пребудет над нами вовеки тень Стены! – солист закончил молитву, и вдалеке раздался удар гонга.

Праздник окончился. Часть таможенников направилась к телегам с грузами, другие встали у ворот с ящиком для пошлины. Полицейские расступились, давая дорогу Первым Путникам. Тип в зеленом устремился вперед, расталкивая людей локтями и стараясь оторваться от Лэма. Вот он уже сунул входную плату таможенникам и нырнул в Ворота. Какая-то толстуха с корзинами перегородила дорогу, Лэм с трудом обогнул ее, затем девицу с котом и протянул таможеннику две монеты.
Ворота остались позади. Лэм выбрался на аккуратную площадку, выложенную огромными каменными плитами. Слева от него возвышался величественный Единый храм или Храм Ворот, несколько аляповатое сооружение, на которое не пожалели ни позолоты, ни ярких красок. Справа была установлена огромная статуя Санта-Болта - яйцеобразного существа, сидящего на Стене. Причем Стена, почему-то, была видимой. Похоже, скульптор не сумел подвесить статую в воздухе, пришлось отступить от канона. Непорядок! А вдалеке виднелись другие Ворота, как понял Лэм, входные ворота в Плуто. Туда и спешили люди.

Маленький жрец, стоящий в тени статуи, собирал пошлину. Лэм бросил положенную монету, однако жрец проворно ухватил его за рукав.
-Сын мой, не хочешь ли ты помолиться в Храме о благополучии твоих дел? – гнусаво-просящим голосом протянул сборщик. 
Лэм слегка опешил от такой наглости. В столице жрецы вели себя гораздо скромнее.
-По твоему лицу видно, что тебе необходимо очистить душу. Поднеси нашему Храму скромное пожертвование…
Тип в зеленом уже подходил к противоположным Воротам. Статуя Санта-Болты ехидно улыбалась.
-Не стоит беспокоиться, святой отец, - Лэм с усилием высвободил руку. – Мои дела пока не требуют божественного вмешательства так же, как мой рукав – вашего.
Сборщик неодобрительно покачал головой ему вслед.
-Что, - подошел к нему другой жрец, - этот тип не захотел помолиться?
-Увы, - подмигнул ему сборщик, - он – отчаянный грешник. Вряд ли он в дальнейшем сможет провести через Ворота свои товары. Ну, что у нас на завтрак? А то после вчерашней трапезы с Первыми Путниками есть хочется вдвойне.

Лэм припустился ко вторым Воротам. Благоразумие буквально кричало ему: «Стой! Остановись! Зачем ты лезешь в это Плуто? Один в чужой стране, ничего как следует не продумав…» Но остановиться он не мог. Нетерпение и с трудом сдерживаемая ярость гнали его вперед.
Проскочив через вторые Ворота, Лэм в первую секунду опешил. Почему-то ему казалось, что, попав в Плуто, он сразу почувствует что-то странное. Но… ничего подобного не было. Да, стоящая у ворот четверка была одета в необычные одежды и держала в руках какие-то палки с топорами. Но полиция – везде полиция, как бы она не называлась. Получив свою законную добычу, четверка перестала обращать на него внимание.
-Поберегись! - мимо Лэма в Ворота въехала груженная какими-то мешками телега. Он отскочил и заметил интересную компанию.
В стороне стояло несколько людей какого-то жуликоватого вида с явно дорогими браслетами на руках. У каждого из них на указательном пальце правой руки  висело по колечку с ключиком, которое они крутили, не останавливаясь и одновременно приговаривая: "Телепорт, телепорт! Телепорт не желаете?"
Тип в зеленом уже стоял возле одного из них, вываливая ему на ладонь целую кучу золотых монет и что-то бормоча вполголоса. Лэм попытался подойти поближе…. Но в этот момент из пальцев человека с ключом вырвался небольшой смерч, который полностью втянул в себя типа в зеленом. И тот исчез.
«Вот и все» - пробормотало благоразумие.
-Ну, уж нет, - возразил ему Лэм. – Все только начинается.

0

25

Пристенки. Заповедный Лес

Утро выдалось славное - как всегда после грозы. Форест неспешно и с огромным удовольствием обходил свои владения, любуясь чисто вымытым лесом. Конечно, следить за чистотой была его прямая обязанность, но чтоб устроить хорошую помывку, надо пол-дня упрашивать кого-нибудь из вирдов, а они... А что им Форест? Форест внизу, в лесу, а вирды махнули себе крыльями, и ищи ветра в небе. Что и говорить, недолюбливал хранитель этих зазнаек. Да и они его тоже. Особенно после последней ссоры... Тем приятнее было, что всю уборку на этот раз за него сделала сама Природа, а не какие-то вирды.
Форест, хранитель Заповедного Леса, был стар, настолько стар, что даже ярко-зеленый прежде мох на его лице побелел, словно северный ягель. Однако за его неспешным размеренным шагом поспевала не всякая белка. Конечно, так он ходил не всегда, такая прогулка отнимала много сил - но поди-ка попробуй обойти Заповедный Лес за один день! Нет, он мог, конечно, оставить это старое замшелое тело и в один миг облететь весь лес духом... Но ведь тогда бы он не увидел всей той красоты, которую видят смертные глаза, не чуял бы этих сладостных запахов мокрой земли и хвои, не ощущал бы как пружинит под пятками вволю напившийся воды мох...
Это была его слабость.
Не мог он этим утром отказать себе и в еще одной слабости. Было в его владениях, у самой границы, одно загадочное местечко, где он любил бывать ну хотя бы раз в месяц. Росло там дерево, да не простое. Было оно едва ли не старше самого Фореста - огромный, в двенадцать обхватов дуб. Уже за одно это его можно было уважать, но была у дерева еще и одна тайна. Когда дерево было совсем еще молоденьким, проходил мимо человек, да такой растяпа, что обронил деревянный футляр. А футляр был непростой, весь изукрашенный, да запечатанный заклятием. Не размок он от дождей, не тронули его птицы, даже ветры и грозы не смогли ему повредить - так и застрял он в расщелине меж двух дубовых стволов. Сколько лет прошло с тех пор - неведомо, врос футляр в самую плоть дерева, да так и оставался там по сей день. Вот и любил Форест, когда время бывало, особливо на закате, посидеть подле дерева, поговорить с ним о днях давно минувших, да поломать голову, что же за тайна в том футляре спрятана...
Вот и сегодня решил он навестить старого друга-дуба, но, подходя, вдруг услышал, как скрипит и стонет обиженно старое дерево.
С хранителя леса мигом слетела вся утренняя благость.
- Что с тобой, Дуб Косматыч? - подскочил он к дереву.
Но дерево лишь громко и негодующе скрипело в ответ.
Форест обошел его кругом, и то, что он увидел, поднядо в его душе такую волну гнева, что мелкие пыжики в страхе попрятались в норы. Грубой железкой кто-то безжалостно разворотил нутро старого дуба как раз в том месте, где был футляр. Был...
- Да я...! Да он!.. Потерпи, Дуб Косматыч, да убери ты ветки, дай залечу!
Дуб притих, лишь изредка постанывал, пока хозяин лечил его. Форест тоже умолк, но затишье это было обманчивым - он не обуздал свою ярость, он лишь возвел плотину, не давая этой волне до поры вырваться наружу, но ярость копилась в его душе с каждой минутой.
Он закончил лечить дерево и произнес, глядя в небо:
- Ну постой, доберусь я до тебя. Не будь я Форест - Хранитель Леса!
И словно в ответ где-то вдали заворчал гром.

Отредактировано Фаэль (2008-12-06 21:04:17)

0

26

Где-то в Пристенках

совместно с Фаэль

Черные тучи быстро приближались со стороны Магнолиума. Наверное, столичные погодники снова перестарались при контроле климата. Совсем уже обнаглели! Второй день гроза! Хоть бы направление ветра учитывали, что ли! А то, как ни колдуют, всегда страдают Пристенки!
Хотя с другой стороны, дождь – это даже хорошо. Он смывает все следы, так что для личностей, занимающихся не совсем легальным бизнесом, это может быть очень полезным. Кроме того, в плохую погоду на постоялых дворах собираются толпы путешественников, желающих погреться у огня. Они размякают в тепле и уюте и совсем не думают о том, что нужно крепче держаться за свои кошельки.
Астра внимательно вгляделась в резво бегущую по небу черноту. Сегодня ночью снова будет гроза. Может, рискнуть и сунуться в какую-нибудь таверну? Кажется, недалеко отсюда есть одна, и сегодня там точно будет аншлаг… Правда, пробраться в таверну Хизер – не самая легкая задача, но погода на ее стороне, и можно рискнуть.
Девочка ускорила шаг, по хорошо известным ей приметам различая притаившуюся в кустарнике браконьерскую тропку. Если поднажать, то она выйдет к постоялому двору еще до темноты и даже успеет немного осмотреться. А если совсем уж повезет, то можно будет даже успеть починить сумку - нитки вот-вот лопнут и весь скарб, нажитый непосильным трудом, того и гляди придется собирать по всему лесу.
Вдруг за кустами раздался громкий треск, словно медведь продирался сквозь орешник, цепляясь за ветки густой шерстью. Астра хмыкнула. Нет, это, конечно, мог быть и медведь – они тут тоже водятся, но что-то ей подсказывало, что на этот раз в чащу забрел кто-то другой. Возможно, тихие ругательства, следовавшие за особо яростным треском веток. Девочка остановилась и выжидательно уставилась на кусты. Разумеется, она торопилась, но нужно же было узнать, кто это тут шастает…
Из кустов показался молодой парень с огненно рыжей шевелюрой, из которой торчали листья и мелкие веточки. Выглядел он довольно раздраженно, а на щеке наливалась кровью свежая царапина – кто-то только что получил веткой по лицу.
Увидев Астру, парень остановился, как вкопанный, так и забыв опустить руку, которой собирался вытащить из волос очередной сучок. Он явно не ожидал встретить кого-нибудь в этой глуши, да еще и в такой момент. Да еще и девушку.
- Ты откуда здесь? Заблудилась? - выдавил парень. На веснушчатом лице отобразилась такая смесь эмоций, что Астра не могла бы с уверенностью сказать, чего там было больше - удивления, смущения или... сочувствия? Этот пенек деревенский ее еще пожалеть надумал? Вот идиот! Себя бы лучше пожалел! Смех, да и только.
Давненько она не встречала таких вот правильных мальчиков. В Пристенках их днем с огнем не сыщешь. А этот… ну чего его понесло в лес на ночь глядя? Сидел бы дома, пас коров… или чем он там обычно занимается. Ему еще повезло, что нарвался на нее, а не банду Гонзы или еще каких отморозков. А Астра сегодня добрая – его она не тронет.
- Ну что вы, - ответила Астра, ласково улыбаясь. - Я иду к своей больной бабушке, которая живет дальше к западу возле старого моста. У нее слабые ноги, и она почти не ходит. Нужно же проведать бедняжку. Пирожки там отнести и все такое…
К концу своей речи девочка внутренне покатывалась от хохота, глядя на выражение лица рыжего. Поверил! Вот умора! И откуда только берутся такие лопухи? Этот малый точно не из Пристенков - ни один местный не купился бы на подобный бред. Да стоит только взглянуть на ее наряд - простой, но максимально удобный для выживания в лесу - и сразу все ясно. Хорошие девочки, любящие своих больных бабушек, такого не носят. Им больше подходят белые переднички и красные шапочки.
Но рыжий явно не заметил подвоха. Сразу видно - он привык доверять людям и не ждет от них ничего плохого. По крайней мере, от девушек. А вот это зря. На такую легкую добычу здесь, в Пристенках, быстро найдется свой охотник.
- А не боишься одна в лесу? Может тебя проводить? А то вдруг кто обидит…
Парень говорил так просто и бесхитростно, что сразу становилось понятно - о том, чтоб самому стать "обидчиком" у него и мысли нет. Вот же свалился на голову провожатый! И чем разгневала всевидящего Санта-Болту бедная Дикая Астра? Сначала это чудо провожать просится, а потом еще захочет свечку подержать, когда она станет пробираться на постоялый двор?
Астра изобразила свой самый строгий и подозрительный взгляд. Обычно под ним даже кристально честные люди начинали ерзать и нервничать. Но рыжий в ответ продолжал дружелюбно пялиться, словно и не с него спрос.
- Мне мама не велела разговаривать с незнакомцами, - безапелляционно заявила Астра, подумав про себя, что ни разу и не соврала. Было такое когда-то… очень давно. - И уж тем более разрешать им провожать меня. Да еще и в лесу, в самой густой чаще. Откуда я знаю, что вы не маньяк? Может вы меня тут специально караулили! Так что нечего мне здесь! У меня своя дорога, у вас своя!
И круто развернувшись, так что каблучки даже слегка зарылись во влажную после вчерашнего дождя землю, девушка решительно направилась дальше по тропе. В следующую секунду ее с силой дернуло назад за ремень сумки.
«Ну, надо же! - изумилась про себя Астра. - Все-таки маньяк! Кто бы мог подумать!»
Приготовившись дать нападавшему серьезный отпор, она резко развернулась, замахиваясь рукой… и недоуменно остановилась. Парень стоял на том же месте и изо всех сил старался не рассмеяться. Астра перевела взгляд на сумку и тут же поняла в чем дело - ремень зацепился за довольно толстую ветку и не давал хозяйке продолжить путь. Но самым плохим было не это. От рывка и без того подгнившие нитки натянулись, и в тот момент, когда девочка высвобождала ремень, лопнули окончательно. Содержимое сумки посыпалось на тропинку.
- Ну, я гляжу, ты и впрямь бывалая путешественница, - смеясь, сказал парень, кивая на выпавший из сумки тяжелый охотничий нож. - А где ж пирожки-то для бабушки? По дороге, что ль, потеряла?
Астра почувствовала острое желание изменить своим принципам и прибить таки этого идиота, не отходя от кассы. И место как раз подходящее – заныкал трупик в кусты, и никто не найдет. А если и надет… те, кто здесь ходят, к таким вещам относятся с пониманием. Мало ли, по какой нужде человеку понадобилось прилечь в орешнике… И если этот рыжий зубоскал не перестанет с таким интересом пялиться на ее профессиональный инвентарь, перспектива остаться здесь навсегда становится для него вполне реальной. Чтоб он провалился со своим любопытством и дурацкими вопросами! Чтоб ему со Стены упасть всмятку!
Видимо выражение ее лица стало таким угрюмым, что рыжий сразу перестал улыбаться.
- Давай починю, я быстро, честное слово, - сказал он, кивая на сумку и скидывая с плеч свой мешок.
Астра колебалась, собирая с земли свои сокровища, пока странный парень доставал из мешка шило, бечевку и свечку.
- Давай, - протянул руку рыжий, покончив с натиранием бечевки воском. - Да не бойся, не украду. Как тебя звать-то, путешественница?
- А вот это тебя не касается, - буркнула Астра, добитая этим "не украду", и протянула ему несчастную сумку.
- Ну и ладно, не мое, так не мое, - улыбнулся парень. - А я Верт, хотя тебе до этого, похоже, тоже нет дела.
В наступившей тишине Астра почти заворожено наблюдала, как ловко пальцы этого Верта управляются с бечевкой и шилом. Пять минут, и потертая сумка украсилась аккуратным прочным швом.
Хм, очень даже неплохо. Девочка окинула парня оценивающим взглядом, заставив того снова покраснеть. Самый обычный парень, ничего особенного. Не красавец, но интересный, хотя и совсем не ее тип. Конечно, Астра не знала точно, что она имеет в виду под понятием «ее тип», но уж точно не вот это… В памяти тут же всплыло загорелое лицо Янеса с яркими голубыми газами. Пришлось даже тряхнуть головой, чтобы отогнать неуместное видение.
- Вот и все, - в очередной раз улыбнулся парень, - держи.
Астра машинально взяла сумку, все еще думая о своем. Быстро побросав туда скарб, чтобы у рыжего не возникло желания снова задавать глупые вопросы, она нерешительно застыла. И что теперь? Поблагодарить? Все же сумку он ей починил, и довольно быстро. Но с другой стороны, они встретились в довольно неподходящий момент… А если это чудо в перьях только прикидывается таким лопухом, а на самом деле охотник за головами?
Девочка бросила еще один взгляд на безмятежно улыбающегося Верта. Да нет, вроде не притворяется… Похоже, он действительно оказался здесь случайно, и вряд ли они еще когда-нибудь встретятся.
- Спасибо, - выдавила Астра, нерешительно разворачиваясь. Что-то мешало ей уйти просто так, раствориться в лесной тени, как обычно, не оставляя следов. Вот же гадство! А все из-за этого помощничка, будь он неладен!
- Подожди! – словно в ответ на ее мысли позвал рыжий. - Я еще спросить хотел… Ты вроде как бывалая путешественница, так может, подскажешь, далеко ли до Ворот? А то я все иду-иду и никак к ним выйти не могу…
Девочка недоверчиво уставилась на собеседника. Он что, издевается? Он же как раз и шел со стороны Стены! Значит, либо прошел Ворота, как все законопослушные люди, либо обошел, как нормальный человек. То есть должен знать, что никакой Стены нет! Что ж ты, зараза, шутить надумал? Ну, так и мы шутить умеем!
- Далеко, далеко, - с ухмылкой заявила Астра. - Еще пару дней идти, как минимум. И как раз на север. Так что топай себе!
Парень кивнул, еще немного потоптался на месте, но, видя, что продолжать разговор девушка не собирается, поплелся к проплешине в орешнике. Астра посмотрела ему вслед, затем снова мельком взглянула на небо.
- Эй, ты, как тебя там! - рыжий остановился на середине шага и обернулся. - Сегодня ночью будет сильная гроза. Советую тебе найти подходящее укрытие и переждать ее где-нибудь…
- Спасибо за совет! - тепло улыбнулся парень и скрылся в орешнике.
Астра проводила его взглядом и вздохнула. Ходят тут всякие! Отвлекают ее, бедную, от серьезных дел! А она, между прочем, торопится! Ей нужно добраться до таверны засветло!
Через несколько минут орешник опустел. Прибежавшая на ужин белка подозрительно посмотрела на покачивающиеся ветки, но, не обнаружив опасности, с увлечением бросилась на поиски спелых орехов.

0

27

Что грозы не миновать, было понятно и без подсказок юной путешественницы, но не обижать же девчонку. А потому, найдя первый же подходящий овражек, Верт принялся сооружать себе убежище из веток. Парень улыбнулся, припомнив подробности странной встречи. Непонятная девчонка. Волосы смешные такие - красные и торчат во все стороны. Цветок такой есть, по осени цветет...астра кажется. Красивая... Девчонка в смысле, а не астра. А глаза странные такие, сердтитые, настороженные. Может ее обидел кто? Да вроде нет, не выглядит она обиженной. Кто она? Сколько ей лет, что она путешествует по лесу совсем одна и почти без вещей?
"Хе, а сам-то я" - усмехнулся парень, вспомнив, как он сам оказался в лесу один и почти без вещей. Он уютно устроился в своем убежище, а перед глазами всплыли во всех подробностях события последних двух дней...
--------------------------------------------------------

- Верт, да где ты пропал? Опять ты за свое! Ну что тебе до птиц энтих, летают себе, вот и пущай летают, а ты на земле стоишь, вот и займись земным делом! Глина сохнет, тебя только ждет.
- Так прикрой ее мокрой тряпкой, никуда она не денется, - махнул рукой молодой рыжеволосый парень, - погоди немного, мне кажется, я вот-вот пойму...
- Он учить меня еще вздумал, щенок! - взвился отец, - иди работать, кому говорю, пока розог не всыпал!
Парень вздохнул, глянул еще раз на небо и поплелся в мастерскую. Нет, его не страшил отцовский гнев, хоть и рука у того была тяжелая, как и нрав, но удивительный миг, когда ему казалось, что он вот-вот поймет, как у птиц получается летать, был безнадежно испорчен.

Верт был гончаром. Да не просто гончаром - потомственным, в пятом поколении. В свои девятнадцать он был уже справным мастером, и вполне мог бы жить своим домом и своим делом. Но отделяться не спешил. И дело было не в том даже, что знали-то, в общем, не его как мастера, а всю семью - горшки и кувшины, кружки и квасники с особой печатью на донышке "Терракот" раскупали на ярмарке мгновенно. А началась семейная слава с пра-прадеда, настоящего искусника глиняного ремесла, получившего в знак уважения от народа прозвище Терракот. А потом и его сын пошел по стопам отца, да тоже не бездарен оказался, и прозвише перешло к нему, а потом и вовсе стало фамилией рода и торговым именем их посуды.
Что и говорить, юный Терракот гордился славой предков, да и сам многое умел. Но от мысли, что всю жинь ему предстоит ковыряться в глине, его с души воротило.
Мысли его все возвращались к вольным крылатым созданиям, а руки привычно лепили и остатков глины разные забавные фигурки, пока старшие браться готовили к обжигу печь и первую партию горшков.
- Ух ты, какая птица! - неожиданный возглас вдруг вырвал Верта из задумчивости. Он глянул на свои руки и обнаружил, что они, помимо его воли, слепили птицу, широко раскинувшую крылья. Вот на эту самую птичку и глядел с восторгом соседский пацаненок.
- ЗдорОво, Кин. тебе чего? - улыбнулся Верт. Кин был славным малым, вмеру шебутным, смышленым и любопытным.
- Да я это, за тобой забежал, там Корвин тебя зовет-недозовется, а я подумал, может ты не слышишь, как всегда.
- Понятно, - кивнул гончар. - Я и правда не слышал. А что ему надо от меня?
- А я почем знаю? - Надулся пацаненок. - Корвин мне не докладывается.
- Ну ладно, ладно, выйду. Вот только с глиной закончу, пока не засохла, и выйду. Передашь? С меня свистулька.
- Лады, передам, - просиял Кин, и уже с порога обернулся и еще раз глянул на птичку. - Красивая. А крылья не отвалятся?
И, не дождавшись ответа, скрылся за дверью.
- Отвалятся, - сказал со вздохом Верт пустому месту, - вот за что не люблю глину - летать она не умеет.

- Ну что, принес? - заговорческим шепотом спросил Верт.
Корвин кивнул и достал припрятанный под курткой сверток.
- Сорок локтей, как договорились.
- Спасибо, дружище! - срывающимся от волнения голосом произнес Верт, - Что я тебе должен?
- Страшную тайну, - деланно-серьезным голосом ответил Корвин, - зачем тебе это надо?
Рыжий парень оглянулся, убеждаясь, что никто не подсматривает, и мотнул головой, приглашая приятеля проследовать за ним.
Приятели долго шли, а потом карабкались на самый высокий обрыв над озером.
Там, в небольшой лощинке, был сооружен навес из веток и травы, а под навесом...
- Ничего себе! - Корвин почесал затылок, оглядывая странного вида сооружение из тонких реек, похожее по форме на крылья птицы - это ты что же, сам все сделал?
- Ага! - гордо ответил Верт. - Только вот ткань осталось прикрепить.
И он развернул принесенное Корвином полотно тонкого и удивительно гладкого льна, какое умела ткать только его, Корвина, мать.
- Поможешь?
Корвин кивнул, и под руководством Верта, стал придерживать и натягивать ткань, пока приятель ее аккуратно прибивал к рейкам.
- Рыж, а что это будет-то?- спросил он, когда половина всей ткани нашла свое место на рейках.
- Как что? Раве не видно? Крыло, - улыбнулся Верт. - Да ты погоди немного, сейчас вот доделаем, я буду его испытывать.
- Испытывать?! - ужаснулся Корвин, - ты что же, на нем полететь собрался?! Верт, ты ж разобьешься!
- Ничего я не разобьюсь! Я полечу, как птица! - с вызовом ответил Верт, но было видно, что он и вам волнуется. Да и как не волноваться - виданное ли дело, человеку как птице летать?!
Корвин насупился и замолчал. Верт тоже молчал, только молоток постукивал, прибивая к рейкам остатки ткани.
- Темно уже, - как-то невпопад сказал Корвин, когда приятели закончили работу.
- Темно, - согласился Верт. - испытания отложим до рассвета. Придешь?
- Приду, - поколебавшись, кивнул Корвин.

Рассвет выдался холодным и туамнным - верный признак жаркого дня. Верта колотила мелкая дрожь, то ли от холода и сырости, то ли от страха неведомого. Но назад пути уже не было. Он сложил в заплечный мешок еды на день да кой-какие инструменты - мало ли куда занесет его крыло и как повредится при посадке, надо суметь его починить если что - и отправился на свой заветный обрыв. Далеко внизу скрывалось в рассветной дымке озеро Вешнее, давшее название их селу - Вешенка. С обрыва родное село было как на ладони. Верт вглядывался в него, запоминая и без того знакомые домишки, поля, деревья... Вполне могло статься, что он видел его в последний раз в жизни.
- Рыж! - окликнул его запыхавшийся Корвин, - не надо, а! Погоди! Убьешься ведь!
Верт поглядел на друга и улыбнулся ему.
- Это не важно. Лучше разбиться, но хоть раз взлететь, чем всю жизнь ковыряться в земле. Как прежде не будет, назад пути нет. И... Спасибо тебе, что пришел.
И он решительно направился к навесу. Привязав покрепче мешок, Верт грудью лег на перекладину крыла, и что было сил побежал к обрыву. Водух ударил в крыло, сделав его неимоверно тяжелым, но все же Верту хватило сил разбежаться и, зажмурившись, оттолкнуться ногой от края обрыва под почти неслышное сквозь ветер "СТО-ОЙ!".
И в тот же миг ветер подхватил его и дернул вверх, и Верту послышался чей-то звонкий заливистый смех прямо над ухом, а потом он все же осмелился открыть глаза... Родной деревни видно не было, вместо нее был лес, и лес этот стремительно приближался к Верту. Ткань крыла трещала и расползалась, не выдерживая напора воздуха, несколько реек с треском сломались, от чего падение только ускорилось. Однако, крыло, так старательно сделанное Вертом, не дало ему разбиться - оно зацепилось за два дерева, и Верт повис прямо между ними, а потом без сил сполз на землю.
Все тело била дрожь, а сверху вдруг снова послышался смех. Парень завертел головой, пытаясь понять, кто смеется, но увидел лишь, как качнулась ветка.
Верт не понимал, где он оказался, и главное, КАК он там оказался, ведь прошло всего несколько минут, он не мог улететь так далеко, он должен был свалиться где-то около деревни, однако лес был совсем незнакомым.
Парень сел прямо на мох, достал краюху и сыр, и принялся думать, что делать дальше. Домой? Не-ет, дома делать нечего, после такого позора останется только всю жизнь горшки лепить. Как он Корвину Сказал? Как прежде не будет, назад пути нет. Да и где он, этот дом? Куда ж его все-таки забросило? Видать, наказали его небесные создания а то, что хотел он им уподобиться. Ну что ж, значит, вперед. Интересно только, вперед - это куда? Он глянул на солнце - оно только-только всходило. Летел он на север. Значит и топать дальше надо на север, а там - будь что будет.
"А там, на севере, ведь страна Плуто, - неожиданно для себя подумал Верт. - Там маги всякие чудеса делают. Может быть, они умеют летать?"
И, отряхнув с коленей крошки, Верт бодро зашагал на север.

------------------------------

Раскат грома и первые капли заставили Верта вернуться в реальность - он даже головой тряхнул, отгоняя недавние воспонимания. Верт торопливо бросил на "крышу" последнюю порцию лапника и полез внутрь. Вчерашний день остался в прошлом. Затвра - оно наступит завтра... А сегодня оставалось лишь подсунуть свернутый мешок под щеку и спать под шум грозы.
Веки смежались сами собой, и уже проваливаясь в сон, Верт вдруг подумал с досадой:"Эх, а свистульку-то я Кину так и не сделал..."

0

28

Утром путников разбудил запах пекущейся на углях рыбы. Ветки у входа были приподняты, и в убежище лился солнечный свет. Тай в мокрой рубахе, с мокрыми косичками, колдовала у костра.
- Вставайте, соньки-лежебоки!!! - Тай весело рассмеялась, - Дан твоя рубаха скоро высохнет.
- Моя рубаха? - Дан недоуменно уставился на проводницу,- А что с ней случилось?
- С ней случилась Козявочка, - Тай указала на сладко спящую (или притворяющуюся таковой) парочку, - Тусик - такой галантный кавалер! Помог даме помыться и привести себя в порядок. Правда, мылась она в остатках нашего чая, а вытиралась твоей рубахой! Белой такой, шелковой!
- Кактус!!! - Дан вскочил на ноги, - Кто тебе позволил копаться в моих вещах?!
- Ну что ты раскричался?! - Хомяк недовольно потянулся. - Тебе же уже сказали, что скоро высохнет! А ты своим криком мою даму испугаешь! Никакого воспитания…
Козявочка и правда нервно приглаживала листочки и поглядывала на Тай.
Дан укоризненно посмотрел на хомяка.
- Всегда подозревал, что слово «фамилиар» произошло от слова «фамильярность»
- Ну что ты, - хмыкнул Кактус, – все было вовсе даже наоборот.
Маг только рукой махнул.
- Лика, ты просыпаться думаешь? - крикнула Тай.
- Уже,- заспанная девушка подошла к костру. - Такая гадость снилась, как будто кто-то попортил огромный дуб. А матушка моего жениха обвинила во всем меня и устроила допрос с пристрастием!
- И правильно, нечего деревья портить, - улыбнулась проводница. - А ну, бегом умываться! Вода в озере как парное молоко!
- А мне и правда можно с вами идти в малинник к матушке Хизер? - робко спросила козявочка, глядя вслед магу и девушке.
- Конечно. У нее большой малинник, и в порядок его привести давно пора. - Проводница погладила по головке пыжика.
После завтрака было решено идти на постоялый двор. Поскольку спешить было особо некуда, заворачивали во все малинники по дороге. В тенечке устроили обеденный привал.
- Грозы начались. - Тай лежала на траве. - Теперь почти каждую ночь греметь может.
- И надолго? - Дан был явно озабочен. - Я совсем не знаю климата Пристенков. Да и обычаев тоже. Ты, кстати, как рыбу поймала?
- Может неделю, а может и всего пару дней. По-разному бывает. - Проводница приоткрыла один глаз, - А рыбу я не ловила, а скорей подралась из-за нее. - Она хихикнула.
- Подралась?! - Лика и Тусик вытаращили глаза. - Ты что, рыбака ограбила?
- Ну почти. - Тай улыбнулась. - Иногда молния бьет в воду. И рыба всплывает кверху брюхом. Какая отходит, а какая совсем. Вот сегодня большие рыбы всплыли. Только мне пришлось наперегонки с орланом их подбирать. Он, поганец, одну унес в когтях. Я с берега видела. Пока доплыла, он за второй явился!!! И злился - чуть по голове клювом не получила. Вовремя нырнула.
- Ну вот, - почти обиженно насупилась Лика, - а я такое проспала…
_________________

0

29

- Олаф! Вста-а-вай! - за дверью раздался резкий хлопок и в каморке под крышей загорелся светильник. Свет и возглас разбудили подростка, спавшего на низком топчане. Олаф потянулся, прислушиваясь к звукам за дверью, и привычно ничего не услышал. Ни шороха, ни скрипа ступенек — хозяйка Хизер всегда двигалась на удивление беззвучно.
Парень сел, и, нашарив рубаху и штаны, стал одеваться. За окном было еще совсем темно.
Олаф вышел на верхнюю площадку винтовой лестницы и, вместо того, чтобы спуститься по ступеням, махнул через перила и мягко приземлился на каменные плиты первого этажа, прямо у закрытой двери в пристройку. Олаф помедлил минуту, решая, что сделать сначала — умыться или разжечь огонь в кухонном очаге. И шагнул в темную кухню. За то время, что он прожил в таверне, Олаф научился ходить по дому и в полной темноте. Вот и сейчас он быстро подошел сначала к очагу, и через мгновенье в нем заплясал огонь, затем к большой плите, на краю которой высился огромный котел для воды. Дрова в топке были сложены еще с вечера, и через минуту весело запылали. Олаф прикоснулся к котлу и попытался сдвинуть его .
- Не трогай! - тут же прозвучал спокойный голос Хизер. Дверь в её конторку была приоткрыта. - Иди лучше умойся. И ты опять не обулся!
Олафу пришлось топать наверх, в свою каморку, и натягивать сапоги. Не то чтобы он не любил их, просто ему была привычнее другая обувь - мягкие кожаные поршени, в которых так легко ходить по лесу и лазить по скалам. Городская же обувка была слишком твердой и шумной.
В купальне Олаф быстро умылся чуть теплой водой и посмотрелся в зеркало. Там отразилась заспаная физиономия, со светлыми глазами и всклокоченными белыми волосами.
- Олаф! Иди сюда! Завтракать!
Вот ведь удивительно! Хизер никогда не кричала, она даже не повышала голоса — но слышно её было всегда и везде.
В кухне уже вовсю кипела работа — у плиты, столов толпились кухарки и помошники, стучали ножи, на плите кастрюльки и котелки исходили паром, на большом столе повар месил сдобное тесто.
Олаф получил у кухарки миску с кашей и большой ломоть хлеба.
- Чай нальёшь сам! - кухарка вернулась к столу и через миг быстро застучала ножом, кроша огромный кочан капусты.
Олаф пристроился у очага и стал есть, наблюдая за кухонной суетой. Дальше день покатилсся по привычному пути — Олаф бегал то на кухню - нужно было следить за огнем в очаге и плите, - то на конюшню, - убирал посуду со столов, таскал тюки и свертки постояльцев. Короче, все шло как всегда.
После обеда Олафа позвала Хизер. Парень привычно рванул на зов и обнаружил хозяйку у двери в пристройку. Это было единственное помещение в доме, в котором Олаф еще ни разу не бывал. Хозяйка зашла в комнату и поманила Олафа за собой. В пристройке оказались две большие комнаты и маленькая купальня.
- Приберись здесь, - Хизер провела пальцем по столу в центре комнаты, на нем тонким слоем лежал слой пыли. - Только по шкафам и сундукам не лазь. И окна помой, а то за пылью и света не видно.
Хозяйка тихо развернулась и исчезла за дверью. В комнатах действительно было пыльно, и Олафу понадобилось немало времени, чтобы вычистить и протереть все в двух комнатах и купальне. Окна он оставил напоследок, уж очень ему нравилось их мыть. Олафа поражало стекло — такое тонкое и твердое. И когда исчезали пыльные разводы, оно становилось совсем прозрачным, невидимым.
Олаф протирал последнее окно, когда увидел, как через двор таверны проходит удивительная компания: высокий мужчина, окруженный четким овалом синего света, тоненькая девушка в золотистом ореоле и самая удивительная женщина из всех, кого Олаф видел за последние полгода. И эта компания двигалась прямиком к малиннику. Олафа поразило то, как встретила всегда суровая Хизер высокую женщину со странной прической. Это была удивительная картина!

0

30

Солнце жарило немилосердно, когда путники вошли на постоялый двор матушки Хизер. Хозяйка, увидев входящих, поспешила навстречу.
-Хизер! Как я рада тебя видеть!! - Тай подхватила стройную, невысокую женщину и закружила ее.
- Поставь на место! Кому говорят! - Хизер делала вид что сердится, но ее глаза смеялись, - вот уже каланча пожарная вымахала!! Я тоже рада, что ты пришла. Хоть найденыша своего приструнишь! Он на кур охотиться повадился. На соседских.
- Умница! Свои - это святое!!! - смеялась Тай – Он уже подрос, так что заберу с собой в лес.
- Ммм …,- вдруг замялась хозяйка, - Мой Вай с ним не разлей вода… Вот и сейчас в лес вместе пошли.
- А я тебе еще одного найденыша принесла. Вот. - И Тай указала на пыжика. - Прошу любить и жаловать, Козявочка,
- Пыжик! Малиновый! - Хизер всплеснула руками, - Ко мне в малину?! Вот спасибо, вот уважили. Теперь малина у меня будет самая сладкая в округе…
- Мы с Ликой ее в малину отнесем, на задний двор. А это мэстрэ Дан, его оставляем на твое попечение.
И девушки ушли знакомить Козявочку с ее новым домом.
- Окна моих комнат выходят прямо на твой малинник, - успокаивала Тай Козявочку. - А малина у Хизер и так сладкая.
Тусик попытался рвануть за своей дамой сердца, но был безжалостно отловлен хозяином.
- Благодарю за гостеприимство, лэри, - поприветствовал Дан хозяйку. Женщина обернулась. Только, что с Тай обнималась и смеялась милая простая женщина, а к нему повернулась высокородная суровая и полная достоинства дама.
_________________

0

31

«Все-таки железная дорога – это явный прогресс,» - рассуждал про себя Лэм. Нанятый им «экипаж» - старую телегу, груженную какими-то мешками - трясло на каждой ямке. Центральный тракт хоть и был неплохо накатан, но находился в далеко не идеальном состоянии. Чем, правда, мало отличался от имперских дорог, так что Лэм особо не обращал внимания на неудобства, а сосредоточился на главном – что делать дальше.

«Итак, этот тип сбежал, воспользовавшись «телепортацией». Слышал я об этой способности магов, но видел впервые. Впечатляет…. Так что, куда он отправился, я не знаю, и шанс его найти в этой стране – мизерный. Но пока он есть, нужно действовать.
Впрочем, есть одна зацепка. Раз этот тип действует на территории Империи - он должен быть более-менее знаком с реалиями нашей жизни. Так что живет он, скорее всего, где-то неподалеку от границы, в Пристенках. Что сужает круг поисков.
Поэтому я остаюсь в Плуто. Точка. Хотя бы на некоторое время. Решение принято, остается только продумать план действий. Пункт первый, нанять экипаж до ближайшего города … по средствам. Выполнено. А, кстати…»

-Любезный, простите за назойливость, как, вы говорите, называется этот город, куда вы согласились меня подбросить?
-Бэмц!
-Что - бэмц, простите?
-Город называется Бэмц.
-Да? Спасибо….

«Ну…, Бэмц - так Бэмц, выбирать не приходится. Да, на территории Империи мне достаточно было просто представиться, одного имени хватило бы, чтобы этого типа задержали... хотя бы до выяснения обстоятельств. Но он успел ускользнуть. Теперь я – на его территории.
И нужно вести себя вдвойне осмотрительно и расчетливо. Так что, пункт второй – деньги. Переход в Плуто я, увы, заранее не предусмотрел, в кошельке, в основном, - ассигнации, которые, как известно любому олигарху, в Плуто пока не принимают, предпочитают металл. Нет, пару десятков серебряных и пару золотых монет в кармане завалялось, но этого хватит только на скромную жизнь. Можно, конечно, обменять ассигнации на монеты или воспользоваться чековой книжкой "Демо-Банка", но для этого нужно попасть в более-менее крупный город. Этот Бэмц для таких дел вряд ли подойдет. Но попытаться стоит».

«Экипаж» тряхнуло сильнее. Лэм поморщился, но тут же выбросил это из головы и полез в дорожный несессер.

«Было бы достаточно денег, можно было попробовать расспросить «телепортиста», но этот тип отвалил ему столько, что перекупить его не представлялось возможным.
Значит, играть придется по-другому. Деньги будем экономить. А, заодно, скроем, кто я. Потому что олигарх и вдруг без денег – нонсенс. Поэтому полное имя отправляем в небытие. Значит, футляр с визитными карточками и чековую книжку – в потайной карман несессера – они пока не нужны».

Лэм внимательно огляделся по сторонам. Дорогу с обеих сторон окружали высокие сосны, от которых веяло какой-то умиротворяющей прохладой, так необходимой в этот жаркий день.

«Вот мы и подошли к третьему пункту. Самое плохое, что я об этой стране почти ничего не знаю. В детстве дед делал основной упор на изучении Южных морей, вдалбливая в мою голову каждое течение на пути, каждую бухту островов Мадеин. А здесь, в этом незнакомом мире, я – как рыба, выброшенная на берег, валяюсь на старой телеге и только хлопаю глазами, оглядываясь по сторонам.
Поэтому мне нужен проводник, который рассказал бы мне об этой стране, а заодно и показал бы окрестности. Ну, а чтобы его нанять и не привлечь к себе особого внимания - устроим маленький любительский театр».

Телегу слегка качнуло на повороте. Лэм растянулся в полный рост и неожиданно даже для себя улыбнулся.

«Представляю, как будут морщить нос светские дамы. «Фи, Плуто, но ведь там цивилизованному человеку нечего делать! Дикая страна! Варвары!» Глупые курицы, если бы они только знали, как это интересно – попасть в абсолютно незнакомый мир. Чувствуешь себя великим путешественником Кристобалем Баллоном, впервые высадившимся на острова Мадеин, – героем любимой детской книги. И, в конце концов, это – мир магии. Может, произойдет чудо, и я смогу взять типа в зеленой куртке за горло и вытрясу из него имя заказчика?»

0

32

Алиса сидела в таверне над кружкой с чаем и размышляла. А поразмыслить ей было над чем.
"Как я могла оказаться такой наивной дурочкой, - сокрушалась она, - и поверить этому мерзавцу?».
Да, он был сногсшибательно красив. Алиса мечтательно вздохнула, вспомнив озёра его глаз.
Да, он был обходителен, обаятелен и галантен, но все-таки так сразу поверить первому встречному и нечаянно проболтаться, что у тебя в сумочке солидная сумма денег.... Хорошо, что в кармане завалялась сдача с билетов.
Алиса грустно позвенела оставшимися монетками. Их только и хватит провести ночь и на чай. Без сладкого.

----------------------
Вчера ей повезло. Алису, не понимающую, почему ворота закрыты, заприметил сердобольный служитель Санта- Болты, и ночь она провела в Храме, который предоставлял ночлег и еду всем тем, кто прибыл ко Дню Летней Смазки Ворот, а с утра направилась в путь.

У ворот уже собралась галдящая на разные голоса толпа. Народ нетерпеливо поглядывал на ворота, лениво переругивался, а вокруг что-то блеяло, мычало и квохчало. Алиса, прижав к себе Чуда покрепче, стала пробираться поближе к створкам и неожиданно столкнулась с высоким лэром с тростью в руках. Пробормотав какие- то извинения, она поспешила дальше, но ее остановили.
- Стой куда прёшь?
- Туда, - сказала Алиса, указывая рукой в сторону Плуто.
- Ну, дык, понятно, что туда, - усмехнулся стражник, - а пошлину кто платить будет?
- Пошлину... Да, да, конечно, - заторопилась Алиса, отдавая нужную сумму.
- А этот, лысый, - стражник ткнул в Чуда, - на продажу, значит и за него налог товарный плати.
Алиса испугано прижала кота к себе и замотала головой.
- Нет, что вы, это - мой.
Стражник засомневался - зверь явно редкий, но напирающая толпа людей не давала ему додумать мысль до конца
- Ладно, - махнул он рукой, - проходи.

И вот она в Плуто. После уплаты пошлины денежные запасы стали ещё беднее, а надо бы ещё добраться хотя бы до таверны какой. Передохнуть, поесть и решить, а что же дальше. Но как Алиса не всматривалась, ничего похожего на приют усталого путника рядом не наблюдалось.

- А ентот жрец, десять муходрилов ему в портки, аж три серебрянника запросил! - неожиданно услышала девочка. – Нет, ты подумай, за пяток букв с завитушками.
Недалеко от неё остановились телега с двумя зажиточными жителями Плуто.
- А на кой тебе это далось ?
- Да жена, как клещ в печёнку, вцепилась - хочу портрет и непременно с подписью каллигруфичной. Ну, портрет ей Астор, художник наш местный, нарисовал, а с подписью проблема вышла. Не обучен он ентой калигруфии. Вот пришлось в храм ехать, а жрец этот, чтоб ему...
«Вот он - шанс, - решила Алиса, - хоть куда- то добраться!»
Она решительно направилась к телеге.
-Позвольте, уважаемые лэры…
- Чего тебе, пигалица?
- Я могу для вас каллиграфично написать. Я умею, честно-честно, - Алиса постаралась придать себе самый невинный вид.
- И сколько хочешь за это? Только учти, много не дам.
- Да что вы, мне денег не нужно, - заметив, как на лицо собеседника набежала тень подозрения, Алиса поспешила добавить, - мне бы до таверны добраться.

-------------------
То ли таверна оказалась ужасно дорогой, то ли денег у неё маловато, но после того, как Алиса заплатила за ночь,
денег практически не осталось, и теперь она медитировала над кружкой горячего чая на тему, что делать дальше.
Возвращаться домой или всё-таки добраться до Лериного дяди в надежде, что тот не прогонит прочь…?
Домой... Алиса поёжилась, представив объяснение с любимой роднёй.
Неожиданно умопомрачительный запах чего-то съедобного прервал её размышления.
Алиса отвлеклась от чая и голодным взглядом проводила блюдо, которое разносчица понесла на стол очень странной компании.

0

33

совместно с попутчиком

Городок Бэмц, как Лэм и предполагал, был небольшим, довольно живописным, но, увы, пока не обзавелся своим банком. Впрочем, эта неудача была ожидаемой, поэтому Лэм ничуть не расстроился. Следовало остановиться на ночлег и решить, куда двигаться дальше.
Небольшая таверна практически на окраине Бэмца оказалась вполне по карману. Строгая хозяйка сама показала ему комнату и удалилась, так ни разу и не улыбнувшись даже на цветистый комплимент в адрес «лэри Хизер», в который Лэм вложил весь свой светский опыт.
Заказывать обед в комнату не было смысла, и, умывшись с дороги, Лэм спустился в большой зал, несколько темный, но довольно уютный. В ожидании жаркого можно было немного осмотреться.

«Таак! Кто тут у нас? Два охотника травят байки. Ну, эти знают только охотничьи места и трактиры, вряд ли от них будет толк. Это, похоже, местный житель. Сбежал от строгой супруги, чтобы пропустить стаканчик. Пропускаем…. Эти типы… слишком опасны, то ли контрабандисты, то ли еще хуже. Хозяйка как будто специально предоставила им стол подальше от других посетителей, у самой задней двери. В темном углу – похоже, какая-то девчонка хлещет чай. А вот эта компания… хм, странные люди».

-Вы говорили, что вас интересует проводник по Пристенкам? – Лэм даже не заметил, как сзади к нему подошла хозяйка таверны.
-Да, лэри Хизер! - улыбнулся Лэм.
-Тогда обратитесь к моей подруге Тай, и если она согласиться…, - Хизер показала рукой на стол в глубине зала, за которым сидела именно та, заинтересовавшая Лэма компания.

Лэм присмотрелся. Людей было трое – отец, мать и дочь? Нет! Эту версию Лэм отбросил сразу – слишком разные люди. Светловолосый мужчина кормил со своей тарелки огромного хомяка. На его руке сверкал браслет, похожий на тот, что носили «телепортисты», однако одет он был в старую, потертую куртку. Рядом - скромная девушка с длинной косой в каком-то мужском наряде, но явно из дорогой ткани. Слишком дорогой для этой таверны. И, наконец, высокая женщина с огромной копной волос, заплетенной мелкими косичками, - это явно та самая Тай. Интересный проводник! А эти двое, наверное, ее клиенты. Девица из богатой семьи и сопровождающий, возможно, какой-то дальний родственник. Но где же слуги, где свита? Да и что они делают в Бэмце? Сейчас попробую разузнать.

-Добрый день, - скромно улыбнулся Лэм, подходя к столику, - извините, если помешал. Разрешите представиться – грант Лэм из Политехнического университета в Лаборато, кандидат этнографических наук, исследую Пристенки с целью написания диссертации. Вы позволите присоединиться к вам за столом?

Энтузиазма предложение Лэма не вызвало. Впрочем, он и не рассчитывал, что кто-то здесь ему обрадуется. Девушка мельком взглянула в его сторону, пробормотала что-то вроде стандартной фразы о приятном знакомстве, но с таким выражением, словно он был докучливым поклонником. Мужчина поднял глаза, внимательно оглядел наряд Лэма, удивленно посмотрел на пустые столики в зале и скривил губы.
- Мэстрэ Дан, преподаватель кафедры Воздуха Магического университета.
«Маг? Еще одна удача!» - мелькнуло в голове у Лэма.
Женщина с косичками с улыбкой наблюдала за сценой знакомства, но сама лишь коротко кивнула и отрывисто произнесла:
-Тай.
И в этот момент в беседу неожиданно вступил… хомяк.
- Присоединяйтесь, - великодушно заявил он, отрываясь от тарелки. - Я - Кактус, но только учтите, все заказанное - наше, еда - раздельно.

В первую секунду Лэм решил, что ему послышалось. Но нет, осмысленный и хитрый взгляд зверька абсолютно гармонировал со сказанным. Впрочем, если его хозяин – маг, то что тут странного? Решив ничему не удивляться, Лэм присел за стол.

-Ну, я думаю, что для вас, дорогой Кактус, я специально закажу что-то вкусненькое. Что вы любите?
-Все, - улыбнулась Лика, - лишь бы побольше.
-Ну что же, - и Лэм махнул рукой стоявшей неподалеку служанке, - присоедините к моему заказу печенье и орехов для Кактуса и принесите мне сюда, - и, обернувшись к Тай, продолжил. - Простите, что отвлекаю вас, но лэри Хизер рекомендовала обратиться к вам, лэри Тай, как к проводнику. Дело в том, что я пишу диссертацию об обычаях, верованиях, образе жизни жителей Пристенков. Не могли бы вы мне показать окрестности, а заодно и рассказать что-то. Разумеется, в силу моих возможностей я оплачу ваше время.

Тай как-то скептически кивнула, и Лэм понял, что повел разговор не туда.
-Понимаете, лэри, я оказался в очень затруднительном положении. Научный руководитель навязал мне тему, и отказаться я не мог, он – Академик и член Научного Совета при Императоре. Ну, я и решил, что с южными Пристенками как-нибудь справлюсь. Но вот в Плуто я прибыл впервые и почти ничего не знаю об этой стране. Тычусь, как рыба об лед…

Лэм состроил жалобный взгляд, одновременно кусая себя за язык. Ну, зачем было использовать любимое дедушкино выражение?! Остается надеятся, никто не заметил.

Тай вопросительно посмотрела на мага.
-Ну, мы тут ненадолго, - заметил он проводнице. - День-два и возвращаемся, так что ориентироваться на нас не стоит. И я думаю, грант Лэм не станет возражать из-за задержки на пару дней. Бэмц - это ведь тоже Пристенки, посмотрим его вместе.

-Я буду очень рад, мэстрэ Дан, - поспешил ответить Лэм, - тем более, надеюсь немного узнать от вас о магии. Это так интересно – влияние магической атмосферы на этнографию края.

В этот момент к столу подошла служанка с блюдом аппетитно пахнущего жаркого и тарелкой с орехами и печеньем.
-Это нам? – требовательно спросил Кактус, глядя на содержимое тарелок. – Следите внимательно, а то вон та девица за крайним столиком смотрит на еду такими глазами! Явно хочет что-то утащить.

Все обернулись. Лэм внимательно взглянул на девушку … и вдруг заметил у нее на руках уже знакомого лысого серого кота. Да это же та девица, из Первых Путников у Ворот. Что она тут делает?
Тай переглянулась с хозяйкой, встала и направилась к столику.

0

34

Компания действительно была какой-то странной. Алиса с удовольствием рассмотрела бы их повнимательнее, но, даже в голодном состоянии, она была хорошо воспитанной лэри, поэтому вернулась к своему унылому чаепитию. Неожиданно кто-то опустился рядом с ней на лавку. Алиса испугано вздрогнула и во все глаза уставилась на обладательницу тысячи косичек.
- Вот, - сказала из-за ее спины хозяйка таверны, - так и сидит полдня над чаем. Ты, детка, не обижайся, но молоденьким, воспитанным девушкам нечего одним по здешним местам шляться. Недобрых людей, знаешь, сколько?
При этих словах глаза Алисы наполнились слезами.
-Ой, - всплеснула хозяйка руками, - неужто, уже обидел кто?
-Так, - вмешалась хозяйка косичек, - пошли к нашему столу, там все и расскажешь. Заодно и поешь, по глазам вижу, что голодная.
Сначала Алиса испугалась, потом удивилась, а потом решила - а вдруг это то самое везение, о котором она только что мечтала. - Я - Тай.
Хозяйка косичек, несмотря на свой немалый рост, дарила ощущение спокойствия и защищённости. Наверное, потому, что у неё глаза добрые, решила для себя Алиса.
- Алиса, - представилась она, пропустив фамилию, и, подхватив Чуда, вопросительно посмотрела на Тай.
- Бери, не объест он нас.

Алиса не очень уверенно подошла к столу, и, если бы не рука Тай, крепко державшая её за плечо, непременно струсила и передумала.
- Это Алиса, знакомьтесь, - ответила Тай на невысказанный вопрос своих спутников, - А это ее спутник Чуд. Судя по всему, Алиса попала в неприятную ситуацию.
- А я - Кактус, - серьёзно кивнул здоровенный хомяк персикового цвета. - Опять найдёныши? А Чуд - это от слова «чудовище»?
Кот недобро прищурился на хомяка.
-Нет, это от слова «чудо», - Алиса погладила любимца
-Хизер, принеси нам ещё одну тарелку, - Тай улыбнулась хозяйке. - Раз найденыш, два найденыш, три и четыре, - и потрепала кота по уху.
- Я мэстрэ Дан, - представился мужчина в старой куртке, - это грант Лэм, а это Лика...
«Этот светловолосый, наверное, тут за главного,» - подумала Алиса, - «а вот этого, носатого, я видела в Воротах».
И тут хомяк возмущённо завопил:
- Что значит, ещё одну тарелку?! Это же значит, что моя порция уменьшится, а ещё и этого кота кормить. Да я с голоду умру!
- Кактус, прекрати, - недовольно проговорил Дан, - здесь еды хватит на всех, ещё и останется, а нет, так закажем.
Алиса, плохо соображая от страха, примостилась у краешка стола. Ей пододвинули тарелку, и она стала есть, не забывая выбирать куски для Чуда. Но спокойно поесть ей не дали.
- А теперь, Алиса, не расскажешь ли нам поподробнее, - произнёс тот, кого представили как Лэма, - кто ты и как ты тут оказалась?
Алиса вздохнула и принялась вдохновенно врать. Про бедную семью в Дэмо, дальних родственников в Плуто и то, как её обокрали в поезде.
- Я к дяде еду в Торжище, а этот, этот, - при воспоминании о роковом красавце Алиса разрыдалась, - просыпаюсь, его нет, и сумочки нет, а все деньги в ней.
Лэм подозрительно посмотрел на Алису
- Из бедной семьи, говоришь? Как странно. А мне, глядя на тебя, почему-то кажется, что тебе прививали хорошие манеры с самого детства, дома, а потом в какой-нибудь элитной школе. Но с каких это пор бедные люди отдают своих дочерей в пансионы для благородных девиц? Может, я что-то пропустил, или такие заведения уже бесплатными стали?
- Так, - сурово протянул мэстрэ Дэн, - давай-ка ещё разок, но только сейчас - правду. Кто ты, откуда и куда едешь? Про поезд, думаю, не соврала, так что можешь не повторять.
-Алиса Драгон-Блю, - вздохнула девушка. Лэм в этот момент почему-то дёрнулся, - а еду я действительно к дяде в Торжище.
- И как же тебя отец отпустил? - недоверчиво спросил Лэм. - Одну, без сопровождающих, в такую даль?
- Ну, ничего же не должно было случиться. Он посадил меня на поезд, дал денег, сказал, что на станции надо нанять транспорт и добраться до этого города. Кто же знал, что все деньги украдут. А папенька предупреждал - не говорить со всякими встречными и деньги не упоминать, а я..., - тут Алиса горестно вздохнула.
- И все равно это очень странно.
- Постойте, грант, а кто это - Драгон-Блю? - вмешался в разговор мэстрэ Дэн.
- Вообще-то, это - фамилия довольно богатого и влиятельного олигарха из Лаборато, а эта юная лэри, как я понимаю, его дочь.
Вся компания дружно уставилась на Алису, и даже хомяк на минутку отвлекся от еды. Алиса утвердительно кивнула головой.
- И что нам с ней делать? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил мэстрэ Дэн.

0

35

Алиса совсем сникла. Тай посмотрела на мужчин, покачала головой и с легким раздражением спросила.
-А молодых людей никто не учил, что голодной девушке сначала надо дать поесть, а уже потом устраивать допрос с пристрастием? Дан внимательное посмотрел на девочку и вздохнул.
- Да накормить - не проблема, но что делать дальше? Отправить тебя в Лаборато?Алиса обиженно посмотрела на Дана и замотала головой.
- Я к дяде в Торжище еду.
- Торжище, - проговорил Дан. – В принципе, мы можем, конечно, возвратиться к озерам мимо этого городка….Лика сердито посмотрела на Алису и подумала, что компания этой странной девчонки ее совершенно не устраивает. Только начали складываться какие-то приятельские отношения, только путешествие стало интересным, и сразу, пожалуйста, возись с этой малолеткой плаксивой…. И кот у нее лысый!
-Ладно, это мы завтра решим, - сам себе ответил Дан. - А пока…
-А пока я собираюсь искупаться в ванной! - Тай посмотрела на Алису. - И отдохнуть. А ты, детка, сегодня будешь ночевать у меня.
-Только сначала расскажи про найденышей, - воспользовалась моментом Лика.- Ну, два - это Козявочка, три и четыре - Алиса и Чуд. А кто один?
-В прошлом году, уже по чернотропью,- начала рассказывать Тай. Но увидела недоумение в глазах слушателей и пояснила, - это время такое - осенью, когда листья уже облетели, а снег еще не лег. Я возвращалась домой и наткнулась на разоренное логово волков. Кто-то убил волчицу и щенков. Вот щенки были помесью волка и местного волкодава. У жителей Пристенков бытует поверье, что такие «переводняки» опасней и умней волков. Взрослые, несомненно. Но если щенки маленькие и вырастают среди людей, то лучшего друга и охранника найти трудно. А следопыты из них просто непревзойденные! Обычная собака не учует след под снегом или после дождя, а для метисов это хотя и трудно, но вполне возможно. Тот, кто убил трех только открывших глаза детенышей, был, несомненно, пришлым, – проводница презрительно фыркнула. - К счастью, четвертого щенка он не заметил под телом матери. Щенок остался на зиму здесь, в таверне. Назвали его просто Най, от найденыша. Сейчас ему восемь месяцев, и это очень умный паразит!
-Кто?!- удивился Кактус.- Такой маленький и вредненький, - Тай явно забавлялась. - А ученые из-за Стены считают, что все болезни приносят паразиты…. Младший сын мамаши Хизер с ним подружился. Вот так и бегают везде вместе Варис и Най. Удивительно, но меня он тоже не забыл…
-Да, такой следопыт мне бы не помешал..., - задумчиво сказал Лэм. - А что? Помог бы искать древние поселения.
- И я с удовольствием взяла бы, - согласилась с ним Лика, - вот бы братья обзавидовались.
-Увы, такое случается редко, чтобы волкодав очаровал волчицу…, - и вдруг Тай задумалась. - А это мысль! Нужно посмотреть внимательно, вдруг еще какую очарует
Алиса наелась и держала на руках сытого и разомлевшего Чуда. За столом сидеть уже было не зачем, да и народу заметно прибавилось. Все столы были уже заняты.
-Собери свои вещи, - обратилась Тай к Алисе, - и Олаф тебя проводит в мои комнаты. Он как раз туда идет. А Чуда давай я пока подержу. Ой, какой он горячий!
Чуд закатил от удовольствия глаза и вдруг громко заурчал. Дан и Лика ушли наверх, в свои комнаты, а Тай вышла на крыльцо. Вслед за ней вышел Лэм.
-Так что вы скажете, лэри? Вы согласны показать мне Пристенки и немного рассказать о них? И сколько это будет стоить?
-Что вы знаете об Алисе? - Тай невероятно смешил этот самоуверенный мальчишка
-Ну, насколько мне известно, …некая девица Драгон-Блю не появилась на церемонии представления к Императорскому двору, сказавшись больной. Хотя ее папенька, по слухам, оплатил все и потратил немало. А вот сама она сбежала из дома, или папенька ее услал ради каких-то своих целей…, – Лэм спокойно смотрел на Тай.
- Мы будем работать вместе, - серьезно ответила проводница. - Оплата… О ней поговорим в конце пути. Не волнуйтесь, она не будет чрезмерной! Здесь в Пристенках не задают много вопросов, но не любят откровенного вранья....
-Ах, лэри, а что такое правда? К примеру, если бы я сказал, что я - богатый олигарх и преследую негодяя - кто бы мне поверил? - насмешливо сощурился Лэм.-
Мы встречали в этих местах и особ королевской крови..., - Тай усмехнулась, обошла Лэма и взглянула на его профиль, - ладно, меня девочка ждет… До завтра! Только очень прошу, не упоминайте при мне, что вы -этнограф!

0

36

Окрестности дома Кеон

Следующие два дня бега запомнились ей смутно. На очередной ночевке её удалось подстрелить какого-то пушистого зверька, напоминающего белку, только мельче и рыжую, и поужинать ею.
А к вечеру третьего дня она почувствовала, что Тропа начинает её отпускать. Это было, по меньшей мере, странно. Потому как ничего, похожего на город, поблизости не наблюдалось. Правда, шагах в ста она заметила довольно большой дом, окруженный каменным забором.
Недолго поколебавшись, Клиса подошла к ограде и попыталась заглянуть за забор.
- Уважаемый! Эй!– Она окликнула человека, который седлал лошадь по ту сторону ворот. – Вы меня слышите?
- Слышу. – Мужчина, вернее сказать, парень, крепивший в этот момент подпругу, хмуро зыркнул в её сторону. – Ещё одна. Развелось вас что-то, нелюдей. И всех в Пристенки тянет. Вареньем там, что ли, намазано?
Было похоже, что представителей других народов тут не очень жалуют, но конюх (скорее всего это был он) сказал что-то про то, что она «ещё одна» и вряд ли тут ходит много снегуров. Скорее всего, её отец был именно здесь, когда она ступила на Тропу.
- Не могли бы вы пояснить, что вы имели в виду, когда назвали меня ещё одной? Вы видели кого-то похожего на меня?
- Шастал тут ещё один. Тоже бледный, как простокваша, с синюшными губами.
Назвать благородный голубой оттенок губ и ногтей, которым так гордился Клан Белых Волков,  синюшным мог только абсолютный невежа. Но Кли понимала, что обижаться в её положении, по крайней мере, глупо.
- А вы не подскажите, куда он ушел? Я ищу его.
- Вот уж дел у меня других нет, за нелюдями следить! – Парень сердито сплюнул. – Иди в Пристенках поищи. Там вас, уродов, много!
Поборов желание перемахнуть через забор и скрутить этого хама в рулетик, Кли кашлянула и переспросила.
- А в какой стороне эти Пристенки?
Вместо ответа конюх ткнул пальцем в сторону дороги, уходившей прямо от ворот усадьбы. Кли молча развернулась и пошла в указанном направлении. Ей следовало добраться до загадочных Пристенков как можно скорее. Иначе она будет вынуждена опять разговаривать с жителями этого странного места. А они, по всей видимости, не отличаются дружелюбием и излишками воспитания.
Хотя… она остановилась и обернулась.
- А как давно вы видели этого человека?
- Да что ж ты не уйдешь никак, а? Не видишь, тут приличные люди живут! Маги! А ты тут околачиваешься и весь пейзаж им портишь!
- И все таки… чем быстрее вы мне ответите, тем быстрее я уйду. И все будут довольны! – Кли уже не скрывала раздраженного рычания в своем голосе.
- Вот настырная! Вчера! Вчера утром я его видел. Довольна? Теперь проваливай отсюда!
Не утруждая себя словами благодарности, снегура развернулась и потопала в сторону дороги. Но на пол пути решила, что такое хамство не должно оставаться безнаказанным. И мелкий камушек, найденный ею в траве, метко угодил невоспитанному конюху прямо под коленку. От чего тот не удержался на ногах и шлепнулся прямо в результат лошадиного завтрака.
Когда он, наконец, поднялся, ненавистная ему нелюдь была уже точкой на фоне темнеющего горизонта.

0

37

Пристенки

совместно с еленой

Алиса подхватила свою сумку которую даже ещё не раскрыла и спустилась в зал. Она ожидала что они пойдут на второй этаж, а вместо этого они вышли на улицу
Недалеко стояли Тай и Лэм и что то обсуждали. Чуд сонно мурчал на руках Тай, но стоило ему увидеть Алису как он требовательно мявкнул намекая что пора и честь знать и направился к своей хозяйке.
Алиса ожидала, что они пойдут на второй этаж, а вместо этого они вышли на улицу
- Эй, ты куда это меня ведешь? – с солидной долей подозрения спросила Алиса.
- Да, в общем-то, мы уже и пришли, - сказал мальчишка, открывая перед Алисой дверь с торца здания.
Алиса вошла внутрь и удивилась. Она никак не ожидала увидеть в таверне покрытые коврами полы, картины на стенах.
Спальня была большой, светлой и по-домашнему уютной. Уютной от множества мелочей: статуэтки, скатерти на маленьком столике у кровати, шкатулка с рисунком забавного зверька, ваза с засушенными цветами. Вещи, которые сами по себе ничего не представляют, но вот все вместе придают помещению тот самый уют, которого никогда не встретишь в простой таверне.
Она осторожно приоткрыла окно - прямо за ним был виден густой малинник, усыпанный ягодами.
- Ягод, что ли, поесть? Чуд, как ты насчёт небольшой прогулки?
Кот недовольно мявкнул, выражая своё явно отрицательное отношение к идее.
- Ну и ладно, пойдем, посмотри, что тут и как.
Кроме спальни была ещё одна комната, такая же уютная, на стенах висели картины, и Алиса принялась их с интересом рассматривать.
- А знаешь, Чуд, я не узнаю ни одного художника, а вот этот водопад, как ты думаешь, где он: у нас или здесь? Интересно, мы туда попадем? А море, как я хочу хоть разок побывать там.
«Надо сделать все, чтобы меня повезли в Торжище, а не отправили поездом домой, а там посмотрим. Вроде никто сильно не возмущался, кроме этого хомяка. Ну, надо же, он не хочет, чтобы мы с ними путешествовали. Чуд ему не угодил. Он, видите ли, боится проснуться съеденным. И вообще, с каких это пор хомяки разговаривают, да ещё и командуют? Наглые, жадные три килограмма шерсти».
Алиса возмущено выдохнула, раскладывая вещи на кровати.

«А Тай ничего, добрая и косичек много-много, так и хочется хоть за одну потрогать. Правда, большая такая, даже выше Леры. Как она там? Досталось ей, небось, по первое число. И мне достанется... Если поймают. Проводник… Интересно, как это, кого и куда она проводит? Вот придет она, обязательно спрошу. Может, и я могу научиться, тогда возвращаться совсем не придется.
А ещё этот, с клювом, какой подозрительный, все выспрашивает без конца. Грант...», - Алиса скривилась, как от кислого лимона, - «не мог он оказаться кем-нибудь попроще? Он точно может лично знать папеньку, или быть знакомым с кем-то, кто его знает. Ой, как не хорошо-то. Надо держатся от него подальше и поаккуратней отвечать на его вопросы.
А Дан - ничего, симпатичный, только старый очень. Маг. Интересно, почему он главный, а не грант?»

Алиса спрятала деньги на дно сумки. После того, как хозяйка вернула половину из того, что она заплатила, их стало немного больше, она панически боялась их потерять. Алиса даже подумала, а не взять ли сумку в ванную? Но потом решила, что это уже слишком и переложила кошель под матрас.

«Ух ты, Чуд, смотри, ванная как дома и даже пробка для слива есть», - Алиса осторожно сунула руку в воду, ожидая, что та будет если не холодная, то не теплее комнатной. – «Тёплая», - удивилась она.
- Чуд, мыться будешь? Вода горячая, - уточнила она, зная нелюбовь своего друга к холодной воде.
«А как же она греется?» - размышляла Алиса, забираясь в ванную. – «Ой, да она вся горячая снизу», - и она осторожно умостилась в ванной.
«А Лика эта такая высокомерная. Лика ви-Леар тар-Кеон», - явно передразнивая, пробормотала Алиса, - «и чего она взъелась на меня?»

-------------------------------------------

- Семь лет назад, - начала рассказывать Тай в ответ на вопросы, посыпавшиеся из Алисы, как горох из дырявого мешка, - когда я весной вернулась в Пристенки…. Да, зимую я не здесь. Мне рассказали, что старый трактир купила вдова с тремя сыновьями. Так я познакомилась с матушкой Хизер. Варис тогда был двухлетним карапузом. Когда она начала ремонт своей таверны, многие быстро поняли какой стальной характер у этой маленькой королевы! Да ты сама видела. Я предложила хозяйке сделать пристройку, которая будет принадлежать только мне. Конечно за мои деньги. Теперь меня всегда ждет мой дом. Если зимой в метель гостиница переполнена, матушка Хизер селит сюда людей, но она умеет выбирать гостей! Иногда здесь живут мои родственники и их друзья. Конечно, я плачу за то, что мои комнаты содержат в чистоте. Хотя мы и дружим с Хизер, но дело есть дело.
- А ванна?
- А это совсем просто. Воду в моей ванной греют снаружи дома. Сама ванна вмазана в толстый слой глины, как в печь. И под ней горят дрова. Вода греется и не надо таскать горячую, и она не остывает так быстро..
-А…
-А теперь я мыться. Думаю, пока мы с тобой болтали, вода уже нагрелась, - и Тай скрылась в ванной.
Закутавшись в полотенце, Алиса сидела на кровати и пыталась высушить свою копну волос. Неожиданный стук в дверь заставил ее подпрыгнуть.
- Кто там?
- Можно? - услышала она. - Это я, Олаф, я провожал тебя до комнат. Хизер послала меня принести ведро холодной воды.
Конечно, Алиса предпочла бы спрятаться, но другой комнаты не было. Не в шкаф же залезать! Поэтому, осмотрев себя и решив, что ничего предосудительно не видно, сказала:
- Входи.
От неожиданности Олаф замер в дверях, и кончики ушей стали стремительно краснеть.
- Ну, чего стоишь? - немного резко спросила Алиса, - ты же воду нёс, вот и неси.
Мальчишка кивнул головой и, не отводя глаз от неё, подошёл к ванной.
- А ты уверен что тебе ..., - начала было Алиса, но дверь уже захлопнулась за его спиной.
- Судя по всему, не туда, - проговорила Алиса, услышав звучное бумс и сердитый голос Тай.
Олаф выскочил из ванной, держась за лоб, и за секунду исчез из комнаты.

0

38

Как он вылетел из пристройки, Олаф не помнил.
Ну, почему ему так не повезло? Особенно с теми, кто был ему так интересен? Новые постояльцы сразу привлекли внимание парня. Во-первых — одна из них, высокая, необычной внешности, с удивительной прической и глазами, оказалась хозяйкой той самой пристройки, которую и убирал Олаф. Во-вторых, мужчина, светившийся синим, и его «золотая» спутница оказались магами. В-третьих, спутниками людей были Нелюди — говорящий хомяк, ужасный болтун и обжора, и малиновый пыжик. Парню больше всего хотелось увидеть именно пыжика, он очень любил этих милых малышей. Рядом с родной деревней Олафа был большой малинник, с его хозяйкой парень дружил и, всякий раз, когда приходил за ягодами, с удовольствием разговаривал. Но пыжика сразу отнесли в сад, а у Олафа не было ни минуты свободной, чтобы туда сбегать.
Пока гости обедали, он мотался вверх-вниз по лестнице, помогая стелить постели в комнатах наверху, потом нужно было помочь собраться старшим сыновьям хозяйки, отправлявшимся в окрестные села закупать продукты для таверны, потом он срочно понадобился на кухне.
Там его и застала Хизер, велевшая отнести в пристройку воды и чистые полотенца. В комнатке перед купальней оказалась молоденькая девушка, завернутая в большое полотенце, которая начала ему что-то говорить. Ошалевший от увиденного, Олаф не дослушал её, шагнул в купальню и ….
Если бы Олаф бывал в пристройке часто, а не второй раз в жизни, он бы запомнил, что в комнату ведут две ступени! Не споткнулся на них, и, в результате, не забыл постучаться. И тогда бы ничего такого не случилось.
А так… он быстро открыл дверь, шагнул, стараясь не расплескать воду в ведре, оступился, почти съехал на жестких подошвах по ступеням и оказался нос к носу с совершенно раздетой хозяйкой пристройки.
- А-а-а-х! Изви... - начал мгновенно покрасневший Олаф, стараясь совладать и с ногами, и с ведром, и собственными глазами. Его не дослушали так же, как он только что не выслушал девушку в соседней комнате.
- Ты! Наглый мальчишка! - громкий возмущенный вопль Тай закончился для парня звонким щелчком по лбу. К несчастью, в руках у неё был медный ковшик для воды. Удар был не болезненным, но звонким и оттого особенно обидным.
И теперь Олаф стоял в кухне у стены и изо всех сил старался сдержать слёзы.
- Болван, невежа! Хорош, нечего сказать! - бормотал он. - Отличился! Вломился без стука, как недотепа деревенская!

- Олаф! - зов Хизер застал парня врасплох. - Подойди-ка сюда.
Парень с опаской заглянул в кабинет хозяйки. Хизер стояла у высокой конторки и, недовольно морщась, читала какой-то листок.
– Послушай, сыновья уехали... - хозяйка отложила листок, посмотрела на Олафа и улыбнулась. Тот сразу же покраснел: понятно, опытный взгляд сразу увидел и шишку на его лбу, и смущенный вид паренька. - Что, вошел без стука?
– Ага! - шмыгнул носом Олаф. - Я забыл про ступени...
- Ну, я думаю, Тай не будет на тебя долго сердиться. Она нынче добрая. Но в следующий раз обязательно стучись. Иногда она бывает очень сердитой и вот тогда — опасной. Но я тебя не за этим позвала. Вот кто-то мне записочку подкинул, что таверну собираются почистить…
- Почистить? - удивился Олаф. - Это обокрасть, что-ли?
- Да! Правда я в это верю мало, не думаю, чтоб кто-то из Бэмца решится на такое, - Хизер потерла лоб рукой. - Но, давай-ка мы с тобой все же поостережемся. Гости у нас уж больно интересные, маги, богатеи, да и у Тай есть кое-чем поживиться... Правда, я очень бы хотела посмотреть на того, кто к ней сунется! Люблю, когда она сердится по делу! Такая шумная бывает!
Парень представил себе грозную Тай и поежился.
- Так что, давай-ка, дружок, закрой все окна, особенно в пустых комнатах. Проверь — заперта ли задняя калитка и двери в конюшне. Ах, как не вовремя... - Хизер подошла к окну, - как не вовремя уехали сыновья....
- Хозяйка, вы не переживайте! Ну, кто, в самом деле, рискнет влезть к вам? - Олаф протянул руку, но так и не дотронулся до женщины. - Все знают, что вы....
- Видать, не все, - Хизер повернулась к нему. - Ты сегодня наверх не уходи. Посиди ночь в большом зале, там, где касса. Не то, что я боюсь вора, но кассу лучше посторожить. Просто так мне спокойней будет. Сможешь ночь не спать?
- А как же! - парень выпрямил плечи и задрал подбородок. - Я могу, конечно!
- А завтра отоспишься, - хозяйка коснулась ладонью шишки на лбу Олафа. - Повязку одень, и ничего не будет видно. И болеть меньше будет.
- Да и не больно совсем, - насупился тот, - обидно! По собственной глупости по лбу ковшом получил! Но какая она красивая! - последние слова вырвались неожиданно для него самого.
-Да, Тай очень красива, она умна и по-умному добра, - глаза Хизер смеялись, но тон был серьёзным. - Жаль, что ваше знакомство началось с недоразумения.

Олаф устроился за стойкой, на удобном кресле из кабинета Хизер. Слева, под широкой деревянной доской стойки спрятался металлический ящик кассы.
- Ты, если спать захочешь, встань, походи, попрыгай — ты умеешь это делать неслышно, помаши руками, - Хизер говорила тихо, так, чтобы её слышал только он. - Я тебе кувшин с водой тут поставлю — и попить, и умыться, если засыпать начнешь.
- Не, я не засну, - Олаф был очень горд доверием хозяйки. - Я не засну!

0

39

Совместно с попутчиком

- Мэстрэ Дан, можно вас на пару слов? – Лика, светски улыбаясь, поднялась из-за стола. – Грант Лэм, вы ведь не возражаете?
- Конечно, нет, лэри, - тон «этнографа» почему-то напомнил любимых  дядюшек.
Девушка ухватила сопровождающего за рукав и потащила подальше от столика. Кактус буквально на ходу запрыгнул на руки хозяину и гордо огляделся – видел ли кто-нибудь его подвиг? Увы, рукоплещущей толпы вокруг не наблюдалось, и оставшийся безвестным герой, сопя, полез на свое законное место на плече Дана.
- Мэстрэ, - Анликка смотрела почему-то на Тусика. – Скажите, а нам очень нужны эти… ну, найденыши? В конце концов, Тай может помочь найти проводника гранту Лэму, а Алисе наймем карету и отправим, куда там ей надо?
- Знаешь, дорога – она, - Дан задумался и чему-то улыбнулся, - она  подкидывает самые разные встречи, и никогда не знаешь, чем они обернутся. Нет, мы, конечно, сами выбираем  свой путь, но  вот кого мы встретим на этом пути… С кем- то случайно встретимся на перекрестке, чтобы навсегда разойтись, с кем-то идем рядом, и вдруг – резкий поворот -  и человек уходит, а ты только потом замечаешь, что он  изменил в тебе что-то… А иногда случайная тропинка приводит тебя к людям, от которых не хочется уходить..
Не бывает случайных встреч на дороге, каждая встреча что-то меняет в тебе… И каждая дорога ведет  к новому знанию.. Вот мы с тобой шли к озеру, и случайно завернули в малинник. А оттуда  дорога привела сюда.. Значит, эта встреча нам зачем-то нужна..
- Хватил философствовать, - Кактус отыскал в капюшоне Дана припрятанный на черный день орех, обнюхал, засунул его за щеку и  добавил, -  Лика, жизнь –  это очень просто. Надо брать все, что она дает. Будь то орехи или попутчики…
- С орехами проще – они хоть не разговаривают, - заметила девушка и сонно потерла глаза. – Ладно, пойду я спать, наверное… Тусик, хочешь со мной?
- Предложение, конечно, лестное, - хомяк поклонился, - но мне еще за хозяином присматривать надо. А то напьется, буянить будет…
- Когда это я напивался?! – осадил фамилиара Дан.
- Вот как сейчас помню… - закатил глаза хомяк, и маг поспешно перебил его:
- Спокойной ночи, Лика! Во сколько тебя будить?
- Я сама проснусь, - пообещала девушка. – А во сколько надо?
- Ну… утром.
- Точно проснусь, - кивнула Лика и побежала вверх по лестнице.
Кактус задумчиво царапнул ухо хозяина:
- Знаешь, а насчет попутчиков девочка в чем-то права. Вот кот мне, например, точно не нравится!

Анликка зашла в доставшуюся ей комнату, осмотрелась и удрученно вздохнула. Да уж, это вам не фамильный замок! В маленькой комнате стояла кровать, небольшой столик и такой же небольшой шкаф. Лика сморщила носик. Однако.. Три свечи из дорогого воска, освещали снежно белые льняные простыни.  На закрытом окне висели шторы в цвет стен. Лика взяла подсвечник и подняла его повыше. На стене обнаружилось три узкие картины с пейзажами. Туманное утро над озером.
- Н-да, - девушка швырнула сумку на покрывало и плюхнулась рядом. – Хочу домой!
Ответа, разумеется, не последовало.
«Мне не нравится эта комната, этот трактир и эти демоны! – думала Лика, расчесываясь. – Понаехали тут! Сидели бы у себя в Демо, дрессировали свои паровозы! Хотя кот забавный.. Нет, он все равно разговаривать не умеет!
Вот сделать бы так, чтобы они сами не захотели с нами путешествовать! Лилиан бы справилась, - от нее даже муж почти сбежал, а я не умею... Не моя специализация!»
Покопавшись в сумке, девушка вытащила на свет кошелечек, состоящий из нескольких отделений, и вытряхнула на одеяло горку сверкающих безделушек. Правда, безделушками они были только для человека несведущего. Любой маг понял бы, что перед ним артефакты, причем штучной работы и заоблачной цены. Ну, а для Лики это были  привычные с детства подарки многочисленных дядюшек и тетушек.
Девушка выбрала из общей кучи шарик из отполированного зеленого камня, и тот засветился в ее руках теплым золотистым светом.
- Ну вот, хоть чуть-чуть похоже на дом, - отметила Лика, задула свечи и начала старательно укладывать артефакты обратно в футляр, соблюдая заученные за много лет правила по сочетанию стихий. В стороне осталось только одно кольцо довольно безвкусного вида.
- Опять я его забыла! Ладно, завтра уберу! – решила мэстрэя, которой было лень начинать все сначала, и забросила кольцо в косметичку.
Потом она запихала сумку под кровать, сжала светящийся камень в ладони, и комната погрузилась в темноту.

Отредактировано Алька (2008-12-09 21:10:21)

0

40

Пост Люксории

Кусты были мокрые после вчерашней грозы и царапались, как десяток бешеных кошек. Интересно, Хизер специально посадила здесь такие колючки? Спору нет, выглядят симпатично – особенно сейчас, в конце липня. Среди буйной зелени ярко-желтая листва смотрится экзотично и привлекает внимание. Но ведь колется, зараза!
В другое время Астра ни за что бы не выбрала себе такое приметное укрытие, но сейчас она совсем не боялась быть обнаруженной каким-нибудь ботаником-любителем. Небо с каждой минутой становилось все чернее. Поднимался нешуточный ветер. Откуда-то издали слышался глухой рокот. Астра с улыбкой наблюдала, как торопятся в уютное тепло таверны запоздалые путники. Сегодня здесь будет, чем поживиться.
Девочка хихикнула. Ей нравился спектакль, который разыгрывали перед ней последние полчаса. И нравилось чувствовать себя его режиссером. Как же они забегали после ее записки! По двору, как угорелый, носился мальчишка со странными волосами, закрывая ставни на всех окнах. Тревожно выглядывала из приоткрытой двери сама матушка Хизер, осматривая окрестности.
Старайтесь, дорогие, старайтесь! Сегодня вам будет оказана великая честь – вас навестит сама Дикая Астра! Конечно, вряд ли вы о ней слышали. Очень хорошо, что не слышали! И близко знакомиться, пожалуй, не стоит. А вот делиться нужно. Бэмц – очень доходное место. Здесь вертится много денег, много товаров, много богатых людей. А это не хорошо! Круговорот денег в природе должен соблюдаться неукоснительно, значит, сегодня вам придется расстаться с некой их частью.
Таверна затихла. Мальчик последний раз выглянул из двери, огляделся и нырнул обратно в тепло. Звякнул замок, послышался шорох задвигаемого засова. Астра мрачно кивнула самой себе. Все правильно… Они вправе защищаться, и Астра не собиралась им мешать. Пусть попробуют, она не против. Так по крайней мере будет честно… Если есть такое понятие, как «честность», в той профессии, что она себе выбрала. Она, конечно, не святая, но уж какая есть. И так сойдет для сельской местности.
Астра потерла урчащий от голода живот. Продукты закончились еще утром, но желудок продолжал требовать и требовать. Можно, конечно, вылезти из укрытия, сбегать на рынок и купить парочку пирожков… Но вряд ли там еще остался кто-либо из торговцев – погода всех разогнала по домам. Да и Хизер, вопреки ожиданиям, может позвать порядочников, чтобы устроили засаду у дверей – а такие сюрпризы никому не нужны. Лучше уж подежурить здесь несколько лишних часов… Тогда, пожалуй, о еде пока лучше не думать. И не забыть сегодня пополнить припасы в местной кладовке.
Ну, сколько можно ждать? Вот уже зажегся свет в окошках на втором этаже, вот уже и они гаснут одно за другим, а в общей комнате внизу все еще светло! Неужели они так испугались угрозы? Обычно на такие записки хозяева постоялых дворов реагируют мало. Слишком много у них недругов, способных так подшутить. Да и постояльцев тревожить незачем. А тут чего? Восприняли всерьез и готовят таверну к обороне?
Представив себе того самого белобрысого мальчишку с тяжелой двустволкой на плече, выглядывающего из-за баррикады из стульев и столов, Астра снова захихикала. Желудок отозвался недовольным бурчанием. Вот же гадство! А если он забурчит там, в таверне, когда нужно двигаться абсолютно бесшумно? Потерпи, потерпи еще немного. Сегодня у нас будет хорошая добыча. Можно будет попировать вволю! Но сначала – дело…
Вот оно! Свет, пробивающийся сквозь закрытые ставни зала, становился все мягче и тусклее. Должно быть, постепенно затухает огонь в камине. Значит, уже скоро.
Астра неловко выползла из куста. От долгого лежания ноги затекли и плохо слушались. На цыпочках по мягкой земле подобраться к террасе – дело нескольких секунд. Никто ничего не услышал, трава пружинит под ногами, словно ковер. Осторожно заглянуть в щелку между досками ставень, проверяя, уснул ли неугомонный мальчишка.
Ну, ты посмотри! До сих пор не спит! Сидит и мечтательно пялится в потолок с блаженной улыбкой на лице. Ну что ж, подождали час – подождем и другой! Не впервой.
Желудок печально заурчал, выражая отношение к этому решению. Небо над головой давило на плечи угольной чернотой.

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.