Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 121 страница 140 из 277

121

Пост Альки.

Лика лежала и изучала потолок. А тот, кстати, казался уже совсем привычным и знакомым. Еще пара дней в таверне, и фамильный замок окончательно забудется. Да что там, он уже сейчас кажется таким далеким и почти сказочным.
В дверь кто-то тихо поскребся, и в комнату заглянула Алиса. На этот раз, слава Болте, демонесса держала в руках кота, а не какой-нибудь букетик из белены.
- Спишь? - Алиса с порога выжидающе рассматривала Лику. - А мне скучно. Хорошо, вот, Чуд нашелся. Нагулялся.
- Заходи, - Анликка откатилась к дальнему краю кровати. - Дашь кота погладить?
- Ну, это если он позволит, - гостья водрузила кота на подушку. Нагулявшийся по лесу Чуд принюхался, осмотрелся, но более удобного места не нашел и начал разминать подушку когтями.
- Забавный, - одобрила Лика, почесала кошака за ухом и перешла к делу. - Слушай, я все равно собиралась идти к тебе, чтобы спросить - что за грибочки ты собирала? Помнишь, как они выглядят?
- А тебе зачем? - удивилась Алиса.
- Засушу и отвезу домой. С ними много чего придумать можно, - подмигнула плутовка.
- Ну, ничего себе! А ты, оказывается, нормальная...
«Комплимент сомнительный, но все равно приятно», - призналась себе Лика, а вслух сказала:
- В основном, у нас за все пакости Ален отвечал. А мы с Релом ему только помогали.
- Мы в пансионе тоже любили так развлекаться, - припомнила Алиса. – Помню, как-то раз коврик для ног клеем пропитали, и наша классная дама к нему приклеилась. Нам, конечно, потом досталось, но ведь урок хороших манер мы все-таки сорвали! Но меня обычно редко наказывали, потому что доказать ничего не могли.
- Да нас тоже, - Анликка мечтательно улыбнулась. - По-моему, старшие до сих пор все странности на шмысей списывают.
- Не ругайся! - привычно напомнила Алиса.
- Чего?
Магичка выглядела озадаченой. Вот уж чего, а ругательств в ее речи не значилось.
- Ну, этих, серых, вслух не поминай, - пояснила Алиса. - Не принято это у нас!
- А нам еще в детстве нянюшка про них сказки рассказывала! - засмеялась Лика. - И про Санта-Болту тоже. Хочешь, расскажу?
- Ну, я на уроках закона божьего обычно спала, поэтому - давай!
- Значит, так…
Сидел как-то Санта-Болта на Стене, смотрел по сторонам, и вдруг взбрело ему в голову погулять. Слез он со своего места и пошел по дороге, куда глаза глядят. Шел он, шел, и пришел к избушке-развалюшке. Заглянул в окно, а в доме за столом сидят старик со старухой и ужинают. Залез Санта-Болта на стол, чтоб поговорить с ними о жизни и о мироздании, а они его и не узнали. За обычное куриное яйцо приняли и решили разбить и съесть. Дед бил-бил – не разбил, бабка била-била – не разбила. А тут шмысь бежал, хвостиком махнул, Санта-Болта упал со стола да и разбился!
Старик со старухой и оглянуться не успели, а Санта-Болта уже опять на Стене сидит и на все четыре стороны смотрит. Шмысю обидно стало – сидит на Стене такой белый круглый Санта-Болта, и все ему нипочем. Решил он его еще раз разбить. Но Стена-то высокая – не допрыгнешь. И стал он тогда подкоп под нее рыть, чтоб Стену свалить и Санта-Болту достать. С тех пор и роет. А вот как Стена упадет, так и продолжение будет. А пока – все!
- Ну и ужастики вы в детстве слушали! И вообще - ересь! - объявила Алиса и попыталась стукнуть Лику подушкой. Чуд, которого невежливо стряхнули на покрывало, обиженно зафырчал.
- Да ладно, вот мой папа утверждает, что Санта-Болты вообще нет! - плутовка увернулась от удара, чуть не брякнувшись с кровати. - И ничего, священным кирпичом по макушке пока не получил.
- Вот правильно у нас говорят, что все плуты, особенно маги, - варвары и безбожники, - покачала головой Алиса, пытаясь изобразить на лице любимое выражение бывшей классной дамы - этакую набожность с оттенком негодования.
- Сами вы варвары! А насчет безбожников... Знаешь, это простолюдинам в Болту верить положено. А мы должны быть умнее!
Анликка изобразила знатную лэри, и, следовало признать, получилось у нее несколько лучше, чем у Алисы.

0

122

Тай спустилась с крыльца и, нервно потирая виски, отправилась к малиннику. Крупная и ароматная малина горела на солнце. Может, попросить пыжика помочь, как вчера Лике? А то голова просто распухла от этих девчонок. Ну, это надо - нанюхаться веселых грибов вместо завтрака?! Клиса смеялась аж до слез, слушая рассказ Тай. Да, в пересказе оно смешно: как Хизер потеряла дар речи, глядя на метания кур, внезапно лишившихся дома. А тогда вот ни капельки не смешно было.
Тай присела, издали заглядывая под малину, ну, не шерстить же все кусты в поисках Козявочки? Неудобно получилось, обещала познакомить пыжика со снегурой, да за всеми неожиданностями забыла. Ага, вон она! Тай увидела сидящую на земле Козявочку и начала подниматься. Внезапно сильный удар буквально подбросил проводницу в воздух. Она полетела вперед, перевернулась, сгруппировалась и постаралась как можно быстрее подняться на ноги.
Напротив нее, опустив рогатую голову, стоял соседский козёл Сволочь. Имя было совершенно точным отражением его характера. Как и цвет длинной волнистой шерсти, абсолютно черный. С неимоверной изобретательностью он выбирался с хозяйского двора и открывал охоту на прохожих. Терпели козла только как замечательного производителя. Козлята, рождавшиеся при его непосредственном участии, получались сплошь крепкие, унаследовавшие красивую длинную шерсть. Черных и сволочных, по счастью, среди них не было. Обожал и беспрекословно слушался козёл только свою не менее стервозную хозяйку. И вот это бородатое чудище стояло напротив Тай, опустив рога и разгребая землю копытом, с явным намерением продолжить потеху. Проводница растеряно потирала ушибленное место, когда козёл кинулся в атаку. Тай, не желая получить рогами в живот, мгновенно перешла в боевую ипостась. И перед козлом вместо беззащитной женщины вдруг оказалось нечто жуткое с длинными когтями, серой курчавой шерстью и оскаленными клыками.
Козёл попытался затормозить всем, чем мог. На влажной земле отпечатались борозды от всех четырех копыт и зада. Зад оставил самый глубокий след. Опрокинувшись на спину и истошно мекая, козёл взбрыкнул в воздухе ногами, вскочил и унесся прочь. Разыскивающая его хозяйка распахнула калитку постоялого двора в тот самый момент, когда козел вознамерился сделать то же самое при помощи рогов. Женщина упала на спину, получив удар рогами, и по ней проскакали острые копыта. Тай, уже в своем обычном виде, смеялась, согнувшись пополам и вытирая слезы .Проводница не видела, как у Клисы, вышедшей за ней и остановившейся в дверях, мгновенно побледнели губы, и снегура отпрянула назад в комнату.
А на улице вслед Сволочи несся лай Волчка. Еще щенком полуволк немало натерпелся от злобного козла и теперь от души радовался позорному бегству рогатого. Вбежавший к калитку Варис увидел смеющуюся проводницу и бросился к ней.
- Тетя Тай, что случилось?- мальчик внимательно осмотрел следы на земле.- Тут стоял, копытом рыл, а тут...Ой, как он пытался остановиться!
Мальчик пытливо посмотрел на проводницу, опять на следы. На его лице явно читалось разочарование пополам с детской обидой:
- Тетя Тай, ты оборачивалась?! А я не видел...
-Пришлось, - не стала отпираться Тай,- Подкрался, как будто на цыпочках, и кааак боданул...Знаешь, так быстро в боевую личину я еще не перекидывалась.
И они рассмеялись вместе.
Волчок крутился вокруг, поскуливая и взвизгивая, как будто вспоминал вместе с людьми выходки козла. А, как всем известно, забавный случай - это неприятность, случившаяся не с тобой!
Тай потрепала пса по холке, и, улыбаясь, пошла к себе.

0

123

совместно с попутчиком

-Вы с ума сошли! – Дан последним вышел из появившегося во дворе таверны телепорта и резко обернулся к Лэму. – Пойдемте в сад, нечего торчать на виду, нам надо поговорить.
Он развернулся и быстро пошел вперед.
Верт, Астра и Лэм переглянулись и, не сговариваясь, последовали за магом. Стоящий у калитки Варис проводил их удивленным взглядом.
Дан почти дошел до малинника, резко обернулся и обвиняющее уставился на Лэма:
- Вы соображаете, что делаете? Как можно лезть в телепорт со взведенным пистолетом? Вы не подумали, что курок можно сдвинуть и магией перемещения? И в кого вы собрались стрелять? Что за бандитские привычки – размахивать оружием?
Лэм несколько растерянно взглянул на пистолет, отжал курок и спрятал оружие в карман
- Странные привычки у мирных ученых в вашей стране, - осуждающе покачал головой хомяк, сидящий на плече Дана. – Как что не так, сразу за пистолет хвататься…
- Я думаю, обычно наш грант занимается не мирными делами, - губы мага изогнулись в презрительной ухмылке, - и к науке они не имеют никакого отношения.
- И как вы это определили? – не менее саркастично отозвался Лэм.
Теперь мужчины стояли друг напротив друга, словно на дуэли, и хотя пистолетов у них не было, но слова вылетали не хуже пуль.
- Одна ваша беседа с градоправителем чего стоит. И где вы научились так торговаться? Вы же этнограф, - выплеснул свои подозрения Дан.
- Да. А этот тип - представитель довольно распространенной народности: чиновник взяткоберущий, - усмехнулся Лэм. - И я говорил с ним на его родном языке.
- Затем вы довольно легко переспорили менялу... И после этого вы будете утверждать, что вы - простой ученый?
- Нет, не буду. Утверждать что-то, доказывать - не вижу смысла.
- Зачем вам нужно было попасть в Обменник? Зачем вы вообще явились в Пристенки без багажа, без слуг? Для чего вам это инкогнито?
- Мэстрэ Дан! - взгляд Лэма стал ледяным, а губы изогнулись почти в оскале. - Я убедительно прошу вас, не стоит лезть в мои дела. Они вас совершенно не касаются.
- Вы сами втянули нас в «ваши дела», - глаза Дана потемнели, и фамилиар уже с тревогой поглядывал на взъяренного мага. - С вашими тайнами, вашей ложью и этой вашей странной брошью, которую самый известный бандит Пристенков принимает как пароль или опознавательный знак.
Верт недоуменно и немного испуганно переводил взгляд с одного мужчины на другого. Слишком много впечатлений за одно утро выбили парня из колеи, и ему хотелось немного покоя, чтобы осознать увиденное, самому разобраться: кто прав и кто виноват... Но покоя, похоже, не предвиделось.
- Лэры, давайте обсудим все спокойно... - попытался он унять мужчин, но его попросту не услышали.
- Не выдумывайте ерунды, мэстрэ, - презрительно бросил Лэм, - ваша подозрительность становится маниакальной, я не обязан отчитываться перед вами. Если вы что-то себе вообразили – это ваши проблемы.
- Вот именно, мои, значит, мне их и решать, - маг сжал губы, прикрыл на мгновение глаза, мотнул головой, и когда снова заговорил, голос его был сосредоточенным и очень холодным. - И, чтобы быть уверенным, что я не веду детей в хитро расставленную ловушку, я должен убедиться, что подозреваю вас зря, - Дан чуть расставил ноги и вынул из карманов руки. Тусик, лучше всех знающий мага, испуганно присвистнул, с укоризной взглянул на Лэма и перевел серьезный взгляд на Астру.
Та и сама чувствовала, что еще немного – и грянет взрыв. А при взрыве, как известно, прилетает всем. И ведь не укрыться. В Обменник путь закрыт надолго… Значит, надо попытаться взрыв предотвратить. Хотя бы из чувства самосохранения. Конечно, маг выглядит усталым, но кто их, магов, знает – может, от усталости они еще злее…
Астра кивнула хомяку, тихонько отступила за кусты, метнулась за угол и со всех ног кинулась в пристройку, здраво рассудив, что если кому под силу справиться с двумя разъяренными мужчинами - так это Тай…

Верт с тревогой поглядывал на взъерошенных спутников, но, натолкнувшись на сердитые взгляды обоих, больше не вмешивался.
- Вот и решайте, мэстрэ, свои проблемы, - Лэм расправил плечи, - а мои оставьте мне. Моя жизнь вас никак не касается.
- Значит, не трогать ни ваши проблемы, ни ваши секреты, ни ваш опознавательный знак? - как-то напевно спросил маг, и легко послал пасс в сторону оппонента..
Верту показалось, что между двумя мужчинами проскочил вихрь и словно заключил их фигуры в единый кокон. Воротник сюртука Лэма отвернулся сам собой, явив на свет маленькую серебряную чайку.
- Так, что же это у нас за значок? - маг, прищурившись, смотрел в глаза Лэма, который почему-то не шевелился, и Верту стало не по себе. Он оглянулся и увидел, что в окне второго этажа таверны к стеклу припали Алиса и Лика. Парнишка хотел позвать девочек, справедливо полагая, что при них мужчины не станут продолжать ссору. Но тут его отвлек крик хомяка:
- Дан, не стоит, ты и так устал, не надо, не вздумай!
Чем-то обеспокоенный хомяк прыгал по плечу мага, верещал, махал лапками и даже пытался укусить того за ухо. На шее Тусика раскачивался странный амулет, который зверек не снимал всю дорогу...
И вдруг этот амулет засветился странным фиолетовым светом. Такие же всполохи пробежали по кокону, который обволакивал мужчин, яркая вспышка… - и кокон развернулся в большую полупрозрачную картину, на которой виднелись очертания просторной комнаты, уставленной безделушками. Посреди комнаты стояла старая женщина в ярко-синем платье с маленькой коробочкой в руках. Верт моргнул от удивления и тут же заметил, что, в отличие от обычных рисунков, изображение на странной «картине» двигалось и менялось. Дама медленно, как будто совершая некий ритуал, раскрыла коробочку, вынула из нее уже знакомую серебряную брошку и протянула руку, словно вручая чайку кому-то, кто находился тут, по эту сторону «картины».
В этот момент Лэм попытался что-то сказать, но неведомая сила держала его, как будто опутанного невидимой веревкой, да еще и с кляпом во рту. А события на «картине» продолжали развиваться. Дама отступила назад, замерла, и вместо нее возник ее портрет. Колыхнулись белые занавески на окнах, изображение мелькнуло, и тут же по занавескам побежал огонь. Языки пламени охватывали каждый предмет в комнате - какие-то картины, роскошные кресла, заваленный книгами стол, стоящий в углу рояль. Последними они добрались до портрета, изображение дамы покорежилось и исчезло.
Верт перевел взгляд с видения, вызванного непонятным волшебством, на лицо Лэма. Тот стоял с каменным лицом, его обычная ухмылка куда-то пропала, а губы дрожали. Замерший рядом Дан выглядел не лучше: пальцы мэстрэ шевелились, как будто он пытался остановить собственное заклинание и не мог этого сделать. Глаза мага все еще сверкали от гнева, но сквозь него пробивалось удивление – то ли из-за того, что он увидел, то ли, что это волшебство вообще удалось. Но самое странное впечатление производил неподвижно застывший Тусик. Зверек словно окаменел, и только медальон на его шее испускал ровный фиолетовый свет…

0

124

совместно с ВОЛЧИ и ФАЭЛЬ

Шум во дворе заставил Клису прервать разминку и подойти к двери. Увиденная картина повергла ее в такой шок, словно земля вдруг ушла из-под ног. Тай, та самая Тай, которая поила её целебными отварами и развлекала историями, оказалась оборотнем... врагом её народа.
"Зачем?.. - неслись в голове беспорядочные мысли, - что им всем от меня надо? Они же знают, что оборотни нам враги, так зачем спасать раненого врага? Разве... Чтобы потом поразвлечься охотой на снегуру или продать подороже тому охотнику. Подлые... подлые...."
Обида неожиданно выступила жгучей влагой на глазах. Клиса отпрянула от двери, раздраженно вытирая непрошеные слезы. Воины не плачут.
- Больше ни за что здесь не останусь, - бормотала снегура себе под нос, лихорадочно бросая в сумку свои вещи, успевшие поселиться вокруг кровати. - Больше никогда не поверю незнакомцам, даже если они притворяются хорошими и спасают тебе жизнь! Кто знает, что они захотят взамен? Для них ведь наш род ничего не значит...
- Так, ты с Козявочкой-то будешь знакомиться? - с порога начала Тай и остановилась, увидев резво хромающую по комнате Клису. - Это что еще за гонки?!
Кли решила, что не о чем ей разговаривать с врагом, и на вопрос отвечать не стала, а только хмуро зыркнула в сторону проводницы, не отрываясь от своего занятия.
"Притвора. Обманщица. Все они подлые. Надо же, даже теперь делает вид, что ничего не понимает!"- зло думала она, пытаясь всунуть в сумку сверток, который никак не хотел влезать.
- Подруга, тебя что, бешеный комар укусил? - Тай недоуменно смотрела на снегуру. - Тогда надо за мэтрэ Хургом послать. Или хоть травку какую приложить.
- Не надо ни за кем посылать! - снегура аж подскочила, услышав обращение. Подруга! Она еще смеет ее так называть! Решение не разговаривать с врагом мигом забылось. - И прикладывать мне ничего не надо! Это всех вас тут кто-то покусал! Все люди, которых я встретила тут - ненормальные! Вы все притворяетесь, лишь бы достичь своих целей, а потом бьете под дых! Не думаю, что отец смог бы выжить в этом мире... - снегура с трудом переводила дыхание. От мыслей об отце вновь навернулись слезы.
-Детка, - Тай мягко подошла чуть ближе. - а может ты сядешь, успокоишься и объяснишь нормально, что случилось?
- Что тут объяснять? - ядовито ответила Кли. - Я не желаю принимать помощь от врага моего рода, как и не желаю оставаться в этом доме. Надеюсь, ты не возражаешь? Или у тебя были другие планы?
- Врага?! - Тай широко открыла глаза, - Да еще и рода? Что же такого плохого я сделала роду снегуров?
Клиса презрительно усмехнулась.
- Не пытайся казаться глупее, ты прекрасно поняла, что я имела ввиду твое происхождение. Род оборотней причинил немало бед моей семье. Вы всегда, с древнейших времен облизывались на наши земли, и сейчас лезете к нам, не гнушаясь никакими средствами. Так что мы враги и только враги.
- Ах, вот оно в чем дело...- Лицо проводницы стало каменно холодным, - Видишь ли, я - совершенно отдельный оборотень, и все оборотни мира меня как-то мало интересуют, равно как и их порядки, обычаи и вековая вражда. Так что, может, забудем про некоторые особенности моего организма и перейдем к спокойному диалогу?
Снегура на минутку растерялась от такого количества непонятных слов, и главное - от смысла, который скрывался за ними, но тут же вспомнила жуткие истории, слышанные с детства, и растерянность ушла.
- Все оборотни злые, подлые и жестокие, - процедила она. - Это у вас в крови. Вы на все готовы, чтобы захватить то, что вам не принадлежит! И люди здесь такие же, так что оставаться здесь я не собираюсь больше ни минуты, - Клиса молниеносно сдернула с пояса широкий нож. - И не пытайся меня задержать!
Тай посмотрела на снегуру, сощурила глаза, ставшие вдруг желтыми, пожала плечами и отошла от двери.
- Да, благородная снегура, может быть свободна. Только в лес далеко не ходи, а то подстрелят опять. А Странных Придурков и Злобных Оборотней рядом может и не оказаться.
Что-то в словах, а может голосе Тай на мгновение заставило Кли усомниться в своей правоте, но тут на пороге возникла та самая красноволосая девица, за которой Тай и отправилась в этот злополучный лес.
"Из-за нее все и заварилось. Воровка. Но почему-то на свободе. Ясно же, все они заодно," - не в силах более сдерживать раздражение, снегура оттолкнула легкую девчонку и прошипела презрительно:
- Воровка!
У калитки Клиса столкнулась с каким-то мальчишкой.
- В воротах не стой – лесного Хозяина впустишь! - рыкнула она, и быстро, насколько позволяла раненная нога, похромала в сторону леса.
_________________
Чудны дела твои ,Господи, в информационном пространстве!

0

125

Совместно с попутчиком.

Козявочка сидела в кустах, с тревогой наблюдая за разворачивающейся на ее глазах сценой: Дан и Лэм стояли друг напротив друга, словно два хищных зверя, готовые напасть друг на друга…
«Это нехорошо! Это неправильно!» - пульсировали в голове пыжика беспокойство и страх. Ведь не могут же люди, такие добрые, уже не раз ее спасавшие, разговаривающие с ней, как будто она тоже была человеком, вдруг так измениться?!.. Не может быть такого!...
Человеки перебрасывались резкими фразами, смысл которых Козявочка понимала очень смутно. Куда больше ее волновало другое: Козявочка почувствовала хорошо знакомую магию шишкарей. Воздух вокруг мага и Лэма был буквально пропитан страхом… а уж напускать его шишкари умели как никто в лесу, кроме, разве что, Хозяина…
«Вон оно почему!» - поняла пыжик. – «Страх и не до того доводит…»
Она зябко поежилась, и в этот же момент вокруг Дана и Лэма закрутился вихрь…
Козявочка вжала голову в плечи, не в силах отвести взгляда от человеков… Воздух словно уплотнился, и в нем отразилась человека с таким же, как у Лэма, крупным носом. Она протягивала кому-то блестящую маленькую птичку... А потом Козявочка увидела пожар… в нем горел чей-то дом, и это было так страшно, что хотелось закрыть глаза, зажмуриться и спрятаться подальше, чтобы не вспоминать… треск горящих деревьев, стонущих и падающих на землю… крики птиц… обезумевших зайцев, ежей и мышей, бегущих из пламени в пламя… родных пыжиков, которые остались где-то в этом страшном огне… дым, от которого тяжело дышать… обожженные шерстку, лапку и желание оказать где угодно, лишь бы не было вокруг огня…
Внезапно медальон на шее Тусика ярко вспыхнул и тут же погас. Дан побледнел, пошатнулся и как-то мягко опустился на колени, а потом и вовсе лег на землю. И Тусик, сидевший на плече мага, так нехорошо, страшно упал рядом и остался лежать неподвижным комочком.
Зато зашевелился, приходя в себя, Лэм..
Но наблюдать за ним Козявочке было некогда. Она со всех ног бросилась к маленькому рыжему тельцу, которое недвижимо застыло на земле.

0

126

Совместно с Еленой.

Лика подумала, что все складывается отлично. Вот и Алиса оказалась не такой уж плохой, и Дан вернулся и теперь на полянке ругался с демоном. «Ну, это-то вообще хорошо и правильно, - решила Лика, окончательно успокаиваясь и отворачиваясь от окна. – Хотя послушать следовало бы…»
- А не пойти ли нам в сад? – предложила Алиса, пришедшая к тому же выводу. – Поздороваться…
- Могут заметить, - задумчиво отметила Лика.
- Ничего, придумаем что-нибудь! – демонесса подхватила на руки кота и первой вышла за дверь, а колдунья зачем-то еще раз обернулась к окну. Разливавшийся над полянкой фиолетовый свет ей не приглянулся сразу.
- Шмысь с ними, с предлогами! – девушка слетела вниз по ступенькам, чуть не врезавшись в стену, да и Алиса еле успела увернуться от шустрой подруги. – Бежим! Там Дан зачем-то колдовать вздумал!
- И что?
- Не станет маг просто так колдовать во время спора.
- Тогда бежим!
И девушки наперегонки помчались по саду.

***

Дверь пристройки захлопнулась с каким-то неприятным звуком. Несколько мгновений Тай стояла, не сводив с нее пристального взгляда, но все-таки сумела взять себя в руки и обернулась к Астре.
Воровка смотрела на проводницу с недоумением, явно не понимая, чем вызвана эта странная вспышка гнева со стороны снегуры. Нет, за последние годы она привыкла к оскорблениям, но когда тебя презирают без причины, все-таки как-то неуютно. «И что за шмысь ее укусил? Вроде я ей ничего не сделала…» - мелькнула в голове мыслишка. Но спрашивать у проводницы что-то не хотелось. На лице Тай было написано, что с лишними вопросами к ней сейчас лучше не соваться. Вдруг как-то не так отреагирует. Кто их знает, этих оборотней? И вообще, она сюда по делу пришла.
-Тай, - начала Астра. – Там в саду Дан с Лэмом сцепились… Дан после Обменника какой-то дерганный! Они там, за конюшней...
Проводница встрепенулась, и подробности общения двух мужчин полетели уже в спину Тай.

За конюшней глазам проводницы открылась безрадостная картина. Ошеломленный Верт в каком-то ступоре смотрел на лежащего на земле Дана и валяющегося без сознания Тусика. Рядом замер Лэм. На первый взгляд, демон ничуть не пострадал. Только его безжизненный взгляд свидетельствовал - «этнограф» был шокирован произошедшим.
- Шмысь вам в ...- проводница оглушительно засвистела. Лэм, очнувшись, вздрогнул, а из-за конюшни выскочил Волчок. Шерсть на загривке пса стояла дыбом, а зубы скалились в глухом рычании, собака была готова к обороне Тай или хозяйского двора. Этот свист означал крайнюю степень опасности или срочности.
-Волчок, приведи мэстрэ Хурга. Сроч-но, - последнее слово Тай произнесла по слогам. Собака коротко гавкнула и кинулась в сад. Тай сжала зубы так, что на скулах заходили желваки. Она обернулась к Лэму, и тому вдруг показалось, что глаза проводницы стали желтого цвета, а косички на голове превратились в плотный серый шлем. Лэм закрыл глаза, пытаясь избавиться от наваждения, а когда открыл снова, Тай резко повернулась к нему спиной. Десятки косичек летели веером над ее плечами от резкого движения.
"Почудится же такое..." - мелькнуло в голове у Лэма.
-Что это было? – сухо произнесла проводница.
-Дан принялся колдовать, возникла какая-то картина, там была дама, какой-то пожар, - попытался объяснить Верт, но сбился.
-Похоже, что ваш бесценный маг заподозрил меня во всех грехах этого мира, - с обидой процедил Лэм, - и решил поковыряться в моем прошлом. Но что-то у него не задалось…
Плечи проводницы как-то странно дернулись.
- Я понимаю, когда эти малолетние драблы, - Астра удивлено посмотрела на Тай, но ту понесло, и она уже не обращала внимания, какое впечатление производит на окружающих, - устраивают разгром курятника под похабные свадебные песни с выкапыванием садовых насаждений. Они на свободу вырвались из светских застенков! Но вы, Себастьян? Что, тоже на свободу?
- Вам подобные слова не к лицу, лэри, - Лэм возмущенно скривил губы. - И вообще, этот прославленный маг накинулся на меня со странными обвинениями, полез ко мне в душу, а виноват во всем - я?!
- Может, стоило быть попроще с людьми? – Тай обернулась к Лэму и ехидно прищурилась. - Тут вам не императорский двор. Тут никто на вашу руку и кошелек не облизывается.
- Да?!- Лэм красноречиво кивнул на Астру.
- Ой, только не прикидывайся идиотом! В том кошельке лежала такая мелочь! Во всяком случае, для тебя, - проводница неожиданно перешла на «ты». - Ведь прекрасно понимаешь, о чем я говорю...
В этот момент Тай почувствовала, как кто-то теребит ее за штанину. Внизу стояла Козявочка с полными слез глазами и повторяла:
- Шишкари, это шишкари виноваты – их магия. Все испугались и стали ссориться… Тай бы тоже испугалась шишкарей.
Проводница подхватила пыжика на ладонь.
-Да, - подтвердила она. - Тай бы тоже испугалась. Только от шишкаревого страха Тай рвет шишкарей на мееелкие кусочки. И эти шишкастые пролазы прекрасно меня знают... Эх, надо было с вами идти, Лэм. Подождала бы вас в лесу, зато шишкари, шмысь их погрызи, поостереглись бы...
Из-за конюшни, встревожено озираясь, выскочили Лика с Алисой.
-Ой, Дан! Что случилось? - юная магичка бросилась к учителю.
- Все хорошо, - отозвался Дан, лежа на травке и изучая небо. Вставать маг даже не пытался.
- А я как будто верю, - пробормотала Лика себе под нос и, как учили, попробовала разобраться, что же сделал с собой героический мэстрэ.
Как ни странно, разобраться получилась. Магическое истощение вообще не узнать трудно, тем более что дома перед глазами был неплохой пример.
Кто спорит, в семье Кеон всегда все отлично: и дети без способностей не рождаются, и магических истощений не бывает, а Рауль вэн-Фаир, один из многочисленных дядюшек Лики, просто уехал путешествовать. И не знают посторонние, что на самом деле маг не рассчитал сил и лишился способности колдовать на несколько лет, а может, и навсегда. Теперь дядя Рауль бродит по поместью, ворчит на всех и постоянно ругается, что не оказалось в свое время рядом с ним толкового мага, чтоб силой поделился. Тогда, может быть, все бы закончилось по-другому.
- Мэстрэ Дан, я могу помочь? – осторожно спросила Лика, пытаясь вспомнить, что и в каком порядке следует делать. И следует ли вообще, потому что перечень противопоказаний к этому методу занимал в книге целых две страницы.
- И думать не смей! – кажется, Дану тоже попадался этот учебник. - А если и с тобой что-то случится?!
- Как скажете, - сдалась девушка со смешанным чувством облегчения и разочарования. Конечно, побыть героем-исцелителем приятно, но – вдруг ошибешься? И не будет ни целителя, ни пациента…
Лика растерянно огляделась по сторонам. Помощи ни от кого ждать не приходилось. Ну, что они понимают в магии? Вот так что хочешь, то и делай.
- Козявочка! – девушка внезапно заметила малинового пыжика, уже перебравшегося с ладони Тай поближе к Тусику. – Как хорошо, что ты здесь! Скажи, а Дану ты помочь можешь?
- Дану? – переспросила пыжик. – Не-е-ет, Дану я спеть не могу…
- Но ты же мне помогла, - расстроилась Лика.
- Так ты наша, к земле близкая, я просто тебе ее силы передала, - виновато посмотрела на нее Козявочка. - А Дану как помочь? Он другой... и Тусик другой… совсем другой…
Крупная слеза скатилась по носу Козявочки, поглаживающей хомяка по мягкой щеке.
«Значит, не получится… - расстроено вздохнула про себя Лика. – Ну и ладно, я Дана все равно не брошу. А что, можно же остаться с ним, заботиться, помогать…»
Расшалившееся воображение подсунуло картинку, как она кормит Дана, сидящего в кресле-качалке, манной кашей с ложечки.
- Так что это? – спросил Лэм, заметив, что лицо магички приобрело мечтательно-отсутствующее выражение.
- Вам лучше знать, - огрызнулась Лика. – Это же вы во всем виноваты!
- Я?! – оторопел демон. – Я вообще-то к нему и пальцем не притронулся! Если мэстрэ что-то с собой и сотворил, то уж точно без моей помощи!
Голос проводницы прервал этот обмен любезностями.
- Мэстрэ Хург, спасибо, что вы так быстро, - обращаясь куда-то за спину Лэма, произнесла Тай. – У нас тут проблема...
Пожилой маг, слегка запыхавшийся от быстрого бега, кивнул головой и опустился на корточки возле Дана. Тот попытался кивнуть, поздороваться, но даже на это сил, видимо, не осталось, и Дан только виновато улыбнулся. Затем перевел взгляд на Лэма, чуть прищурился, словно пытаясь что-то сказать, и опять отключился.
- Что с ним? - всхлипнула Алиса.
- Вот сейчас нам мэстрэ Хург и скажет, что, - вздохнула Тай. - Дайте врачу осмотреть больных.
Маг-целитель, сосредоточенно закрыв глаза, проводил обследование. Козявочка сидела возле Тусика и, всхлипывая, гладила его по ушкам, бормоча что-то неразборчивое.
- Элементарный перерасход сил! От такого опытного человека никак не ожидал, - мэстрэ Хург осуждающе нахмурился и скомандовал. - Уже можно переносить.
- Давайте ко мне, - Тай раздраженно вздохнула. - Ближе, и на второй этаж тянуть не надо. И вообще может мне у себя приют для болезных открыть? Благотворительный...

Пристройка Тай быстро наполнилась народом.
-Сюда, в гостиную, вот, на диван можно…, - командовала проводница.
Лика положила Тусика рядом с хозяином, и мэстрэ Хург продолжил свою работу, обращаясь в основном к магичке, как будто она была его ученицей. Остальные столпились вокруг Дана, и только Лэм с безразличным лицом принялся мерить комнату шагами, делая вид, что изучает интерьер.
-... так вот, юная мэстрэя, извольте понаблюдать, к чему приводит безрассудная трата энергии. А также не менее безрассудная попытка использовать заклинания чуждой магической стихии, - пожилой маг занудно прорабатывал Лику. - Однако у мэстрэ Дана есть возможность восстановить свои силы, а вследствие частого применения галюценомицетов маг становится якобы всемогущим, но потеря сил не восстанавливается. Происходит полное выгорание!
- Я нечаянно... - попыталась оправдаться Лика.
- В вашем возрасте неизбежны ошибки. Главное - делать из них правильные выводы... – словно не слыша девушку, мэстре Хург продолжил воспитательный процесс.
Неожиданно за дверь раздались странные возгласы, шипение и тихий рык.
-Что там еще? - нахмурилась Тай, направляясь в прихожую.
-Откуда у вас эта картина, лэри? - догнал ее вопрос Лэма.
-Племянник подарил, - не задумываясь, ответила Тай. Ее мысли были заняты громкой возней на крыльце.
Лэм, прищурившись, еще раз внимательно взглянул на картину, на которую он почему-то не обратил внимания в тот день, когда общался с Ванишем. Замок, стоящий на скале и отражающийся в озере, как в зеркале.
«Увы, два и три я сложить пока что могу», - ухмыльнулся Лэм и вспомнил, как жалел когда-то, что не успел купить эту картину у Вильгельма дель Стамп. Но тот объяснил, что подарил работу своей эксцентричной тетушке, по просьбе которой она и была написана. Лэм тогда удивился, почему Вилли назвал Таисию дель Стамп, эту седую чопорную матрону, эксцентричной. Да… если бы в те дни он увидел ее в облике проводницы из Пристенков! Вот такую тетушку Тай чопороной никак не назовешь...

А Тай, даже не подозревая, что необдуманным ответом раскрыла свое инкогнито, изумленно наблюдала за развернувшимися перед ее глазами маневрами.
Возле крыльца глухо рычал и слегка скалился Волчок. За ним, прижав к груди пушистые зеленые лапки, стояла Козявочка, которая в суматохе отстала от остальных. А на крыльце, выгнув спину, наворачивал круги Чуд. При попытке кого-то из двоих гостей войти в дом, кот подпрыгивал на всех четырех лап одновременно и бил в воздухе выпущенными когтями. Зрелище было весьма грозным. Конечно, если бы Волчку нужно было уничтожить противника, он бы справился. Не без потерь для себя лично, но... А так умный полукровка терялся: громко шуметь он опасался, грозный рык на наглого гостя не действовал, и пес топтался на месте.
-Так, - во время очередного прыжка Тай схватила Чуда за шкирку. - Ты чего это тут хозяйничаешь? - проводница чувствительно встряхнула кота. Тот попытался извернуться и тяпнуть держащую его руку. - Ах, даже так?
Чуд полетел в спальню и шлепнулся на кровать, а из-за закрывшейся двери ему посоветовали подумать о том, как следует себя вести в гостях.
Козявочка, воспользовавшись моментом, проскользнула в дом, добежала до дивана, шустро взобралась на него и начала опять гладить Тусика.
- Не беспокойтесь, уважаемая, - попытался успокоить Хург пыжика. - Он просто спит и выздоравливает...
- Плохо спит, - не соглашаясь, покачала головой Козявочка. - Очень плохо...
Целитель наклонился, еще раз провел ладонью над хомяком и пожал плечами.
-Давайте поедим? В большом зале уже накрыли стол. Мэстрэ Хург, надеюсь, вы с нами? Да и больному надо отдохнуть…. - проводница обвела гостиную взглядом, наткнулась на изображение замка, на совершенно спокойное лицо Лэма, хмыкнула и развела руками, признавая свое поражение. Но только Лэм понял, что означал этот жест.

0

127

Было тепло и мягко. И совсем не хотелось просыпаться. Но солнце сияло ярко-ярко, даже сквозь веки. Тусик улыбнулся и открыл глаза. Все вокруг было сероватым, словно в легкой дымке. И эта дымка звенела.
Тусик прищурился, но дымка не исчезала, она, наоборот, становилась плотнее и ярче. Хомячок попытался убежать от нее, но стоило ему обернуться, как он увидел, что он не один в этой дымке. За его спиной стайкой летели пирожки.
Пышные, красивые, они восхитительно пахли яблоками, мясом, рисом и свежей малиной.
- Ну, ничего себе явление, - запрыгал хомячок, – стойте, я с вами…
Пирожки удивленно остановились и начали снижаться. Они обступили хомяка, низко поклонились и повели вокруг него хоровод. Сначала у хомячка закружилась голова, но потом он привык к вращению и увидел, что один пирожок уже надкусан. На нем явно были следы хомячьих зубов.
Тусик потянулся к нему, собираясь доесть надкушенное. Но пирожок вдруг взвизгнул и вытащил из-за спины большие ножницы. Остальные пирожки злобно посмотрели на хомяка и тоже достали ножницы. И громко, перекрывая неумолкаемый звон, защелкали ими.
- Режем-режем и стрижем, - противно запели они, приближаясь к Тусику. И он понял, что он – не хомячок. А сиреневый глюк, веселый и легкий, и ему нельзя подпускать к себе этих – с ножницами. Иначе его остригут, и удивительная летучая шерстка пойдет им на носки, а сам Тусик не сможет летать, и не спасут даже крылья…
Тусик попытался улететь, но пирожки помчались за ним, по-прежнему щелкая ножницами.
Отважный глюк легко лавировал между вырастающими из-под земли деревьями, он парил над горами и реками, но пирожки, щелкая ножницами, мчались за ним... И невесть откуда взялись маленькие орешки с розовыми перепончатыми крылышками, они мешались, пересекая дорогу, противно щелкали и пытались ухватит Тусика за хвост…
Хвост?
Тусик оглянулся и замер прямо в воздухе. У него был шикарный пушистый сиреневый хвост! Такой красивый!
Но тут огромный орех подлетел к хвосту, щелкнул скорлупками с зубами, и хвост полетел вниз… Прямо к пирожкам. Те окружили хвост и забыли о глюке. Жалеть о хвосте было некогда. Надо было спасаться…
Тусик попытался спрятаться на облаке. Там было мягко и хорошо…
Хотелось задремать, опустить уставшие ушки… почему ушки? Тусик с ужасом ощупал уши – нет, неправда, они были обычные, маленькие. Это крылья устали от полета. И тут он увидел огромный переливающийся сачок, который невидимый отсюда пирожок навел на беззащитно лежащего на облаке хомяка… или глюка? Наверное, глюка, зачем кому-то ловить хомяка? Это глюки – редкие животные и они нужны всем, даже надкушенным пирожкам…
Тусик взлетел почти к самому солнцу и с радостью увидел, как от жары пирожки стали быстро румяниться и падать. Вниз. На огромные сияющие подносы. Там их уже ждали жрецы Санта-Болты в мантиях, из-под которых выглядывали пушистые сиреневые хвосты. Они расхватывали подносы с горячими пирожками и бежали к храмам, где шумели толпы паломников.
Их было много, так много, что у Тусика снова закружилась голова, и он спустился пониже, чтобы еще немного подремать на уютном мягком облаке...
Он закрыл глаза, и ласковое солнышко погладило его по голове, почесало за ушком и прошептало знакомым голосом:
- Бедный малыш, спи… Когда ты проснешься, я угощу тебя пирожком...

0

128

Лика постаралась долго не задерживаться за столом. Наскоро перекусив, она направилась к наставнику, захватив поднос с едой. В конце концов, Дану тоже надо что-то есть. Не забыла она взять и пару булочек для Тусика, а то хомячок как придет в себя, обязательно решит, что его специально не кормят, и страшно обидится.
- Ты куда? – Алиса остановила Лику на выходе.
- К Дану, конечно, - пожала плечами девушка. – А что?
- Слушай, я тут подумала, коты – они же лечат, да? – для наглядности демонесса подхватила Чуда подмышки и продемонстрировала Лике. – Давай попробуем мэстрэ кошками полечить, а?
- Ну, не знаю, - с сомнением покачала головой магичка. – Если б кошки как-то влияли, наши бы уже об этом знали. Хотя, что мы теряем? Идем!

- Ого, какая делегация! – Дан приподнялся на локте, приветствуя девушек. – А что с такими лицами? Все же хорошо…
Лика скептически посмотрела на слабого мага, едва шевелящего ложкой, на сопящего хомяка и покачала головой. Нечего сказать, «хорошо»… Сидящая на подлокотнике дивана Козявочка тоже печально вздохнула. И тут Тусик очнулся. Он поднялся, покрутился на место и уставился куда-то в пространство.
- Ну, ничего себе явление! – воскликнул хомячок, подскакивая на месте. – Смотрите, летят!
- Кто летит? – уточнил маг, настороженно глядя на фамилиара.
- Да пирожки же! – Кактус подскочил, словно пытаясь поймать нечто невидимое. – Вон стайка порхает – эти с яблоками, а те, что повыше, - они с рисом, наверно…
- Он тоже, что ли, грибочками угостился?
- Боюсь, что все намного хуже, - покачал головой Дан, с тревогой глядя на фамилиара. – Кактус, очнись!
Тусик, не обращая внимания на мага, подпрыгивал на диване, пытаясь ухватить несуществующие пирожки.
- Малыш, ну, что ты? - попытался дотянуться до него Дан.
Хомячок хлопнул себя по лбу:
- Я вспомнил! Я же глюк, я летать умею…
- Видимо, придется обращаться за помощью к псионикам, - бледный маг серьезно взглянул на Лику. - И чем быстрее, тем лучше.
Лика прикусила язык, удержав рвущуюся с губ фразу: «А я вам говорила!», и спросила:
- А что все-таки с ним?
- Если б я еще знал…
Хомячок перескочил со спинки дивана на стол, чудом не вписавшись лбом в тарелку жаркого.
- И здесь подстерегают! – уставился на тарелки грызун. – Что, тоже на носки пустить хотите? Летающих носочков вам не хватает, да?! А вот и обойдетесь! Я и от вас улечу!
Он принялся скакать по столу, сбивая чашки и даже не обращая внимания на столь любимые им булочки:
- Эх, да что ж сегодня за погода такая? С таким ветром и без крыльев недолго остаться…
- Ой, мамочки… - Алиса прижала к себе Чуда так, что тот еле удержался, чтобы не вцепиться ей в руку. Но потом вспомнил, что он, по сути, добрый и домашний, и лишь придушенно мяукнул. – И что с ним теперь делать?!
- И ко мне уже крадется какая-то зараза с сачком! – продолжал бушевать Тусик.
Дан попытался поймать хомячка, но тот шустро увернулся от рук еще слабого мага и продолжил свой бег по столу.
- Позови мэстрэ Хурга, - попросил Дан Алису, и та торопливо бросилась выполнять поручение.
- И толку от него, - тихо прокомментировала Лика. – Эти сельские маги…
- Позволь тебе напомнить, что я тоже не аристократ, - нахмурился мэстрэ.- Хург делает то, что может и что должен. А если он не лезет в сферы, в которых не разбирается, так это не трусость, а профессионализм.
- Как скажете, - послушно кивнула Анликка, оставшись при своем мнении. Она осторожно подхватила хомячка, готового упасть со стола, и передала Дану.

Вместо одного мага Алиса привела всю компанию.
То ли все успели проникнуться такой любовью к хомяку, то ли никогда раньше не видели сумасшедших грызунов, так подумала Лика, отметив, сколько народа набилось в комнату.
- Явно псионический удар, - вынес вердикт Хург, осмотрев хомяка, который теперь пытался кусаться и кричал, что на носки не дастся. – Наверно, зверька стоит усыпить…
- То есть вы даже не попытаетесь ему помочь? – со злостью спросила Лика.
- Ну что вы, лэри! Вы меня не так поняли! – замахал руками маг. – Я имел в виду лишь то, что ему стоит пока поспать.
- Пока – что? – продолжала допытываться девушка.
- Пока мы не найдем толкового псионика, - объяснил наставник развоевавшейся подопечной.
- Здесь?!
- Ну, в Пристенках тоже живут маги, - задумчиво сказал Дан. - Кто-то ведь говорил мне о маге-псионике, которого надо бы навестить. Вот только кто…
- Ну, например, здесь неподалеку, в Шмысевых Куличках, живет молодая мэстрэя Ингрид, кстати, магистр псионики. Она, конечно, немного чудаковатая, но… - Хург провел рукой над хомячком, мимоходом прогрузив зверька в глубокий сон. Козявочка тут же съехала по обивке дивана со своего насеста и устроилась рядом с Тусиком.
- Ингрид? – оживился Дан. – Точно, ученица Ванды! Сама Ванда мне и рассказывала. Тогда можно считать, что нам повезло. Едем к ней!
Дан попытался приподняться, но Тай его остановила:
- Лежи уже. Сама всем займусь.
Лика вздохнула, понимая, что если ничего не придумать, то ее оставят здесь, опять дожидаться Болта знает чего, пока все будут путешествовать!
- Учтите, пожалуйста, что я поеду с мэстрэ Даном, - как можно увереннее объявила она.
- И я с вами, - Козявочка вцепилась в Тусика так, что было сразу ясно - оторвать пыжика не сможет никакая, даже самая магическая сила.
- И я! – объявила Алиса.
- Да это дилижанс нанимать придется! – возмутилась проводница.
- Неплохая идея, - раздался холодный голос Лэма. – Думаю, здесь я смогу вам помочь. Вы позволите, мэстрэ? – и, не дожидаясь ответа, направился к выходу.
-Постойте, лэр, - Дан говорил тихо, но уверенно.
Лэм обернулся. На его лице появилась какая-то фальшивая улыбка, но глаза смотрели сердито.
-Я не должен был применять магию, - Дан смотрел на демона настороженно и, как показалось Лэму, немного виновато, - сорвался, извините. Но зачем вы лгали нам? Вы же понимаете, что даже маленькая ложь вызывает большое недоверие? К чему эти игры, эта конспирация?
-А вам не кажется, дорогой мэстрэ, – Лэм был как-то неестественно любезен, - что, если я играл в эти игры, то у меня на это были свои причины? Почти у каждого человека есть тайны, – Лэм насладился тишиной, которую вызвали его слова, и продолжил: - Но… об этом мы поговорим немного попозже, мэстрэ. Сейчас для меня самое главное – здоровье Тусика… Ну, и ваше – тоже, - неискренне добавил он. - Я не стану дискутировать с человеком, которого на руках отнесли в постель и кормят из ложечки.
-Ничего, я скоро встану, - улыбнулся Дан.
-Ну, вот тогда мы во всем и разберемся, - склонил голову Лэм и, выходя из пристройки, нарочито осторожно прикрыл за собой дверь.

0

129

совместно с Морисом

Лэм вышел из пристройки и застыл на крыльце. Хорошую задачку подсунула его гордыня – найти под вечер дилижанс в незнакомом городе. Что же, придется немного смирить ее и отправиться с расспросами к знающим людям, хотя бы к той же Хизер.
Во дворе таверны хозяйки не было. В большом зале тоже. Лэм заглянул на кухню – там стоял какой-то гвалт, царила веселая суматоха, вкусно пахло свежей выпечкой. Кухарка с судомойкой что-то обсуждали у плиты, поваренок прислушивался к их разговору, помешивая содержимое огромной кастрюли. У длинного стола служанки резали овощи и мясо. А в углу сидел уже знакомый Лэму слуга – тот самый парень со странной прической.
-Вы кого-то ищите, грант? – раздался за его спиной голос Хизер. Лэм обернулся.
-Именно вас, лэри, - ответил он. – Не могли бы вы мне помочь в одном важном деле?
-Чем я могу вам помочь?
- Будьте добры, лэри, подскажите мне — где я могу нанять карету? Причем карету большую, вместительную…
- Большую карету? Это вам нужно на почтовую станцию... Больше, пожалуй, у нас и нет нигде таких. Только, согласится ли почтарь, вот вопрос, - хозяйка немного помолчала и предложила. - Знаете, а пошлю-ка я с вами Олафа. Он покажет, где это, и договориться поможет. – Паренек, все это время прислушивавшийся к разговору, вскочил и подошел поближе.
- Я и сам в состоянии договориться, - приподнял бровь Лэм.
- Нисколько не сомневаюсь, грант, - усмехнулась Хизер. - Но мальчик вас проводит, а то вы ведь города не знаете, еще заплутаете....
-Ну что же, я принимаю ваше предложение. Только… - Лэм запнулся, но собрался с мыслями и продолжил, - пожалуйста, не называйте меня больше «грантом».
-Как вам будет угодно, лэр, - без тени удивления ответила хозяйка.

Бэмц оказался довольно занятным городком, хоть размером и не вышел. Лэм немного удивился, что почтовая станция находится в самом центре, так как Олаф повел его именно туда.
Вообще, мальчик сумел произвести впечатление на Лэма. Выйдя из таверны, Олаф спрятал свои волосы под холщовой повязкой, расправил плечи и словно стал выше и серьезнее. По дороге он рассказывал демону о городке, показывая дома, улицы, лавки и магазинчики. Причем рассказывал паренек связно и интересно, а его интонации с каждым шагом становились все увереннее. А главное - почтовая станция оказалась на другом конце Бэмца.
- Пойдемте, уважаемый, к почтарю, - Олаф привел Лэму к длинному сараю, примыкающему к покосившемуся зданию конторы почтовой станции. - Ему в следующую поездку дилижанс отправлять только завтра к вечеру, так что и на сегодня, и на полдня завтра они свободны. И Кнут, кучер, и дилижанс. Только... - мальчик замялся, - вы учтите, лэр, почтарь - выжига и жмот. То есть жадина...
-Ничего, это все решаемо... - Лэм решительно двинулся к сараю. - Веди.
Следующие полчаса Олаф провел с удовольствием глядя, как Лэм решает проблему. Сначала демон поинтересовался, какая из карет свободна, потом обошел её, многозначительно хмыкая и морщась. Заглянув внутрь, он опять хмыкнул, покачал головой и приступил к переговорам.
Торговались собеседники долго и увлеченно. Олаф даже не знал, за кого болеть. Почтарь жаловался на кризис, выдвигал новые условия. Но, в конце концов, мастерство Лэма победило, и дилижанс вместе с кучером поступили во временное владение чужака до следующего полудня, а в руки почтаря перешла внушительная стопка монет...

Отредактировано Талинна (2009-05-11 19:05:58)

0

130

Совместно с Волчи

Клиса выскочила из калитки и припустила по улочке Бэмца, перепугав чьих-то кур. Ей казалось, что в городе она просто задыхается. К счастью, Бэмц скоро оказался позади, и прихрамывающая снегура очутилась в лесу. Пусть не в родном, где можно не опасаться чужих глаз, ненужных встреч, где знакома каждая развилка, но все же в лесу, подальше от этих…
Как она могла так слепо верить людям? Как не разглядела истинного лица Тай? Ведь сколько слышала историй о лицемерии оборотней, об их притворстве, и попалась, как глупый щенок…
Клиса нервно выдохнула сквозь зубы и только прибавила шагу.
Через час, когда раненая нога уже ломила по-настоящему, она остановилась на каком-то пригорке. Внизу расстилался лес. Где-то там, затаившись, ждал своего часа охотник, а позади остались люди и оборотни, готовые в любую минуту предать. То ли от глупой жалости к себе, то ли от температуры защипало в носу.
- Что-то я совсем раскисла, - вздохнула Кли. – В таком состоянии по Тропе точно не ходят.
Она привычно развела крохотный костерок, только чтобы чуть согреть озябшие пальцы. Привычно потянулась за сумкой и вспомнила, что не то, что провизии, глотка воды умудрилась не взять с собой в дорогу.
Нет, точно чем-то подпоили ее оборотни. Совсем разум потеряла.
Клиса несколько раз глубоко вздохнула, старясь привести мысли в порядок. Так, сперва найти воду, потом выспаться, потом... А вот потом – она решит завтра. Или отлежится где-то в укромном убежище, чтобы с новыми силами искать отца. Или пойдет за помощью к своим. В двух днях пути есть небольшой клан горняков, с которыми у снегуров установлены добрые торговые отношения…
Маленькая речушка протекла не так и далеко, но снегура сто раз пожалела что неосмотрительно выбрала место стоянки не у воды. С одной стороны, конечно, безопаснее, понятно, что в лесу у воды все как раз и ходят. С другой – ныла раненая нога, хотелось спрятаться под уютные ветки, забиться в самую глубину кустарника и просто выспаться, ни о чем не думая, не вспоминая, не пытаясь понять…
Клиса свернулась клубком и через несколько мгновений заснула, успев подумать, что надо не забыть затушить костер…
- Нет, ну ничему не хочет учиться! - знакомый голос разбудил Клису, кажется, через мгновение после того, как она провалилась в сон. - Опять безо всякой защиты спит, ага.
У костра сидела знакомая девушка с косой и осуждающе смотрела на снегуру.
- Снежка, ты откуда? – обрадовалась Клиса, но чрез мгновение насторожилась. – Ты за мной следишь?
- А как же, обязательно, - кивнула девушка, достала откуда-то котелок с водой и пристроила над огнем. – За тобой не присматривать, ты таких дел натворишь…
- Каких это? - прищурилась Клиса.
- Да вот не знаю, - девушка перекинула косу, - но каких–то ты точно натворила, ага. Кто-то же в тебя стрелял? И почему-то ты очутилась в этом лесу без еды и злая на весь мир?
- Откуда ты знаешь про то, что в меня стреляли? Ты кто? Ты сними заодно? – Кли села и подозрительно уставилась на ночную гостью.
- Ну, откуда ты такая недоверчивая на мою голову, ага, - вздохнула Снежка, и внезапно ее лицо стало строже, над пышными волосами разлилось сияние, а тонкая охотничья хламидка превратилась в роскошный голубой плащ, – работа у меня такая – приглядывать за вами, снегурами…
– Подожди-ка… Глаза, коса, голубой… плащ? Ты - Снегурочка?!
- Снегурочка, ага. Она самая. А чего ты удивляешься. Это ведь ваш народ в меня верит, так что и являться я должна именно вам. – гостья пожала плечами, подкидывая в огонь пару веток.
- Мне никогда не являлись боги… - Клиса во все глаза разглядывала мифическую… или уже вполне реальную, богиню. Так это ты спасла первого снегура?
- Спасла, ага. На свою голову!
- В смысле? – резкий ответ гостьи удивил её не меньше самого явления. – Что значит «на свою голову»?
- А то и значит. Ты, конечно, знаешь легенду, которую у вас рассказывают? Про спасение первого снегура огненным дыханием, про мою непорочность и артефакты? – Кли заинтересовано кивнула, ожидая продолжения. – Так вот, все было не совсем так. Ладно, я тебе расскажу, а ты пока давай, пей, вон, отвар, - Снегурочка кивнула на закипевший котелок - Я что, зря травки собирала да кипятила?! Ага, я и готовить умею! И была я не совсем богиней изначально, ага. Точнее, совсем не богиней, – уже знакомая манера разбавлять речь странным словом «ага» немножко мешала слушать, но любопытство пересилило, и Кли, устроившись поудобнее, приготовилась внимать. Нет, а как еще назвать общение с живой легендой? Хотя и постоянно «агакающей»…
- Была я обычной воровкой Снежкой из плутовского Пристенка. И угораздило же меня вляпаться в не очень хорошую историю, ага. В общем, вляпалась и сбежала. Решила, что на Севере меня искать не будут. Правда, не с пустыми руками сбежала, а тиснула у заезжего мага мешок какой-то. По привычке скорее, даже времени не было вовнутрь заглянуть. А этот бородатый растяпа в красном тулупе даже не заметил. Свистнула, значит, и в бега, ага? Дошла я, значит, до гор, а там один из ваших домой с охоты возвращался. Да так возвращался, что ни одного трактира не пропускал. Удачная, видать, охота была. Ну и свалился в лужу, прямо возле очередного места попойки. Лужа-то мелкая, но дураки и в стаканах тонут. Пожалела его, из лужи вытащила и давай местным самогоном растирать, чтоб обморожения не было. Да чихнула неудачно, прямо в костер, искра на него и попала. Ваш же самогон 100-градусный, ага. Он как полыхнул, краше факела. Хорошо, я его вовремя потушила. А этому «охотнику» только на пользу пошло. Отогрелся.
– Ну да, что ему сделается, у нас регенерация ускоренная, - Кли нервно хихикнула, догадавшись, что за «огненное дыхание» применила «богиня» для спасения утопающего.
- Угу. Так этот дурак очухался и решил меня осчастливить. Лаской, ага. А я как глянула на его лапищи, когти эти, так и представила, как он меня ими в приступе «ласки» на ленточки кромсает. Пришлось непорочной сказаться, мол, обет приняла и все такое. Вроде поверил. Тем более, что самогон, которым он лечиться продолжал, дошел, наконец, до головы, так, что у твоего предка глаза туманом заволокло. Заснул он, а я в мешок залезла, посмотреть, что ж я там такого наворовала-то. Да ничего не поняла. Я ж не магичка, а воровка. Забрала то, что подороже выглядело, а все остальное рядом с ним бросила и ушла.
- Н-да, вот тебе и тайна Непорочной Снегурочки, – пробормотала себе под нос Кли. - И тут все началось с воровки…. никакой романтики, но постой! Это все случилось несколько столетий назад. Что ты тут делаешь вообще. Ты кто? Привидение?!
- Если бы привидение, ага. Ты ж не знаешь, что дальше было. А дальше, лет через восемьдесят, когда я умирать собралась, окруженная детьми и внуками… впрочем, чего это я. Ни детей, ни внуков у меня и не было. Собралась я, значит, в Застенок. Глаза закрыла. Открываю, а я в зале каком-то. Камин, столики-диванчики. И письмо на каминной полке «Для Снегурочки». Открыла, а там… мол так и так, «в вас верит целый народ… построили храмы и алтари… жертвы приносят, молятся… посему быть вам теперь богиней…». Там ещё что-то про излишек энергии и веры и баланс всего сущего. Но я не вчитывалась. С тех пор я - богиня. Не много с меня толку, но вот так, ага?
Клиса с минуту молчала, осмысливая только что услышанное, и вдруг подскочила от неожиданной мысли:
- Слушай… раз ты теперь богиня, так скажи мне, где отец!
- Ага, - Снегурочка поморщилась и насмешливо глянула на свою… подопечную. – Я слышу только тех, кто ко мне напрямую обращается. Да и то, если у алтаря или в храме. Народец-то у вас не то, чтобы большой, ну и возможности мои ограничены.
- А почему ты мне явилась?
- Да ты когда за алтарем пряталась, так громко меня благодарила потом, что разбудила. Ну, мне и стало любопытно. У меня ж развлечений-то - только за вами наблюдать, да иногда коллега заходит на чашку самогона. Вот и все веселье. Ну, могу порой остановить, когда вы совсем уж на чужие происки ведетесь. Вы же, снегуры, после двадцати пяти такими наивными становитесь, словно дети. Да и до этого… Вот ты знаешь, что еще лет двести назад вы с оборотнями жили в полном согласии и дружбе? А с тех пор, как маги нашли в ваших горах свое сокровище, вдруг оборотни и снегуры стали такими врагами, такими врагами... - Снегурочка печально вздохнула и поднялась. – Ладно, совсем скоро стемнеет. Пойду я. И тебе пора.
- Куда пора? – удивилась Клиса.
- В какую сторону идти – решать только тебе, - улыбнулась Снегурочка, на глазах превращаясь из подружки в богиню. - Но – пора…
Неожиданная гостья растворилась в воздухе, а Клиса немного посидела у костра, вспоминая события последних дней. Потом взглянула на потемневшее небо и заторопилась в обратный путь. Сказки – это хорошо. Но нельзя безоговорочно верить старым сказкам…

0

131

На Бэмц спустилась ночь, город потихоньку затих и погрузился в дрему, поэтому прибытие дилижанса не осталось незамеченным. Кучер, явно стараясь доказать, что его квалификация достойна полученных монет, устроил целое представление – на полной скорости подкатил к таверне и резко остановился, да так, чтобы дверцы дилижанса оказались напротив калитки. Лошади громко фыркнули, но послушно встали. Все это сопровождалось громогласными «Но!» и «Тпрууу», разлетевшимися на всю округу. Уснувшие было собаки города Бэмца ту же устроили дружное обсуждение, высказав на своем языке все, что они думают о негодяях, нарушивших их покой.
Олаф соскочил с козел и опустил подножку. В ту же секунду Лэм почувствовал неловкость. Паренек, с которым они вместе добывали карету, превратился в слугу. Это показалось неуместным, особенно здесь, в Пристенках.
«Похоже, я отвык от столичной жизни», - мелькнуло в голове у Лэма. Искренне поблагодарив Олафа, он вылез из дилижанса.
-Ну что, мы свое дело сделали,- Лэм положил руку на плечо парню, - а теперь дело за этой магичкой…, как ее там, Ингрид.
Мальчишка радостно улыбнулся и кивнул, мол «Ага, мы справились», но было видно, что его что-то беспокоит.
-Думаю, открывать ворота и заводить туда экипаж - смысла нет. Все спокойно выйдем через калитку. Да… и что ты хочешь сказать? – Лэм внимательно посмотрел на присмиревшего Олафа.
-А можно…мне с вами?
-Ну, парень, это если разрешит твоя хозяйка, - развел руками Лэм. - Ведь неизвестно, сколько времени мы пробудем у магички. А как же твои обязанности? … - и, глядя в погрустневшее лицо мальчишки, добавил с улыбкой: - Ты, конечно, можешь сказать лэри Хизер, что твоя помощь будет для нас незаменима. Если ее это убедит… Любезнейший, - обратился он к кучеру, - вы пока подождите нас здесь, мы скоро…
-Да уж, подожду, - пробурчал кучер. – Ваши деньги - ваше дело. Только…
-Я помню, к двенадцати часам дня вы должны вернуться, иначе почтарь превратит вашу голову в тыкву. Странные у него, конечно, угрозы, - Лэм ухмыльнулся и вслед за Олафом вошел в калитку.
Несмотря на поздний час, в таверне явно не спали. Во многих окнах горел свет. Старший сын Хизер караулил на крыльце, а у забора, рядом с Волчком, на корточках примостился Варис. Олаф с торжествующей улыбкой взглянул на хозяйских сыновей:
-Карета подана, - громко заявил он и бросился в большой зал разыскивать Хизер.
Тем временем, привлеченная шумным прибытием, во двор вышла Тай. Проводница была одета в дорогу, с вещевым мешком. Вслед за ней, искоса поглядывая друг на друга, выскочили Астра и Алиса с неизменным Чудом на руках.
-Ты достал экипаж? – проводница смерила Лэма взглядом.
-Да, все готово, - кивнул Лэм. – Я арендовал на станции дилижанс, так что доедем со всеми удобствами. Но поскольку я за него отвечаю, мне придется сопровождать мэстрэ. Вы с нами?
-Еще бы, - усмехнулась Тай, - я вас наедине друг с другом больше не оставлю. Только… девчонок придется взять с собой. После всего, что произошло, Хизер наотрез отказалась присматривать за этими… найденышами.
-Подумаешь, - фыркнула Астра. Алиса явно была с ней солидарна, однако предусмотрительно промолчала. Чувствовалась, что девочки немного нервничают – да, денек у обеих выдался нелегкий.
-И не спорьте, - Тай повернулась к недовольным. – После Алисиных кулинарных изысков таверна еле устояла, надо дать людям немного прийти в себя. А тебе…- проводница обратилась к воровке, и ее голос смягчился, - полезно немного передохнуть и подумать, что ты будешь делать дальше.
-А что я? - вспыхнула Астра. - Я как-то жила до сегодняшнего дня, и ничего, справлялась без чьей-то помощи. Так что нечего тут думать. И вообще, я свою часть договора выполнила…
-Ну, не хочешь думать – не надо, - отрезала Тай, - значит, поможешь мне. А то эти горячие головы уже дров наломали… Каждому дело найдется. Мэстрэ Дан пока еще слаб, без поддержки Верта ему не обойтись. Лика с Козявочкой за Тусиком ухаживают…
-Да, получается… один, два, … семь человек, пыжик и кот. И это не считая кучера. Столько народу, и все ради одного хомячка, - улыбнулся Лэм, но тут же выражение его лица изменилось. Из пристройки вышел Дан, потихоньку опираясь на Верта. Рядом шла Лика, держа на руках подушку со спящим Тусиком. За ними семенила Козявочка. Лэм смерил мага холодным взглядом, а его голос вновь стал каким-то льстиво-любезным.
-Мэстрэ, карета подана. Кучер готов отвезти нас, куда угодно. Только, пожалуйста, подождите меня пару минут. Я возьму свой дорожный несессер и буду готов сопровождать вас - и, не обращая внимания на недовольный взгляд Лики, Лэм поспешил в свою комнату.

Кучер был готов ко всему. Что можно было ждать от типа, которому посреди ночи понадобилась не обычная карета, а целый дилижанс? Впрочем, главное, что за свои причуды он хорошо платил. Однако компания будущих пассажиров произвела на него впечатление. Какой-то маг (судя по браслету), рыжеволосый парень, три девицы, спящий хомячок на подушке, лысый кот и… А это что за существо? И это – тоже его пассажир? И всех их провожает Хизер с сыновьями. И еще… нет, только не это!
-Какая встреча, Кнут, - какой шмысь принес сюда эту проводницу? - Конечно, кто еще может быть так падок на деньги…
-Тай… - сморщился кучер, – надо было догадаться, что тут без тебя не обошлось. Всюду, где ты – там какие-то странности.
-Ничего-ничего. Ты смотри у меня, я тебя еще поймаю. Завел привычку – мусор к озеру свозить, - глаза Тай метнули молнию, но в эту минуту из темноты прямо к дилижансу, прихрамывая, вышла сухопарая фигурка, и кучер был забыт.
-Клиса, - обрадованный Верт подскочил к снегуре, - ты где была?
-Гуляла, - пробурчала та.
-А мы тут едем к магу-псионику, у нас Тусик пострадал, - и Верт кивнул головой в сторону
-Медальон…- вспомнил Дан . – Мы медальон забыли. Его надо будет Ингрид показать...
-Я сейчас принесу, - взволнованная Лика быстро огляделась, недоверчиво хмыкнула в сторону Астры, Лэма и сунула подушку стоящему рядом Олафу. – Держи! Только осторожно! – и поспешила в пристройку, не обращая внимания на попытки мага остановить ее.
Олаф с легким недоумением глядел на свалившееся ему сокровище. Тусик тревожно заворочался во сне, мальчишка принялся бережно покачивать подушку, и хомячок довольно засопел.
-Хозяйка Хизер, - затянул парень, - вот видите, я им нужен…
-Лэри, - поддержал его Лэм, - отпустите мальчика с нами. Я готов оплатить его отсутствие.
-Не все можно оплатить деньгами, лэр, - недовольно поморщилась хозяйка.
-Хиз, да отпусти ты его, - Тай усиленно старалась не смотреть в сторону снегуры, - когда еще мальчишке выпадет случай увидеть мага-псионика. А он мне поможет за нашими девочками присмотреть. И на сей раз убережет их от всяких грибочков-ягодок!
-Он убережет… - ухмыльнулась Хизер, - сам еще и вляпается.
-Я буду стараться, хозяйка, ну, пожалуйста, - снова затянул Олаф.
-Хорошо, - сдалась Хизер.
Клиса недоверчивым взглядом осмотрела компанию. И этих людей, которые из-за какого-то хомячка готовы бросить все дела и среди ночи ехать неизвестно куда, она подозревала в коварных замыслах?! Девушка набрала побольше воздуха и…
-Если честно… я извиниться хочу. Перед Тай. И перед тобой, - Клиса сумрачно кивнула в сторону Астры.
От этих неожиданных слов воцарилась тишина. Воровка странно хмыкнула, но промолчала.
- В общем, я тут наговорила много лишнего, - продолжила Клиса. - Простите, я .. вы меня спасли, а я…
- Ладно, - проводница подошла к снегуре. – Наговорила сгоряча… бывает. Ногу, вот, натрудила, по лесу бегая. Эх, молодежь…
-Вот он, - из пристройки вылетела Лика. – Хорошо, что я его подобрала, - и в свете фонарей засверкал уже знакомый амулет.
-Осторожно, - встревоженный Дан чуть не выскочил из кареты, - мы не знаем, почему он так среагировал на магию. Поэтому… лучше, чтобы его взял кто-то без магических способностей.
-Вы позволите мне, мэстрэ? - раздался приторно-сладкий голос Лэма. – У меня точно нет никаких магических способностей. Да и… меня вам явно не жалко.
-Откуда это у вас?
Вопрос Клисы буквально разорвал воздух. Девушка в отчаянии смотрела на медальон в руках Лэма.
-Насколько я понимаю, - спокойно ответил Лэм, - именно из-за этого амулета и пострадал несчастный Тусик. А вот откуда он его взял?
-Я не знаю, - Дан грустно пожал плечами, - а у него сейчас не спросишь… Вот вылечим и тогда…
-Это – вещь моего отца, - выпалила Клиса и, одумавшись, поправила, - вернее, у моего отца был точно такой же.
-В таком случае, довольно разговоров, - Лэм сунул медальон в карман сюртука. – Вы едете с нами, лэри, а по дороге расскажете свою историю. Думаю, что ваша знакомая, мэстрэ, сумеет разобраться с этим медальоном?
-Конечно, Клиса, поехали, - дружелюбному взгляду Верта нельзя было не поверить, и снегура, вздохнув, полезла в дилижанс вместе с остальными.
-Ну-ка, подвинься, Кнут, - пробурчала проводница, залезая на козлы и толкая кучера в бок. – Я тебе дорогу буду показывать. Едем в Шмысевы Кулички!

0

132

Под старой яблоней раскрылся телепорт, и из него выпали два сурка со страшно недовольными выражениями на пушистых мордочках. Один мрачно теребил ошейник с прицепленным к нему телепортационным амулетом, другой сжимал в лапках мешочек с орехами – так сказать, аванс.
Причина недовольства грызунов объяснялась просто – их снова отправили шпионить за вредной колдуньей. Хозяйка, посмотрев на красочное разрушение курятника, сказала, что этого мало, и лучше бы им попытаться застать девчонку наедине с ее сопровождающим.
Нет, ну как будто бы это так легко! Парочка магов вообще-то уже успела подружиться с кучей народу, и как отгонять от девчонки всех лишних - сурки представляли слабо. Если девушек еще можно было попытаться напугать, притворившись мышами, то, что делать с мужчинами, оставалось неизвестным. Да и сама Лика тоже может бояться мышей. Нет, загнать ее на дерево, конечно, интересно, но пользы от этого никакой.
Закопав орехи «на черный день», сурки поспешили к дому, проверить, что произошло за их отсутствие. Как оказалось, они успели как раз вовремя. Люди уже садились в карету, опять собираясь куда-то уезжать. Грызуны профессионально подкрались поближе и запрыгнули на запятки. К путешествиям им уже было не привыкать.

0

133

Козявочка изо всех сил старалась не отставать от человеков и не выпускать из поля зрения Тусика…
Ах, если бы только было можно вернуть тот день, когда она подарила ему эту подвеску… Если бы было можно отмотать время назад, Козявочка сделала бы это не задумываясь, воспользовавшись вторым … и даже третьим отпущенным на ее долю чудом! Но, к большому горю пыжика, это сделать было нельзя…
Тусик, славный, добрый толстячок, лежал на подушке почти бездыханно и безмолвно, не отзывался на ласковые слова, что она шептала ему на ухо, не реагировал на поглаживание по головке и проснулся только, когда Лика принесла булочки, но как странно он себя вел! Хомяк бегал по комнате, кричал какую-то несуразицу и был похож на шишкаря, перепившего березового сока…
«Горе, горе-то какое!» – беззвучно заливалась слезами Козявочка. Переживания за дорогого друга даже заставили ее потерять страх и сначала пойти в таверну, где ее могли увидеть все, кто хотел, а потом и вовсе побежать за человеками и забраться вместе со всеми в странный дом на колесах…
И там, стоя на сиденье, Козявочка тихонько смотрела на Тусика, пока этот странный «дом» (или, как его назвали, «дилижанс») не тронулся с места, и от резкого толчка она не полетела на пол… Человеки охнули, но Козявочку успели подхватить чьи-то широкие ладони, и она взмыла вверх, оказавшись под пристальным взглядом рыжего, как белка, человека.
- Ты цела? Я тебя не помял? Не ударилась? – тревожно спросил он.
Козявочка помотала головой.
- Будешь сидеть у меня на коленях? – спросил человек. – Вот как Чуд у Алисы… так ты не упадешь больше.
- Козявочка, не стесняйся, Верт тебя в обиду не даст, - улыбнулся Дан.
Козявочка смущенно кивнула, и уже там, сидя на коленях Верта, увидела человеку, похожую на гнавшегося за ней незнакомца!
«Это амулет моего отца!» - вспомнила Козявочка ее слова, и пыжика пронзила мысль, что если бы она не утащила его тогда, если бы не забралась в мешок – ничего бы не было! Она спокойно жила бы в своем лесочке, не встретила бы никого из человеков, а главное – был бы невредим Тусик!
- Послушайте, - будто бы прочитав ее мысли, начал Лэм, – как мне кажется, нам всем хотелось бы узнать, что это за амулет? Насколько я понимаю, вы же можете нам об этом рассказать? – посмотрел он на человеку с синими губами. – Разумеется, если это действительно амулет вашего отца.
- И какие у него свойства, - добавила Лика. – Если мэстрэя Ингрид будет это знать, думаю, ей будет легче помочь Тусику…
Она погладила хомяка по спинке и тот, глубоко вздохнув во сне, повернулся на бочок.
- Этот амулет – один из даров Снегурочки, из нашего храма, – заговорила человека с синими губами. - Любой из снегуров, уходя из племени, может взять что-нибудь из ее даров, на память о доме… Правда, только из числа неопознанных и поэтому ненужных.
- Какое нерациональное использование артефактов, правда, мэстрэ? – посмотрела Лика на Дана.
Тот кивнул и обратился к Лэму.
- Лэр, не могли бы вы показать нам этот амулет?
- Пожалуйста, - Лэм вынул из кармана амулет, и тот закачался на цепочке под внимательными взглядами остальных. – Странно, что вы, мэстрэ, не разглядели раньше, что носит с собой ваш питомец?
- Раньше мне было несколько не до того, - очень добрым голосом ответил маг. – Однако я действительно ума не приложу, где он его взял… Лика, ты не помнишь?
- Мэстре, я не видела Тусика с тех пор, как вы ушли в Обменник, - развела руками магичка. – Может быть, он нашел его там?
- На складе! – воскликнул Верт. – Там столько всего было…
- Нет, - задумчиво, покачал головой маг. – Амулет был на Тусике раньше, еще до того, как мы отправились в Обменник. Возможно, он нашел его где-то в таверне…
- Мэстре Дан, - робко сказала Лика. – Мне кажется, я раньше видела его… вот только никак не могу вспомнить, где…
Козявочка испуганно дернулась, боясь, что сейчас все раскроется, но вдруг дилижанс сильно тряхнуло. Да так, что от толчка сама Козявочка чуть не слетела с колен Верта, а Тусик скатился к самому краю подушки, и Лика едва успела его подхватить.
Хомяк забормотал что-то о пирожках. Лика, прижав палец одной руки к губам, другой рукой начала покачивать подушку, убаюкивая Тусика. Все замолчали, испуганно глядя на спящего зверька, а Алиса молча уложила рядом с Тусиком кота, который тут же принялся громко урчать. Кактус вздохнул и, прижавшись к теплому боку Чуда, сонно засопел…
- Продолжим разговор у Ингрид, - прошептал Дан. – Не стоит тревожить Кактуса, пусть поспит…

0

134

Ход Шаманки совместно с попутчиком

Инни проснулась еще до того, как гости пересекли границу магического полога. Куличинские собаки зашлись таким истошным лаем, как будто на хутор пожаловала стая чвыриков. Магиня наскоро влезла в домашнее платье, подколола косу и выскочила во двор.
Рассветный туман уже уполз в ложбины, но было еще зябко. Она зевнула, потерла веки пальцами. В такую рань даже Лола никогда не вставала, а уж Ингрид с Робином, любившие засиживаться в лаборатории допоздна, и вовсе просыпались в ту пору, которая у трудолюбивых куличинских селян считалась обеденной.
Робин выскочил вслед за ней - в отличие от встрепанной Инни, он выглядел застегнутым на все пуговицы, только что побриться не успел.
- Что за шум?
- Пока не знаю, - ответила Инни. - До полога не доехали еще. Но судя по звуку - большая повозка.
Стоящую на отшибе усадьбу окружал простенький сигнальный полог. Не то чтобы жить в Шмысиных Куличках было очень опасно, просто таковы правила жизни магов. Как раз при помощи полога хозяйке только что удалось почувствовать, что в повозке находятся два мага и… фамилиар? И еще кто-то трудноопределяемый…
- Ничего себе компания!
- Кто там? – откликнулся Робби.
- Парочка магов, один фамилиар и еще куча странного народа. Ладно, сейчас посмотрим.
Как раз в этот момент таинственная повозка показалась из-за перелеска. Зрелище было прелюбопытнейшее – к дому приближалась большая многоместная карета, самый настоящий дилижанс, каких в этой глуши отродясь не ездило.
- Ого! – сказал Робби. – Кажется, к нам едут приключения.
- Ты думаешь?
- Уверен. Уж если дилижанс, да еще в такую рань…
Карета, запряженная парой гнедых, тяжело въехала во двор, остановилась, и первым из нее вышел мэстрэ Дан собственной персоной. "Вспомни о чвыриках..." - улыбнулась про себя Ингрид.
Дан был хорошим другом наставницы Ванды, у него Инни когда-то брала уроки по магии воздуха. Правда, он выглядел бледным и каким-то осунувшимся. Мага пошатывало, он опирался на плечо рыжего паренька, а на руках держал Кактуса.
- Малыш! – тепло улыбнулась Инни. – Здравствуйте, Дан!
- Ингрид, ты совсем не изменилась, – бывший наставник улыбнулся в ответ. - Здравствуй. Я… то есть мы к тебе по делу. Так уж получилось, что я очень сильно не один. Вот, познакомься, это проводница Тай… - высокая женщина с огромной копной волос спрыгнула с козел. - А это наша юная коллега - Анликка ви-Леар тар-Кеон, она специализируется по земле…
Вслед за Даном с подножки дилижанса соскочила симпатичная девушка. В другое время Ингрид бы заинтересовалась молодой земельницей из клана Кеон, но сейчас ее внимание было сосредоточено на хомяке. С ним было что-то не так, магиня это почувствовала сразу – ведь она когда-то ассистировала наставнице Ванде, создававшей фамилиара, для Ингрид Кактус был почти что племянник.
- Малыш, что с тобой?
Она взяла хомячка на руки. Тот не сопротивлялся. Ингрид казалась ему стройной молодой яблонькой, на которой висели чудесные краснобокие плоды.
- Яблоки! – радостно воскликнул он, дернув ее за оборку платья.
- Пойдем-ка в дом, угощу тебя яблочками. Дан, что случилось? На вас лица нет, Кактус и вовсе бредит…
Маг оглянулся на карету, в которой, не решаясь выйти, сидели его спутники. Ингрид было не до них, но Робин сразу спохватился:
- Добро пожаловать! Меня зовут Робин. Лола, у нас гости!
- Вижу-вижу… - заспанная экономка выглянула из кухонного окна. – Что ж, без завтрака я никого не оставлю! Лэр Робин, вы уж того… придется вам на хутор сходить, яиц свежих, молока… и хлеба маловато.
-Располагайтесь … где сможете, - Ингрид неопределенно махнула свободной рукой, подхватила поудобнее хомячка и направилась в дом. Дан поспешил за ней. Из дилижанса выбрался мужчина, судя по наряду, явно из Демо, подал руку девочке с лысым котом на руках…
-Давайте, освобождайте дилижанс, – заворчал кучер. – Мне еще нужно обратно успеть.
Стоявшая в стороне проводница бросила на него один недовольный взгляд, и кучер сразу сник.
-А че? Я свое дело сделал…, - пробормотал он.
Увлеченный этим забавным диалогом Робин не заметил, как из дилижанса выбралось странное маленькое существо и последовало за Ингрид и Даном.
Козявочка спокойно прошла через кухню, а вот в дверь кабинета едва успела проскочить до того, как ее плотно прикрыли. Она шмыгнула под кресло и затаилась. К сожалению, Козявочка выбрала неудачное место: как раз в это кресло села человека, державшая на руках Тусика, а усталый Дан сел напротив. Хомячка не было видно, разговор шел малопонятный, и малиновый пыжик изнывала от тревоги.

- Так что случилось? - переспросила Ингрид, поглаживая хомячка.
- Если бы я знал, - вздохнул маг, – похоже, Кактус попал под сильный псионический удар.
- Следы пси-удара я вижу, как и ваше магическое истощение, но хотелось бы знать подробности. Сможете говорить или сначала выпьете зелья?
Дан махнул рукой:
- Ничего, мной займемся потом. Мне уже получше, это просто в дороге растрясло, - маг вдохнул и поудобнее устроился в кресле. – Непонятная, странная какая-то история...
Он постарался кратко и по возможности спокойно изложить все с самого начала.
- ...понимаешь, я был уверен, что этот демон врет, и решил рискнуть и заглянуть-таки ему в карман – посмотреть, что он показывал и говорил этому бандиту.
Пси-маг молча слушала и кивала в нужных местах. Дану нужно было не только рассказать "историю болезни", но и просто по-человечески выговориться. И хотя от долгого монолога он устал, но взгляд посветлел - сейчас Дан говорил с коллегой-магом, которой, к тому же, мог доверять, мог поделиться своими сомнениями, не скрывая, насколько вымотался в этом путешествии.
- Инни, даже после хорошего отдыха я бы не смог составить такое заклинание, чтобы увидеть больше, чем десять часов назад. А тут я был измотанным после похода, двух телепортов и массы приключений. Если бы этот демон не завел меня, как мальчишку, я бы и вовсе не стал колдовать. Ну, не только демон, - Дан усмехнулся, - тут, конечно, и шишкари еще виноваты, да и сама ситуация какая-то безумная складывалась. И вот в самое неподходящее время мое слабенькое заклинание падает на неизвестно откуда взявшийся амулет, активизирует его, и мы получаем мощнейшее волшебство, которое сметает все защиты несчастного демона, высасывает из меня последние силы и бьет по Тусику... Что с ним? - он снова заволновался. - Ты сможешь ему помочь?
- Ну, наш Кактус - не совсем обычный фамилиар, - ободряюще улыбнулась Инни. - Вы ведь помните, как это было?
- Смутно, - признался Дан. - И не думаю, что вы помните лучше. Все-таки псионикам не зря запрещают алкоголь!
- Мы сами себе запрещаем, - усмехнулась Ингрид. - Но тогда это была наша с Вандой общая победа, я же была первой, кто защитился под ее руководством. Зато результат получился потрясающий, такого фамилиара в мире больше нет. Кстати, а почему "Тусик"?
- Это Лика придумала ему такое прозвище.
- Звучит неплохо. Ничего, выкарабкается, он умница. Пока я просто погружу его в глубокий сон, чтобы не мучили галлюцинации. Отдохнет, наберется сил, а мы пока будем разбираться с амулетом. Я бы еще хотела опросить всех ваших спутников, кто видел действие амулета, особенно эту девочку из семьи Кеон. Но сначала займемся все-таки вами, и так много времени упущено.
Здесь бедная Козявочка не выдержала и выскочила из-под кресла:
- Какие лицинации, ты лечить его будешь или нет?
- Ой, - только и произнесла Ингрид. Поправив пенсне, она перевела удивленный взгляд на Дана. – Мэстрэ, кто это?
- Это Козявочка, - спокойно пояснил тот. – Малиновый пыжик. Они с Тусиком очень сблизились… ну, ты понимаешь…
- Конечно, конечно, - кивнула Инни, опускаясь на колени рядом с заплаканным лесным чудом. – Давай знакомиться, Козявочка. Меня зовут Ингрид.
Козявочка кивнула. Потом, сурово насупившись, спросила:
- А почему ты Тусика не лечишь?
Инни растерянно посмотрела на Дана. Тот чуть развел руками…
Магиня вздохнула. Козявочка, как она поняла, обладала интеллектом ребенка, и обращаться к ней следовало соответствующе. Но общаться с детьми Инни как-то не очень-то и умела…
- А я сейчас начну, - начала она. - Вот видишь, он спит, я сделаю так, чтобы он пока не просыпался, а сама посмотрю, что творится у него в голове…
Козявочка вытаращила глаза и вдруг накинулась на нее.
- Не дам копаться в голове Тусика! – кричала она, молотя кулачками по коленке Ингрид. – Не дам! Ты колдуй, а в голове не копайся!
- Козявочка, Козявочка! – попытался подняться Дан. – Не бойся! Ингрид не сделает плохо Тусику, это ведь она научила его говорить! И тоже покопавшись в голове. Это не страшно, Козявочка.
Пыжик застыла со сжатыми кулачками, потом опустила лапки и грустно сказала:
- А иначе нельзя, чтобы не копаться?
- Нет, - подтвердил Дан. - И она осторожно...
- Ладно, - вздохнула Козявочка. - Только вылечи его обязательно!
И все время, что Инни колдовала над зверьком, Козявочка зорко и серьезно наблюдала за ее действиями, чтобы магичка, упаси Санта-Болта, не навредила хомячку…
Наконец, Тусик спокойно и крепко уснул на своей подушке, а пыжик уселась рядом и зорко следила, чтобы с другом больше ничего не случилось.
- Укладывайтесь на кушетку, - скомандовала Ингрид коллеге.
- Подожди... ты не могла бы позвать Лику? Девочке неплохо бы понаблюдать, как ты работаешь.
- Ох, и не люблю я этого, Дан. Вы же знаете - я не Ванда, наставник из меня никудышный.
- И все же я тебя прошу.
- Ладно, только предупредите ее сами - рот на замок и прикинуться статуей.

0

135

Олаф застыл перед крыльцом удивительного дома. Он впервые в своей жизни видел, чтобы обычный дом так сверкал. Стены, окна, двери и даже крыша – все было расцвечено тонкой пленкой, переливающейся всеми оттенками синего цвета. Местами цвет был густой, почти черный, потом он плавно переткал в синий, а кое-где был светло-голубой, почти белый. Даже конёк крыши, и тот отблёскивал синевой. Почесав макушку, Олаф посмотрел на своих спутников. Никто из них не обращал внимания на это чудо, как никто не заметил тонкого синего полога, укрывавшего всю усадьбу. Олаф пожал плечами. «Наверное, у магов принято так украшать своё жильё», - подумал он и решил обойти дом. Задний двор был небольшим и очень запущенным. Маленькое строение без двери, криво сложенные поленицы дров, невысокий заборчик, за которым виднелся сад – такое запустение мальчик видел впервые. Опять пожав плечами, он решительно направился к двери, явно ведущей в кухню. Там суетилась раскрасневшаяся женщина, тщетно пытаясь сделать сразу множество дел.
- Здравствуйте! – поздоровался мальчик.
- Ой, ну что же это такое! – женщина мельком глянула на него и, чуть не плача, бросилась к плите. – Ну, вот сколько раз уже говорила – пора чистить дымоход, вечно с этой плитой так – никак её не разожжешь… -
Олаф молча подошел к плите, быстро вытащил пару лишних поленьев, чиркнул прихваченным со стола огнивом – и через минуту огонь весело загудел в топке.
- Спасибо тебе. Я – Лолита, экономка.
- А я Олаф, - мальчик подошел поближе.
Женщина поставила на плиту чайник и принялась хлопотать дальше.
Вскоре на веранду поднялся мужчина в темном костюме, тот самый, что встречал их у двери и назвался Робином. Мальчик внимательно оглядел его: невысокий, скорее, среднего роста, весь какой-то подтянутый и опрятный. Даже волосы – русые, густые и чуть вьющиеся были причесаны «на пробор». Лицо приятное, а глаза – карие, живые. И никакого свечения вокруг.
Олаф взял у вошедшего огромную плетеную корзину и потащил на кухню. Робин отчитался перед Лолитой, спросил про «Инни» (очевидно, так он называл хозяйку), получил распоряжение "не беспокоить" и направился во двор.
Лолита распаковала корзину и начала резать хлеб. Нож явно нуждался в заточке и не столько резал, сколько давил свежую ковригу.
- Вам помочь? - предложил Олаф.
- А ты можешь?
- Я работаю в таверне, - Олаф взял нож, покрутил головой и, углядев на подоконнике оселок, быстро подточил лезвие. – Вот теперь будет легче.
Лолита улыбнулась и только собиралась что-то сказать, как на плите зашипел чайник.
Олаф быстро нарезал хлеб и мясо, почистил овощи, сбегал за водой, и все это под непрекращающийся поток жалоб и причитаний экономки.
- Вот сколько раз говорила – нужно и плиту починить, небось, за своим ледником следит, а тут – крутись, как хочешь. И колодец уж который год не чищен, и в огороде не пойми что выросло, а уж в саду… Помощник мне нужен, да разве меня кто слушает?! Все сама, все одна – и по дому, и на базар, и в огороде… А ей бы только своей наукой да опытами заниматься…

0

136

Зачем для магических манипуляций надо обязательно лечь на узкую кушетку, Дан не понял, но спорить с Инни сил не было. Да и лежать, даже на жестком ложе, было так хорошо...
Из-под полуприкрытых век он наблюдал, как осмотрительно, словно за дверью ее могло поджидать нечто опасное, вошла в комнату Лика. Как сначала очень настороженно, а потом все с большим интересом, она прислушивалась к словам мэстрэи, как охотно помогала перемешивать какие-то травы в огромной чашке.
Уж чего они там намешали - известно только Санта-Болте, но вкус у отвара, которым Лика осторожно напоила мага, был мерзкий. И все же Дан послушно выпил, уповая на то, что Инни к нему всегда хорошо относилась. Да и Лика, вроде, сильно обидеться не успела. Вот если бы в комнате был Лэм, пить точно стало бы опасно. Уж слишком вежливо демон с ним разговаривает. Именно с такими льстиво-любезными словами подносят чашу с ядом. Впрочем, сам виноват. Пора бы перестать бросаться из крайности в крайность. То многомудрый мэстрэ Дан, не взяв даже пары амулетов, лезет в болото, полное чвыриков, то наоборот, обвешивается защитными заклинаниями с ног до головы и начинает подозрительно осматривать пустые пещеры... Кстати, про амулет, что же это было за заклинание, которое так ударило по Кактусу? Надо будет обязательно спросить Инни. Или, может, Лэм в курсе, вон как он быстро прибрал к рукам амулет... нет, это уже точно нервное расстройство - искать в каждом поступке демона повод для подозрений... Если с самого начала показалось, что грант Лэм что-то скрывает, надо было сразу и задавать свои вопросы. И не дожидаться обострения ситуации. И уж играть в псионика - точно не стоило. Лежи вот теперь тут без сил, смотри, как хлопочут над тобой две мэстрэи, и думай о собственной глупости, из-за которой пострадал Кактус. Бедный малыш, достался же ему маг. Вот что значит хомячковое невезение...
Хорошо хоть Инни оказалась рядом, она поможет его вылечить.
Дан улыбнулся, вспомнив недовольную рожицу хомяка, и провалился в сон.

0

137

Шаманка совместно с Морисом

Робин вышел на веранду и огляделся. В саду на старой скамейке устроилась снегура. Чувствовалось, что больная нога ее немного беспокоит. Возле нее присела девочка с лысым котом, усиленно старавшаяся немного растормошить больную своими рассказами. Неподалеку разместилась проводница, потихоньку наблюдающая за обеими. В стороне устроилась пара – девушка и парень, кажется Астра и Верт. Оба яркие, как огонь. И оба почему-то грустят и прячут глаза. В общем, вокруг было немного шумно и суетно, но это почему-то не раздражало, а даже наоборот. "Давно у нас не было гостей, - думал Робби. - Собственно, гостей у нас не было никогда, все только по делу. Пожалуй, стоит это изменить".
На веранде в плетеном кресле небрежно развалился еще один приезжий, назвавшийся Лэмом. Лицо соотечественника сразу показалось Робби знакомым, но он не мог вспомнить, где его видел.
Он огляделся и невольно улыбнулся: тихий хуторок словно превратился в эпицентр шторма. Они с Инни оказались вовлечены в водоворот новых людей и событий. Появление гостей разрушило тихое и спокойное течение жизни, и Робину показалось: что-то должно бесповоротно измениться. Или меняться придется самим хозяевам?
В этот момент на крыльцо вышла Лолита:
-Завтрак готов, - объявила она.
Небольшая кухня быстро наполнилась гостями. Пахло молоком и свежим хлебом, в печке трещал огонь, навевая ощущение уюта. Лэм сделал глоток молока из старой кружки и не смог сдержать улыбку. «Как в детстве», - мелькнула в его голове шальная мысль.
-Грант Лэм, - по привычке обратился к нему Верт, и тут же осекся, - то есть… передайте хлеб, пожалуйста.
-Вы – ученый? - примостившийся в углу на старом табурете Робин бросил на соотечественника беспокойный взгляд. И, правда, как-то слишком много ученых на одну квадратную версту несчастных Шмысиных Куличек.
Лэм опустил глаза.
-К сожалению, грант Робин, это не соответствует действительности, - попытался объяснить он. – Видите ли, в свое время, прибыв сюда, в Плуто, я представился ученым. Но это недоразумение необходимо разъяснить. Я не скрою, интересно было почувствовать себя в шкуре представителя самого уважаемого в Империи сословия, хотя никаких льгот мне это не принесло.
-Ну, да, - пробурчала Астра. – А кто давал клятву: "Чтоб мне не войти в Академию наук"?
-Прошу прощения, лэри, - склонил голову Лэм, - но в тот момент я испытывал к вашей истории некоторое … недоверие. И не смог удержаться от искушения. Впрочем, теперь, когда я убедился в вашей искренности, я готов снова дать вам новую клятву. Если, конечно, в ней есть какая-то необходимость.
Астра только хмыкнула. Как ни странно, выполнив договор, воровка немного присмирела. И хотя в ее глазах все так же сверкало недоверие, а сама она готова была вспыхнуть в любой момент, однако ее привычка постоянно ёрничать куда-то пропала. Астра сидела довольно тихо, как будто ждала чего-то.
Но и молодой ученый не мог завтракать спокойно. Все это время Робин не сводил с Лэма настороженного взгляда.

0

138

Ход Елены:

Свежий хлеб, яичница и молоко исчезли с тарелок удивительно быстро. Молодежь выжидательно посматривала на Лолу, явно надеясь на добавку, но домоправительница уже собирала посуду.
-Так, - скомандовала она и пододвинула тарелки Олафу. Тот автоматически подхватил их и потащил в мойку. - Девочки, заплетите ему косу. На кухне волосами трясти негоже.
Алиса кинулась за расческами. Она давно с интересом поглядывали на бело-черную шевелюру, и как же не воспользоваться таким предлогом? Клиса справедливо решила, что с раненой ногой помощник из нее плохой, и отправилась в сад. Понимая, что у уж у нее-то отмазки нет никакой, Астра оценила оставшийся фронт работ и поспешила следом за снегурой.Поваляться на травке все лучше беготни по хозяйству. Верт скрыться не успел, и был отправлен на рубку дров. Окинув остальных внимательным взглядом, Лола, видимо, решила, что с них хозяйству никакого прибытку не стрясешь, и отвернулась. Робин и Лэм тихо удалились на веранду, а то мало ли что...
Тай, если честно, тоже не отказалась бы от добавки, а то, как говорится, то ли кушал, то ли сказителя слушал…Она встала из-за стола и увидела, как домоправительница достала из полотняной сумки еще один каравай, и, вкусно затрещав корочкой, разрезала его пополам. Бедная Лола даже подпрыгнула от неожиданности, когда из-за ее плеча протянулась рука с золотистыми ногтями и утащила только что отложенный кусок хлеба.
- Это что такое?!- от возмущения женщина даже подпрыгнула,- думаешь, если выросла, как корабельная мачта, так тебе все можно?!
Лола оглянулась, подтащила ногой скамеечку, на которой всегда сидела, чистя овощи, и резво вскочила на нее, почти сравнявшись ростом с Тай. Уперла руки в бока и, пользуясь тем, что наглая гостья усердно жевала, продолжила:
- Разве можно такой компанией, да без предупреждения?! Молоко оставь!! Мэстрэя еще не ела! Хоть продуктов бы с собой прихватили. А может пирогов напечь?... Хотя это сколько ж пирогов надо, чтобы всех накормить?!
Тай вдруг хлопнула себя по лбу,
- Пироги! Мне же Хиз что-то в дорогу сунула, уже когда отъезжали, - проводница выскочила из кухни и побежала к забытому на веранде мешку довольно внушительных размеров.
- Вот пироги... - она развязала мешок, показывая Лоле его содержимое. Та радостно всплеснула руками, мигом забыв о безвременно съеденном каравае.
-Так вот что так вкусно пахло всю дорогу… - в дверях кухни появилась Астра.
- Пироги на обед! – Лола замахала руками и накрыла мешок фартуком.
- Астра, детка, позови сюда Клису, - попросила девушку Тай, сделав вид, что не заметила, как от обращения «детка» та скривилась.
- Знаешь, уважаемая, я тут посчитала количество молодых желудков на один отдельно взятый стол, - обратилась проводница к Лоле, - и такое же количестве крепких зубов, прилагающееся к тем желудкам… И мне кажется, что пара десятков летяг нам тут не помешает.
- Тебе все еще кажется?! - домоправительница широко открыла глаза, - а я так уверена, что на сегодня нам их хватит, а завтра можно и повторить. Ледник у нас хороший, магический.
- Завтра? Мы вроде вечером собираемся назад... О, Клиса, мы идем на охоту.
Снегура растерянно кивнула головой и похромала к воротам.
- Это, конечно, не мое дело, но, Тай, ты что, забыла про ее больную ногу? - Астра смотрела на лесовичку, как на ненормальную. - Если тебе вдруг зачем-то нужна помощь, я могу пойти. Хоть какое-то развлечение.
Тай посмотрела на девушку, неожиданно погладила ее по волосам и покачала головой:
- Ты там будешь лишняя, детка.
Лола взглянула на закрывшиеся за охотницами ворота и хмыкнула себе под нос.
- Вечером они домой собираются... Ха. Три раза. От моей хозяйки быстро не уходят!

0

139

Совместно с shamAnkой и попутчиком:

Робби всегда был уверен, что откладывать неприятные дела нельзя - потом они станут еще менее приятными. Разговор с псевдогрантом Лэмом был неприятным делом - получилось, что он уличил во лжи вроде бы неплохого, хотя и странного человека. Именно поэтому поговорить следовало прямо сейчас.
Он нашел гостя на веранде и вежливо попросил разрешения присоединиться.
- Ну что вы, - ответил Лэм. - Вы же у себя дома. Кстати, прошу извинить нас за беспокойство. Конечно, невежливо вваливаться в гости рано утром, да еще такой оравой...
- У вас была на то серьезная причина.
- Да, - Лэм невольно улыбнулся, вспомнив Кактуса и делегацию по его сопровождению, - я уже начал привыкать, что меня учит жизни хомяк. Пусть лучше философствует, чем бредит.
- Вы впервые столкнулись с фамилиаром? - понимающе кивнул Робин. - Я тоже долго привыкал к идее ворон, рассуждающих о проблемах магии... Если тебя с детства учили, что чудес не бывает, сложно принять их как данность. Впрочем, тут, в Пристенках, каждый удивляется, чему хочет. Для нашей Лолы идея водопровода была куда ошеломительнее, чем телепорт…
- Я еще слишком мало времени провел в Пристенках, но тут действительно быстро перестаешь удивляться,
- Это да, - улыбнулся Робин, - особенно, когда на пороге появляется пенек с ножками и просит запаять чайник… Но я хочу поговорить о другом.
-О чем же, грант? – Лэм нарочито подчеркнул обращение.
-Хотелось бы узнать, кто вы и как вас все-таки зовут, - Робин решил не ходить вокруг да около. - Да и ваше лицо кажется мне знакомым.
- К сожалению, у меня плохая память на лица, так что здесь я не смогу вам помочь. А что касается имени… как это ни странно, но все действительно зовут меня Лэмом. За единственным исключением, - псевдоученый не смог сдержать усмешку. – Поскольку имя "Лэмюэль" кажется слишком вычурным. И подчиненные, и светские знакомые сошлись на этом сокращении. Кстати, возможно, мы встречались в свете?
-Не думаю, – Робин покачал головой, – даже когда я жил в столице, я не часто бывал на светских вечеринках. Но Лаборато - не такой уж большой город, на самом деле. Возможно, я видел вас в Политехническом Университете?
-А вот тут моя очередь усомниться. Я получил сугубо домашнее образование, и в Университете бывал только на официальных приемах, - усмехнулся Лэм. - Кстати, вы в курсе, кто недавно стал ректором Университета? Император все-таки поддался на уговоры своего тестя и протолкнул его кандидатуру.
-Нет, до нас эта новость еще не дошла. Старик, конечно, гений в математике, но ему уже под восемьдесят. Сможет ли он руководить?
- Вот именно. Боюсь, что Университет ждут нелегкие времена. Работать с гением всегда нелегко…
- Это да, - улыбнулся Робин, думая явно не о ректоре, - особенно когда гений не снисходит до объяснений и обижается, что его не понимают…
- Ну, сегодня Университет – влиятельная политическая сила, заниматься только наукой уже мало у кого получится, - Лэм поудобнее вытянул ноги, готовясь к долгой неспешной беседе.
- К сожалению, да, - Робин помрачнел, – И страдает, как обычно, наука. Вы знаете гранта Жиффара?
– Конечно. Он сегодня один из самых ярких сторонников привлечения олигархов в правительство.
-А ведь был хорошим механиком, - кивнул Робин, - мы с ним разрабатывали одно устройство… С его помощью острова могли существенно приблизится к Империи...
-Ах, вот вы о чем, - понимающе кивнул Лэм, - тогда мне все понятно. И я даже знаю, что это за устройство! Я сопровождал своего деда – Бенедикта Хайда, владельца "Судоходной компании Хайд", когда он приходил посмотреть на это изобретение Жиффара и Сэнтона, так, кажется? Дед интересовался всеми техническими новинками.
-Так вы – внук лэра Бенедикта? Теперь понятно, откуда я вас помню. А с вашим дедом мне приходилось сотрудничать. Мы с друзьями пару раз воспользовались его услугами, когда нужно было срочно вывезти оборудование…
-Понятно, - ухмыльнулся Лэм, – а вы – сын Сэнтона, владельца компании "Сэнтон и сыновья"?
Робин молча кивнул.
-Да, как все-таки тесен мир.
-Скажите, Лэм, так почему же вы сразу не представились?
-Кем? – произнес Лэм после недолгой паузы. – Богатым олигархом из Лаборато? Без экипажа, без слуг, практически без денег? А вы же понимаете, что олигархов обычно встречают по толщине их кошелька. Да, - ответил он на немой вопрос Робина, – именно так я и путешествовал. Ну, так получилось. И мне казалось, что представиться рассеянным ученым будет как-то уместнее. Но Пристенки - действительно странное место, где хватает своих загадок. И когда добавились еще и мои…получился перебор.
Робин кивнул, принимая объяснение.
- Мне кажется, ваши спутники поймут вас…
- Надеюсь, - сухо кивнул Лэм. – Впрочем, это - не первый случай в моей жизни.
- Вам уже приходилось изображать ученого?
- Нет, мне приходилось изображать юнгу. Точнее служить юнгой. Когда мне было двенадцать, дед устроил меня под чужим именем на «Красавицу-демонессу» - одно из наших судов, идущих на острова Мадеин. Кроме капитана и боцмана – старого друга лэра Бенедикта – обо мне никто не знал, а мне строго-настрого запретили даже заикаться, что я – внук хозяина. Это была хорошая школа. Но Острова… Ради них можно стерпеть любые трудности.
Лэм понял, что немного увлекся, остановился и внимательно оглядел собеседника. Но тот слушал его с неподдельным интересом, Лэм успокоился и принялся рассказывать дальше, прекрасно зная, что воспоминаний у него хватит до обеда.

0

140

Ход Шаманки совместно со мной. :)

- Замечательно, - улыбнулась магиня, - наш мэстрэ заснул, после отвара он проспит недолго, но отдохнет хорошо. И вот теперь самое время и нам выпить кофе. Как ты?
Лика оглянулась на сладко сопящего хомячка, на Дана, уснувшего с улыбкой, и осторожно кивнула.
- С удовольствием. Не ожидала, что у вас здесь есть кофе...
- Не могу себе отказать в этой маленьком удовольствии. Идемте, - Инни распахнула дверь, и, взглянув на малинового пыжика, улыбнулась, - ты с нами?
Козявочка посмотрела на мэстрэю, перевела взгляд на Лику и строго сказала:
- А кто будет их охранять от плохих снов? Я тут посижу...
- В этой комнате плохих снов не бывает, - Ингрид внимательно посмотрела на странное существо, - а ты умеешь видеть чужие сны?
- Нет, - замотала головой Козявочка, - но я увижу, если им станет грустно, и спою песенку…
- Я тебе обещаю, в эту комнату не проберется ни один плохой сон, - серьезно сказала Ингрид, – уж это я точно умею.
Козявочка вопросительно посмотрела на Лику. Юная магичка прикусила губу, а потом протянула руки к пыжику.
- Знаешь, псионики это умеют. Пойдем, попьем кофе с печеньем, и вернемся. Мы ненадолго.
- С печеньем? – с сомнением в голосе переспросила Козявочка, оглянулась на мирно спящего Тусика, сосредоточенно помолчала и кивнула в знак согласия. – Ладно, если ненадолго, то идем. А что такое кофе?
Ингрид улыбнулась, осторожно прикрыла за собой дверь и повела недоверчивых гостей в кухню.

На кухне Лола мыла посуду, а незнакомый светловолосый мальчик помогал убирать со стола. Веранда оказалась оккупирована Робби и еще одним гостем, в кабинете спали Дан и Кактус... в доме внезапно стало тесно.
- Дожили. Усталой мэстрэе в собственном доме кофе выпить негде, - пошутила Инни. - Вот что... Лола! Будь добра, три кофе и печенье в мою комнату!
- А как там Тусик и мэстрэ Дан? - спросил Олаф.
- Все хорошо, - обрадовала его Лика, - они спят, и проснутся здоровыми, правда ведь ? - она вопросительно взглянула на Ингрид.
Та кивнула.
- Да, все хорошо.
Излишеств в спальне мэстрэи Ингрид Райс не водилось - кровать, небольшой платяной шкаф, туалетный столик с несколькими флакончиками, кресло и гора книжек на тумбочке у изголовья.
- Извини, у нас тут все по-простому... Садись в кресло, - сама Инни устроилась прямо на кровати, и Козявочку посадила рядом.
- Ничего, - настороженно улыбнулась Лика и вежливо, как подобает девушке из дома Кеон, добавила, - я в дороге уже ко всему привыкла.
Она внимательно присмотрелась к хозяйке и, наконец, решилась спросить:
- Ингрид, простите... вы сейчас очень бледная... и круги под глазами. Это от магии? У псиоников всегда так?
- Псионики - такие же маги, как и прочие. Почти такие же. А бледность - это склонность организма, я малокровная - вот и бледнею, головокружения случаются. Вот моя наставница Ванда - она полнокровного типа, она становится румяной, как пышечка.
- Вы затратили много энергии?
- Ну, немного больше, чем обычно. Ничего, это нормально, - махнула рукой Инни, - через пару часов восстановлюсь. А вот и Лола!
Экономка вошла с подносом и растерянно остановилась.
- Ставь на кровать, чего уж там, - распорядилась магиня. - Не прольем. Угощайтесь, дамы.
Козявочка посмотрела по сторонам - человека в белом переднике уже вышла. Это что же, ей, Козявочке Лесной, тоже принесли чашку, как человеке? Она взяла тонкой ручкой печеньице из вазочки и робко принюхалась к ароматному дымку, что поднимался над тремя маленькими чашками. Запах был хотя и приятный, но какой-то неправильный.
А Лика уже смаковала густое черное питье:
- О, как я по нему соскучилась, оказывается!
Глядя на магичек, блаженно пьющих странный напиток, Козявочка тоже отважилась сделать глоток, но закашлялась с непривычки. К счастью, этого не заметили, и она отважилась сделать еще глоток, гадая, зачем пить эту горькую штуку, когда кругом полно вкусной чистой воды... Хозяйка с Ликой все болтали, попивая свой кофе и угощаясь вкусными печеньками - пыжик заметила, что человеки очень любят поговорить за едой.
- Да, кофе - это то, чего мне первое время здесь очень не хватало, - сказала Ингрид.
- Зачем же вы забрались в такую глушь?
- Видишь ли... мои идеи не пользовались особой популярностью в столице.
- А-а-а... - протянула юная магичка, задумавшись. Нельзя сказать, что все идеи и разработки семьи Кеон пользовались большой популярностью в магических кругах Магнолиума, но фамильный замок, все же, находился существенно ближе. Что же это за идеи такие опасные?
- Не такие уж опасные, на самом деле, - ответила мэстрэя Райс. Оказывается, Лика задала вопрос вслух.
- Хотя кто их знает, этот Тайный Совет? Мне настоятельно советовали не лезть в политику. Но я в нее никогда и не лезла, занималась только своей работой. Перенос магических свойств на технические объекты - это, конечно, немного смело для нашей научной традиции, но не настолько же!
- На технические объекты? - Анликка удивленно подняла брови. - Это как?
- Да почти так же, как и на амулеты. Тоже ведь материальные немагические предметы изначально, но никто почему-то не удивляется, что их кто-то делает. А задуматься о том, чтобы перенести магические свойства на машины демонов у нас считается верхом неприличия. В Лаборато, кстати, та же картина, поэтому мы с Робби и выбрали Пристенки.
- Вам хорошо, - печально вздохнула Козявочка, сидящая возле сахарницы. - Вы где хотите, там живете... а мне без малины нельзя.
- А что будет без малины? - спросила Лика.
- А как жить без нее?! - глаза Козявочки стали круглыми, как у совы. - Пыжикам малина всегда помогает!
Инни улыбнулась и погладила пыжика по голове, а Лика задумалась над словами коллеги. Техника демонов с магическими свойствами! Она так увлеклась, что случайно хлебнула кофейной гущи со дна чашки и недовольно сморщила носик. Идея все-таки была чересчур смелой и при этом казалась обманчиво простой. А ведь даже амулеты чрезвычайно сложны в изготовлении...
- Мэстрэя Ингрид, это так интересно! А над чем именно вы работаете?
- Давай я попозже расскажу, когда Дан проснется? Мне кажется, ему тоже будет любопытно.
- О, конечно! А долго ему еще спать?
- Думаю, до обеда управится, - подмигнула Инни. - Вот с Кактусом будет посложнее...

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.