Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 41 страница 60 из 277

41

Первые два часа своего дежурства Олаф был начеку. Он прислушивался к шуму шагов в верхних комнатах, к болтовне прибирающихся на кухне служанок, ворчанию повара. Поначалу он вздрагивал и настороженно поворачивался на каждых шорох. Но таверна понемногу замирала, готовясь ко сну, только слышался далекий рокот приближающейся грозы.
Дом затих. Погасла тоненькая полоска света, пробивавшаяся из-под двери хозяйки Хизер.
За стенами таверны шумел ветер. Олаф, опустив голову на сложенные руки, задумчиво смотрел на огонек масляного светильника. Он вспоминал подслушанный вечером разговор Хизер и того постояльца, которого привела Тай.
Весь вечер тот периодически поглядывал на Олафа, а перед уходом обратился к Хизер:
-Скажите, лэри, а откуда этот мальчик с такой странной прической?
- Олаф? Он местный, из Пристенков. Маленькое село у границ Заповедного леса, – помолчав мгновенье, ответила Хизер. – А волосы? У нас тут встречаются разные люди. И не только люди.
- Ну-ну. – Постоялец проводил взглядом тащившего ставень Олафа и ушел в свою комнату.
Олафа не обидел и не удивил интерес незнакомца. За время своей жизни в Бэмце он не раз ловил на себе удивленные взгляды, еще бы, парень с белыми волосами до середины спины и двумя черными прядями на висках! Несмотря на то, что в Пристенках можно было встретить кого угодно, таких, как он, в Бэмце не видели.
На улице снова завыл ветер.
- Почти как волки воют! – поежился Олаф, - ну и погодка нынче!
Он повозился в кресле и опять вспомнил свой сегодняшний конфуз. И надо же ему было так влипнуть! Самое печальное – Тай подумает о нем, как о недотепе, не способном устоять на ногах.
Но, представив перед собой разъяренную проводницу, Олаф мечтательно улыбнулся. Какая она все-таки красивая! Он вдруг припомнил, как они с мальчишками подглядывали за купающимися девчатами. Да, весело было, особенно когда их заметили! Как они тогда визжали, дурехи деревенские! Подумаешь, цацы! Вот то ли дело Тай!
- Извините, пожалуйста! – произнес вдруг кто-то рядом с Олафом. Он удивленно завертел головой. На широкой стойке прямо перед ним устроился … таракан. Но какой! Большой, черный и в палец ростом!
- Вы не будете драться? – тихо поинтересовался таракан. – Визжать, шуметь?
Озадаченный Олаф покачал головой. Нет, за время, проведенное в Бэмце, он встречал разных удивительных людей и существ, но вот говорящих тараканов ни разу не видел.
- Нет, визжать и драться я не буду. А ты кто? – Олаф пригнулся, стараясь рассмотреть получше своего невиданного собеседника.
- Я – Джобуш, таракан разумный, говорящий. Социальный статус - шестой агитатор великого Жир-Юща! – не очень понятно выпалил тот тоненьким голоском.
- Кто, кто? И что это за Жир-Ющ такой?
- Опять… - таракан заметно пригорюнился и сел, точь-в-точь как человек, вытянув вперед задние лапки.
- Что – опять? – удивился Олаф. Таракан был очень забавным, а опыт жителя Пристенков подсказывал парню, что не стоит делать резких движений и повышать голос. И еще – если внимательно выслушать собеседника, каким чудным он бы не казался, то вреда не будет, а вот польза – несомненно.
- Опять объяснять, - пояснил таракан. Его голосок хоть и был звонким, но звучал устало и как-то надтреснуто.
– Устал я уже. Старенький я, - совсем загрустил таракан. – Ну, хорошо, слушай – мы, разумные говорящие тараканы живем здесь, в таверне уже несколько поколений и…
- Погоди-ка, а хозяйка Хизер знает о вас? – остановил таракана Олаф. – Ну, про то, что вы живете здесь?
- Хозяйка знает. И не перебивай меня! – почти взвизгнул Джобуш. – Говорю тебе, громадина бестолковая, я старенький. И устал. И очень кушать хочется, - последние слова таракан почти прошептал.
- Извини, я не буду больше, - Олафу стало жаль усталого таракана, – продолжай.
- А у тебя поесть ничего нет? – с надеждой спросил тот.
- А что ты ешь?
- Все! Но сейчас мне очень нужно что-нибудь сладкое, - Джобуш вскочил на задние лапки и прытко подбежал к краю доски. – Я проделал далекий путь! С чердака!
Олаф посмотрел под стойкой, где Хизер держала в коробочке леденцы для детей постояльцев. Но, как назло, коробка была пустая, только на дне поблескивало немного сладкой крошки.
- Вот, все что здесь есть, - показал Олаф таракану.
- О! Мне хватит! Ты - мой спаситель! – Джобуш подбежал к коробочке и, усевшись возле нее, ухватил лапками леденцовые осколки.
- Такие длительные физические усилия отнимают много энергии, - невнятно бормотал таракан, похрустывая крошками.
- А ты не можешь говорить попонятнее? – поинтересовался Олаф.
- Положение обязывает меня говорить так, – таракан покончил с едой и старательно отряхивал лапки. – Я ведь агитатор, и мне нужно говорить много умных и ученых слов.
- А что значит – агитатор?
- А не знаю, - вдруг развеселился Джобуш. – Вот знаю, что я – агитатор, а кто это и зачем – не ведаю! Ик! Ой! Ик, ик…
Олаф рассмеялся – так забавно выглядел его ночной собеседник.
- Тебе смешно! – немедленно обиделся тот, - А я икаю!
- Иди-ка ты сюда, - и Олаф плеснул воды из кувшина прямо на стол и поставил рядом с лужицей икающего агитатора. Таракан жадно принялся пить.
- Послушай, - оторвавшись от воды, произнес Джобуш. – А ты не мог бы… Немного, я ведь прошу немного – только деткам!
И таракан вдруг опустился перед Олафом на все лапки и низко склонил голову.
- Ты чего? – удивился тот – Еще сладкого?
- Еды! Дай мне еды! Вернее не мне, а деткам! Мы хорошо живем, хвала председателю Жир-Ющу, но вот еды – мало, – Джобуш приподнялся и замахал передними лапками. – У нас нынче деток много появилось, и охотники не могут накормить всех. Ну, пожалуйста, чего тебе стоит?!
Шестой тараканий агитатор выглядел таким несчастным, что парню стало жалко и его, и голодных детишек. Он задумался – для того, чтобы собрать таракану еды, нужно было уйти от стойки, а ведь его, Олафа, поставили дежурить. С другой стороны – таверна заперта, да и кухня вот она, рядом. Да и навряд ли кто-то решится забраться в таверну самой Хизер. И Олаф, решительно тряхнув головой, сгреб таракана и отправился на кухню. Там, к восторгу Джобуша, ему удалось намести со стола почти полную горсть хлебных крошек, а в миске оказалась яблочная кожура.
- О, добрый человек, - почти пел Джобуш, бегая вокруг кучки из крошек, - это все нам? Благодарность моя не знает границ. Пусть славится председатель Жир-Ющ, и пусть сгинут эти подвальные самозванцы!
-Какие такие подвальные? - удивился Олаф.
- Да есть тут всякие, тоже разумными прикидываются! – пробурчал Джобуш. - Но как я это все дотащу до чердака?
Олаф решительно стряхнул крошки в миску и, ухватив таракана, направился на чердак.

Мальчик спустился вниз минут через десять. Он посмеивался, вспоминая увиденное на чердаке: председатель Жир-Ющ оказался старым, почти седым тараканом, а остальные члены партии с таким восторгом приняли принесенную еду, что Олафу стало неловко. Ему практически пришлось сбежать от потока благодарственных слов председателя и остальных тараканов.
Парень сел в кресло и устало потянулся. День был маятным, и он очень устал. Таверна спала, везде было тихо и темно. Олаф откинул голову на спинку и задумался. Но усталость взяла своё – мысли начали путаться и расплываться. Огонек светильника стал тихо таять.
- Надо же – разумные тараканы! - пробормотал Олаф и крепко уснул.

0

42

пост Люксории
Да этот мальчишка просто издевается! – бурчала себе под нос Астра, притоптывая на месте. Ветер поднялся такой, что продувал до самых костей. Куртка помогала мало, и девочка начала ощутимо мерзнуть.
Время шло, а светловолосый паренек все сидел, думая о чем-то своем, и совершенно не собирался засыпать. Вдруг он резко поднял голову и уставился на что-то прямо перед собой. Астре было плохо видно, что случилось, но мальчик явно с кем-то разговаривал. То ли этот кто-то был невидимым, то ли просто очень маленьким, то ли у белобрысого не все дома и он любит поговорить с умным человеком.
Следующие манипуляции мальчика повергли Астру в полное недоумение. И зачем, спрашивается, ему понадобилось вытряхивать крошки из конфетной коробки и разливать по стойке воду? Точно, малец немного не в себе…
О! Пошел куда-то! И все еще продолжает с кем-то разговаривать… Интересно, как долго его не будет? Может, попробовать пока отпереть ставни и дверь террасы?
Замок на ставнях был простой, амбарный. И правильно! Зачем на ставни ставить другие замки? Их открывать замучаешься, а так все удобства для дорогих посетителей… На двери замок посложнее, хоть и не ясно зачем. Дверь наполовину стеклянная – грабители понаглее просто выбьют стекло и не станут возиться. Это Астра по доброте душевной старается намусорить по минимуму, чтобы облегчить хозяевам жизнь. Вон, даже ноги вытерла, чтобы не наследить!
Путь в таверну был открыт, и мальчика все еще не было. Астра быстро просочилась внутрь, прикрыв ставни и плотно закрыв за собой дверь. Бесшумной молнией подлетев к коридору, в котором скрылся мальчик, она прислушалась. Кто-то возился на кухне, что-то таская и с кем-то тихо переговариваясь. Отлично! Значит, есть время осмотреться…
Большой зал, столы, накрытые аккуратными скатертями, почти потухший камин и небольшая стойка – похоже, рабочее место того самого мальчишки. А вот и касса… Ну-ка, что у нас тут за замочек? Надо же – такое дорогое заведение, а замок самый обыкновенный! Что, не хватило деньжат купить на Большом рынке у Ворот новомодный кодовый? С этим последним словом техники Астра бы не справилась. А так… сами виноваты.
Девочка показала сейфу язык и вытащила из кармашков на поясе несколько отмычек. Отменных, заговоренных от шума и очень дорогих. Такие открывали любой замок абсолютно бесшумно, без звона и металлического скрежета. Специалисты-маги из Обменника знают свое дело…
Повозиться несколько невозможно долгих секунд, и дверца открыта. Астра прислушалась – мальчишка по-прежнему гремел посудой на кухне. Может, ему поесть приспичило? Ну и молодчина! Приятного аппетита! Пусть продолжает в том же духе! Кто бы мог подумать, что он окажет такую неоценимую помощь в ее многотрудном деле?
Ну, и какой у нас сегодня улов? Нда… не сказать, чтобы слишком густо. Но, чем богаты…
Распихав несколько золотых и пару десятков серебряных монет в тугие карманы на поясе, чтобы не звенели, Астра аккуратно закрыла сейф. Замок мягко щелкнул, сейф снова выглядел нетронутым и надежным.
На кухне послышался топот. Девочка насторожилась, но звук шагов ушел куда-то вверх – должно быть на чердак. Туда ему и дорога! Не будет мешаться под ногами…
Астра неслышной тенью скользнула к лестнице. Если ступать возле самой стены, ступеньки почти никогда не скрипят. А здесь еще для большей мягкости шагов постелили ковровую дорожку. Сразу видно, что заведение дорогое и респектабельное - до чего заботливые хозяева!
Ноги тонули в ворсе ковра, мягкая кожаная подошва сапожек делала движение абсолютно неслышным. Астра улыбнулась про себя – пока все складывалось даже лучше, чем она смела надеяться. Интересно, а двери здесь тоже с новенькими, хорошо смазанными замками и петлями?
Замки были еще проще, чем на сейфе. Астра такие открывала с закрытыми глазами. Дверь даже не скрипнула, открываясь. Глаза привыкли к темноте и могли рассмотреть очертания предметов. Вон кровать со спящим в ней человеком, стол возле окна, на отодвинутый стул небрежно брошена куртка, открытая сумка стоит рядом… Девушка приоткрыла дверь еще шире, готовясь скользнуть внутрь, но тут что-то шевельнулось на кровати, в ногах у человека. Собака? Кошка? Нет, вроде бы что-то поменьше… Выяснять, что за странная живность поселилась в таверне, Астра не стала. Быстро закрыв дверь, она отошла подальше от опасного номера. Похоже, животное ее не заметило и даже не проснулось, но соваться обратно небезопасно. Зверюхи обычно очень чутко спят и имеют дурацкую привычку поднимать шум из-за ерунды. Ну, мало ли, кто решил заглянуть в номер посреди ночи? Может, это хозяйка решила подоткнуть постояльцу одеяло?
В следующей комнате животных не было. Астра выдохнула с облегчением и протиснулась внутрь. Здесь, похоже, живет женщина. Вещи сложены на стуле почти аккуратно, дорожная куртка висит там, где ей положено – на вешалке возле двери. Сумка под кроватью… а вот это уже нехорошо. Лезть туда рискованно – постоялица может проснуться. Женщины в этом плане не хуже животных – тоже спят беспокойно и любят повопить. Может, ну ее, эту сумку?
Уже совсем развернувшись к двери, девочка заметила на столе какой-то предмет. Кошелек? Не может быть! Кто же бросает кошелек на самом виду, да еще и перед раскрытым окном? Только полный идиот или кто-то совершенно непуганый… Ну, да ладно, не ей жаловаться, что добыча сама плывет в руки.
Убрав находку в сумку, Астра снова шагнула к двери. Посмотреть, что там, можно будет и позже. К тому же, зачем звенеть монетами прямо над ухом хозяйки номера и испытавать на прочность ее нервы и гостеприимство? Пора и честь знать…
В этой комнате больше делать нечего, но стоит ли идти в другие? Касса и кошелек, сколько бы денег в нем ни было – это уже неплохой улов. Можно спокойно жить в Обменнике пару недель и не думать ни о чем… Или все же попытать удачу еще раз?
«Ладно, я только одним глазком гляну и все! – решила девочка и кивнула сама себе. – Если там не будет ничего стоящего, значит, не судьба!»
Так и вышло. Следующий по коридору номер тоже занимал мужчина. Он мирно спал на кровати лицом к двери. Астра замерла, прислушиваясь к звукам его дыхания. Вроде бы, не думает просыпаться. Но толку-то? Сумки не видно – наверное, тоже убрал под кровать или в шкаф, в дверце которого торчит маленький ключик. Попробовать подкрасться к шкафу? Зачем так рисковать? Если мужчина проснется, не миновать встречи с порядочниками, а это уже совсем ни к чему. Особенно сейчас, когда монеты из кассы приятно оттягивают пояс. Нужно уходить…
И тут Астра застыла в нерешительности. А как именно уходить? Что, если ненормальный мальчишка уже вернулся и снова сидит на посту? Может, конечно, он все-таки умаялся и уснул – так еще можно попытаться уйти незамеченной. А если он снова мечтает или разговаривает сам с собой? Тогда мимо него не пройдешь, и придется сидеть в каком-нибудь углу, рискуя быть пойманной кем-то из проснувшихся постояльцев. Что остается? Через окно? В этом номере оно как раз открыто, и ветер треплет белые занавески. Можно воспользоваться случаем… Правда, это второй этаж…
Астра подошла поближе к окну и выглянула наружу. Ну, надо же! Вот это удача! Окно выходит прямо на крышу террасы! Взобраться на нее и спуститься по одной из опор – это не составит для девочки особого труда. А чтобы не разбудить спящего лэра – зачем портить человеку сон? – можно залезть на стул, и уже с него…
Так, а что это у нас на стуле? Сюртук, причем из очень дорогой и добротной ткани. С карманами, в которых лежит что-то плотное, на ощупь похожее на полное бумажник. И что же хранят в портмоне богатые лэры?.. Любовные письма поклонниц или что посущественнее? Можно, правда, и бумажник забрать не глядя, но зачем ей чужие письма? А мужчина расстроится… Бумажки можно и просмотреть предварительно – не зазвенят и шума не поднимут.
Девочка еле сдержалась, чтобы не присвистнуть! Нет, сегодня Санта-Болта явно решил осветить своей милостью маленькую бедную Астрочку! На что она точно не рассчитывала, так это наткнуться на ассигнации здесь, в Бэмце! Да она теперь богата! Можно даже будет бросить это ремесло, купить маленький домик в какой-нибудь глуши или снять квартирку в Магнолиуме….
Астра так размечталась, что резкая боль заставила ее приглушенно вскрикнуть. Маленькая острая булавка воткнулась ей в руку, когда она слишком сильно сжала воротник сюртука. Машинально рванув зловредную вещицу, Астра присела и затаилась возле окна. Мужчина на кровати пошевелился, что-то пробормотал во сне и снова затих.
Девочка сидела, не шевелясь, пока дыхание человека не выровнялось. С максимально возможной скоростью при необходимости соблюдать полнейшую тишину Астра перемахнула через подоконник. Неслышно пробежаться по покатой крыше, съехать по опорному столбу – и вот она уже на земле. Сердце стучит, как сумасшедшее, но на лице довольная улыбка, которую не могут стереть даже первые капли начинающегося дождя. Теперь обогнуть таверну, свернуть на тропинку возле малинника и взять курс на темнеющий невдалеке лес.
Спрятавшись поглубже в капюшон куртки, Астра двигалась все дальше и дальше от таверны. Ноги, привычные к быстрому бегу, слушаются легко – они не раз выручали и сейчас не подведут. А там… найти укрытие и спокойно дождаться утра. Сообщник-дождь смоет все следы, и ни один порядочник не сможет найти ее в обширных лесах Пристенков.
Астра бежала, прислушиваясь к грозным раскатам грома и не менее грозному урчанию в животе. Еды раздобыть не удалось, но это уже мелочи. Голодать ей тоже было не впервой, переживет. Зато впереди ждала новая жизнь, и к ней девочка готова была бежать хоть всю ночь.
Под сомкнувшимися кронами Астра остановилась и отдышалась. И только сейчас заметила, что все еще крепко сжимает что-то в кулаке. Разжав пальцы, она уставилась на случайный трофей. На ее ладони поблескивала серебром маленькая брошка в виде летящей чайки.
_________________

0

43

Новое место обитания Козявочка изучала долго и с особым пристрастием. Как-никак, ей предстояло жить там весьма и весьма долгое время. И хотя до этого момента ни один пыжик не переходил добровольно на работу в садах людей… но Тетушка Хизер так радовалась, увидев Козявочку, принесла столько мягких тряпочек и перышек для утепления норки, угостила такой вкусной булочкой, что та доверилась ей целиком и полностью.
Козявочка прошлась по своим новым «владениям», собрала жуков с кустов и подкормила гнездящихся там малиновок. Вот и хозяйство, все не скучно будет…
А вот малина у трактира была неважной… это Козявочка определила сразу! Мелкая и чахлая (хоть и сладкая), будто никто за ней не ухаживал толком.
Козявочка отряхнула с лапок пыль, убедилась, что никто не подсматривает за ней, и принялась за работу…
Казалось, что пыжик просто ходит, посвистывая, среди кустов, но когда она поглаживала и поправляла тоненькие веточки, там, где они были сломаны или погрызаны жуками, нарастала свежая кора, а то и листочки… Козявочка иногда встряхивала одну-две веточки, и с них сыпались на землю малиновые жуки, тля и муравьи… их Козявочка старательно втаптывала в землю… а малина, под посвистывание пыжика, оживала буквально на глазах, тянула вверх свежие побеги и зеленела свежей листвой. Казалось, что вот-вот кусты покроются ягодой, но на это Козявочке требовалось больше времени…
А небо снова начало затягивать тучами. Пыжик выбрала самое укромное место в саду, опять же, под корнями старой яблони, и принялась готовить нору: сначала выгребла оттуда весь мусор, подмела землю пучком травы, настелила тряпочек и потом уже смастерила себе уютную перину…
Собиралась гроза, но сегодня ее можно было не бояться. Козявочка, закопавшись в теплую постель, сонно смотрела, как под порывами ветра пригибается трава… 
Пыжик уже начала клевать носом, когда рядом с ней раздалось деликатное покашливание. Козявочка встрепенулась и огляделась по сторонам. Никого не было. Кашель повторился, и кто-то тоненьким голосом сказал:
  - Я здесь, на земле…
Козявочка опустила глаза и увидела крепенького, раза в два больше желудя, рыжего с черной полоской на спине, неизвестного жука с залихватски закрученными вверх усами.
  - Ты кто такой? – заморгала она, прогоняя остатки сна.
  - Я – Луи, сударыня! – пропищал тот, явно намереваясь приложиться мордой к лапке пыжика. – Прошу простить меня за беспокойство, но я решил познакомиться с соседкой поближе…
Жук таки потыкался носом в лапку Козявочки, со словами «Шарман, шаррррман… очарован…»
  - Знаете ли, я прогуливался тут рядом, когда вы колдовали над малиной, - продолжал он.
  - Я не колдовала, - засмущавшись, перебила его та. – Я насвистывала малине песенку… она от нее растет лучшей…
  - О, это и есть настоящее колдовство! – пропищал Луи. – Ах, как было бы здорово, если бы такая очаровательная колдунья, как вы, присоединилась к нам!..
  - А к вам, это к кому? – переспросила «очаровательная колдунья».
  - К нам - это к партии Гордых Тараканов! Мы - за мир во всем мире, за свободу и равенство тараканов и людей, и за то, чтоб нас прекратили уничтожать и унижать!
Козявочка не поняла половины услышанного, но про мир во всем мире ей понравилось.
  - Когда-то давно наш далекий предок жил в лаборатории великого мага! – вдохновенно вещал таракан. – Там он отведал волшебное лакомство, которое наделило его разумом и чувствами! От него произошли мы – Гордые Тараканы! Наша маленькая, но несломленная в боях с человечеством партия нашла обитель в подвале тетушки Хизер! О, эта чудная женщина относится к нам с терпением и пониманием, но повар!.. Повар здесь - сущая бестия! Он травит нас, расставляет липучки, швыряет в нас тапками…
Луи затрясся от негодования.
  - И главное – он не видит разницы между нами и чердачными плебеями! Это дополнительное унижение - сравнение с этими черноспинными! Но ничего, когда-нибудь мы найдем управу на них всех! И я надеюсь, сударыня, что вы присоединитесь к нашей партии в борьбе за права и свободы разумных существ!
  - Ага! – ошалев от такого набора слов, кивнула Козявочка.
  - Сударыня, - обрадовался таракан, – с вашей поддержкой мы свернем горы!
  - Ага, - еще раз кивнула пыжик и на всякий случай переспросила. – А зачем их сворачивать?
  - Ах, это метафора, - махнул лапкой Луи.
  - А что такое метафора?..
Через полчаса усталый таракан-активист объяснил любопытной Козявочке смысл многих незнакомых ранее слов, и разговор продолжился на совершенно другую тему…
Как оказалось, в сад таракана привела любовь к бабочке-капустнице… Луи воспылал страстью к ней два дня назад и проводил в саду все свободное время.
  - А какие у нее усики, - вздыхал он. – А какое чудное мохнатое брюшко…
Козявочка понимающе кивала, хотя капустниц почему-то недолюбливала. Наверное, из-за невзрачного вида.
Гроза, собирающаяся весь день, наконец началась. Ливень хлынул плотной стеной.
Вдруг Козявочка увидела, как из-за  угла таверны выходит человек… Пыжика передернуло – наверное, попасть под ливень ему было очень неприятно!
Тем временем человек накинул на голову капюшон и припустил бегом по направлению к лесу.
  - О, несчастный человек, - вздохнул таракан. – В такую погоду я даже повара бы не выгнал из таверны…

0

44

Они топтались под дверью: три таракана со странными музыкальными штуками в руках, распевающийся вполголоса Джобуш и все время краснеющий Олаф.
- Услышь меня, краааасооткаа! - вдруг громко запел старый таракан. - Я ждууу тебяяя в сааду...
Дверь пристройки открылась, но вместо Тай на пороге появилась Хизер с медным ковшиком в руках.
- Ты спишь? Олаф! - хозяйка протянула руку и, взяв мальчика за плечо, резко встряхнула. - Проснись, охранник!
Олаф резко вскочил и лишь потом проснулся. У стойки стояла Хизер, дверца кассы была открыта, а сама касса — пуста.
- Что? Я уснул... - растерянно забормотал парень. - Как же это? Хозяйка...
- Помолчи, - голос Хизер был ровным и холодным. - Сядь и помолчи.
Она коротко глянула на служанок и кухарку, застывших в дверях кухни.
- Вам нечем заняться? По-моему, пора готовить завтрак, - и женщины бросились хлопотать на кухне, греметь посудой и стучать ножами. Хизер повернулась к Олафу. - Хватит куксится. Что сделано, то сделано. Боюсь, что вор не только кассу вскрыл...
Олаф понял, что худшие опасения Хизер сбылись — вор, очистив кассу, прошелся и по комнатам постояльцев. И сейчас к хозяйке потянутся с претензиями гости, ей придется объясняться и выслушивать обвинения. А все потому, что он, Олаф, поставленный сторожить, проспал! Парню было так стыдно, что у него не осталось ни одной мысли, кроме одной: он — рястяпа, не справившийся с таким простым поручением!
- Олаф! - голос Хизер с трудом прорвался через гулкую пустоту его головы. - Олаф, иди сюда.
Парень вскочил и подбежал к хозяйке. Он готов был броситься в погоню за неведомым вором, если только она этого пожелает, он выполнит любое поручение Хизер, лишь бы только не видеть её укоризненного взгляда. Но глаза женщины были хоть и строгими, но на него она смотрела как всегда — с легкой насмешкой.
-Вот что, сходи-ка ты за порядочниками. Я так думаю, что без них не обойтись...

Олаф выскочил из трактира и бросился бегом в сторону отделения. От волнения он забыл и про куртку, и про снятые сапоги. Проскочив пару кварталов, в переулке он увидел патруль позорников. Их возглавлял давний знакомый Хизер лэр Клуш.
- Ох, как хорошо, что я вас встретил! Хозяйка просит вас пожаловать в таверну. Там, у нас был вор... – отрывисто пробормотал запыхавшийся парень.
- Что? Кто-то посмел влезть в таверну хозяйки Хизер? - от изумления у сотника позорников брови поднялись домиком. - Да быть такого не может!
- Может, к сожалению... - тяжело вздохнул Олаф. - Нас обокрали

0

45

Тай проснулась и улыбнулась сну. В комнату осторожно заглянула Алиса.
- Доброе утро.Знаешь, что вчера было? - Тай подмигнула завернутой в полотенце Алисе и кивнула. – Жалко, что ты вчера рано заснула… Увидела бы лицо этого мальчишки!
- Да я его видела, пыталась предупредить, но он…
- А, понятно. Увидел тебя и обалдел, а от меня получил в лоб!
И две женщины, юная и не очень, рассмеялись. Тай присела к зеркалу и стала надевать на косички разноцветные шарики. В зеркало было видно, как на глаза Алисе навернулись слезы.
- Ну, что опять случилось?- Тай обернулась к девочке.
Алиса часто заморгала и стала рассказывать, что в украденной сумочке лежали не только деньги. Были там еще и очень модные в этом сезоне среди пансионерок шарики для волос. Алиса специально просила, и папенька заказал их с гравировкой буквы «А» на каждом. Чтобы никто ненароком не «перепутал» со своими. В пансионе такое случалось.
А еще там лежало зеркало в старинной серебряной оправе и расческа из шелкового дерева. Эти вещи принадлежали еще бабушке Алисы.
Девушка вытерла глаза..
- На этих вещах есть гравировка?- поинтересовалась Тай.
- Есть,- удивленно захлопала ресницами девушка,- я ее даже рисовала на уроках.
- Вот утром нарисуешь гравировку на бумаге,- женщина задумчиво прищурилась, - буду на базаре, посмотрю, тут не так много рядов с женскими украшениями. Может, встречу твоего красавчика, - и она подмигнула девочке. - Ох, я с ним познакомлюсь…
Алиса заметно повеселела и тут же стала задавать вопросы.

- Скажи, пожалуйста, этот хомяк, он почему говорит? Он что, волшебный?!
- Ну, маги над ним конечно поработали. Только обычно фамилиары не такие умные, как Тусик. Над Кактусом поработало несколько магов, и, как я поняла, не совсем трезвых. Вот у них и получилось… Сами не знают как. Так что Кактус – уникум. И тут повезло этому магу.
А вообще, фамилиаром может стать любое животное или птица. Иногда даже змеи, но они сильно шипят. Понять, что говорят - трудно.
- А моего Чуда можно сделать говорящим?- девушка с интересом уставилась на кота. Чуд, усердно прикидывавшийся спящим, резко выгнул спину и зашипел.
- Нет, работать надо с совсем молодыми животными. Но, даже если бы и можно было? Подумай, как бы он с кошками общался? А жить одиноким не так и хорошо…- грустно улыбнулась Тай. Чуд спрыгнул с кровати, подошел к Тай и, оглушительно мурча, стал тереться об ее ноги.- А ты уверенна, что твой кот - не фамилиар? - Чуд фыркнул и спрятался под стол.
- Да нет,- Алиса махнула рукой.- Он сам по себе такой умный! А вот скажи…
- Так! Вопросы потом, по ходу дела, - Тай решительно встала от зеркала, все косички уже были украшены шариками. - Быстро одевайся, идем завтракать.

0

46

Лэм открыл глаза. Традиционный вопрос «Где это я?», заданный еще не проснувшимся организмом, быстро испарился. Можно было потянуться, немного понежиться в постели, глядя в потолок, и подумать.
Из открытого окна веяло свежестью, похоже, ночью прошла гроза. Что ж, не зря весь день накануне стояла духота. Лэм привык спать с открытыми окнами – сказывалось воспитание старого Бенедикта, который с детства закалял внука.

Впрочем, следовало признать, это было неблагоразумно. Открывать настежь окно в чужом доме, в чужом городе, в чужой стране. Конечно, револьвер лежал под подушкой, но чтобы воспользоваться им, надо еще вовремя проснуться.
Поэтому – не расслабляться! Не стоит вести себя так беспечно, даже если удача сама плывет в руки. В первый же день встретить проводника по Пристенкам и мага! Если правильно расспросить их обоих, можно найти какую-то зацепку и выловить типа в зеленом. Только зачем было так откровенничать перед этой необычной женщиной?! И хотя она одета, как охотник, но независимая манера держаться все время создает ощущение, будто Тай – дама из общества. Очень странно. Во всяком случае, стоит прислушаться к ее совету и не врать лишнего.

А маг прячется в тени, как будто старательно избегает шумихи вокруг себя. При этом не просто закрывается сам, но и не слишком интересуется личностью заезжего «этнографа». Хотя, кто его знает, может, он читает мысли? Неизвестно, что эти маги умеют делать, а что – нет. Да, жителей этой страны не зря называют плутами – с ними ни в чем нельзя быть уверенным. Посидев некоторое время за столом с мэстрэ Даном, Лэм так и не смог вытащить из своего будущего спутника ничего особо интересного. И пока форсировать события не стоит. Немного попозже, когда к нему привыкнут.

И, наконец, девочки. Такое впечатление, что по чьей-то злой воле они обе оказались не на своих местах. Скромница Анликка совершенно естественно смотрелась бы в Демо на светском балу в наряде дебютантки. Кружок сплетниц во главе с лэри Фанни не нашел бы в манерах Лики ни одного недостатка, а место фрейлины Императрицы как будто создано для нее.
А вот неожиданно свалившаяся им на головы девица Драгон-Блю совершенно не подходила для той роли, которая на нее возлагалась как на дочь богатого олигарха. Яркая, сумасбродная, рассказывающая невероятные истории Алиса в глазах Лэма представала магичкой, размахивающей волшебной палочкой… или чем они там машут?
Похоже, о «наделении человека судьбой по способностям его» и речи быть не может. Здесь Санта-Болта явно что-то напутал. Так, в теологию лучше не влезать. И, вообще, хватит валяться, а то уйдут без него!

Лэм встал с кровати, ополоснул лицо и руки и принялся одеваться. Последним он взялся за сюртук. В следующий миг глаза отметили отсутствие привычного вздутия в области внутреннего кармана, где обычно лежал бумажник. Теперь его там не было. Лэм внимательно огляделся. Возможно, бумажник выпал из кармана…, но нет. И тут его пробрал холод. Схватившись за левый отворот сюртука, Лэм ощупал его и… С обратной стороны был вырван клочок ткани. Неизвестный вор решил поживиться не только деньгами, он не побрезговал и серебряной брошкой – «Белой чайкой», которую Лэм специально спрятал от любопытных глаз за отворотом.

Это был отличительный знак главы компании. Его ввел дед Бенедикт в честь любимой жены Теодоры, которую он ласково называл «чайкой». И в его устах это был комплимент! Старик носил свою брошь постоянно, и даже в последний путь он отправился с «Белой чайкой», приколотой к сине-зеленому, как море, сюртуку.
В день похорон Старого Бена сам Лэм еще не достиг совершеннолетия, а ему уже нужно было доказывать, что он способен стать достойным преемником деда.
И бабушка Теодора – лэри Тео, как называли ее домашние – еще успела порадоваться за него. Именно лэри Тео стояла рядом с Лэмом на причале, когда с островов Мадеин вернулся «Счастливый» с грузом чая и пряностей для Императора. Самый удачный рейс компании за год, первый крупный успех Лэма – деду за всю жизнь не удалось стать поставщиком двора, а внук сумел этого добиться. В тот день лэри Тео благословила его и торжественно вручила новую «Белую чайку», которую она специально заказала у ювелира. А спустя три недели она ушла… Навсегда.
И эта брошь стала для Лэма не только символом, не только отличительным знаком хозяина, но и памятью об этой гордой женщине, настоящей жене моряка и истинной лэри.
Однако в последние дни кто-то наносил ему один удар за другим, уничтожая все, связанное с памятью о лэри Тео. «Белая чайка» - последнее, что у него оставалось. И терять ее он не хотел.

Лэм почувствовал, как внутри него снова закипает ярость. Та самая, что погнала его по Центральному тракту, заставила пересечь границу. Но сейчас к ярости примешивалось и отчаяние. Полиция, готовая рыть носом землю в ожидании дополнительной «благодарности» от олигарха, осталась в Империи. А здесь в Плуто он – никто. Маложелательный иностранец.
Стараясь сдержать эмоции, Лэм достал из шкафа несессер – чековая книжка была на месте, вор до нее не добрался. Что же, вопрос с деньгами можно пока отложить. До ближайшего отделения банка. А пока следовало разобраться с вором!

0

47

Дан проснулся выспавшимся. Он еще полежал несколько мгновений, не открывая глаз, стараясь насладиться удивительными мгновениями покоя, когда не надо никуда спешить, ни за что-то отвечать, можно просто слушать сквозь полудрему пение птиц за окном, шелест листвы и чавканье..
Чавканье?
Маг открыл глаза и вздохнул. Ну, кто бы сомневался в источнике чавканья.
Кактус лежал на тарелке, вчера еще полной фруктов, и доедал яблоко.
- Ты сошел с ума, - Дан подскочил к столику и внимательно осмотрел хомяка. – Ты не мог съесть такую гору, она была больше тебя.
- Я старался, - честно ответил Тусик, глядя на мага осоловевшими глазами. – Оплачено, не оставлять же продукты. А ты не разрешаешь класть еду в капюшон…
- Ты однажды точно лопнешь от обжорства, - сердито сказал Дан, убедившись, что с Кактусом все в порядке. - Я бы еще понял, если бы ты в детстве голодал.. Но за всю жизнь ты ни разу не был голодным!
- Как, не был? - обиделся Кактус и попытался сесть. – А когда ты в горах изучал нетрадиционные причины изменения направления воздушных потоков? Помнишь, мы в пещере прятались?
- И что? – возразил маг. – У нас был полный рюкзак еды, и мы прекрасно отдохнули...
- Нам просто повезло, что буран закончилась раньше, чем еда, - надулся хомяк.
- Вот именно, у тебя никогда не заканчивается еда, а ты все равно жадничаешь, - укоризненно покачал головой Дан, - ну, зачем?
- Я не жадничаю, я проявляю разумную предосторожность, - заявил Кактус. – Ты собрал странную компанию за столом, какая-то голодная девочка с голодным котом, этот странный мужик из Демо. Откуда ты знаешь, сколько он ест?
- Вот уж этот грант тебя волновать не должен, - усмехнулся маг, натягивая брюки. – Я не знаю, чем он собирается на самом деле заниматься в Пристенках, но таскать у тебя орешки он точно не станет.
- А кто станет? – заинтересовался хомяк, тревожно поглядывая на куртку Дана, карманы которой подозрительно оттопыривались...
Но узнать, кто покушается на его богатство, Кактус не успел. Раздался стук в дверь, на пороге появилась расстроенная Лика.

0

48

Ход Альки

Потолок определенно был незнакомым. Чужой такой потолок.
«Ну, правильно, вчера вечером разглядеть не успела… - констатировала Лика и подрыгала ногами, отпихивая одеяло в сторону. – Надо признать, что при свете здесь вполне себе ничего. Жить можно».
Вчерашнее желание немедленно сбежать домой исчезло без следа, и приключения можно было потерпеть еще некоторое время. Девушка вскочила с кровати и раздвинула шторы.
За окном уже наступила утро. Трава была еще мокрой после ночного дождя, под окном красовалась на вид глубокая лужа, но с неба улыбалось теплое солнышко.
«А мы сегодня пойдем дальше! Пожалуй, здесь, в Пристенках, будет намного интереснее, чем дома! Демоны с нами, конечно, но, ладно уж, постараюсь не обращать внимания. Теперь умыться и вниз», - подумала девушка, отыскивая взглядом косметичку.
Столик был пуст. Лика пошарила под кроватью, заглянула под стол, перетряхнула сумку и даже зачем-то осмотрела подоконник. Приходилось признать – косметички в комнате не было.
«Это называется – украли, - вспомнила девушка рассказы брата. – И что теперь делать?»
Через пару минут напряженных размышлений потеря показалась не такой уж серьезной. В конце концов, должны же быть в этом городке лавки, где можно купить расческу? Как правильно сказал Ален, главное – деньги и артефакты…
- Ой, кольцо!
Хватило же ума не убрать его обратно в футляр!
- А вот теперь придется идти к Дану…
Вообще-то Лика предпочла бы промолчать. Ее, мага из рода Кеон, обокрали! Не столько жаль вещей, сколько стыдно… И если бы украденное кольцо не принадлежало будущей свекрови, если бы не обещание вернуть его после путешествия – можно было бы никому не говорить про пропажу.
Девушка остановилась перед дверью мага. Подняла руку, собираясь постучать, потом снова опустила. Ну, не хотелось рассказывать Дану, какая она дура! «Надо!»
- Мэстрэ, вы уже проснулись?
- Девочка моя, - растянувшийся на столике Тусик посмотрел укоризненно. – Тебя никто не учил, что не стоит врываться в комнаты к мужчинам? Да еще в такую рань!
- Да, день уже на дворе! – Дан накрыл хомяка туникой. – Лика, ты иди вниз, завтрак пока закажи…
- Ну, я… в общем… - девушка возила ножкой по полу.
- Что-то случилось?
- В общем, да. У меня косметичка… пропала.
- В каком смысле – пропала? – уточнил маг.
- Ну, в комнате ее нет. Вы не думайте, мне не жалко! Я бы еще купила, но там артефакт был… А за это кольцо Лилиан меня… короче, она очень расстроится…
- Этого нам только не хватало? – вздохнул Дан. – И когда там украли твою косметичку?
- Ночью, наверно, - девушка внимательнейшим образом разглядывала узор на ковре, покрывающем пол. – Еще вечером была, а утром - не стало… И чего теперь делать?
- Только не плакать! Рассказывай, что еще пропало, кроме кольца, и пойдем к умным людям.
- К каким? – Лика так удивилась, что Дан считает умным кого-то кроме себя, что даже почти успокоилась.
- К порядочникам.
- Никогда не видела! – покачала головой девушка. – А в косметичке было зеркало, гребешок, духи... Еще шпильки для волос и наборчик для маникюра.
- Короче, куча дорогих и совершенно бесполезных вещей, - подал голос Тусик.
- Ну, в принципе, да, - согласилась Лика.
- А артефакт этот как работает? – продолжил задавать вопросы маг. – Какие функции выполняет, насколько доступен не-магам?
- Кольцо вызывает панический страх, - отчиталась Анликка. – Пользоваться может любой, но у обычного человека вряд ли получится направленная волна.
«Да, и у меня, собственно, тоже», - мысленно дополнила она.
- Да, артефакт силы в руках вора – это не дело, - вздохнул Дан. – Срочно идем к порядочникам.

0

49

совместно с Люксорией и Морисом

Дан вздохнул, натянул тунику, взял Лику за руку и повел вниз.
- А я? - крикнул вслед обиженный Тусик.
- А ты будешь работать сторожевым хомяком, - оглянулся от двери маг. – Тем более, что завтрак ты уже схомячил…
...В обеденном зале было неспокойно. Дан окинул взглядом раскрасневшихся служанок, сердитое лицо Хизер, мальчишку со страной прической, сидевшего в углу с поникшей головой, и понял, что сегодня вор посетил не только его подопечную.
За столиком у окна расположился темноволосый мужчина средних лет. Его возраст выдавали, пожалуй, только седые усы. Они белым пятном выделялись на загорелом лице, приковывая внимание.
Было видно, что он хорошо знаком с хозяйкой трактира, и что она рада его присутствию. Дан не слышал, о чем идет речь, но несложно было понять, что этим двоим вместе уютно…
Не хотелось прерывать этот разговор, но Дан взглянул на расстроенное лица Анликки, взял ее руку покрепче и подошел к столику.
- С утром! Простите, что прерываю вашу беседу…
Хизер обернулась, и ее губы улыбнулись. Но только губы. Глаза оставались беспокойными и печальными. Мужчина за столом поставил чашку на блюдце и внимательно осмотрел Дана и его спутницу, задержавшись взглядом на выглядывающем из-под рукава браслете мага.
- Кто у вас занимается кражами? - обратился маг к хозяйке таверны.
- Знали бы мы кто, ему бы не поздоровилось, - пробурчал Олаф.
Хизер метнула в него быстрый взгляд.
- Помолчи, сторож. У вас тоже что-то украли?
Лика посмотрела на Дана и после ободряющего кивка еще раз рассказала о краже косметички.
Мужчина за столом удивлено поднял бровь – дескать, странный выбор для вора, но если уж польстился на такую мелочь, стоит ли его разыскивать…
- В косметичке лежал старинный артефакт, - пояснил маг.
- Мало того, что это – семейная реликвия, но еще и боевой перстень. Он вызывает панический ужас, - вздохнула Лика
- Ну, некоторых напугать не вредно, - запальчиво сказал Олаф.
- Панический ужас, направленный неумелой рукой, может вызвать разрыв сердца, - сердито ответил Дан. – Магией, даже если она заключена в артефакте, нужно уметь правильно пользоваться…
Седоусый пощипал усы и задумчиво проговорил:
- Да, интересные дела…
Хизер тут же спохватилась и представила его гостям.
- Это лэр Клуш. Сотник позорной дружины Пристенков. Я уже послала за порядочниками, но Олаф встретил по дороге лэра Клуша с людьми и попросил помочь.
- Лэр Клуш станет расследовать кражу в таверне? – поднял бровь Дан. – У вас такие многосторонние контрабандисты? Или вы знаете в лицо всех воров Пристенков?
- Лер Клуш многое знает и многое видит, - тон сотника по-прежнему был дружелюбным, но в нем появились неприязненные нотки. – Разве вы, маги, не знаете ничего, кроме заклинаний своей стихии?
- Я не полезу лечить больного, когда рядом есть лекарь, - жестко ответил Дан.
- Это когда есть, - улыбнулся одними уголками губ Клуш. – А вот когда лекарь далеко… Ребята в Порядочной дружине неплохие, но и работы у них невпроворот. Здесь, в Пристенках, каждые пять минут что-нибудь случается. Вы, конечно, можете их подождать до обеда, но только время сейчас работает на вора, а дождь и без того оказал ему услугу. Преступник, мэстрэ, он преступник и есть. Не важно, контрабандист он или обычный воришка. Я предложил помощь, но раз уж пошел такой разговор, то, пожалуй, лучше пойду отсыпаться. Устал я сегодня, Хизер, - он поднялся из-за стола и обернулся к хозяйке таверны. – Близнецы полночи орали, как резанные! Зубки у них идут… А только угомонились, прибежал Карл – аврал у них, видите ли, и без меня никак… Ладно, пойду я. Спасибо за чай.
Клуш небрежной ленивой походкой направился к выходу.
- Подожди, Сванте! – остановила его Хизер. - Я знаю, что ты занят. Но я так расстроилась. Никогда моих постояльцев не обворовывали. Какой позор для таверны…
- Нам необходимо найти перстень. Что нужно делать? – спросил Дан, отпустив руку Лики.
- Делать-то? – Клуш оглянулся на мага, задумался и кивнул головой. – Сейчас попрошу ребят глянуть, что там со следами, но, боюсь, после дождя… Кроме того, Хизер, надо опросить всех постояльцев и слуг, уточнить, что еще украли, и не мучался ли кто сегодня ночью бессонницей. А там… посмотрим по результатам. Давай, Ник, - он кивнул молодому позорнику, который стоял у дверей, - сходи поговори, да осторожно, спокойно..
Дружинник осторожно выскользнул за дверь, почти столкнувшись с мрачным Лэмом. Постоялец стремительно вошел в обеденный зал и сразу обратился к хозяйке таверны.
-Прошу прощения, лэри Хизер, - произнес Лэм. - Но у меня произошла своего рода... неприятность. Как я понимаю, меня ограбили. И судя по суматохе, похоже, что эта новость никого не удивит.
- И у вас тоже… Что пропало у вас, грант? - подчеркнуто вежливо спросила Хизер, сделав ударение на обращении. И тут же пояснила для Клуша. – Лэр Лэм - ученый из Демо.
Клуш покосился на новоприбывшего. Не было похоже, что он нуждается в объяснениях. Он внимательно разглядывал представленного гранта, и его взгляд совершенно утратил прежнее дружелюбие. У Дана сложилось впечатление, что тот резко не понравился позорнику, хотя явных причин этому маг не увидел.
Лэм холодно отвернулся, нарочито отвечая именно Хизер.
- Из кармана сюртука исчезло портмоне, в котором была пара золотых монет, немного серебра и довольно крупная сумма в ассигнациях, - объяснил он.
- И вы теперь не можете оплатить комнату в таверне… - с иронией продолжил позорник.
- Я оплатил комнату на два дня вперед, лэр, - тон приезжего стал еще более сухим. – Кроме того, вор не тронул мой несессер, в котором осталась чековая книжка. Как только я доберусь до ближайшего банка, никаких проблем не будет. Так что, дело не в деньгах. У меня пропала брошь. Небольшая, серебряная, в виде летящей чайки. И именно ее я хочу вернуть, - последние слова он произнес тоном человека, привыкшего, чтобы его желания исполнялись.
- А, я понимаю! – стукнул себя по лбу Клуш. – Лэру… то есть гранту Лэму брошка дорога как память, верно?
Позорник заговорщически подмигнул Лэму, и того слегка передернуо. Дан насторожился. Почему до этого вполне вежливый сотник так явно выказывает свою неприязнь? Да и Лэму Клуш, похоже, не особо нравится.
- Да, вы правы, - резко ответил Лэм, - эта брошь - память об очень дорогом мне человеке. Никакой особой ценности для других она не представляет. Мне нужно подать какое-то заявление, чтобы вы начали поиски?
- Заявление напишете представителям Порядочной дружины, - ответил Сванте тоном бывалого чиновника.
- Лэр Клуш –сотник позорной дружины, - снова представила Хизер, - он любезно согласился нам помочь...
- А в чем разница?- недоумевающее поднял бровь гость из Демо. – Это разные ведомства?
Клуш благодушно усмехнулся и снова уселся за столик. Повертел чашку, выбирая, с какого края отпить, и только потом ответил.
- Разобраться в системе исполнительной власти Плуто не так уж сложно. Поддержанием общественного порядка занимается Порядочная дружина. В ее ведении - и раскрытие уголовных преступлений, подобных этому. Позорная дружина обеспечивает безопасность границ государства и отслеживает внешние угрозы. Обе дружины вполне успешно взаимодействуют друг с другом и оказывают посильную помощь в пределах своей компетенции. Так получилось, что сегодня именно мы оказались поблизости и занимаемся отработкой горячего следа. Позже появятся и представители Порядочной дружины. Поэтому все необходимые заявления вы сможете сделать уже им.
- Лэры, пока ребята работают, позвольте предложить вам завтрак, - Хизер кивнула служанке, и та начала расставлять посуду на столике, - присаживайтесь.
- Да уж, утро не назовешь добрым, - пробурчал Лэм, садясь к окну.
Лика вздохнула и тоже села за стол.
- И сколько времени займут поиски вора? – спросил Дан у Клуша. Тот посмотрел на мага и улыбнулся.
- Как повезет, - флегматично ответил он, отдавая Хизер пустую чашку и освобождая место для более существенной пищи.
Дан нахмурился, понимая, что короткая прогулка с пыжиком затягивается, вздохнул и сел рядом с Ликой.
Служанка еще только начала подавать завтрак, когда в зал почти вбежали Тай и Алиса с Чудом на руках.
- Мы не опоздали? – улыбнулась Тай, и, заметив Клуша, поздоровалась. – Привет, Сванте. С раннего утра в таверне? А когда делом займешься?
- Да я им и занимаюсь, - улыбнулся в ответ позорник. – Ты вот спишь и не знаешь, что у вас тут в таверне вор завелся.
- Да что ты? - ахнула Тай. - И тут тоже? Что делается в Пристенках? Пора наводить порядок.
- Пора, - кивнул Клуш. – Вот и наводим с утра пораньше…
- А что украли, - спросила Алиса, покрепче прижав к себе кота. Тот недовольно мяукнул, но вырываться не стал.
- Много чего, - надула губы Лика, – мою косметичку, кассу таверны и еще брошку у гранта Лэма…
- А Тусик цел? – поинтересовалась Алиса.
- Кактус, к счастью, цел и невредим, - улыбнулся Дан. – Его украсть почему-то ни одному вору в голову не пришло…
Настроение за столом немного поднялось, но тут вошел молодой дружинник и тихонько начал докладывать сотнику итоги работы. Они не радовали. Никто в таверне не заметил вора. Следы, которые позорные следопыты обнаружили, несмотря на прошедший ливень, привели от террасы к лесу, но дальше, за ручьем, потерялись.
- Собаку надо, - вздохнул Ник, – хорошая собака, наверное, след учует..
Клуш хитро взглянул на Тай и протянул:
- Собака – оно конечно… Но лучше бы кто поумнее моих мальчиков повел…
Тай сердито взглянула на позорника и вздохнула:
- Твои мальчики, конечно, парни бравые, но все равно дальше Теремков не пойдут. Ведь там твоя территория заканчивается? Так что я лучше сама. Вот доем завтрак и пойду…
- Ах, лэри, если вы лично пойдете, - Клуш приложил руку к сердцу, - то я не завидую несчастному воришке. Вам в лесу нет равных.
- И не подлизывайся, - рассмеялась Тай. – Знаю я тебя. Опять будешь уговаривать поступить на службу в твою дружину?
Позорник заливисто рассмеялся и вытер усы салфеткой. Видно было, что эта шутливая перепалка происходит не первый раз, но сейчас она показалась Дану немного не к месту.
- Тебя разве уговоришь? - возразил Клуш и тут же посерьезнел. – И все же, Тай, ты бы не шла одна? Возьми моих мальчиков для страховки…
- Вы пойдете за преступником? - от удивления Лика забыла о правилах приличия и перебила разговор старших. – А можно и я? Мое кольцо, оно… меня послушается...
- Одна ты никуда не пойдешь, - поморщился Дан, - мы вместе пойдем с Тай, и не волнуйтесь, лэри, я умею ходить быстро...
Тай взглянула на самозваных помощников и нахмурилась, собираясь возразить, но не успела.
- Да, конечно, мы пойдем с вами, - веско заявил Лэм. – И, мне кажется, тянуть не стоит, я иду собираться.
Он быстро поднялся и вышел из зала. Тай обреченно посмотрела на Хизер, и, приняв решение, кивнула.
- Хорошо, только тогда собираемся быстро. Чтобы след не остыл…
Лика с Алисой, боясь, что Тай передумает, подскочили и кинулись по комнатам. Тай взглянула им вслед, хмыкнула, быстро допила свою чашку и тоже собралась выйти. Но позорник не дал ей уйти. Он озабоченно смотрел на пустующие места девочек.
- Веселая у вас компания набирается. Тай, как друга прошу, возьми мальчиков. Ну, что ты будешь делать с этим пансионом благородных девиц, который и лес-то только на картинке видел? А мэстрэ, хоть и маг, но тоже не всемогущий Санта-Болта. Помощь вам не помешает.
Тай задумалась, но все же покачала головой.
- Нет, Сванте, нет. Не возьму. Спасибо за заботу, но отряд и так собирается не маленький. И это против одного ночного воришки. Зачем еще и дружинников отрывать? У тебя и так каждый на счету, не до прогулок по лесу…А постоять за себя и за других я сама смогу. Да и Дан не лыком шит. Шутка ли, самих чвыриков победил! – Тай рассмеялась, глядя на насупившегося мага. – Так что, пусть твои парни своим делом занимаются, а мы уж сами…
И она быстрым шагом покинула комнату. Дан посмотрел вслед проводнице, перевел серьезный взгляд на позорника и спросил.
- И о чем вы умолчали? Чего нам следует опасаться?
Клуш задумчиво крутил ус, будто не слышал вопроса. Но, когда заговорил, его голос был серьезным и даже встревоженным.
- Чего опасаться, вы спрашиваете? Если бы я знал, мэстрэ. Сванте Клуш многое знает, но он не знает, что за дела творятся сейчас в Пристенках. Пропадают люди и нелюди, богатенькая молодежь из обеих империй снует туда-сюда через Ворота безо всякой видимой цели. Такого наплыва этих отмороженных ребяток, избалованных родительскими денежками, я не видел здесь за всю свою жизнь. И ведь никого не боятся, никакая власть им не указ – на все есть звонкая монета или влиятельные связи. Типа вот этого франтика с брошкой… И пахнет все это… нехорошо пахнет, гнильцой и кровью. Нюхом чую, но вот доказать или хотя бы разузнать что-то не могу. То ли не там ищу, то ли не тех спрашиваю. Так что вы поосторожнее, мэстрэ, особенно со своими детишками. И, не в службу, а в дружбу, если вдруг наткнетесь на что-то странное, дайте знать старине Клушу.
Дан кивнул, и внимательно посмотрел на собеседника.
- Обязательно. Мы тут чужие, но... новичкам везет. Может, и правда, что заметим.
Он поднялся, кивнул позорнику и Хизер и быстро направился к выходу.
- Удачи, - улыбнулся вслед ему Клуш.
Маг не обернулся, только поднял вверх руку с двумя скрещенными пальцами, и позорник ухмыльнулся. Этот знак удержания удачи был ему хорошо знаком. И кто знает, может, и впрямь этот маг - везунчик, и ему удастся добиться своего…. Ведь бывает же, что не лгут слухи …

0

50

--------------------------------------------------------------------------------

Простившись со Сванте, Тай разыскала Хизер на кухне. В большом светлом помещении кипела работа. В распахнутые окна влетал свежий ветерок и утаскивал на улицу вкусные запахи - хозяйка собирала провизию на всю компанию. Тай мимоходом стащила у кухарки, нарезавшей ветчину для завтрака, пару толстых ломтей. Из тарелки с уже нарезанным хлебом пару горбушек. И сложив все это в приличный бутерброд, с удовольствием откусила кусок.
-Тай! Ты же только что завтракала! - Хизер покачала головой.
- Ну, и фто?! Зафтрак это сфятое! - Тай отправила в рот последний кусочек бутерброда, осматриваясь вокруг на предмет, чего бы еще съесть. - Тусик от зависти удавился бы, если б увидел сколько я ем! И вообще, малознакомые люди как-то неадекватно реагируют на мой утренний аппетит, - добавила она, отправляя в рот свежеиспеченный пирожок. Пирожок оказался горячим. Тай подбежала к окну и начала быстро дышать, приоткрыв рот.
- Осторожней! Ты как маленькая… Вот была бы ты большая и толстая - не удивлялись бы, - Хизер вручила Тай миску с гречневой кашей. - А так худая ведь! И куда все девается?
- Я не худая. Я обезжиренная и мускулистая! И вообще, я не есть пришла! - доедая кашу, заявила Тай.
- Ну-ну, - насмешливо улыбнулась Хизер. - Я так и поняла! И что ж ты хотела?
- Мы тут всей компанией в погоню собираемся. Представляю я себе эту погоню! - проводница покачала головой. - У тебя сохранился тот костюм для леса, что я тебе дарила? Ну, штаны зеленые и рубаха, как у меня, бежевая, вышитая?
Тай отобрала у поварихи миску с пирожками и стала аккуратно складывать их в свой захребетник, загибая пальцы и что-то считая. Потом качнула головой и взяла еще одну горку пирожков.
- Тот, в котором я пару раз уборку делала, пока постоялец меня в нем не увидел и чуть с лестницы не упал от удивления? Лежит вон в шкафу. Чистый и даже выглаженный. Так тебе он коротковат будет… И оставь в покое пирожки! Они еще постояльцам пригодятся!
- А мы кто? И вообще, нам нужней, мы в лес идем, – Тай спрятала мешок за спину. - Костюм - это для Алисы, у нее же для леса ничего подходящего нет, - Тай задумчиво смотрела на туфли Хизер, - да и обуви, наверное…
- Тай, вот зачем ты девочку с собой тащишь? - Хизер укоризненно покачала головой. - Осталась бы у меня, спокойно дождалась бы вас…
- Да, было бы хорошо, - согласилась Тай,- но что-то я сомневаюсь, что смогу ее уговорить. Судя по скорости, с какой она улепетнула собираться… Вот, что меня действительно беспокоит, так это, как барышни в пеших марш-бросках себя покажут?
- Да и этот Лэм - явно паркетный хлыщ, - подтвердила Хизер.
- Ну, этот будет держаться до последнего! - махнула рукой Тай. - На чистом гоноре. А вот девочки…
- Так сходи в прокатные конюшни, - посоветовала подруге Хизер.
- Конюшни - это идея! Но сначала попробую уговорить остаться…

Озадаченная Тай забрала костюм и пошла в пристройку. Алиса сидела перед вываленными горкой вещами и растерянно перебирала блузки и юбки. Рассмотрев очередную вещь, безнадежно опускала ее на место. Чуд сопровождал осмотр пренебрежительным фырканьем.
- Слушай, детка, - Алиса подпрыгнула от неожиданности и обернулась к опершейся на косяк двери Тай. - Подожди нас тут. Поживи в моих комнатах. С Козявочкой познакомишься, малинки поешь… Варис вот-вот подойдет - это младшенький Хизер - он тебе окрестности покажет, к озеру сходите… А мы через пару дней вернемся. Да и Чуду в лесу вряд ли понравится, - привела последний аргумент Тай.
- Нет! Я не хочу оставаться! Я никогда в лесу по-настоящему не была! И может, никогда больше и не буду, - на глазах Алисы закипали слезы. Чуд терся о плечо хозяйки и укоризненно смотрел не проводницу. - А Чуд может и у Хизер остаться, – внезапно согласилась девушка. Не ожидавший такой подлости от любимой хозяйки, кот взвился в прыжке и, промазав мимо спинки кресла, издал яростный мяв.
- Он тоже не согласен оставаться, - констатировала Тай. – Но, ребята, вы хоть понимаете, что не сможете идти долго и быстро по лесу? Это ведь не прогулка в парке…
Алиса опустила голову и разрыдалась. Чуд тут же оказался рядом с ней.
- А мне еще и одеть нечегооо, - с трудом выговорила она, - одни юбкиии длинныееее.
- Так! А ну прекрати сырость разводить! - Тай напустила льда в голос.- Что за манера - сразу рыдать?! Я - не кавалер, и от твоих слез таять не начну! Вот, переодевайся, - и положила перед Алисой одежду. - Вы с Хизер почти одного роста, тебе должно быть впору. А насчет скорости… Так Лика не быстрей твоего, наверное, ходит. Придется-таки идти в конюшню…
И перечислив Алисе, что нужно сложить в заплечный мешок, а что оставить здесь, Тай пошла к двери. На пороге она обернулась и, ткнув пальцем в Чуда, заявила.
- А тебе, молодой человек, пора учиться самому ходить, а не по рукам разлеживаться. В лесу будешь на своих четырех бежать. И если кто-то передумает - лучше сказать сразу…
- Мы не передумаем! - Алиса схватила кота в охапку и закружилась по комнате. - Нас берут! Так, заплести косу потуже и быстренько переодеваться! Настоящий костюм «лесовика», как у Тай. Эта плутовская зазнайка от зависти позеленеет!
_________________

0

51

Козявочка заканчивала утренний малиновый высвист, когда к ней в сад прибежал запыхавшийся Кактус.
- Козявочка, милая! – пропыхтел он, держась лапой за бок и пытаясь отдышаться. – Мне так жаль… так жаль…
- Чего? – пыжик уставилась на хомяка округлившимися глазами.
- Я бы хотел остаться с вами, узнать вас получше, - Кактус сделал вид, будто припадает на колено. – Но, увы, обстоятельства складываются так, что я вынужден оставить вас и этот уютный кров…
- А? – переспросила Козявочка.
- Уходим мы, - сформулировал хомяк более доступно. – Сегодня ночью ограбили постояльцев таверны и мы, - Кактус гордо приосанился, - идем по следу вора, чтобы восстановить справедливость и вернуть постояльцам потерянное добро!
– Вы все уходите? – дошло до пыжика. - Совсем-совсем?
- Увы, - вздохнул Тусик. – Я не могу оставить Дана… он ведь непременно сделает что-нибудь не так, и кто тогда будет его спасать? Кто присмотрит за ним, если не я? Козявочка, милая! Это ненадолго! Мы поймаем вора и вернемся к вам!
- Это что же, я останусь одна? – пролепетала Козявочка, которая только-только свыклась с мыслью, что у нее есть друзья, которые спасли ее уже целых два раза.
- Козявочка… нет… Козюленька… я непременно вернусь, обещаю вам! – горячо поклялся хомяк-ловелас. – А пока, примите на память вот этот орех!
Тусик, с щедростью истинного аристократа протянул Козявочке надкусанное миндальное сердечко.
Козявочка всхлипнула и сняла с шеи найденную накануне подвеску.
- А это тебе! На память!
- Спасибо, милая! – хомяк торжественно повесил его себе на шею. – Я буду беречь его! И вы берегите себя! – с чувством добавил он.
Козявочка грустно кивнула.
- Наверное, мне уже пора бежать, - вздохнул Тусик. – Мы вот-вот должны уходить, чтобы вор не успел уйти далеко… это же надо – украсть под самым носом у Лики кольцо и убежать в грозу! Сумасшедшие люди! И откуда только такие берутся?
- Убежать в грозу? – переспросила Козявочка. – Так ведь… я же ведь… я же видела вора!
- Видели? – Кактус даже подпрыгнул. – Когда? Где? Козявочка! Вы единственный свидетель!
- Ночью, - сообщила свидетельница. – Гроза тоооко-токо началась, он с той стороны вышел и в лес побежал.
- А какой он был? Козявочка, прошу, расскажите, все, что помните!
Пыжик задумалась.
- Высокий…
- Высокий? – переспросил Кактус. – Как Дан? Или Тай?
- Как Лика! – сказала Козявочка. – И худой! И во всем черном…
Тусик кивнул:
- Это важная информация! Спасибо, Козявочка! Я побегу, сообщу Дану!
Козявочка грустно вздохнула, глядя вслед хомяку и машинально откусывая от миндального сердечка…

0

52

--------------------------------------------------------------------------------

Тай шла к платным конюшням. На улице, несмотря на довольно ранний час, было людно. Обозы уже двигались в сторону Ворот. Рынок вовсю торговал дарами леса и огородов. Отряд позорников куда-то спешно отъезжал верхами. Тай здоровалась, кивая встречным. Ей отвечали.Ее внимание привлек знакомый пони, привязанный у дома лекаря. Пони спокойно жевал овес из подвязанной под мордой торбы. Тай погладила упитанную холку коняшки, оглянулась в поисках хозяина. Вскоре тот вышел из дверей дома. Левая рука, спеленатая лубками, висела на груди.
- Что случилось?! - удивилась проводница.
- Дурак случился! - лесовик раздраженно махнул здоровой рукой. - Когда клиент идиот, это не лечится… Мало того, что я сам дома сидеть буду, так еще и Сюзи без дела осталась! А ее кормить надо…
- Отлично! - Тай радостно потерла руки, но поспешила успокоить друга. - Я не о тебе. Понимаешь, я как раз шла в конюшни, хотела нанять осла. А твоя Сюзи - просто находка! И к лесу приучена, и милашка, каких поискать. Мои девушки будут в восторге. Я надеюсь…
- Тебе отдам, - кивнул головой лесовик, - ты ее не обидишь.
О цене договорились быстро, и Тай поспешила вернуться на постоялый двор.

Все сидели в зале таверны. Заплечные мешки лежали на лавках. Девушки посматривали друг на друга весьма неприязненно. Тусик сладко спал… С чего бы это? Чуд тщательно вылизывал заднюю лапу. Лэм и Дан недовольно смотрели на Тай.
- Все готовы? - Тай давно знала, что главное - не дать клиенту опомниться. - Одеяла все взяли?
- Взяли, - Лэм недовольно поморщился. - Мы что, на неделю в лес собираемся?
- А это как получится, - проводница обратилась к девушкам. - Девочки, для вас есть транспорт. Будете ехать по очереди, когда устанете идти. Пошли знакомиться.
Лика и Алиса недоверчиво посмотрели на Тай, потом друг на друга и без особого восторга направились во двор. Но познакомиться с пони не успели. От калитки раздались радостный собачий лай и мальчишечий смех. Крупный серый пес со всех лап несся к застывшей компании, радостно молотя хвостом воздух.
- Лапы! - неожиданно гаркнула Тай. Вздрогнули все. А бедная собака стала тормозить всеми четырьмя лапами. Весьма грязными лапами.
- Най, прошу знакомиться, - указывая на виновато склоненную лобастую голову, представила проводница.- И Варис, сын матушки Хизер.
Невысокий светловолосый мальчишка в болотных сапогах и старенькой куртке звонко рассмеялся.
- Да, тетя Тай, умеете вы командовать!
- Мы Ная на время заберем, - Тай присела перед мальчиком. - Мама тебе расскажет, что случилось. Это не надолго…
Мальчик кивнул, а Тай протянула руку и обняла собаку
- Малыш, как ты вырос! - на морде малыша явно обозначилось возмущение. - Нам нужно найти одного пакостника. Он ушел по ручью. Так что, работа для тебя. И обращаясь к девушкам, - А это Сюзи. Она девушка воспитанная и любит обходительное обращение. Пони переступила копытами, взглянула из под челки и хлопнула ресницами, как бы говоря: «Да, я такая!» - Приучена к лесу, узким тропинкам и крутым горкам, - продолжила представление Тай. – Ну что, выдвигаемся?
Алиса вздохнула, покосилась на Тай и села на пони. Чуд тут же вспрыгнул к ней на седло и свысока посмотрел на Ная.
Но Най уже бежал к лесу, и надменный взгляд кота пропал зря. Пони привычно зашагал вслед за собакой, и поход начался.
_________________

0

53

[Совместно с Волчи

Солнце давно перевалило за полдень и жарило так, словно хотело поскорей высушить последствия ночной грозы. С верхней частью – ветками, иголками и листьями – проблем не было, а вот мох до сих пор хлюпал под ногами, щедро пропитывая влагой сапоги.
Верт упрямо шагал на север, не утруждая себя поисками тропы. Не то, чтобы ему совсем не хотелось ее найти, скорее он просто не представлял, в какой стороне искать, а потому боялся потерять направление. Хотя, что там терять? Вот оно солнце, жарит прямо в спину, гляди себе на тень, которая, словно стрелка мореходного компаса, указывает на север.
И Верт продолжал шагать, надеясь, что рано или поздно все же выйдет на тропу или дорогу. Или, на худой конец, упрется лбом в Стену, а по ней уж дойдет до Ворот…
Хотелось есть. Еду он рассчитывал только на один полуголодный день и вчера ввечеру доел остатки хлеба. Конечно, он собирал по пути грибы, которые, несмотря на пору, попадались в этих мхах в изрядных количествах. Готовить их было не в чем, но руки сами собой тянулись к упругим ножкам и ярким шляпкам. Ранние ягоды тоже ласкали взгляд, но останавливаться на сбор Верту не хотелось. И все же, он понимал, что на одних грибах долго не протянет. Да еще непуганая дичь то и дело выпархивала и выпрыгивала прямо из-под ног… Словом, к середине дня оголодавший Верт решил, что надо попробовать охотиться, пока достаточно сил. Следующий час пути он посвятил сбору камней, которые в лесу попадались значительно реже грибов. Наконец, ставший счастливым обладателем полудюжины небольших, но увесистых и почти ровных булыжничков, Верт принялся сооружать пращу из лямки от своего заплечного мешка. Осмотрев результаты своего труда, он решил, что сойдет. Конечно, совсем не то, что привычная с малолетства охотничья праща, из которой он уложил не одного зайца, но приноровиться можно. Он немного покидал камни в дерево, чтобы привыкнуть, и отправился на охоту.

------------------------------------
Кли сидела в засаде. Ну, в засаде – это громко сказано. Просто она притаилась под кустом и внимательно следила за какой-то зверушкой, копошащейся во влажных листьях. До Пристенков добираться оставалось не меньше пары часов, а вчера ей отчаянно не везло с пищей. Привыкшая охотиться ночью, она не учла, что ночных животных тут гораздо меньше, чем в её родных краях, поэтому и завтрак, и ужин состояли из черствого хлеба и жалких остатков рыбы, которые завалялись на дне рюкзака.
При ближайшем рассмотрении зверушка оказалась зайцем, только почему-то рыжим, очень крупным, и не таким пушистым, как белоснежные побегайцы в ее родных краях. Даже не поведя ухом в сторону разлегшейся на земле Клисы, он сосредоточенно выискивал среди кусочков мха что-то съестное.
Подождав, пока длинноухое недоразумение увлечется найденной едой достаточно сильно, Кли осторожно достала один из метательных ножей и подняла руку для броска.
--------------------------------------
Верт почти бесшумно крался по мягкому влажному мху. Наконец – о удача! – глаза его заметили шевеление в кустах. Верт замер и даже почти перестал дышать. Он зарядил свою пращу, взял на всякий случай в руку второй камень и тихо-тихо, как кошка, стал подкрадываться к зверю. Из-за кустов показалось длинное рыжеватое ухо. Верт застыл на одной ноге, боясь хоть малейшим шумом выдать себя, потому что никакой камень бегущего зайца не догонит. Ухо опустилось обратно, и Верт, наконец, смог подобраться на расстояние броска. Не тратя времени, он раскрутил пращу и бросил камень, и в этот момент заяц решил отпрыгнуть. Камень не задел его, но почему-то вместо ожидаемого глухого шлепка в мох, Верт услышал «бдзэнь», словно камень попал во что-то железное. Заяц, судя по всему, тоже услышал этот звук и дал такого стрекача, что только пятки засверкали.
- Кошкин Ёт! – С досады Верт бросил второй камень зайцу вдогонку. Никто не помнил, что это был за Ёт и почему он кошкин, но поминали его все кому не лень.
- Рыбья мать! – Злобно раздалось из-за кустов. Верт перевел взгляд. На то место, где только что был заяц, вышло престранное существо с очень бледной кожей, наклонилось и подобрало добротный метательный нож, лежавший рядом с его, Верта, камнем.
- Рыбья мать, - повторило существо, - еще и нож мне испортил.
Верт не смог бы сказать, от чего обалдел больше - от того, что его камень попал прямо в метательный нож, от вида этого существа или от обвинения в порче имущества.
- Я, что ли, попортил?! А ты мне охоту попортил! Откуда ты вообще тут взялся? Кто ты такой?
- А чего это взялся?! Я вообще-то всегда гордилась принадлежностью к женскому полу. – Незнакомка рассердилась. - И ещё не ясно, кто кому охоту испортил!
Парень покраснел.
- Что-то везет мне на девушек в этом лесу, - буркнул он, оглядывая незнакомку, которая была на полголовы выше его, худая, мускулистая – ну вот подумай тут, что не парень!
- Нельзя сказать, что мне везет с парнями... в этом лесу! И вообще с людьми в... тут! – раздраженно ответила светлокожая. - Что делать будем? Ты мне теперь обед должен!
Девушка явно была на взводе, причем – Верт это чувствовал - первопричиной был не он. А потому решил, что надо ее как-то успокоить, тем более что ясно, в этой досадной промашке никто не виноват. А может, они и вовсе неспроста с ней столкнулись?
- Ну…- улыбнулся он. - Раз уж так вышло, давай сперва познакомимся. Я Верт.
- Клиса, - она сбавила обороты и попыталась успокоиться. - Клиса Рихада. Можно просто Кли.
- Очень приятно, - Верт снова улыбнулся. - Я так понимаю, ты голодна. У меня тоже в мешке пусто, последний хлеб кончился еще вчера. Правда, есть грибы, но готовить их все равно не в чем, разве что посушить. Вот и решил поохотиться на этого зайца.
Клиса слушала, но оставалась при этом очень напряженной, словно готовилась в любой момент давать отпор.
«Да что же это с ней? Неужели кто-то обидел?» - недоумевал Верт про себя, а вслух спросил:
- А ты откуда? Я таких, как ты, раньше не видел.
Но не успела она ответить, прямо подле них, тяжело хлопая крыльями, опустился здоровенный тетерев. Разом свистнули в воздухе нож и камень из пращи, и птица упала, не успев даже осознать, что произошло.
- А вот и наш обед! – Весело объявил Верт и побежал к добыче.
----------------------------------------------

Желудок Кли при виде добычи, рухнувшей на землю, зарычал так, что мог испугать особо нервных детей и животных. Снегура подождала, пока Верт поднимет тушку и вернется к ней, и испытывающе посмотрела на нового знакомого. «Интересно, он всерьез предложил мне разделить с ним обед? А он знает, что по традиции он теперь не может бросить меня в беде, как и я его... если соглашусь, конечно». Парнишка, очевидно, ничего не зная о традициях далекого севера, спокойно свежевал тушку.
- Я наберу веток для костра, - произнесла снегура и, нарочито громко хлюпнув сапогом по луже, ушла в лес.
Разведение костра и приготовление пищи проходило в абсолютном молчании. Кли размышляла о том, почему она согласилась есть вместе с новым знакомым. Голод, конечно, давал о себе знать, но дело было не только в этом. «Просто он мне понравился - решила для себя Кли. - Хотя бы тем, что не набросился на меня и не стал обзываться».
- Я с севера. Наш народ называется снегуры. - Негромко произнесла Клиса, когда они устроились есть. - А ты?
- А я с юга. Раньше жил в селе, работал гончаром. Ушел. Два дня как. - Парень с удовольствием обглодал косточку и усмехнулся, - только не спрашивай, как я за два дня оказался так далеко.
- Не буду, - хмыкнула Клиса, - тогда не придется отвечать, как я за три дня добежала почти до Пристенков с севера.
Они переглянулись и одновременно улыбнулись, признавая друг за другом право на тайны.
- А ты в какую сторону идешь? - Спросил парень, когда от тетерева, как ни печально, остались только кости, даже без хрящей. - А то пойдем вместе, если ты в Плуто, вдвоем веселее.
- Я на юг, мне сказали, что Пристенки там. - Клиса сполоснула руки водой из фляги и аккуратно вытерла здоровенным лопухом. - Так что пару часов, по моим подсчетам, и я на месте.
Парень нахмурился.
- Погоди-ка. Как так может быть? Я-то с юга иду, и Стену не переходил! А получается, я уже в Плуто что ли?!
- Ну да, в Плуто, - подтвердила Клиса, непонимающе глядя на собеседника.
Верт выглядел растерянным.
- Или... или оно так надо мной пошутило, что выбросило уже ЗА стеной?.. - пробормотал он тихо.
Кли пожала плечами. Кто его знает, этого Верта, может, он тоже по како-то своей Тропе шел, вот и не заметил, как перемахнул Стену?
- Если тебе в Пристенки, пойдем со мной, - осторожно предложила она.
- Да нет, - улыбнулся парень, - мне как раз в Плуто. Наверное. Так что, как бы то ни было, все к лучшему. Что ж, пора прощаться, до темноты хотелось бы выйти к людям. Рад был познакомиться!
Верт поднялся, закинул мешок на плечо и протянул Кли руку.
- Может ещё встретимся… - Снегура задумалась, стоит ли говорить неожиданному сотрапезнику о традициях своей родины, но не решилась. - Тропы пересекаются. спасибо за... обед и беседу. - И она пожала протянутую ладонь.

Отредактировано Фаэль (2008-12-16 23:37:13)

0

54

Пост Люксории

Когда Астра наконец вышла на дорогу до Медвежьих Драчек, в сапогах противно хлюпало, а мокрая рубашка прилипала к спине, выдавая в воздух прозрачные облачка пара. Гроза шла почти до самого рассвета, поэтому вымокнуть девочка успела полностью – до последней нитки на худеньком, угловатом теле. Волосы слипшимися сосульками упали на лоб и шею, поблескивая в лучах утреннего солнца, и напоминали застывшие струйки крови.
Спать хотелось просто зверски, ноги не хотели слушаться, и Астра вдруг представила себя Мочалкой - лошадью молочника, которую она в детстве подкармливала конфетами. Та умела спать не только стоя, но даже на ходу, периодически открывая один глаз, чтобы никто не догадался о ее злостном неуважении к служебным обязанностям. Сейчас девочка страстно желала обладать талантом Мочалки засыпать всегда, везде и в любых обстоятельствах.
Астра тряхнула головой. Капли воды с ее волос разлетелись в разные стороны, а вот сон и не думал слетать. Даже мысли стали какими-то вязкими и тягучими, как ириски, и вяло ползали в голове, замедляясь с каждой секундой.
В кустах, мимо которых брела девочка, обозначилось какое-то шевеление. Астра прислушалась, усилием воли все же отгоняя сон, но шевеление не повторилось. Нет, нельзя засыпать, никак нельзя. Только не здесь. Ведь название деревня получила неспроста – в ее окрестностях действительно довольно много медведей. Особенно в липне, когда у них сезон брачных игр. В это время они становятся агрессивными, и встреча с таким вот неприкаянным женихом не сулит ничего, кроме неприятностей. Местные жители к медведям привыкли и относились философски, но Астре совершенно не улыбалось убегать от какого-нибудь разгневанного косолапого, да еще и в таком сумрачном состоянии.
Достав из сумки флягу, девочка вылила остатки воды себе на голову. Все равно волосы и одежда мокрые – хуже не будет. Липкий, словно ловушка для мух, сон ненадолго отступил, и Астра прибавила шагу. Ведь осталось-то всего ничего…
В Медвежьих Драчках ей бывать приходилось и, слава Санта-Болте, отнюдь не по производственным нуждам. Так что, в этой деревне вполне можно рассчитывать на нормальный прием и даже некоторою помощь. А теперь, когда кармашки пояса набиты монетами, и подавно… Кстати, о монетах… надо бы их переложить в кошелек и вытащить из пояса профессиональный инвентарь. В сумке, подальше от чужих глаз, ему будет намного комфортнее.
Девочка присела на поваленное дерево, ссыпала монеты в мешочек, туда же бросила бесполезную серебряную брошку – и зачем, спрашивается, утащила? Стоит всего ничего, зато колется, зараза! Астра потерла место укола и приступила к осмотру следующего трофея – расшитого золотой ниткой внушительного кошеля… это еще что такое? Духи, шпильки… Что за ерунда? А где же деньги? Если только это… Какой позор! Утащить у какой-то расфуфыренной девицы косметичку! Стыдобище! Ладно, ничего страшного… всю эту дребедень можно выкинуть, чтобы в Обменнике не позориться. А ведь туда в любом случае заходить нужно – не переться же в Магнолиум, чтобы обменять ассигнации. Там банкиры подозрительные, вопросы всякие задавать любят… А вот гребешок, инкрустированный камешками, можно и оставить – симпатичная вещичка, и явно недешевая. И колечко вот это…
Да, колечко было тоже вполне ничего. Только немного великоватое… Астра надела его на большой палец и полюбовалась, как бликует солнце на темно-зеленом камне. Красивое такое колечко, сойдет для сельской местности…
Медведь выскочил неожиданно. То ли умный попался, подкрался по всем правилам, на цыпочках, не производя лишнего шума. То ли Астра настолько устала, что утратила бдительность и пропустила мимо ушей весь тот шум, который поднимают при передвижении такие крупные звери. В любом случае, заметила она эту громадину почти в сажень высотой только тогда, когда чья-то тень упала на поблескивающее кольцо. Обернувшись, девочка просто обомлела от страха. Медведь стоял в какой-то паре шагов, поднявшись на задние лапы, и увлеченно принюхивался. Из раскрытой пасти капала слюна, а в глазах напрочь отсутствовали признаки разума. Правду говорят, что брачный сезон выбивает из этих не особо умных животных последние мозги…
И чего, спрашивается, он ждет? Нет, Астре вовсе не хотелось умирать такой скорой и не совсем приятной смертью, но ждать неизбежного было еще хуже. А убежать или хотя бы просто пошевелиться просто не получалось.
Медведь по-прежнему принюхивался. Очевидно, его сбивал с толку запах мокрой замши. Наконец косолапый принял какое-то решение и коротко рявкнул, подаваясь вперед и опускаясь на передние лапы. Астра задушено пискнула, отшатнулась назад и упала на спину, задрав ноги на бревно. Тут же их отдернула, пытаясь отползти подальше. В ужасе от происходящего, она не заметила, как кольцо на пальце мягко засветилось зеленым.
Придя в некоторое замешательство от странного поведения добычи, а может, просто мучимый любопытством, медведь перегнулся через бревно. Из его пасти вырывалось утробное рычание, с клыков капала слюна. Астра завизжала и инстинктивно попыталась заслониться от чудовища рукой. Кольцо полыхнуло, визг девочки дошел до грани ультразвука. Такой атаки медведь выдержать не смог.
Астра приподнялась на локте, пораженно глядя вслед улепетывающему зверю. Это ж надо, какое колечко полезное! Просто бесценное! Нет, она его не продаст, нашли тоже идиотку! Пусть лучше у нее останется. Никогда не знаешь, когда еще может пригодиться такой интересный артефактик…
Девочка встала и отряхнулась. Медведь и не думал возвращаться, хорошая порция страха полностью прогнала сон… нужно воспользоваться случаем и побыстрее добраться до этих дурацких Драчек. А там можно будет купить поесть, попроситься к кому-нибудь на сеновал или в сарай, высушить одежду и отоспаться как следует. Хотя бы часов шесть. При мысли о сне и еде губы Астры сами собой расплылись в улыбке. Жизнь стала казаться вполне сносной…

0

55

Пост Волчи

Кли неторопливо шагала по найденной тропинке, радуясь тому, что впервые за три дня может не бежать, а просто идти. Лес, по которому она шла, был не похож на привычные ей заросли калиссов, которые росли рядом с её домом. Тот лес был наполнен сумерками, цвет которых варьировался от темно-синего до темно-голубого. Солнце редко пробивалось через верхние ветки деревьев, сплетенные так густо, что по ним, наверное, можно было гулять.
Лес же в Пристенках был наполнен прозрачным воздухом, который золотился в лучах садящегося солнца и непривычно звучал тысячами птичьих голосов. Обстановка была настолько спокойной и умиротворяющей, что снегура невольно расслабилась и задумалась. Она плохо представляла себе, что будет делать, когда все-таки дойдет до конечной точки своего пути. На Тропу она пока встать не может. Слишком много внутренней энергии отнимает Тропа, а восстановление её займет, минимум, дней десять. А люди… Нельзя сказать, что она боялась. Она вообще была не из пугливых и первого зверя убила в девять лет, тайком вырвавшись на охоту вслед за старшими братьями. Но эти люди её пугали. За двадцать пять лет своей жизни Клиса ни разу не покидала пещерный город, в котором хоть и случались ссоры и непорядки, но там никто не смотрел на неё свысока. Тут она была чужой. Нелюдью, как назвал её невоспитанный конюх. Что ждет её в загадочных Пристенках? Противостоять одному человеку, защищая себя, она смогла бы, убежать от двух-трех тоже. Но если на неё набросится толпа…
Хотя Верт, её новый знакомый, не вел себя агрессивно. Она невольно улыбнулась, вспоминая его рыжий вихры и открытый дружелюбный взгляд.
- Может не все тут такие ненормальные, и вполне спокойно отнесутся к моему происхождению. - По привычке заговорила она сама с собой. – Ведь отец провел тут столько времени, и, если верить человеку из большого дома, два дня назад был жив и вполне здоров.
Впереди послышался шорох, но увлеченная воспоминаниями о рыжем и планами на будущее, обычно осторожная снегура, не обратила на это внимания. Вернее, обратила, но решила, что это очередная живность, которая водилась в этих лесах в неимоверных количествах. Тем более, что источник звука был довольно далеко. Саженях в пятидесяти от неё.
Однако через несколько шагов она остановилась и принюхалась. Судя по запаху, это не был зверь. Пахло костром, выделанной кожей и чем-то незнакомым. Резким, и, похоже, искусственного происхождения. На всякий случай она нырнула за ближайший куст и достала один из ножей, висящих на поясе.
На тропинку в нескольких шагах от неё вышел человек. Среднего роста, одетый в кожаные штаны и кожаную куртку. Сколько ему лет по человеческим меркам, Кли определить не смогла, но он явно был не молод. Густые с проседью волосы и настороженные глаза, окруженные сетью морщинок. Она осторожно пошевелилась, высовываясь чуть вперед, чтобы рассмотреть предмет, который человек держал в руках. Судя по всему, это и был источник непонятного запаха.
Предмет выглядел, как оружие. Точнее он и был оружием, очень похожим на арбалет, которым пользовались Черные Волки, охотники. Только был гораздо изящнее и миниатюрнее, чем громоздкие сооружения, которые снегуры были вынуждены носить на спине. Этот помещался в одной руке, и запах шел именно от наконечника стального болта.
Человек, обладавший необычайно острым слухом, услышал её движение и одним прыжком оказался за кустом.
- Оп-па! – Воскликнул он восторженно и уставился на Кли во все глаза. – Здравствуйте!
На лице незнакомца расплылась дружелюбная улыбка. Настолько дружелюбная, что Клиса осторожно опустила руку с занесенным для броска ножом.
- Добрый день. – Она робко покосилась на охотника, но нож в ножны не убрала. – Вы так неожиданно подошли. – Страх прошел, но её что-то беспокоило, поэтому она постаралась отступить на пару шагов в сторону.
- Нет, это вы очень тихо стояли. Вы хотели на меня… ммм… поохотиться?
- Не совсем, - снегра растерялась от такого предположения – просто перестраховалась на всякий случай.
- А вы, я смотрю, не здешняя. – Он покосился на её нож и пальцы с заточенными ногтями, которые его сжимали. – Что же вы делаете в одна в лесу, да ещё и вечером?
Кли не понравилось, что человек попытался приблизиться к ней. К тому же, он делал какие-то странные движение левой рукой, словно пытался перевернуть кольцо, украшавшее средний палец его руки, камнем вовнутрь.
Она отошла ещё на несколько шагов и задала встречный вопрос:
- А вы? Вы, я смотрю, вооружены, ну, вот и я могу за себя постоять.
- Ну-ну, - усмехнулся человек, делая внезапный выпад в её направлении.
Но, за секунду до этого запах опасности, так резко ударил ей в ноздри, что она взвилась высоко вверх и вперед, зацепив противника. От удара охотник рухнул на землю, а на место, где до этого стояла Клиса, упала сплетенная из тонких нитей сеть.
Не раздумывая, чтобы это могло значить, и зачем этот человек пытался её поймать, снегура развернулась и припустила вперед, не разбирая дороги. Она успела пробежать пару десятков шагов, когда ногу на ладонь выше колена прошила короткая боль.
«Запах! Арбалетный болт был чем-то смазан. Яд?». Организм отчаянно взвыл, принимая в себя порцию инородного вещества. «Метаболизм, обычный ускоренный обмен веществ… кто знал, что это когда-то может спасти мне жизнь…». Мысли метались, но тело, закаленное многими годами тренировок, неслось вперед, не сбавляя скорости.
«Долго я не протяну. Я не знаю, какой это яд, я не знаю уровня выносливости охотника, я не знаю, как долго смогу бежать».
Оставалось только петлять, резко меняя направление бега, чтобы сбить преследователя с толку. На одном из таких поворотов, когда тело уже начало ощутимо уставать, Кли внезапно со всего маху стукнулась о сплетенные ветви дерева и больно уколовшись об иглы… провалилась вовнутрь. Опасностью больше не пахло. Ничем больше не пахло. Просто было темно.

0

56

Пост Фаэль

Вечерело. Верт по-прежнему упорно шагал вперед, стараясь держаться на север, но идти становилось все трудней. Поросшие вековыми соснами холмы остались позади, местность ощутимо понизилась, то и дело на его пути попадались завалы, оставленные бурей, и все чаще пройти можно было только справа. Так что хотел того Верт или нет, приходилось забирать к востоку.
Парень все вспоминал странную встречу сегодня днем, и все кусал себе локти, что не расспросил подробнее, откуда идет Кли, и далеко ли до ближайшего города или деревни. Потому что Верт хоть и любил бродить по лесу, но провести третий день без нормальной еды, без возможности помыться и без мало-мальски теплой одежды ему не хотелось. Последнее, кстати, казалось особенно актуальным – парень поежился – солнце село, и по мхам стал собираться туман, запуская свои липкие пальцы Верту под рубаху.
Под ногами противно зачавкало.
- Кошкин Ёт… - пробормотал Верт. Перспектива провести эту ночь в болоте его совсем не радовала – мало того, что мокро, грязно и костра не разведешь, так еще и в трясину того и гляди провалишься! Не сам, так уйдины помогут…
Конечно, днем, когда уйдины спят, можно было бы попытаться пройти болотину – взять палку подлинней, и потихоньку, прощупывая каждый шаг, двигаться вперед. Но теперь, в тумане и в сумерках, да при слипающихся от усталости глазах, это было бы равнозначно самоубийству.
Верт вздохнул. Оставаться в болоте нечего было и думать – если он и не простудится в этой сырости, то комары и мошка сожрут точно. Понять, в какую сторону болота нет, было невозможно – ему казалось, оно уже везде. Так что он снова вздохнул, развернулся и зашагал обратно – уж там-то точно не было болота!
«И чего я с Кли не пошел? – думал он, почти в слепую раздвигая ветки, - Она же в город шла! Ну и что, что в другую сторону, зато в город, к людям. А из города в другой город добраться всяко проще, чем по лесу пешком без дороги. В городе и подработать можно, и в таверну на ночлег устроиться. А тут, в лесу, чего гончару делать? Глины, конечно, навалом, но пирожка из нее не слепишь… Да и вдвоем-то всяко веселее, хоть поговорить есть с кем».
Сзади, со стороны болота раздался какой-то протяжный вой. Верту стало жутко – впервые в этом лесу. Он медленно, через силу обернулся. Над болотом вспыхивали и гасли зеленоватые огоньки, и ничего кроме них не видно было в сплошном тумане. Слышались какие-то неясные вздохи, всхлипы и хихиканье. Рыжие волосы Верта встали дыбом.
- Чур меня, - прошептал он, нащупывая в мешке шило – единственный железный предмет, который был у него при себе. Ведь с давних пор известно, всякая нечисть боится огня и железа. Липкий ужас немного отпустил, и Верт смог, наконец, отвести взгляд от зеленых огоньков болотной нечисти и зашагать вперед. Поначалу каждый шаг давался неимоверно тяжело, словно шел он по колено в жидкой глине, но чем дальше оставалось болото, чем выше становился лес, тем легче делался шаг.
Наконец, Верт забрался на холм, нашел большую шатровую ель, залез под колючие ветви и измученно рухнул на хвою, мгновенно провалившись в тяжелый сон без сновидений.

0

57

Пост Талинны

Весь этот длинный и суматошный день Олаф провел в беготне и хлопотах. Задания сыпались на него со всех сторон, как орехи с куста. Задуматься и пожалеть о своей ошибке времени не было: то он бегал за позорниками, то носился по второму этажу, помогая собирать и укладывать вещи съезжающим постояльцам, потом пришлось помогать на кухне и конюшне, затем перебирать тюфяки, потом было еще что-то…
Хизер словно старалась наказать мальчишку, давая ему всевозможные задания в разных концах дома. И будь Олаф чуть внимательнее, заметил бы – он весь день был на виду у хозяйки. Та внимательно наблюдала за парнем, примечая все – и ожесточенный блеск глаз, и застывшую улыбку, и нахмуренный лоб.

Когда Олаф узнал, что в погоню за вором отправляется Тай и целая компания постояльцев, он чуть не разревелся. И уже позже, в подвале, где он протирал большие бутыли для масла, дал волю обиде.
- Они пойдут в лес, в погоню, - всхлипывал он, пряча лицо в ладонях, - а я буду бегать с метлой и тряпкой. Мальчишка на побегушках…. Я тоже пойду!
- А во всем виноваты эти чердачные самозванцы! – вкрадчивый голосок заставил Олафа поднять голову. На одной из бутылей сидел рыжий таракан, его лихо закрученные усы блестели и подрагивали в такт словам. – Вот, пришли клянчить пропитание, побирушки несчастные, и отвлекли доблестного охранника. Мы все-е-е-е видели! И как этот чернобрюхий унижался, и как вы ему еду пошли собирать, а тут – раз, и злоумышленник прокрался. Мы все видели.
- Видели и молчали! Почему не позвали, почему тревогу не забили? – рассерженный Олаф был готов стукнуть рыжего таракана.
- Но… Ой… Не надо… - таракан смешно подпрыгнул и, свалившись с бутыли, исчез в щели под лестницей.
- Я виноват, мне и искать вора! – Олаф выскочил из подвала и бросился к лестнице, но его перехватила Хизер:
- На-ка, держи! – и она вручила ему пару обрывков меха. – Отнеси это в малинник, пыжику, заодно и познакомитесь. А потом отправляйся спать, я распоряжусь, чтоб ужин тебе отнесли. Понял?
Олаф кивнул, повертел в руках яркие кусочки меха и побрел в малинник. В другой раз он с удовольствием бы познакомился и поболтал с лесным чудом, но сегодня его хватило только на приветствие и пару слов. И поэтому мальчик совершенно не обратил внимания на округлившиеся при виде его глаза Козявочки и на её тихий возглас:
- Не может быть. Неужели Видящий? Вот эт да-а-а-а!!! – и Козявочка долго смотрела в одну точку, как будто что-то вспоминая.

В этот вечер все в таверне разошлись спать рано, намаявшись за этот длинный и такой тяжелый день, Олаф осторожно спустился по лестнице, стараясь двигаться бесшумно. Он подобрался к задней двери, нащупал тяжелую щеколду, сдвинул её и отворил дверь.
- Оставь меня вот здесь, на засове, - тихо прошелестел сидящий на его плече Джобуш, - мы закроем дверь, не беспокойся!
Олаф осторожно подсадил старого таракана и шагнул за порог.
- А, может, все же останешься… - начал таракан, но мальчик быстро и неслышно скрылся в темноте.
– Удачи тебе, – взмахнул длинными усами старый таракан. – Удачи!

Ночной лес не пугал Олафа. Для жителя Пристенков заблудиться в лесу — хоть днем, хоть ночью — невозможно. И мальчик быстро углублялся в чащу, отслеживая светящийся след вора.
«Сказали, этот наглец унес магический артефакт, а сам он явно обычный человек, из тех, что не светятся», - размышлял мальчик на ходу. Он давно уже не удивлялся, что все люди и существа разные. Он с самого детства видел разноцветное сияние вокруг одних и тусклое свечение других, для мальчика это было естественно, так же, как дышать и есть. – «Вот и пойду по следу, вон, как ярко он светится на траве и кустах. А странно, почему Тай двинулась левее и дальше? Ведь след так хорошо видно? Наверно потому, что с ней были эти люди, еще пони и звери». Олаф похихикал, вспомнив, как на кухне все обсуждали мохнатого говорящего обжору по имени Кактус. А голый кот? И чего только не бывает на этом свете! Вот взять их деревню: в ней жили обычные люди, тускло светящиеся живым теплом. И вдруг у Мога и его жены родилась девочка, сияющая таким чистым ярко-синим светом, что он просвечивался аж через стены и крышу их дома! А те лихие контрабандисты, что регулярно наведывались к кузнецу? Вот уж где разнообразие света! И синий, и зеленый, и белый. Правда, какой-то тусклый, какой-то грязный. И не коконом, как вокруг этого длинного постояльца, а отдельно – вокруг пояса, кармана, рук или шеи.

Олаф споткнулся и чуть не упал, а когда выпрямился, понял – следа больше не видно.
- Куда он девался? – парень закрутил головой, пытаясь увидеть светящийся след, но вокруг была только темнота леса. – Вот ведь напасть! Как будто его слопал этот обжора Кактус!
Через мгновенье Олаф по пояс провалился в яму, заполненную ледяной водой. Откинулся на спину и вывернулся из корчаги.
- Что за напасть? Нет здесь болота! И быть не может, уж я бы его давно почуял, - пробормотал Олаф и насторожился. В голове четко зазвучало: «Направо, надо идти направо!».
- Еще чего! С какой это стати? Не иначе, как Хозяин играет, - парень застыл на месте, крепко зажмурился и стал повторять с детства знакомые слова. – Я не твой, не играй со мной, я по делу иду, к тебе в гости – не пойду!
Эту скороговорку он придумал сам, и всякий раз в подобных ситуациях она помогала ему успокоится и найти верный путь.
- Ах, ты так! – тихо, но сердито произнес голос из темноты. – Ну, ладно, поиграем!
Лес зашуршал, словно деревья вдруг одновременно закачались под порывом ветра. Олаф завертел головой, пытаясь понять, откуда слышится скрип.
Ему даже показалось, что деревья задвигались: то толстое, которое было левее, оказалось прямо перед парнем, а сам Олаф вдруг оказался посреди густого колючего кустарника.
Пост Талинны

«Вот попал! – думал Олаф, стараясь выбраться из зарослей, - и чего он так рассердился? Я ничего такого не делал, шел себе. Веток не ломал, травы не рвал… А что ночью, так мне очень надо».
- Мало ли кому чего надо! – прошелестел тот же голос, - а разрешения спросить? Ходят тут толпами всякие...
- Ну, виноват! А одежду зачем рвать, - уже сердито бурчал Олаф, с трудом отцепляя от штанов очередную колючку, – можно было и по-другому!
- Ха-ха-ха! – смеялись колючие кусты.
– Будешшшь в следующий раз знать! – шелестели листья на ветвях.
- Уважать надо, уважжжать… - шептал мох под ногами парня.

Хозяин рассердился не на шутку. Олаф так и не понял — то ли разозлила его компания, по следам которой шел парень. То ли просто настроение у Хозяина не то, но до самого утра пришлось Олафу прорываться через преграды, что устраивал ему Хозяин. Он вымок и перемазался в бесконечных ямах, штаны и куртка были изодраны, руки и лицо расцарапаны. И когда, наконец, взошло солнце, Олаф, к великому своему сожалению, понял, что так никуда и не ушел! Он стоял в ста шагах от таверны…

Отредактировано Алька (2008-12-29 21:19:32)

0

58

Совместный пост (Морис, Елена, Дракоша, попутчик, Алька)

Погоня по лесу оказалась утомительным делом, особенно для новичков. Тай просто и не знала, что бы они делали без Сюзи. Правда, пару раз из-за нее пришлось идти в обход густых кустов. Но это - такие мелочи.
На ночевку остановились на берегу ручья. Песчаный берег, казалось, был просто создан для этого. По настоянию Тай, каждый нес собой хворост. Девочки сперва удивлялись, зачем столько дров. Но Дан поддержал инициативу проводницы, и сухостой собирали на ходу все последние полчаса марша.

-Привал! – объявил Дан, разбудив дремавшего в капюшоне Тусика.
-Давно пора! – тут же поддержал хомяк. – Размяться, по травке побегать…
При этих словах Алиса и Лика дружно застонали: они и так уже набегались, дальше некуда! Притомившийся Най тоже фыркнул неодобрительно.
- А ты вообще молчи, зубастик лохматый! – махнул на него лапкой Кактус. – Хоть бы пару веточек для костра притащил, что ли…
Пес как-то сник и понурил голову.
- Действительно, займемся костром, - согласилась Тай. – И ужином!
- Можно я пока Сюзи расседлаю? – спросила Лика и, не удержавшись, добавила - А то, боюсь, ей Алиса всю спину сбила.
- Я умею ездить! – вскинулась демонесса.
- Ну да, конечно… - тихо прокомментировала мэстрэя, подхватывая поводья и отводя пони в сторону.
Дан неодобрительно покачал головой. Ему походная жизнь была совсем не в тягость, разве что спутников обычно бывало куда меньше.

Тем временем Тусик с трудом взобрался на большой камень и тихо засвистел. Най повернул голову к хомяку. Кактус примирительно взмахнул лапой. Пес поднялся и, подойдя к Тусику, ткнул того носом в живот. А дальше… Тай готова была поклясться, что эти двое начали о чем-то оживленно беседовать, при этом пес поскуливал, повизгивал и пару раз даже гавкнул, а хомяк задумчиво качал головой и изредка посвистывал, словно обычный лесной суслик.
Закончив переговоры, парочка переглянулась, хомяк ловко слез с пня, и звери направились прямо к Тай.
- Многоуважаемая лэри, - чопорно обратился к ней Кактус. - Мой юный друг хотел передать вам, что, несмотря на всю любовь и уважение, которое он к вам испытывает, он просит вас не называть его малышом! Он - уже взрослая собака.
- Ой, ма… Най, прости, - Тай погладила пса по голове.- Привыкла, что ты еще маленький.
- Да, и Най уверен, что именно поэтому вы недостаточно внимательно слушаете то, что он вам говорит, - кивнул хомяк.- Возьмем, для примера, случай у брода. Он ведь совершенно четко пояснил вам, что следы ведут не к куче камней, что там никто не переходил ручей, что вор пошел другой дорогой. Поняли все, даже те, кто совершенно не знаком с этим псом. А вы продолжали его гнать в ручей на камни. Это явное неуважение к личности вашего собеседника. И еще, - Кактус взглянул на пса, тот тихо взрыкнул, - вы называете его Наем, а он ненавидит это имя! Он хотел бы, чтобы в его имени присутствовала память о его матери- волчице.
- Может, Волчи? – предложила Тай.
Пес закатил глаза, громко засопел, упал на землю брюхом и накрыл лапами нос. Поза представляла полное отчаяние. Проводница недоуменно уставилась на качающего головой Тусика. Но, так как шея у хомяка отсутствовала, то качался он весь.
- Что вы говорите?! Он – кобель, а не сука. Я говорю исключительно о половой принадлежности! А ни в коем случае не о характере! И посему женское имя вряд ли подходит!
- Ну, тогда Волчок?
Хомяк внимательно посмотрел на пса. Тот высунул из-под лапы один глаз. Прислушался к себе, потом радостно вскочил и начал нарезать круги по берегу.
- А когда вернемся, я всем расскажу про твое новое имя, - Тай с улыбкой смотрела на скачущего Волчка. - И он еще говорит, что взрослый.

Тем временем проводница закончила разбирать взятые в дорогу продукты, и, судя по тому, что рядом с ней стоял полный котелок, уже успела сгонять кого-то за водой. Дан, с усмешкой наблюдавший за этим диалогом, занялся костром.

- Это же надо, у нас с собой два мага, а костер все равно разводим спичками, - заметил Лэм, когда Дан, прикрывая ладонью огонек, наклонился над кучей сухих веток.
- Магия – точная наука, - сурово заявил Тусик. - Нечего разбрасываться силой, если можно обойтись без нее.
- Если б хоть один из нас специализировался по огню, то не только без спичек, без топлива можно было бы обойтись, - пояснил маг. – Чисто теоретически, конечно, потому что силы потребовалось бы много. Магия – это тяжелый труд, и за каждое чудо, как вы это называете, приходится платить.
Дан подул, наполняя жизнью еще слабый огонек, и, глядя на Лику, добавил:
- Силы мага не беспредельны. Никогда не знаешь, когда они могут понадобиться… особенно в незнакомом лесу…
- Как у вас все сложно! – покачала головой Алиса. – И зачем тогда нужна эта магия?
- Потому что без нее жить вообще нельзя! – вступила в разговор Лика. – Вот, например, у нас дома… Эх, да что вы понимаете!
Окружающий лес вдруг показался Анликке темным и неприветливым. Вспомнился такой привычный и такой родной замок, с его тайнами, историей и заботой обо всех обитателях. Чтобы не расплакаться, девушка отвернулась и с удвоенным вниманием принялась расчесывать гриву Сюзи.
-Понимаем, - как-то успокаивающе произнес Лэм, - в дороге иногда всплывает такое чувство. Когда вы просто скучаете по дому…

«Дом», - подумала Алиса.
Для неё это было всего лишь слово, не находившее никакого отклика в душе.
Алиса протянула ладошки к огню.
«Интересно, он - живой?» - почему-то пришло ей в голову, и она представила, как маленькое пламя играет с ней в прятки и догонялки. И среди огромного, чужого и страшного леса ей вдруг стало так уютно - от запаха, витавшего над поляной, от тихого пофыркивания Сюзи, от раскиданных вокруг костра одеял, от того, как Тай хлопотала на котелком… И эти странные люди, которые волей судьбы оказались её попутчикам, вдруг показались ей такими близкими, теплыми. Даже холодная и отчуждённая Лика, отношения с которой как-то сразу не заладились, показалась ей намного ближе, чем многие из её знакомых
- Дом, - теперь уже вслух сказала Алиса, - вечное мельтешение слуг, какие-то гости, которым надо улыбаться, делать вид, что тебя ужасно интересует их нудная болтовня, и отвечать на их дурацкие вопросы.
Алиса вспомнила огромные, помпезные комнаты, очень красивый, но такой неуютный сад, где полагалось ходить строго по предназначенным для этого дорожкам.
- Нет, я совсем по нему не скучаю. И ещё, там совсем не любили Чуда, и все время его прогоняли.
-Вы просто не знаете, что такое дом, юная лэри, - грустно произнес Лэм. – Извините, но у вас его просто не было.
-А что такое дом? … Особняк в столице с холодными залами, полными парадной мебели, и длинными коридорами. Куча комнат, в которых люди бывают только по праздникам…, - пробормотала Алиса.

Лэм задумался, как будто вспомнил что-то.
-Не всегда. У меня, к счастью, было по-другому, - медленно проговорил он. – Маленький уютный домик, увитый плющом. Стены внутри по старинке обшиты деревянными панелями. В гостиной в углу – белый рояль, у окна – мольберт и всюду вазы с цветами. Библиотека с огромными полками до самого потолка. Можно забраться с ногами в удобное кресло и погрузиться вслед за автором в неведомые миры. Большие окна до пола выходят прямо в сад. А там – яблони. Перепрыгнешь через подоконник, и только шторы шумят за спиной….

Маленький домик как будто воочию возник на темном берегу. Тай взмахнула головой, отгоняя это наваждение, и подбросила в костер еще одно полено. Шум взметнувшегося пламени успокоил разыгравшееся воображение собравшихся, а сам Лэм с каким-то мрачным взглядом уставился на огонь. «Чуть немного приоткрылся и снова спрятался», - усмехнулась про себя Тай. – «И что он там, в костре найти думает?»

Все вопросительно уставились на Тай. Мол, твоя очередь... Тай улыбнулась Алисе:
- Длинные коридоры - это просто замечательно! Мы с братом так любили по ним гонять. Дом у нас был, правда, огромный. И половина стояла не жилая. Вот там мы зажигали светильники, редко-редко, и гоняли на досках. Папа нам сделал. Доска и снизу колесики. Одной ногой стоишь на доске, а второй отталкиваешься. Делали себе плащи из чего-нибудь и носились по полутемному коридору! Плащи развеваются, картины мелькают, пола почти не видно…. Как будто летишь! Правда, иногда не туда, куда направляешься, но все равно летишь. А еще мы излазили все тайные ходы. Тот, кто строил зам... дом, явно не любил парадных коридоров. У него свои были, личные. Мы с братом даже план составили коридоров и комнат. Дом в доме получился.
Алиса прикрыла глаза, представляя двух детей, со смехом несущихся по коридору. Ей такого не позволяли никогда. По крайней мере, очень были недовольны любой, даже безобидной шалостью…
-А как назывался ваш зам… эээ дом? - поинтересовался Лэм. - И зачем ваш отец делал эти доски? Их можно и в лавке купить.
«Вот, гад, мало того, что заметил мою оговорку», - недовольно подумала Тай, - «так еще и скрывать не собирается, что заметил».
- Далеко не все можно купить в лавке, - Тай невозмутимо смотрела в глаза Лэма. - Ваша брошка, серебряная чайка, что она обозначает? Вот что-то крутится в памяти, а поймать мысль не могу.

Лэм ухмыльнулся, но ничего не ответил. Проводница встала и отправилась готовить спальные места. Довольный Най, то есть уже Волчок снова принялся резвиться вокруг нее. Лика с улыбкой смотрела на скачущего пса, и настроение у нее потихоньку налаживалось. В общем, жизнь не так и грустна. А после ужина, быстро приготовленного Тай, девочки и вовсе повеселели.
Стемнело удивительно быстро, словно кто-то набросил на лес темное одеяло. И только маленький кусочек, освещенный догорающим костром, казался островком жизни в сумраке ночи.
- Пора укладываться, - Тай решительно кивнула девочкам на их спальные места. – Завтра встаем рано, так что, кто не выспится - я не виновата…
- А посидеть у костра? – расстроилась Лика. – Поговорить....
- Да, а поговорить? – кивнула Алиса, старательно пряча зевок.
- Наговоримся еще, - поддержал Дан проводницу. – Вот догоним вора, и будем разговаривать, никуда не торопясь. А сейчас давайте, укладывайтесь, я пока наберу еще хвороста и присмотрю за костром.
– Да, мы первые дежурим, - важно заявил Кактус. – А чья смена вторая?
- Да не надо никакой смены, - махнула рукой Тай. – У нас сторож есть. – Волчок поднял ухо и вильнул хвостом. – Давайте уже спать.
Ворочаясь на жесткой земле, Лэм успел подумать, что путешествия в воображении все-таки несколько комфортнее – там в бок не впиваются камешки, усердно закопавшиеся в песчаный берег! Но усталость давала себя знать, и последнее, что видел Лэм, засыпая на неудобном ложе, - профиль Тай, освещенный бликами костра, словно десятком свечей…. Вспомнить, почему этот профиль показался ему знакомым, он уже не успел.

0

59

Утро для всех началось со звонкого лая Волчка. Пес изображал, что охотится на засевшую на дереве белку. Та не спешила ни убегать, ни падать в обморок от страха перед грозным охотником, кидаясь вместо этого прошлогодними орехами. А Тусик что-то насвистывал, подбадривая обоих.
- Волчок, перестань гонять зверюшек! – услышала Лика голос Тай. Гавканье сменилось виноватым повизгиванием.
- Ладно, будет у нас вместо будильника, - отметил Дан. – Все равно пора вставать. Грант Лэм, Лика, Алиса, просыпайтесь!
- Еще пять минуточек, - сонно попросила демонесса и перевернулась на другой бок. – Я еще чуть-чуть посплю…
Анликка тоже бы с удовольствием повалялась, но, во-первых, мешало отсутствие кровати, а во-вторых, хотелось показать себя лучше этой избалованной девушки из Демо.
- Уже встаю, Дан, - сказала она, выбираясь из-под одеяла и слегка поеживаясь. Солнце уже поднялось высоко, хотя в лесу было все еще прохладно.
«Ой, а ничего, что я без «мэстрэ» его назвала?! – мысленно ужаснулась Лика, сообразив, что ляпнула. – Ладно, будем надеяться, что он не заметил!»
- А где здесь можно умыться? – вслух спросила она.
- К ручейку сходи, - посоветовала Тай, проверявшая припасы. – Так, Волчок, сознавайся, ты в сумках рылся?
Пес даже уши прижал от такого несправедливого обвинения. Потом мотнул головой в сторону мирно щиплющей травку Сюзи. Пони невинно взмахнула длинными ресницами и потихоньку стала отступать к деревьям, волоча за собой обрывок веревки.
- Поздравляю, лэры, булочек у нас больше нет, - прокомментировала проводница. – Хорошо, хоть хлеб внизу лежал.
- Еще один повод догнать воровку сегодня, - съязвил Лэм, пока Тусик изображал голодный обморок.
После недолгого завтрака путешественники отправились дальше. Волчок бежал впереди с гордым видом и изредка оглядывался на свой эскорт: не потерялся ли кто. Похоже, ему очень нравилось быть главным.
Лика опять шла пешком, уступив пони Алисе. Кто спорит, Сюзи была просто лапочкой, но после коней из домашних конюшен больше напоминала ожившую плюшевую игрушку. Так что уж лучше на своих двоих!

Вдруг Волчок резко остановился и сделал стойку на густые заросли кустарника.
- Это мы уже вора нашли? – ахнула Алиса. - А вдруг вор не один?
На нее хором шикнули, и с удвоенным вниманием продолжили сверлить взглядом зеленую стену листьев.
- А мне говорили, один, - возразил Тусик, однако с плеча Дана на всякий случай перебрался в капюшон – там безопаснее.
- Он мог встретиться в лесу с сообщниками, - вполголоса проговорил Лэм.
Открытая полянка почему-то показалась до ужаса неудобной, и люди заозирались в поисках укрытия. Первой не выдержала Лика. Откопать в сумке артефакт оказалось минутным делом, а активировать его – и того быстрее.
Посреди поляны полукольцом поднялась двухаршинная земляная стена, надежно отгородившая путешественников от опасных кустов.
- Ты что творишь? – удивился Дан, усилием воли отгоняя мысль о засевшем в кустах стаде чвыриков. – Кто тебя учил так силой разбрасываться?
- А как надо?
- Ну, хотя бы вот так, - оценив надежность стенки, маг бросил в кусты молнию-хлопушку. Даже если такая ни в кого и не попадет, шуму будет все равно много, а значит, противник себя хоть как-то, но покажет.
Молния взорвалась, разбросав вокруг сияющие искры, а из кустов выскочило нечто маленькое, мохнатое, и с ходу взлетело на дерево.
- Шишкарь, - отстраненно прокомментировала Лика. – И почему я сразу не вспомнила?!
Дан тоже засмеялся.
- А что такое шишкарь? – тут же спросила Алиса.
- Лесной житель, вроде нашего знакомого пыжика, - пояснил маг. – Единственное, что умеет, - это пугать.
- Зато как! – вздохнула Тай.
- Да, странное ощущение, – заметил Лэм. – Хотя… по здравому размышлению, целой банде разбойников в кустах делать нечего!
- Все зависит от того, что они ели на ужин, - фыркнула Тай. – Ладно, идем дальше!

И погоня продолжилась. А шишкарь еще долго сидел на дереве и ворчал себе под нос что-то неодобрительное о прохожих, которые ходют и ходют, молоньями швыряются, а потом у лесных хозяев вещи пропадают.

Отредактировано Алька (2008-12-29 21:45:13)

0

60

Страх, накрывший всех липкой паутиной, исчез, даруя освобождение. Даже дышать стало легче. Все понемногу оживились. Волчок принялся с удвоенной силой скакать по округе, однако окрик хозяйки несколько умерил его прыть.
- Хватит уже белок гонять да нечисть тревожить, - Тай потрепала пса по холке, - давай вора ищи. Он в деревню заходил, помнишь, следы видели, и вышел оттуда не сразу, время потерял. Так что – иди, работай, не так уж намного он нас и обогнал.
Волчок радостно махнул хвостом и умчался вперед по тропинке.
- И много у вас тут водится таких шишкарей? – осторожно поинтересовался Лэм.
- Мы по кромочке Заповедного леса идем, - ответила Тай. – А в Заповедном лесу нечисть вольготно гуляет.
- Они обычно смирные, на толпу не нападают, только на одиноких путников. Чтобы те запаниковали да с тропинки сбились, - смущенно объяснила Лика. - А тут собака его потревожила, он сам испугался и нас пугать начал. Ну, а мы и поверили. А разве у вас в лесах нету шишкарей? – удивилась мэстрэя.
-Никогда не слышал о них, - пожал плечами Лэм.
-Я думаю, возле столицы, - а вы ведь живете в Лаборато? - обратился Дан к демону, дождался кивка и продолжил, – нечисть встретить сложно. В принципе, для нее, конечно, никакая Стена - не преграда, и, скорее всего, с давних времен нечисть вольготно жила в обеих долинах. Но потом с развитием науки ваши ученые мужи слишком уж заинтересовались природой нечисти и принялись ее активно исследовать. Чем, конечно, отпугнули. С другой стороны, не так много лесов у вас осталось возле столицы. Прогресс требует жертв. А нечисти нужен темный лес. Вот такой, - и он кивнул направо, где за ажурной зеленью кустарников хмуро проступал дремучий бор.
- А как же домовики? - удивилась Лика. – Им-то темный лес не нужен.
- Не нужен, - Дан кивнул и продолжил лекцию. - Домовики – существа особо щепетильные, они не в каждом доме жить будут. Вообще-то, нечисть имеет божественное происхождение. Для того чтобы она обрела силу, в нее надо верить. Поэтому домовики живут только там, где в них верят, молочком подкармливают… В деревнях Демо, я думаю, еще помнят легенды про нечисть, и, вероятно, в лесах живут и шишкари, и лесовики, да и домовики, наверное, свои жилища еще не покинули… А в городах… Вот скажите, грант, когда вы в последний раз ставили на пол блюдечко с молоком?
Лэм удивленно взглянул на мага, не понимая – то ли тот шутит, то ли проверяет его..
-А сам-то? – выручил демона Кактус. – Ты сам давно ставил на пол угощение для домовиков?
-А чего мне его ставить? Я точно знаю, кто тут же выпьет все молоко и потом будет стонать, что отравился, - Дан привычным движением скинул вылезшего на плечо хомяка обратно в капюшон .
-А разве молоком можно отравиться? – удивилась Алиса, тревожно поглядывая на Чуда.
-У Кактуса аллергия на молоко, - пояснил маг, - но это его никогда не останавливало!
_________________

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.