Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 141 страница 160 из 277

141

Лика окинула Ингрид задумчивым взглядом. «Вот везет же человеку! – решила она. – Живет сама по себе, делает, что хочет…»
- Вы тут посидите, я вернусь через пару минут, - улыбнулась Ингрид и вышла из комнаты.
Козявочка сидела на краю стола и хрустела печенюшкой.
- А мы отсюда скоро поедем? – спросила она, дрыгая ногами. – Мне без малины грустно…
- Не знаю, - развела руками Лика. – Как только Тусика вылечат.
- Вот интересно, у всех магов малинников нет? – заинтересовалась пыжик.
- Почему? Например, у нас в замке… - начала объяснять Анликка, но внезапно замолчала. Идея была не просто бредовой, а бредовой в квадрате, но Лике вдруг показалась правильной и нужной.
- Хочешь, вырастим тебе малинник здесь? – предложила девушка, вскакивая. – Дел-то на пять минут!
- Правда?
- Точно! Сейчас вернусь!
Лика сжала в ладони тонкую ониксовую пластинку телепортационного амулета, который на всякий случай таскала в кармане, и в подробностях представила себе холл фамильного замка. Козявочка только и успела, что тихо ойкнуть, глядя на исчезающую магичку. Как это относилось к малиннику, пыжик пока еще понимала слабо. Но тут вернулась Ингрид, и Козявочка вспомнила про самое главное. Она взяла вкусное печеньице и дернула магиню за рукав:
- Пойдем к Тусику!
- Конечно, пойдем проверим. А Лика где?
- А она скоро вернется, - кивнула Козявочка.

Вообще-то, амулет предназначался на самый крайний случай, от всех же остальных неприятностей должен был защищать Дан. Но теперь Лике почему-то казалось, что принести малину грустящему пыжику – это и есть тот самый «крайний» случай, о котором ей дома успели прожужжать все уши.
- Лэри Анликка, - поклон лакея был, как обычно, безупречным. Да что там, парень даже поднос умудрился не уронить, хоть ему и пришлось поспешно отпрыгивать с места, где открывался телепорт. – Доложить о вас?
- Не стоит, - девушка нервно оглянулась. Не дай Болта, родители застанут дома! Ох, что тогда начнется! Мало того, что без разрешения, так еще и в таком виде… – Меня вообще здесь не было, договорились?
- Как скажете, - слуга повторил свой изысканный поклон.
- Вот и хорошо, - Лика махнула рукой и свернула в ближайший коридор, ведущий к хранилищу амулетов. Та же семейная традиция, которую многие почему-то называли паранойей, требовала, чтобы там всегда хранился полный «боекомплект» на случай осады, бунта и прочих бедствий.
По дороге со стен смотрели суровые портреты предков, казалось, возмущенные недостойным поведением наследницы их древнего рода. Девушка старалась даже лишний раз не смотреть на них, прекрасно представляя себе, что они могли бы сказать ей. «Тратить амулет ради малинового пыжика! Тайком пробираться в собственный дом! Как ты могла дойти до такого?» – словно наяву услышала Лика строгий голос матери и, виновато опустив голову, проскользнула в открывшиеся перед ней двери хранилища.
Амулеты как всегда были разложены на специальных подставках так, чтобы взять их можно было в любую секунду. Девушка застыла перед стендом, на котором ровными рядами лежали черные пластинки телепортационных амулетов. Ей и надо-то было всего два: один в замен истраченного, а второй – чтобы вернуться, но совесть все равно не отставала.
- Докатилась, - вслух вздохнула девушка, сунув все-таки в карман два амулета и остановившись перед картиной на стене. На ней знаменитый дядюшка Рауль, заслуженно прозванный Повелителем Пламени, забрасывал огненными шарами армию оживших деревьев. Маг поражал хищным выражением лица, зато деревья выглядели на редкость невинно. – Хуже Астры, честное слово. Та хоть у своих не ворует…
В коридоре раздались чьи-то шаги, и девушка панически оглядела комнату, выбирая, куда бы спрятаться: ни столов, ни занавесок в хранилище не было. «Ой, если застанут! – в ужасе думала она. – Тогда точно никуда больше не отпустят! А я и Козявочке малину обещала, и Клисе помочь надо, и Тусика вылечат, а я не увижу! Клянусь, я даже с Лэмом ссориться не буду, пусть только меня никто не задержит!»
На счастье начинающей грабительницы, человек, кто он ни был, в хранилище не завернул, но Лика поняла, что из замка пора выбираться. И лучше побыстрее!
В сад пришлось вылезать через окно, чтобы лишний раз не мозолить глаза слугам, зато выкопать кустик малины оказалось делом минутным. Вернее, он сам выбрался из земли, активно шевеля корнями, и только что сам в тряпочку не завернулся. «Пожалуй, даже папа не нашел бы к чему придраться! – восхитилась своей работой Лика. - Хотя нет, он-то бы нашел…»
Подхватив свою добычу, она снова активировала амулет и пропала в телепорте, на этот раз выбрав своей целью спальню Ингрид. Координаты снова получилось указать правильно, да и кресло оказалось на пути вполне удачно. По крайней мере, лучше все-таки было врезаться в него, чем в стол.

0

142

Бывают такие сны, которых не помнишь. Да и не спал вроде мэстрэ. Только прикрыл глаза на мгновение, и словно провалился в тихий покой, от которого осталось ощущение… чистоты. Словно кто-то разложил немолодого мага на составные части, промыл каждую и потом опять аккуратно собрал в полном соответствии с анатомическим справочником. Голова была удивительно легкой, словно и из нее вымыли дурные предчувствия, ненужные тревоги и черные мысли. И даже... да, где-то глубоко понемногу начала собираться магическая сила.
"Ай да Ингрид, славные ты научилась смешивать микстуры, девочка", - улыбнулся Дан и открыл глаза.
В комнате было удивительно тихо, несмотря на открытые окна. Видимо, мэстрэя позаботилась о бывшем наставнике и набросила еще и магический полог.
Дан лежал на узкой врачебной кушетке, ноги чуть свешивались с ложа, да и повернуться было страшновато. Он огляделся.
Небольшая комната, в которой Ингрид принимала пациентов, служила магичке, очевидно, и гостиной. Два уютных кресла с небольшим столиком, ваза с цветами... А где Кактус?
Он приподнялся на кушетке, собираясь вскочить, но тут же успокоившись откинулся обратно. В широком кресле на удобной шелковой, расшитой бабочками подушечке, сладко спал фамилиар.
Дан шумно выдохнул и заворочался, устраиваясь поудобнее. В голове снова зашумело – резкие рывки мэстрэ пока явно противопоказаны.
«Паникер, тебе только дай волю побояться, - хмыкнул Дан. – Все будет хорошо с твоим рыжим приятелем. И прекрати суетиться. Сказала же Инни, что последствия пси–удара сгладятся...
Дан глубоко вздохнул и снова прикрыл глаза.
У двери послышался шум, и в комнату осторожно вошли Инни и Козявочка.
- Видишь, все хорошо, они спят, - наклонилась мэстрэя к пыжику.
Но неугомонной малышке надо было проверить самой. Она подошла к креслу, осторожно забралась на него и склонилась над рыжим тельцем.
Хомяк дышал спокойно и умиротворенно. Козявочка прислушалась – нет, тут не было плохих снов. Она осторожно погладила Кактуса по щечке и сунула другу в лапку кусочек печенья. Вдруг он проснется голодным? Затем малышка осторожно слезла с кресла, подошла к кушетке и вопросительно посмотрела на Инни.
- Все хорошо, видишь, мэстрэ уже просыпается, - улыбнулась мэстрэя. – А ему еще спать надо...
Она сделала неуловимое движение рукой, и Дан почувствовал, как снова проваливается в тихую спокойную пустоту.
И, уже засыпая, ощутил, что и ему в ладонь осторожно подсовывают какой-то крошащийся кусочек.
- Заботится, - улыбнулся Дан, и сжал пальцы в кулак, чтобы бескорыстный дар не выпал во сне.

0

143

Козявочка уже успела навестить с Инни Тусика и Дана, Инни снова ушла, а Лика все не возвращалась... Пыжик побегала по дому, заглянула в разные комнаты, удивляясь величине жилища человеков, и вернулась туда, где они пили кофе. Едва Козявочка забралась на кровать, как из воздуха появилась Лика. Козявочка пискнула от неожиданности и чуть не свалилась на пол. С этими человеками она за несколько дней насмотрелась столько чудес, сколько не видела за все годы жизни в лесу!
- Козявочка, смотри! – сказала Лика, потирая ушибленное колено. – Смотри, что я тебе принесла!
И магичка протянула пыжику завернутый в тряпочку кустик малины.
- Ой! – удивленно заморгала та. – Это мне? Это ты мне малину принесла? А где ты ее взяла?
- Нууу…
Лика замялась, но потом все-таки ответила:
- Слетала домой и там выкопала…
- А ты тоже живешь в малиннике? – заинтересовалась Козявочка.
- Да нет, что ты, я живу в большом замке…
- А что такое замок?
Лика вздохнула и села в кресло.
- Замок, это такой дом… большой… очень-очень большой! – начала объяснять она.
- Как этот? – Козявочка забралась на стол, схватила еще одну печенюшку и начала грызть ее, с интересом слушая волшебницу.
- Нет, этот маленький…
- Да как же он маленький? – Козявочка чуть не поперхнулась. – В нем вона скока человеков поместилось!
- Ну, просто челове… люди любят жить в больших домах, – объяснила Лика.
- И все человеки так живут?! – пыжик от удивления даже забыла, как жевать.
- Не все, - смущенно ответила Лика. – Понимаешь, Козявочка… есть люди, которые совсем... бедные, они живут в домах маленьких. Те, кто побогаче – в домах побольше, вот как этот, а есть такие семьи, которые живут в замках…
- А что такое «бедные»? – Козявочке было интересно решительно все. – И что такое «побогаче»? Это как люди, кто большие, а кто маленькие? Вот Алиса маленькая, а Лэм большой?
- Нет, - окончательно смутилась Лика, не зная, как объяснить пыжику различие социальных слоев. – Все люди одинаковые…
- А почему тогда живут в разных домах? – не сдавалась Козявочка.
- Ну, «почему-почему»! - Лика вскочила с кресла, обрывая разговор. – Потому! Люди не могут жить одинаково! Вот и все!
Она протянула Козявочке раскрытую ладонь.
- Пойдем, будем сажать тебе малину.
Козявочка забралась на руку Лике и все равно переспросила:
- А почему не могут?
- Козявочка!.. – тяжело вздохнула Лика и добавила с непонятной интонацией. – Спроси у Лэма, он умный, он ответит!
- Или у Луи, - кивнула Козявочка. – Он тоже много умных слов знает…
- А кто такой Луи? – заинтересовалась магичка.
- Таракан, – бесхитростно рассказала Козявочка. – Он живет у тетушки Хизер. Когда вы с Олафом и Алисой грибы нюхали, он тоже надышался…
- А-а-а… - глубокомысленно кивнула Лика. – Нет, знаешь, мне кажется, Лэм, все-таки, умнее…
В коридоре заговорщицы наткнулась на вовзращающуюся с кухни Ингрид.
- Здрасте... а мы тут в сад идем...., почему-то спрятав кустик малины за спину, бодро улыбнулась Лика.
Магичка рассеяно квинула..
С Козявочкой на руках Анликка прошла в сад.
- Ну? Где лучше посадить малину?
- Тут! – пыжик ткнула пальчиком в сторону изгороди, куда девушка и направилась. – Только она долго расти будет…
- Долго? – переспросила магичка.
- Долго, - кивнула Козявочка. – Несколько лет. Кустик же еще маленький…
- Ах, об этом ты можешь не беспокоиться! – гордо откликнулась Лика, опускаясь на землю рядом с изгородью.
Козявочка с интересом наблюдала, как магичка развязывает тряпочку вокруг кустика, кладет его на землю... и вдруг кустик, как живой, зашевелил корешками, начал врастать в землю, подниматься и на глазах покрываться листочками…
- Ой! – Козявочка даже подпрыгнула от восторга. – Ты тоже можешь жить рядом с малиной и помогать ей!
Лика прижала палец к губам, подмигнула Козявочке, и указала на кустик. Тот заметно подрос, а вокруг него уже выглядывали из земли новые побеги. Несколько минут и у изгороди вырос солидный куст лучшей садовой малины…
- О-о-о-о… - восторженно заламывала лапки Козявочка. – Какая малина! Какие ягоды! Какие листочки-веточки!
- Тебе нравится? – улыбнулась Лика.
- Очень! – Козявочка радостно забралась на колени Лики и попыталась обнять магичку, чуть не утонув в складках свободной рубахи. – Я такой малины никогда не видела!
Пыжик спрыгнула на землю, подбежала к малине, и ягода сама собой посыпалась в протянутые лапки. Козявочка вернулась и протянула ее Лике.
- Вот, поешь! А то колдовать тяжело…
- Спасибо, Козявочка, - улыбнулась Лика. – Ты тоже ешь…
Пыжик запихнула в рот ягодку и блаженно зажмурилась.
- Вкусно? – спросила магичка.
Козявочка быстро-быстро закивала. Такой сладкой крупной малины она еще никогда не пробовала!
- Главное, чтобы нас Ингрид не заругала, - вздохнула Лика.
Козявочка проглотила, наконец, ягоду и ответила:
- Не заругает! У нее же теперь появилась малина!

0

144

Верт старался привести мысли в порядок. С утра было не до того - сперва переживания за Дана и Тусика, пока хозяйка странного дома колдовала над ними. Просто камень с души свалился, когда Лика сказала, что с ними все будет хорошо. Потом сам Верт колол дрова по поручению Тай. Словом, только сейчас, когда солнышко повисло в зените, у парня нашлось время сесть и подумать в одиночестве.
Мысли упорно разбегались или перескакивали с одного события на другое, не давая бедному гончару толком сосредоточиться. Мысль ведь не глина, в руки не возьмешь…
Глина, кстати, здесь была замечательная – белая, которая после обжига приобретает цвет топленого молока, и никакими белилами красить не надо. Верт присел на чурбачок, облокотившись спиной о поленницу, зачерпнул из ямки у забора небольшой комок и стал разминать – что поделать, гончару привычнее руками думать.
Неподалеку, не замечая или делая вид, что не замечает, пристроилась Астра.
«Вот же кувшинчик, - парень хмуро глянул на воровку. – Как же тебя переделать-то? Да и не поздно ли? Не хочу я тебя ломать, права не имею. Но и так оставить не могу…»
Тем временем какая-то нахальная сорока села девушке прямо на коленку, но Астра не закричала от испуга, а что-то зашептала птице, как будто та ее понимала.
«Тоже птиц любишь, значит, есть у нас общее. Может, и не зря я все это затеял…»
А пальцы его все мяли и мяли глиняный комочек, превращая его в непонятное существо. Приглядевшись, Верт узнал малышку Козявочку, сидевшую у него на руках всю дорогу, и улыбнулся.
Конечно, в карете ехать – это не пешком идти, но все же тряску по лесной дороге нельзя назвать легкой. Особенно когда рядом сидят обессиленный маг, настороженный и обиженный демон, почти бездыханный говорящий хомяк, переживающая юная магичка, недолеченная снегура… Да и всех остальных спокойными не назовешь.
А ты сидишь среди всего этого, держишь на руках чудесное существо из сказки и вдруг понимаешь, что счастлив…
Состояние было настолько удивительным, настолько неподходящим моменту, что Верт зажмурился и потряс головой, пытаясь понять, откуда оно пришло, но тут карету в очередной раз тряхнуло, Тусик что-то простонал во сне, и Козявочка крепко вцепилась в руку Верта, уставившись на хомяка своими круглыми глазками. Миг счастья прошел, осталось лишь недоумение, и вот теперь, когда, наконец, не надо было никуда бежать, парень пытался понять, откуда же все-таки пришло то ощущение.

Он – сын, сбежавший от родителя, ни слова не сказав, гончар, бросивший свое дело, неудавшийся летун, едва не сломавший шею, чужой человек в этой стране, бродяга без медяка в кармане… Что хорошего в такой жизни? Неужели его судьба, его предназначение – бесцельно бродить по свету? О нет, не так уж и бесцельно! Цель у него теперь есть, и даже не одна, и не скажешь даже, какая важнее. Во-первых, Клиса. Надо найти того, кто стрелял в нее, надо понять, зачем, надо остановить… Во-вторых, Астра – сделать из нее человека – это такая цель, которой, наверно, на всю жизнь хватит. В третьих… пока это даже не цель, только мечта, но настолько безумная, что ради нее и жизни не жалко. Особенно теперь, когда он, кажется, нашел единомышленника. Только бы Дан не передумал! Ведь это же такая прекрасная мысль – соединить технологию и магию! Если ни ученые, ни маги не могут сами взлететь, значит, должны суметь вместе! Если Лэм сдержит слово, если Дан не передумает помогать…. Да, но сперва их надо помирить.

Комочек глины в руках начал подсыхать. Верт взглянул на слепленную фигурку.
«А неплохо получилось. Жаль только, обжечь тут негде, да и глина не подготовлена, все одно развалится, даже жалко. Вот интересно, а маги умеют глину обжигать?..»

0

145

Дом был так себе… Обычный дом, прямо скажем, не фонтан. Оценив его со всех сторон, Астра подумала, что вряд ли покусилась бы на него, даже не будь здесь толпы мешающегося под ногами народа. А уж в присутствии двух магов и оборотня и пытаться не стоит.
Разобравшись с этим вопросом, она уютно устроилась под деревом. Ей нужно было подумать, а под липами думалось как-то приятнее. Девочке всегда нравился аромат липового цвета – он успокаивал, вселял теплоту и легкую радость. А это даже полезно в сложившейся ситуации...
Астра никак не могла понять, как так вышло, что она дала усадить себя в карету и уехать к шмысю на хвост вместе со всеми. Зачем она прибилась к этой ненормальной компании? Ведь она свою часть договора выполнила, она теперь свободна идти на все четыре стороны, и никто не вправе ее удерживать. Так ведь никто и не держит – почему же она все еще здесь?
Узнать как дела у хомяка и мага? Узнала – скоро все будет в порядке. И вообще, какое ей-то до них дело? Ну, было зверюху немного жалко... Такой весь был маленький, несчастный – хоть плачь. Но это ведь не повод забывать о своих делах!
А какие, собственно, дела? Снова куда-то идти через лес, снова пробираться куда-то в темноте, прислушиваясь к шорохам спящих домов? Снова убегать, натирая ноги сапогами до крови?
Но… но зато там она свободна. Она сама по себе, делает, что хочет, и никто ей не указ! А тут все, кому ни лень, пытаются читать ей мораль, обвинять или вовсе указывать! А то и еще хуже – жалеют, как этот рыжий!
Астра бросила сердитый взгляд в сторону поленницы, возле которой пристроился Верт, и надменно хмыкнула.
Нет уж, ее жалеть не надо. У нее, слава Санта-Болте, все в полном ажуре... Ну, почти… Разве что в Обменник, благодаря всяким любителям борделей и уличных драк, в ближайшее время лучше не соваться… Да не больно она туда и рвалась, если совсем уж честно. И без Обменника кормных мест полно.
А впрочем, зачем куда-то идти и напрягать мозги, где раздобыть монетку-другую на хлеб с маслом? В конце концов, и здесь совсем не плохо. По крайней мере, не нужно постоянно оглядываться и убегать. Никто не гонит, кормят хорошо, порядочникам не сдают – курорт, да и только! Что она, совсем ум потеряла – отказываться от такой халявы? Между прочим, она имеет полное право на отпуск и смену обстановки...
Ладно уж, вполне можно побыть здесь еще какое-то время… Но уж потом помахать всем ручкой и отправиться, куда глаза глядят. И пусть только кто-нибудь попробует ей мешать. Она всегда все решает сама и никого слушать не собирается!
Вот только скучно в этой глуши – тишь, гладь и заняться совсем нечем. Пойти подоставать рыжего? Вон он как раз в ее сторону смотрит… Нет уж, еще возомнит, что он ей нравится или еще какую глупость! Он странный – ему всякое может в голову прийти!
Заскучав, Астра закинула руки за голову и залюбовалась цветущими ветвями с сочной зеленью и нежно желтыми лоскутками, наполняющими воздух сладостью. Листья убаюкивающе шелестели на ветру, навевая сон. Среди ветвей мелькали пчелы, осы, бабочки и длинный черный хвост…
Астра резко села.
- Кряква, ты здесь? – тихонько, чтобы не услышал Верт, позвала она.
Сорока выглянула из листвы, подмигнула и с веселым «Кря!» слетела вниз.
- Ты что тут делаешь? – все так же шепотом спросила девочка. Птица смешно подпрыгнула и перелетела на обтянутую коричневой замшей острую коленку. Астра приложила палец к губам. – Не отвечай! Здесь столько народу бродит, а я не хочу объяснять, откуда у меня говорящая сорока. Пошли куда-нибудь подальше…
Она поднялась и под задумчивым взглядом Верта скрылась за углом. Кряква послушно летела следом. Забраться на крышу сеновала было делом нескольких секунд – тем более что к его стене кто-то услужливо приставил деревянную, грубо сколоченную лестницу.
Девочка огляделась вокруг - все было тихо, только птицы перекрикивались где-то в лесу. Верт возле поленницы, остальные спрятались о жары в доме…
- Ну вот, здесь мы можем говорить спокойно, - облегченно выдохнула она.
Кряква села на край крыши и согласно крякнула.
- Ты разве не полетела заводить очередной роман? – не то, чтобы Астре были особо интересны сорочьи любовные дела, но все-таки… любопытно же!
- Он оказался полным кррретином! – Кряква гордо задрала клюв. – Говорррю тебе как женщина – никогда не ведись на крррасивые перррья! Под ними одни грррязные мысли!
Астра закатила глаза. Вот только уроков общения с противоположным полом от сороки ей и не хватало для полного счастья. Тем более что сейчас ее больше волновало совсем другое.
- Слушай, ты уже видела хозяйку этого дома и ее хахаля? Они мне смутно напоминают кое-кого, но я не уверена. Видела только с боку и со спины, да и то мельком. Но ведь ты-то должна помнить людей, у которых я тебя стащила…
Кряква вытащила из бревен крыши какого-то жука, щелкнула клювом и забавно склонила голову на бок. Ее глаза не выражали особо напряженной работы мысли. Впрочем, Астра к этому привыкла. Сорока не отличалась выдающимся умом, хотя хитростью и жизненной смекалкой была наделена в полной мере.
- Так помнишь или нет? Дом, магичку, ее мужика или служанку? Хоть что-то? – повторила вопрос девочка, когда птица снова занялась выискиванием жучков. – Ты же, по идее, раньше здесь жила.
Кряква внимательно осмотрела свою правую лапу, сняла с когтя паутинку и глубокомысленно заявила:
- С трррудом… Да и какая ррразница?
- Дура! – рассердилась Астра. – Если это они, и они тебя увидят, то меня таки упекут в места не столь отдаленные! Знаешь, сколько стоит на рынке фамилиар? Вот столько, наверное, за его кражу и дают! Эх, надо было тебя продать, пока была возможность… Все равно толку от тебя никакого…
- Сама дуррра! – Кряква обиженно клюнула девочку в ногу. – Соврррать трррудно, что ли?
Астра раздраженно смахнула сороку с крыши. Птица сделала пару кругов и снова села на край бревна, опасливо глядя на задумавшуюся девочку. Но та не выглядела сердитой, скорее встревоженной. Кряква подошла ближе и сунула голову под ее руку. Астра машинально погладила мягкие перья.
- Понимаешь, если магичка узнает, что это я тогда украла из телеги клетку с фамилиаром… Она – псионик. Как ей соврешь? Она просто прочтет мои мысли и все…
- А ты не думай, - от души посоветовала сорока. Черные пуговицы ее глаз смотрели так участливо, что Астра удержала себя от резкой отповеди. Ну, как объяснить птице, что не думать человек может, наверное, только во сне. Да и то, сны - это те же образы, мысли, мечты…
Хотя, если подумать, не так уж плох совет… Ведь, чтобы увидеть что-то конкретное, магичке наверняка придется колдовать что-нибудь сложное, как Дану в саду возле таверны. А на каком основании? Значит, нужно просто не давать ей повода усомниться… и пусть себе читает мысли, сколько влезет. Если думать о чем-то нейтральном и неподозрительном, ни один псионик ничего не узнает.
- Спасибо, - девочка щелкнула Крякву по клюву, вставая и выпрямляясь в полный рост, - так я и сделаю!
С крыши сеновала весь сад был виден, как на ладони, но высота Астру не пугала. Она легко пробежала по коньку и соскользнула вниз по лестнице.
Из открытых дверей сарая приятно пахло сеном. Прислонившись к стене, девочка выдернула из щели между бревен пожелтевшую травинку и задумчиво откусила кончик.
- Знаешь, - сказала она, глядя на перистые облака над верхушками деревьев, - ты все-таки побудь где-нибудь неподалеку. Скоро будем обедать и, скорее всего, вон за тем столом. Посмотришь на магичку издалека и потом мне расскажешь, ладно? Только не высовывайся – нечего ей тебя видеть…
Кряква слетела с крыши, села девочке на плечо и тоже уставилась в небо.
- Посмотрррю, если тебе станет от этого легче. А ты не забудь оставить мне что-нибудь поклевать… - и длинный хвост мелькнул среди лип, окружавших обеденный стол.
- Договорились, - ответила Астра качнувшимся ветвям и побрела в сторону дома.

0

146

Через час Олаф выбрался из кухни с кружкой молока и куском хлеба. Во дворе он увидел Верта, сидящего с задумчивым видом у поленницы. Тот мял в руках кусок глины и был настолько сосредоточен, что не обратил внимания на Олафа.
То, что Лолита гордо называла огородом, с точки зрения Олафа скорее было похоже на лесную полянку, окруженную густыми кустами и необрезанными деревьями. С трудом угадываемые грядки заросли разнотравьем, но среди сорняков можно было углядеть перышко лука или зонтик укропа.
За деревьями мальчик снова увидел синий полог. Прихлебывая из кружки, Олаф направился к нему. Синяя пленка, едва видимая в дневном свете, очень интересовала его. «А вот если дотронуться до этого – что будет?» – крутилась в голове мысль. Полог уходил вверх, искривляясь и накрывая усадьбу полукругом. Олаф задрал голову и прикинул высоту. «Неужели это для красоты сделано?» - думал он, продолжая шагать между деревьев, не глядя под ноги. И, конечно же, споткнулся
- У-у-у-й-яв!- кто-то с диким звуком рванулся из-под ног. Олаф выронил кружку и, пытаясь сохранить равновесие, замахал руками и упал на четвереньки. Причем остановиться сразу не удалось, и несколько метров Олаф проделал на четвереньках, с шумом и треском проломившись через куст на уютную полянку.
-А-а-а-а-й! – пронзительный вопль, от которого звзвенело в ушах, заставил мальчика взвиться в воздух.
- Мя-я-у! – обиженно вопил Чуд, висевший на яблоне.
- Ай-ай-яй! – в густых зарослях обижайки, выросшей на краю полянки, завизжала Алиса. – Ты меня напугал! Ой! Она кусается!
Олаф стоял столбом и молча смотрел на подпрыгивающую в обижайке девочку. Глаза демонессы сверкали гневом и обидой, волосы растрепались, а лицо покрывал нежный румянец.
- Ты что! С ума сошел! – Алиса уже чуть не плакала. – Разве так можно! Ну почему ты все время на меня нападаешь?
Олаф решительно подскочил к ней, быстро подхватил на руки и вынес на полянку.
- Отпусти меня! Сейчас же! – потребовала девушка.
Но Олаф продолжал держать ей на руках.
- Ты…Ты чего… - уже тихо спросила Алиса. – Отпусти меня, пожалуйста…
- Ты такая красивая, - вдруг, неожиданно для себя выговорил Олаф. – Просто очень, очень…
И быстро опустил Алису рядом с деревом, на котором застыл рассерженный Чуд.
- А мы тут с Чудом новую территорию обследовали, - торопливо заговорила Алиса, не глядя на Олафа. - Вернее не я, а он... А тут ты...
- А я тоже тут осматриваюсь, - Олафу было трудно смотреть на Алису. - Я не хотел тебя пугать, так уж вышло...
Им обоим почему-то стало неловко, они даже отодвинулись друг от друга и, разговаривая, старались глядеть в разные стороны. И тут Чуд, рассерженный отсутствием внимания к своей особе, опять заорал.
От неожиданности ребята шарахнулись в сторону, угодив всё в те же заросли обижайки.
- Ай-яй! - взвизгнула Алиса и жалобно обратилась к Чуду. - И чего тебя так напугало?
- Тс-с-с!
Девушка удивленно оглянулась на Олафа. Тот, не обращая внимания на кусачие заросли, присел, потянув ее за собой.
- Смотри туда, - прошептал он и голой рукой отодвинул особо ядреный стебель обижайки. Алиса, поеживаясь от жгучих укусов травы, присела рядом и посмотрела туда, куда указывал мальчик.
Под высоким, изуродованным временем стволом старой яблони сидели два небольших мохнатых зверька.
- Смотри, как они светятся! - непонятно прошептал Олаф. - Особенно тот, левый.
- А кто это? - тоже шепотом поинтересовалась Алиса. - И что значит - светятся?
Но Олаф не успел ответить. Неизвестные Алисе зверьки явно услышали их голоса, один из них внимательно оглядел заросли и обнажил передние зубы.
- Ишь, пугает! - усмехнулся Олаф. - А то я сурков не видел! Эти, конечно, огромные, но сурок есть сурок. Хотя нет, погоди-ка...
Мальчик резко выпрямился и свистнул. Сурки подпрыгнули, и, перекувырнувшись в воздухе, исчезли в зарослях.
- Ну, и чего ты добился? - Алиса с облегчением выбралась из кусачих кустов.
- Да на одном был ошейник с амулетом, неужто не увидела? - Олаф быстро наклонился, сорвал широкий желтоватый лист и протянул Алисе. - Потри ожоги, быстрее пройдет....
- Ошейник, да еще с амулетом? И ты не ответил: что значит - светятся? - лист оказался воистину волшебным, обожженная кожа протертая им, переставала зудеть почти мгновенно.
- Да светятся, как и все здесь, - Олаф широким жестом обвел рукой вокруг себя. - Наверное, это магичковы домашние сурки. Надо сказать, что мы их видели. Тут все светится, - непонятно закончил он…
Но едва ничего не понимающая Алиса приготовилась высыпать на приятеля все накопившиеся вопросы, что крутились у неё на языке, как Чуд снова замяукал. На сей раз крик забытого ребятами кота был особенно жалобным.
И снова Олаф оказался быстрее. Он осторожно отцепил Чуда от дерева и бережно прижал к груди.
- Эх вы, дурашки... - приговаривал он, осторожно поглаживая Чуда по ушастой голове. - И вечно вы лезете, куда не надо, и попадаете во всякие беды... А хозяевам потом маеты - лечи вас...
Алиса тоже погладила кота и тут же вспомнила про Тусика.
- А как ты думаешь, Тусику тут помогут? - тихо спросила она.
- Да, Лика сказала, что все хорошо, - Олаф передал Чуда хозяйке и посмотрел в сторону дома. - Только вот и нам нужно помочь хозяевам, а то тут все так запущено, что просто удивительно...
Они направились к дому, осторожно огибая особо разросшиеся кусты, перепрыгивая через осыпавшиеся кротовые холмики.
"Вот ведь удивительное дело, - думал Олаф, поглядывая на Алису, - совсем недавно так все было спокойно, а как появились эти постояльцы - все и завертелось! То кража, то беготня по лесу, то и вовсе поездка в эти выселки... Ну, они-то ладно, они приезжие... А я вот чего к ним сунулся?". Мальчик пожал плечами в ответ на собственный вопрос, и тут Алиса провалилась ногой в кротовину почти по колено, выронив успевшего задремать Чуда.
- Осторожнее! - Олаф легко вытянул девушку и крепко ухватил её за руку - Иди за мной, так оно вернее будет.
"Не знаю как остальные, а вот эта точно без меня пропадёт! Ну, может, и не пропадет, но вот во все рытвины и ямы точно угодит. И как её оставить?"
Они так и вышли во двор: Олаф, крепко держащий за руку спотыкающуюся Алису, и Чуд, гордо идущий впереди, высоко задрав хвост.

Отредактировано Талинна (2009-06-28 21:56:49)

0

147

Совместно с Морисом

«Да, с больной ногой я – еще та охотница, - думала Клиса, шагая по лесной тропинке и стараясь не отставать от Тай. – И вообще, куда мы идем?»
Недоумение снегуры усиливалось с каждой минутой. С самого момента возвращения у нее так и не было возможности побыть наедине с проводницей, просто поговорить, выяснить все до самого конца. И предложение Тай пойти на охоту она восприняла как предлог. Ясно же, что проводница позвала ее с собой, чтобы разобраться. Но не тут-то было. Тай просто шла и шла вперед, внимательно вглядываясь в кроны деревьев. Уставшую Клису такое обилие листвы еще сильнее сбивало с толку, родные леса были куда прозрачней.
- Как дойдешь до ближайшей поляны, разожги костер в старом кострище и жди меня, - Тай коротко оглянулась, сошла с тропинки и нырнула в кусты.
«Еще и хворост собирать. А нога ноет зверски», - тоскливо подумала снегура. До полянки оказалось не так уж и далеко, а возле старого кострища уже лежала куча сушняка. Рядом журчал невидимый в траве ручеек.
Клиса недоуменно оглядела сушняк. «И когда Тай успела его насобирать? Хотя об оборотнях рассказывали всякое». Девушка вздохнула и принялась разжигать костер. Вдруг неподалеку кто-то сильно ударил по дереву, заверещали летяги. Клиса прислушалась. Лес быстро успокоился. Но вот новый удар нарушил тишину, опять раздался крик летяг, только уже в другом месте, правее. Следующий - еще правее. «Тай идет вокруг поляны по солнцу, - догадалась Клиса, - охотники-снегуры тоже так делают. А мы всегда думали, что оборотни против солнца ходят, как все, кто злу поклоняется».
Внезапно Тай вынырнула из тени леса, неся десяток летяг, связанных за хвосты.
- Вот, разделай пока, чтобы осталось только сготовить. И штук шесть положи печься, - кивнула она и снова исчезла в лесу.
Клиса принялась за работу. Головы зверьков были отрезаны ножом, и кровь из тушек успела стечь.
«Интересно, а чем же она их бьет? Не на лету же ловит… хотя, кто их, оборотней, знает». Снегура снова навострила уши. Звук ударов уже почти не был слышен, издалека доносились только крики летяг.
Поработать пришлось немало. Клиса едва успевала разобраться с очередной партией, завернув разделанные тушки в листья лопуханов, в изобилии растущих на поляне, как Тай появлялась с новой добычей. Проводница, не говоря ни слова, забирала отходы, сложенные на тех же лопуханах, и, одобрительно кивнув, исчезала в кустах. Летяги над углями как раз покрылись аппетитной корочкой, когда Тай закончила перемывать в ручье тушки последней партии. А Клиса завернула их в лопуханы и уложила всю добычу в два захребетника. Мешки она внимательно изучила во время отсутствия проводницы и решила, что это - вещь очень удобная и интересная. Хитроумные, однако, эти оборотни!
После такой работы запеченная на углях дичь стала для охотниц заслуженной наградой. Наблюдая, как Тай с удовольствием хрустит косточками четвертой по счету летяги, Клиса наконец-то решилась заговорить:
- Тай, а ты совсем не волнуешься за Тусика и за мага? Даже не спросила, как они.
- С ними все будет хорошо, - Тай кивнула, понимая, что снегуре сложно начать разговор. - Раз уж Ингрид взялась лечить, она все сделает хорошо. Я про нее давно слышала. Она хороший маг, она все сделает правильно.
Клиса помолчала несколько минут, а потом решилась - словно в воду бросилась.
- Я хочу извиниться. Знаешь, я вела себя как дура, - девушка говорила быстро, словно боялась, что Тай перебьет, не дослушает. - У нас об оборотнях такое рассказывают… хотя нельзя, наверное, верить дурацким сказкам.
- Нельзя, - согласилась Тай, берясь за пятую тушку, - нужно обязательно проверять их достоверность, - с важным видом провозгласила она и тут же хитро подмигнула Клисе. - Вот мы с братом как-то решили проверить, правда ли, что снегуры делают из непослушных детей мороженые леденцы.
-Что?! - глаза у Клисы стали строго квадратными, а зрачок, похоже, лег по диагонали. – Что делают снегуры?
- Ну, взяли нам с братом новую гувернантку, воспитательницу то есть, - Тай сыто прищурилась и улыбнулась,- она нам и рассказал эту веселую историю. Мол, непослушных детей... А мы с братом были жутко любопытные, и часто лезли то на чердак надвратной башни - ловить ночных призраков, то на скалы – за береговыми летучками. Ты же понимаешь, интересно же, а воспитатели в обморок падали. Странные, правда?
Клисса представила этих «послушных» детей и, забыв об обиде, хихикнула.
- Вот она и решила нас припугнуть, - кивнула Тай, - что, мол, снегуры непослушных детей крадут и тащат в свою страну, где, кроме льда и камня, ну, совсем нечего нет. И вот оставляют они детей связанными в ледяной пещере, а когда те замерзнут и превратятся в ледяные леденцы, привязывают к ним палки – ну, как к настоящим леденцам, и съедают!
- Ложь все это, - голос Клисы похолодел, - такого никогда не было!
- И вот мы с братом обсудили сказочку, и осталось у нас два вопроса невыясненных.
Клиса вопросительно смотрела на рассказчицу, ожидая пояснений.
- Нас заинтересовало, где бедные снегуры берут палки для «леденцов», у них же кроме камня и льда ничего нет?! И как они рты закрывать ухитряются, ведь, чтобы есть лед, зубы ого-го какие нужны?! Может у них зубы складные? И утром пошли мы с этим к папе. А папа послушал, послушал, да воспитательницу и уволил, а нас похвалил за то, что логически подошли к вопросу.
Клиса оторопело уставилась на Тай и, неожиданно даже для себя самой начала хохотать, словно выплескивая из себя все обиды и подозрения, скопившиеся в душе за последние дни.
- Знаешь, Тай, я никому не скажу, что ты – оборотень, - заявила Клиса, отсмеявшись. Она серьезно посмотрела в глаза проводнице и даже зачем-то прижала руку к сердцу, как будто давая клятву.
- А в здешних краях оборотнем или оборотником, как говорят местные, быть не зазорно, - Тай равнодушно пожала плечами. - Вот через пару дней в Бэмце первая летняя ярмарка откроется, там оборотников, а точнее - кайр, полно будет. Они полотно ткут тонкое и дорожки цветные. А один умелец фигурки вырезает из корней. Ну, как живые выходят. Насмотришься. Да и кайра я только по рождению, а воспитывали меня люди. Хотя… среди всех народов бывают плохие да хорошие, так что слепо доверять тоже не стоит.
Клиса нахмурилась. «Да, некоторым попробуй, доверься, сразу арбалетный болт получишь. Но никому не верить – тоже плохо. И вообще, хвала Непорочной Снегурочке… или Снежке, что мне на пути встретилась именно Тай. У нее и поучиться можно, чтобы не бродить по этим лесам и городам вслепую. И вообще, интересно же, а почему…».
-Тай, а можно тебя спросить?

Вопросов оказалось множество, так что, пока тушили угли и шли назад, Тай только и успевала отвечать на бесконечные «Почему?».
-А почему ты, Тай, вся серая и, как будто, даже металлическая? А другие не такие?
-Это - от папы - полярного волка досталось… Наверное.
-А почему тебя папа-волк у людей не забрал?
-Ну, потому, что, наверное, и не знает даже, что я у него есть.
-А чем ты летяг била? И почему у них голов не было?
-Вот этими шишками. Видишь, они тяжелые и шипастые. Стукнешь по дереву, летяги всполошатся и давай прыгать, а ты их влет шишками, одну за другой, а потом быстро - быстро бегаешь и быстро - быстро отрезаешь им головы. Тут главное - скорость, а то придет в себя, да так куснет, мало не покажется…
-А куда ты шкуры и ливер относила?
-Да угощала всех в округе. Раскладывала по муравейникам, у лисьих и барсучьих нор. Чего добру пропадать?
-А почему ты так много ешь?
-Я не всегда, а только по утрам. Потому что днем я часто перекусываю, ну между завтраком и обедом, между обедом и ужином. Два раза. А ночью я сплю, и в топке все прогорает… Так мой папа говорил. И утром у меня зверский аппетит…
-А…
-Слушай, - Тай неожиданно остановилась, - вот пожуй-ка ты тропиночника. Пока придем, ты себе лекарство для перевязки и нажуешь…

Когда Тай с Клисой зашли на кухню, Лолита задумчиво резала овощи, размышляя, что же подать на обед, но при виде дичи сразу оживилась.
- Вот, Лола, шесть десятков летяг за раз, - Тай опустила на пол свой захребетник. - Ощипанные, выпотрошенные и вымытые. Чтобы за этими заразами не бегать каждый день. Можно прямо в печь. Можно на лед. Мне Клису перевязать где?
-Так, вот только раны перевязывать мне тут не надо, - нахмурилась экономка. – За летяг - большое спасибо. Только как же ты, бедная, с такой ногой по лесу бегала? И вообще – хотите перевязать, идите в баню.
-В какую баню? - ухмыльнулась Тай. – Ей только обезболивающее наложить и все. Рана уже зажила почти, и гноя на ней отродясь не было. Мы тут, в уголке. Клиса, снимай штаны и закрывай дверь. Можно наоборот. Кончай жевать, плюй в тряпочку. Умница. А теперь наложим повязочку быстренько, пока нас не прибили сковородой, и можешь на скамейке в саду посидеть, девчонок покараулить.

0

148

«Ну вот, все руки в малине, и нос, кажется, тоже, - на ходу оглядывала себя Лика, при этом почему-то улыбаясь до ушей. – Где умыться – неизвестно. И в дом незаметно пробраться не получится, потому что точно кого-нибудь встречу. Ну вот, например...»
- Добрый день, Клиса.
Снегура сидела возле дома на старой скамейке и задумчиво смотрела куда-то в облака. Причем, судя по выражению лица, свои мысли волновали ее куда больше красот природы.
- Привет, - отозвалась она, переводя взгляд на Лику. – Ой, а у тебя нос в чем-то…
- В малине, - засмеялась чародейка и попыталась вытереться рукавом. – Я не умею нормально есть ягоды! Не знаешь, где тут умывальник?
- Знаю, - Клиса встала. – Идем, покажу.
- Кстати, а как твоя рана? Не болит? – Лика внезапно вспомнила о своих профессиональных обязанностях. – Может, полечить?
- Да все уже нормально, - махнула рукой снегура. – На мне все быстро заживает. Вон, даже с Тай сегодня охотилась, и ничего.
- Ну да, это показатель, - согласилась Лика, охоту не любившая и не одобрявшая. Однако вслух свое мнение по привычке высказывать не стала. – Тогда можно не долечивать, да?
И не удержалась, чтобы не похвастаться: - А то и так с этой малиной провозилась.
- С какой малиной? – уточнила Клиса.
- Козявочке вырастила. Представляешь, за саженцем пришлось даже домой мотаться!
Снегура посмотрела на нее удивленно, а потом задумчиво спросила:
- А в лес сходить нельзя было?
- Можно, - признала чародейка, чувствуя себя на редкость глупо. – Но в замок проще, потому что в лесу я могу заблудиться, а дома – точно нет.
- И как ты в замок попала?
- А вот, - Лика, потеряв желание хвастаться, продемонстрировала пластинку амулета. – Одноразовый телепорт, зато куда угодно.
- А я такой видела, - припомнила снегура. – У нас в мешке хранится. Только к нему кто-то еще цепочку приделал, чтоб медальон получился.
- Кстати, о медальонах! – вцепилась в предложенную тему чародейка. – Ты точно не знаешь, откуда твой взялся?
- Не мой, а папин, - поправила Клиса. – Из мешка, я же говорила. А уж там откуда…
- И где я могла его видеть? - Лика простецки почесала в затылке. – Смотри, если уж у вас там телепорты бесхозные, значит, в нем вообще что угодно могло оказаться.
- Эй, гости дорогие, всем обедать! – раздался зычный голос Лолы
- Шмыся тебе в карман! – от души пожелала Лика. – Так и не дала разобраться! Идем, что ли?

0

149

- Вставайте, лэр, - улыбнулась Ингрид, вспоминая старую студенческую песенку, - рассвет уже полощется. Да и до заката недалеко. Пора обедать и успокаивать многочисленных подопечных. Они уже волнуются. Правда, за кого больше: за Кактуса или за вас, я не поняла, - магиня помогла Дану сесть на кушетке и спросила: - Голова не кружится? Тогда встаем и идем обедать…
Дан осторожно встал, прислушался к себе и довольно кивнул.
- Как новенький, можно начинать все сначала. Где, говоришь, у тебя тут ближайшее болото с чвыриками?
- Именно чвыриков вам сейчас для полного счастья и не хватает, - согласилась Ингрид. – Все остальное есть. Тройка прекрасных девиц на попечении, два мальчика - ученика, малиновый пыжик, охотницы, лысый кот и даже личный демон для маленькой войны... вы где набрали такую веселую компанию?
- Где взял, где взял, - Дан разжал ладонь, сжимавшую немного обгрызенную пыжиком печенюшку, - нашел. Или меня нашли. Если бы я знал. Все получилось как-то само. Ты же знаешь, я вообще-то одиночка.
Он подошел к креслу, внимательно посмотрел на спящего хомяка, неловко, словно стесняясь присутствия мэстрэи, притронулся к чуть дернувшемуся ушку и осторожно провел пальцем по рыжей спинке до куцего хвостика.
Почувствовав прикосновение знакомых рук, спящий хомяк чуть шевельнулся и привычным движением поднес ко рту лапку с печенюшкой. Послышалось довольное причмокивание.
Дан улыбнулся и осторожно положил во вторую лапку еще кусочек печенюшки.
- Типичный одиночка, - согласилась магичка, внимательно наблюдавшая за пациентами. – А это – рыжий глюк, который хомячит печенье даже во сне, а вовсе не спутник, с которым вы уже десять лет не расстаетесь…
- Ну, Кактус - это уже почти я, - кивнул Дан, – так что одно другому не противоречит…Что все-таки случилось? Когда ты его станешь будить?
- Я же говорила, малыш получил сильный ментальный удар, сознание, грубо говоря - спряталось. Я немного подлечила, заплела узоры. Но, чтобы все срослось и успокоилось, нужно время. Я бы вообще посоветовала не будить его пару дней. Ну, хотя бы до завтра. Сможете, одиночка, прожить без своего хомяка два дня? – Ингрид еще раз наклонилась над рыжим тельцем, прислушалась к чему-то и довольно кивнула: - Все идет нормально, все возвращается, просто нужно время. Я не хочу сильно активировать процессы, ваш хомяк и так чересчур умный, - она легко улыбнулась, - негоже фамилиару быть умнее мага. Да и есть вам с кем пока общаться. Вон, в саду за столом куча народу, который ждет вашего пробуждения. Такая небольшая компания для одинокого путника…
- Знаешь, Инни, - Дан серьезно посмотрел на магичку, - смешного тут мало. Ну, какой из меня наставник?
- И правда - какой? - кивнула мэстрэя. - Подумаешь, десять лет спецкурсы читали в университете, и десяток деревенских ребятишек по магическим школам развезли. И тот мальчик, ну, помните, который все мечтал лечить, но не было у него магических способностей? Это же не вы его надоумили податься в Демо, в медицинскую школу?
- Ты не понимаешь,- вздохнул маг и с некоторой опаской посмотрел на дверь, - это все была просто работа. Ну, сделал - и домой. И эти ребята - они ушли и забыли. А тут… печенье вон носят…
- Не понимаю, - согласилась Ингрид, - вы чего волнуетесь-то? Кто все эти люди? И нелюди, кстати? Ведь откуда-то они взялись?
- Да я сам не понимаю, - усмехнулся Дан, - все началось с Лики. Декан настоятельно попросил сопроводить девочку до загородного имения. И не успели мы выйти, как понеслось. Ну, ты же знаешь, я никогда не ищу приключений. Они сами случаются. Сначала – пыжик, попавший в браконьерскую ловушку, потом девочка-демонесса, сбежавшая из дома, потом мальчишка–гончар, который мечтает летать... И куда теперь их?
- Но ведь куда-то вы их ведете?
- Да никуда я никого не веду, - рассердился Дан, - они сами идут. Да и как их оставишь, когда тут то ловушки магические, то охотники стреляют отравленными болтами…
- Так чего тут нервничать? – улыбнулась Ингрид. - С вами им в любом случае безопаснее, чем без вас. Да и Кактусу веселее. Скажете, нет?
- Веселее - это верно, - вздохнул маг. – Вот чего-чего, а веселья нам точно хватает. Ладно, разберемся. Пошли обедать, а то они там, поди, волнуются, да и голодные…
- Волнуются,– согласилась Ингрид. – Прямо, как за родного. Так что, отступать вам, мэстрэ, некуда. Идите, воспитывайте…
- Я не то, что родную дочь, хомяка-то воспитать не могу, - огрызнулся Дан, но магичка уже выходила из комнаты, и даже ее спина выражала насмешку.

0

150

Ход ШамАнки совместно с Морисом и попутчиком

Обед накрыли в саду, под липами. Родители Инни, когда выезжали на лето в загородный дом, всегда в хорошую погоду обедали и ужинали на свежем воздухе, и молодая магиня завела такую же привычку, как только переехала в Шмысиные Кулички.
Вспомнив о родителях, Игнрид вздохнула - она не навещала их с самого переезда, только регулярно посылала короткие письма. Стыдно. Надо выбраться, наконец, в столицу... но пока выбираться не с чем, результатов по прибору маловато. Впрочем, увидев за общим столом всю удивительную компанию мэстрэ Дана, она решительно отогнала непрошеные мысли - сегодня не до сожалений.
Маг вышел из дома вслед за хозяйкой и замер на крыльце. Навстречу ему устремились радостные, настороженные, улыбающиеся, смущенные взгляды. Он еще раз внимательно оглядел компанию – да, вот чего тут точно не было, так это равнодушия...
"- Ну вот, к старости обзавелся семейством, как ни сопротивлялся... тут тебе и племянницы, и племянники, и лесное чудо в качестве внучки, - тут Дан перевел взгляд на Лэма, чинно сидящего за столом, - и даже вредный кузен из Демо..."
С трудом сдержав усмешку, маг направился к столу.
- Я же говорила, что с ним все будет в порядке! - радостно воскликнула Лика.
Выглядел мэстрэ неплохо, по крайней мере, не шатался больше, как былинка на ветру, и лицо приобрело естественный оттенок легкого загара.
Гости принялись наперебой расспрашивать:
- Как вы?
- Вам уже лучше?
- Как Тусик?
Лола, видя такое безобразие, строго прикрикнула:
- А ну, тихо все! Пусть мэстрэ поест!
Дан улыбнулся:
- Мне уже гораздо лучше, спасибо. Мэстрея Ингрид получила диплом не за красивые глаза... вернее, не только за них, - подмигнул он коллеге. - Давайте обедать, я и так задержал всех.
- А Кактус? - забеспокоилась Алиса.
- Он пока еще спит.
- Не слишком ли долгий сон? - недоверчиво спросил Лэм.
- Сон после такого приключения ему не помешает, - спокойно сказала Ингрид. - А мне тем временем нужно узнать все подробности об этом загадочном амулете и постараться определить, что это было за воздействие: только ли он усилил заклинание Дана или внес что-то свое... Сейчас действовать нужно очень осторожно, чтобы не навредить еще больше. Но сначала все же поедим.
- Правильно, - поддержал ее Робин. - Как говорила моя бабушка своему мужу-генералу: "Война войной, а обед по расписанию".
Шутка немного разрядила обстановку, и гости, наконец, вплотную занялись обедом. Сама Ингрид не столько ела, сколько внимательно наблюдала за остальными спутниками Дана - ей наконец выпала возможность спокойно их рассмотреть. Правда, недолго, поскольку с вареной картошкой, густо посыпанной пахучим зонтичником, и пирогами молодые и здоровые организмы управились быстро. Так что, пока Лола спешно дожаривала принесенных охотницами летяг, хозяйка тихонько попросила мага:
- Дан, вы не могли бы их представить? Я успела запомнить только Лику, Козявочку и Тай.
- Конечно, - кивнул мэстре и замялся. Как обратиться к ним всем одновременно? Спутники? Звучит как-то глупо. Соратники по приключениям?
Еще глупее. А может быть...
- Друзья! - уверенно сказал он.
Они замерли, привыкая к новому статусу. Астра смотрела насмешливо, но в глазах светился интерес. Рыжий Верт - спокойно, для него давно было ясно, что эти люди - именно друзья. Лика и Алиса улыбались открыто и доверчиво, Лэм - скептически, а Тай переглянулась со снегурой и кивнула, словно подтверждая правильность сказанного слова.
- Поскольку наша гостеприимная хозяйка была очень занята, она не успела со всеми вами познакомиться. Разрешите представить вам мэстрэю Ингрид Райс, магистра пси-магии. А вот с хозяином я, увы, и сам не знаком.
- Робин Сэнтон, недогрант технических наук. Не успел защититься, - пояснил он с улыбкой, - а теперь уже и не хочу. А вы - знаменитый Даниэль Дан, о котором слагают легенды? Ингрид о вас рассказывала.
- Легенды сильно преувеличивают, - слегка смутился Дан и кивнул Тай. - Ну, теперь ваша очередь.
Начать, конечно, следовало бы с Лэма, но маг решил дать ему немного времени. Инни же внимательно наблюдала за каждым, кто называл свое имя.
- Тай, проводник из Пристенков. Возможно, вы обо мне слышали, если пользовались услугами проводников.
Спокойная сила. Обостренное восприятие запахов, звуков. Очень хорошо себя контролирует. Надо будет познакомиться поближе, что-то у нее есть животное в пси-поле. Но не сейчас - нет времени. Видно же, что проводница включила присутствующих в круг своих и для них не то что не опасна, а будет при необходимости защищать.
- Анликка ви-Леар тар-Кеон, мы уже знакомы.
Инни кивнула с улыбкой - талантливая девочка, быстро учится, будет очень хорошим магом, если никто не будет ее слишком зажимать. Впрочем, Дан - неплохая компания для того, чтобы научиться самостоятельности.
Козявочка сидела на коленях у Лики и волновалась: вареная картошка была такой вкусной, с растаявшим сливочным маслом, но с вилкой ей, конечно, справиться не удалось, и она кушала руками. Теперь ручки были были сильно замаслены, и козявочка боялась запачкать аккуратную человеку Лику, поэтому не сразу поняла, чего от нее хотят.
- Козявочка Лесная, малиновый пыжик, - подсказал Дан. - С ней вы тоже знакомы.
- Ну, конечно. Козявочка, я очень рада.
Пыжик совсем смутилась, но Инни заметила козявочкины страдания и протянула ей льняную салфетку:
- Вот возьми, это как раз специально для рук.
Это волшебное существо было удивительно теплым и пахло спелой малиной. Обычно пси-поле не ассоциируется с запахами, но малиновый пыжик есть малиновый пыжик. Чудо чудное.
- Клиса Рихада, снегура.
О снегурах Инни слышала только, что в их землях добывают тот самый арр, который она использует в работе. Внешность у Клисы была специфическая, конечно, но в Пристенках и не такого насмотришься. Угрозы же от нее не исходило, лишь легкое недоверие к спутникам... не сплошное, а какое-то избирательное, но, чтобы проследить направленность, требовалось время.
- Верт Терракот.. - парень немного замялся и продолжил, - гончар.
Открытый и искренний парнишка. Добрый. Любопытный, с исследовательской жилкой.
- Алиса Драгон-Блю из Лаборато. А это мой кот Чуд.
Забавная девочка, яркая, живая. Этакий ураган. Похоже, ее с детства пытались загнать в какие-то рамки, но не слишком успешно. Семья, очевидно, богатая и консервативная. Ингрид бросила вопросительный взгляд на Робби, и тот кивнул - знакомая фамилия.
- Я - Олаф, Олаф Белый, ... работаю в таверне. Я из Пристенков.
Да, паренек, помогавший на кухне Лолите. Глядит на всех немного настороженно. Не маг, но что-то у него тоже непростое в ауре.
- Астра из Пристенков, - девчонка вздернула подобородок. - Свободный художник.
Ощетинилась ежиком, боится, что магичка выведает ее секреты. Да, таким... свободным художникам и художницам есть что скрывать. Ну и Болта с нею, раз Дан тащит ее с собой - значит считает нужным.
Дошла очередь и до демона.
-Ну что же, можете называть меня, как и прежде – Лэм, - несколько помявшись, протянул тот. – Или вы предпочитаете более официальную версию?
Ингрид внимательно оглядела видящих вокруг нее людей… и нелюдей. Все взгляды были устремлены в сторону демона. Похоже, церемония представления пошла в неожиданном направлении.
-Скажите хотя бы, а Лэм - это фамилия или имя? – раздался голос Дана.
Лэм ухмыльнулся:
-Скорее, светское прозвище. Ну, что же, мое полное имя – Лэмюэль-Себастиан Хайд, я - владелец «Судоходной компании Хайд», как говорят у нас в стране – обычный олигарх.
-Ой, - не сдержалась Алиса. Лэм обернулся в ее сторону.
-Да, лэри Драгон-Блю, и я даже имею честь знать вашего отца. Но мы – не друзья, и совместные сделки наши компании не практикуют. Так что, не беспокойтесь, я не собираюсь встревать в ваши семейные проблемы.
Алиса надулась и отвернулась в сторону.
-Я надеюсь, это - не очередная сказка, - холодно заметила Лика.
-Не сказка, - неожиданно вмешалась в разговор Тай. – Я могу это подтвердить.
-Благодарю, лэри Тай, - склонил голову Лэм.
-Откуда ты его знаешь? - Дан повернулся к проводнице. Та слегка замялась, но на выручку ей пришел Лэм.
-Видите ли, мэстрэ, мы с лэри Тай когда-то встречались, когда я гостил у ее… родственников. Однако наша встреча была, можно сказать, мимолетной, кроме того, у меня – плохая память на лица, поэтому мы не сразу узнали друг друга. Но все-таки узнали.
-Вот именно, - поддержала его проводница. – И если бы вы подождали меня, а не принялись воевать друг с другом…. Эх, - она взмахнула рукой.
Мужчины переглянулись.
-Лэри Тай, безусловно, права, - неуверенно начал Лэм. – Я думаю, мэстрэ, нам нужно покончить с этим недоверием.
-Я готов, - вскинул голову маг, - хотя у меня к вам есть ряд вопросов. Что у вас за брошка за отворотом сюртука? И почему она производит такое впечатление на бандитов? И если вы – олигарх, то почему приехали в Пристенки без слуг и даже не удосужились заранее поменять деньги? Что вы здесь ищите?
-Как много вопросов, мэстрэ! - начал закипать Лэм.
-Так, стоп, - Тай вскочила на ноги и замерла, опираясь на стол. Несчастный столик обиженно скрипнул, но устоял. – Опять все сначала? Мэстрэ, успокойся, здесь чвыриков нет, воевать не с кем. Лэм, перестань темнить и рассказывай все по порядку. Или ты кому-то не доверяешь?
-Нет, я не думаю, что, если я расскажу правду, это мне повредит, - после паузы ответил Лэм. - Только это – длинная история, и она не слишком подходит для застолья. А главное, после того, что я вам наговорил, не похоже, что вы поверите мне на слово, - и он горько ухмыльнулся.
- Все споры - после обеда, - похлопала ладонью по столу Лолита. - Успеете еще наговориться, до ужина далеко...
Признание Лэма произвело впечатление впечатление на друзей, и некоторое время все ели молча, только тонкие летяжьи косточки похрустывали. Наконец, Тай решительно прервала затянувшуюся паузу:
- Лолита, а вы знате толк в приправах! Давненько мне не доводилось едать летяг со смородиновым соусом, - похвалила она экономку.
- Это еще что! - улыбнулась Лола. - Вот, пожалуй, на ужин можно и летяжник испечь будет.
- Вы умеете готовить летяжник? Тогда нам повезло.
- А что это за блюдо? - заинтересовалась Алиса.
- Это закрытый пирог с мясом летяг, рублеными яйцами и грибами. Вкуснятина!
Лику же интересовали вовсе не пироги с летягами, поэтому она осторожно напомнила хозяйке:
- Мэстрэя Игнрид, вы мне говорили, что расскажете за обедом о своей работе.
- Да, конечно, - кивнула Инни.
- Приготовьтесь, о работе она может говорить бесконечно, - с улыбкой отметил Робин.
Магиня отодвинула почти нетронутую тарелку.
- Пожалуй, мне придется начать с небольшого вступления. Дело в том, что меня всегда интересовали технические достижения демонов. Мой отец много путешествовал и часто привозил домой разные любопытные штуковины. Может, если бы я родилась в Демо, то увлеклась бы техническими науками, но у меня довольно рано выявили способности к пси-магии, которые определили всю мою дальнейшую жизнь. Впрочем, я ничуть не возражала, потому что работать с сознанием людей и животных мне понравилось и нравится до сих пор. Но увлечение техникой осталось. Во время учебы в университете я недоумевала: почему наши заслуженные маги полностью отвергают научные достижения демонов и признают только магию? Ведь машины и приборы в Демо работают и приносят пользу так же, как и наши заклинания. А если грамотно соединить одно с другим, можно же получить изумительные эффекты! Ну, я была юной наивной студенткой. И конечно, рассчитывала совершить революцию в науке! Только революция оказалась никому не нужна, - грустно улыбнулась мэстрэя Райс. - Никто мне не позволил разрабатывать это направление не только во время учебы, но и после получения диплома. Однажды мне практически чудом удалось получить разрешение посетить научную конференцию в Лаборато. И после этого я окончательно решила заниматься именно переносом магических свойств на технические объекты. Разумеется, не бросая свою основную специальность - жить же на что-то надо.
Инни сделала небольшую паузу, и Дан, усмехнувшись про себя, подумал, что есть вечные стены, о которые разбивает лбы не одно поколение мечтателей... Интересно, когда-нибудь они смогут разрушить эту стену, созданную привыкшими к догмам магами? Кстати, в Демо тоже запрещено использовать магические элементы? Судя по всему - да. Ведь ни одного мага не пригласили поработать в Лаборато.А жаль, как жаль, что не сбылось! Умные люди, ученые, а не хотят понимать, что прогресс неотвратим. Вот снова молодежь об этом стала задумываться, и даже пытается воплотить какие-то идеи.... Любопытно, что же задумали эти двое?
- Конечно, из всех стихий пси - одна из наиболее сложных и капризных, - продолжала Ингрид, - но тем интереснее работать и добиваться результатов. Сейчас мы работаем над одним прибором, который будет обладать магическими свойствами. Это линза, которая должна сильно облегчить работу пси-магов. Мы добились того, что при пси-контакте мага и его клиента ментальные волны проецируются на линзу. И изображения, содержащиеся в памяти клиента, визуализирует линза, а маг при этом затрачивает гораздо меньше сил на сеанс и лучше контролирует процесс...
На середине рассказа мэстрэи Алиса откровенно заскучала - все эти непонятные слова для нее ничего не значили. Верт же, напротив, даже в незнакомых терминах пытался уловить смысл. Ну а Лика задумалась, можно ли применять к технике магию земли.
- То есть твой прибор может показывать воспоминания? - уточнил Дан.
- Да, только при воздействии мага. Но линза в разы усиливает пси-волны и упорядочивает их, и изображение становится более четким. К тому же, маг медленнее устает и сеанс может продолжаться дольше...
- Я правильно понял, это промежуточный результат? А что вы хотите получить в итоге?
- Знаете, - нахмурился Робин, - давайте о конечном результате будем говорить тогда, когда он будет.
- Да, - согласилась Инни. - Я бы не хотела заранее хвалиться шкурой непойманной летяги. Но если это интересно присутствующим здесь магам, мы могли бы обсудить это позже, в более узком кругу.
- Разумеется, интересно! - с энтузиазмом подтвердила Лика. - Ведь правда?
Дан согласно кивнул. Действительно, незачем доносить до общественности абсолютно все промежуточные этапы работы, так в науке никто не делает, да и не поймет большинство, о чем речь.
- А ваш муж тоже к нам присоединится? - спросила Анликка хозяйку дома.
- Муж? - удивилась Ингрид. - Я... э-э-э... не замужем.
- А... понятно, - смутилась Лика. Видимо, идеи Ингрид Райс и впрямь слишком смелы для столицы, и не только научные. Хотя девушка слышала, что среди магов царят достаточно свободные нравы, но насколько свободные, юная земельница пока не очень себе представляла.
Лола тем временем заварила ароматный чай с веточками мяты и листиками смородины, и принесла целую корзинку того самого вкусного печенья, что Козявочка пробовала утром. Теплый травяной чай пыжику понравился, в отличие от невкусного горького кофе. Козявочка довольно улыбнулась и захрустела печенюшкой.

0

151

совместно с Шаманкой и попутчиком

Весь обед Астра просидела, как на иголках, уговаривая себя не нервничать. Ну, чего она, в самом деле? Ведь магичка и ее спутник тогда просто не могли ее видеть – были слишком увлечены каким-то непонятным научно-магическим разговором. Так что, сами напросились, и нечего тут. Внимательнее надо быть к собственным вещам!
И вообще, она об этом совершенно не думает! Есть еще множество интересных вещей для размышлений! Таблицу умножения можно вспомнить или стихи какие-нибудь. Помнится, стихи лэра Монтова маменька очень любила и заставляла учить наизусть… Как же давно это было, будто в другой жизни! Но, может, что-то и вспомнится…
Обед тянулся и тянулся. Присутствующие переговаривались друг с другом, что-то обсуждали, смеялись, но Астра чувствовала себя не в своей тарелке, поэтому предпочитала помалкивать. Раньше ей как-то не приходилось обедать в обществе своих «жертв», а это, как оказалось, то еще удовольствие. Постоянно кажется, что все на тебя пялятся. Даже в свисте ветра в липовых кронах слышится осуждение и укоризненный ропот.
Это призрачное ощущение не давало расслабиться до конца обеда, поэтому Астра позволила себе выдохнуть с облегчением, только когда Лола начала собирать посуду. Девочка сунула в карман пару печенюшек, вежливо отказалась от чая и уже приготовилась слинять по быстрому, когда случилось непоправимое.
Ингрид вдруг нахмурилась, как будто прислушиваясь к чему-то, неслышимому для остальных.
- Дан, кто-то еще привез с собой фамилиара? – спросила она, оглядываясь по сторонам.
Астра застыла. Ну вот! Зря она расслабилась! Все-таки с этими магами нужно всегда держать ухо востро – никогда не угадаешь, когда и что они учудят.
Между тем, вопрос магички удивил всех, и Дан не был исключением.
- Нет, у нас только Кактус, - уверенно ответил он.
- Где-то рядом есть еще один!
Магичка снова прислушалась и теперь уже твердо остановила свой взгляд на липах.
- Это Тусик проснулся! – радостно вскочила Лика.
- Нет, - покачала головой магичка. - Я чувствую. Это не Кактус, и вообще, это не животное, а птица.
«Лети отсюда, дурочка! Скорее!» - Астра закусила губу, понимая, что совсем ничего не сможет сделать сейчас. Ведь Ингрид уже явно все поняла.
Магичка встала, подняла руку и что-то прошептала. Кряква шумно вылетела из кроны ближайшей липы и села на ее выпрямленную руку, вцепившись в рукав платья. Ингрид недовольно поморщилась – острые птичьи коготки царапнули кожу. Сорока замерла, неестественно выгнув шею и устремив вдаль остекленевшие глаза. Астре стало не по себе от ее неподвижности.
- Так кто привез с собой фамилиара? – строго спросила Ингрид, обводя взглядом всех, присутствующих за столом.
Астра усиленно боролась с собой. Признаться – значило подставить себя под удар. Но вид Кряквы, застывшей, словно шедевр таксидермиста, на руке магички, требовал немедленно вмешаться.
- Ну, я, - отозвалась девочка и тут же почувствовала на себе с десяток изумленных взглядов. – И что с того? Кряква вам мешает, что ли? Зачем вы ее заморозили? Отпустите немедленно! Она не сделала вам ничего плохого, чтобы так с ней обращаться!
Напор девочки так озадачил Ингрид, что та решила объяснить:
- Не волнуйся, с твоей птицей все в порядке. Я просто использовала заклинание призыва, чтобы она вылетела из укрытия. Вот, смотри…
Магичка щелкнула пальцами перед глазами сороки, и те ожили, птица встрепенулась, распушила перья… Через секунду она уже удобно устроилась на плече Астры.
- Видишь? Ничего страшного не произошло, - улыбнулась Ингрид.
- Ничего стрррашного? – возмущенно заверещала Кряква дурным голосом, так что девочка даже поморщилась от слишком громкого звука. – Заманили, заморррозили, почти убили, а потом говорррят – ничего стрррашного!
Астра щелкнула птицу по клюву, чтобы прервать словесный поток, сложила руки на груди и вперила в магичка обвиняющий взгляд.
- И вы все еще будете утверждать, что ничем не навредили моей сороке? Что-то она не выглядит особо счастливой от такого «ласкового» обращения.
- Но ты должна была предупредить, что привезла ее с собой, - возразила Ингрид, чувствуя себя неловко от того, что ей приходится оправдываться за вполне обычное безобидное действие. - Ты же понимаешь, фамилиары - это особенные создания, поэтому их хозяева должны придерживаться определенных правил. И если бы ты поставила нас в известность, мне не пришлось бы использовать заклинание, которое, признаю, содержит некие элементы ограничения собственной воли фамилиара…
Естественно, Астра раньше и слыхом не слыхивала ни о каких правилах. Но всякие там «ограничения воли» ей совсем не улыбались. Даже если она действительно стащила Крякву у Ингрид, это еще не повод так издеваться над бедной птицей, никому не сделавшей зла.
- Ладно, допустим, - заявила девочка со свойственной ей наглостью. – Так уж и быть, поверю, что вы не хотели Крякве зла. Но это вас все равно не извиняет!
- Астра, не груби мэстрэе! – вмешался Дан, который все это время внимательно рассматривал сороку. – Лучше объясни, зачем ты все это время скрывала от нас свою птицу? Мне кажется, я видел ее несколько раз во время наших приключений, но по какой-то причине ты не стала нам ее представлять.
- Ха! С причинами как раз все ясно! – хохотнула Тай. – Эта птичка – тот еще подарок, как и ее хозяйка. Я ее тоже замечала, а один раз ей даже удалось здорово меня провести! – от этих слов Астра слегка побледнела и даже попробовала сгрести сороку в охапку, просто так, на всякий случай. Но не тут-то было. Кряква легко вырвалась и нагло уселась прямо на край тарелки с пирожками. Тай снова рассмеялась: – Не бойся, ничего я ей не сделаю. Мне нравятся ловкие и смекалистые люди, нелюди и совсем не люди. Я бы хотела узнать тебя и твою птицу получше.
- Не вопрррос! – охотно согласилась Кряква, выбирая самый симпатичный пирожок на блюде. – Паррра пирожков, и я ваша навеки!
Астра закатила глаза. Это гениальное заявление, конечно, было вполне в духе Кряквы, но зачем же так позориться? После общения с Тусиком сорока любому покажется умственно отсталой. Того и гляди, магичка решит исправить это недоразумение. Интересно, что делают с неудачными фамилиарами – переделывают или просто сворачивают шею?
- Кряква, сделай нам всем большое одолжение и помолчи!
Сорока бросила на Астру недовольный взгляд и вплотную занялась пирожком, который любезно раскрошил для нее Верт. Вот уже продажная! За еду к кому угодно пойдет без зазрения совести. И наплевать на боевую подругу, которой теперь отдуваться за провоз фамилиара без разрешения! И кто в этом виноват? Кряква, конечно! Нечего было подлетать так близко к столу! Вот, что бывает, когда Санта-Болта… или какой-нибудь псионик экономит на мозгах!
- Кряква… - задумчиво почесал подбородок грант Робин. – Забавное имя. Хотя птице странным образом идет. Не смотря на то, что, помнится, раньше ее звали иначе…
Сердце Астры сделало очередной кульбит и ухнуло на привычное место в пятки. Нет, вот точно гранты из Демо не менее опасные типы, чем маги. Не важно, фальшивые они или настоящие. Ну, неужели нельзя было промолчать? Может, без его подсказки Ингрид Крякву и не узнала бы!
Магичка удивленно оглянулась на Робина, подозрительно прищурилась, ее взгляд, устремленный на Крякву, стал глубже и жестче. Астра затаила дыхание в ожидании и…
- Так-так, а вот это уже интересно, - в голосе Ингрид появились суровые нотки. – И откуда, ты говоришь, у тебя этот фамилиар?
- А я не говорила! – тут же ощетинилась Астра. – Но если вам так уж интересно, то она сама ко мне привязалась в лесу недалеко от Бэмца.
Откуда-то сбоку раздался скептический смешок. Астра даже не стала поворачивать голову, чтобы посмотреть, кто это отнеся к ее словам с таким недоверием. Наверняка, снова Лэм.
- Астра, врать нехорошо. А псионику еще и бесполезно, - нахмурился Дан.
- Не верите, и не надо! – девочка невозмутимо сложила руки на груди. – Я как раз улов… вещи свои перебирала, а она как молвит человеческим голосом, у меня чуть сердце не остановилось с перепугу!
- Чистая пррравда! – подтвердила Кряква.
И Астра подумала, что ведь действительно так и было. Вот только где-то через день после того, как она украла позолоченную клетку и выпустила сидящую там птицу. Во-первых, она ей была без надобности, а во-вторых, сороки – птицы дикие, им в клетках не место. Кто же знал, что Кряква будет следовать за ней, словно хвостик?
Некоторое время Ингрид подозрительно смотрела на девочку, но та делала вид, что ее это совершенно не волнует. Ну и что, что от ее взгляда чесался лоб? Главное, вспомнить что-нибудь безобидное – как они с Кряквой ловили рыбу, как сорока хвастается очередным браком, как помогает Астре выпутывать сухие тростинки из волос…
Наконец, магичка хмыкнула и отвела взгляд. Не было похоже, что она убеждена, но все же немного успокоилась.
- Как давно у тебя фамилиар? – продолжила она допрос.
- Около года, - уже спокойнее ответила Астра. И добавила, вспомнив, что лучшая защита – это нападение: – А что? У вас ко мне какие-то претензии?
- В самом деле, Инни, - вмешался Дан, - может, расскажешь, что тебя насторожило, и откуда тебе знакома эта птица?
Магичка еще раз осмотрела Крякву и кивнула сама себе.
- Дело в том, что этого фамилиара создала я. Да, понимаю, вам должно казаться странным, что я его не узнала. Но это не основная моя работа, а скорее приработок, поэтому я не смогла вспомнить сороку по внешнему виду, а только по знакомым ментальным узорам. Да и давно это было, уже больше года назад. Это был заказ одного из местных землевладельцев, который мог стать вполне перспективным клиентом. Его семейка невообразимо богата, но с большими странностями. Фамилиары всех мужчин в их роду традиционно были филинами, а женщин – сороками. Причем, не какими-нибудь дикими, только что из лесу, а специально выращенными для того, чтобы стать фамилиарами. У каждой птицы родословная, паспорт с длинным многоэтажным именем… Эту сороку звали Клотильда-Бартоломью-Бернадетт… или как-то так...
- Правда? – оживилась Кряква, перелетая поближе к магичке. – Я что, дама из знатного рррода?
- Да, что-то вроде того, - с улыбкой подтвердила Ингрид. – Вернее, стала бы ею, если бы доехала вместе с нами до имения своей будущей хозяйки. Они очень богатые люди.
- Жила бы ты в их доме, как императрица, - улыбнулась Алиса.
Кряква подошла еще ближе, благополучно растоптав остатки жаркого в тарелке Алисы и совершенно не обращая внимания на предостерегающее шиканье Астры. Даже недоеденный пирожок ее уже не интересовал. Ведь то, что говорила мэстрэя, было манящим, блестящим и таким соблазнительным.
- Имперрратрица? Я могла бы стать имперрратрицей?
- Почему могла бы? - удивилась Алиса. – Наверное, в том дворце тебе и сейчас будут рады… Спроси мэстрэю.
- Ну, если ты ни к кому не привязана… - Робби вопросительно посмотрел на Инни.
- Вообще-то, формально ты и сейчас еще можешь, наверное, - псионичка снова вгляделась в видимые только ей ментальные узоры. - Но я не уверена. Я не вижу традиционной привязки, но зачатки связи с Астрой уже имеются.
Такой наглости со стороны хозяев Астра терпеть не стала. Склонять Крякву бросить подругу в обмен на какие-то призрачные богатства придурковатой семейки? Конечно, может, Ингрид и не имела в виду ничего плохого, но, зная Крякву, Астра не сомневалась – сорока купится на красивые разговоры, как миленькая. Жизнь императрицы – самая подходящая приманка для птицы, которой по душе все яркое и блестящее.
- Слушайте, прекратите забивать голову моей птице всякой ерундой! Вы не можете отдать ее этим ненормальным богачам просто так! Она теперь не ваша, она свободная птица.
- Ну, вообще-то, если рассматривать эту ситуацию с точки зрения закона, то Кряква или, вернее, Клотильда является собственностью тех самых «богачей», которые пожелали сделать из нее фамилиара, - возразил Лэм. Астра была уверена, что возражает он чисто из вредности и нелюбви к ее скромной персоне. - А в том случае, если заказчики потребовали компенсацию за утерянный товар, после ее уплаты птица перешла во владение мэстрэи. Так что Ингрид имеет полное право распоряжаться Кряквой.
- Как вы можете говорить о птице, как о вещи? Она живая! И Астра права – она свободна! – возмутился Верт.
До сих пор он никак не мог определиться в происходящем и решить, на чью сторону встать. Отношение Лэма окончательно склонили Верта на сторону Астры. Впрочем, это было уже не в первый раз. И от того, что сейчас он снова не бросил ее одну, у девочки потеплело на душе.
- Ну, если вы оба утверждаете, что Кряква теперь свободна, чего же вы протестуете? Мэстрэя обрисовала ситуацию, пусть теперь птица сама делает выводы и решает, где ей будет лучше, - улыбнулся Лэм, и Астра вдруг отчетливо представила, как он ведет свои дела в Лаборато. Человека, умеющего так перевернуть все с ног на голову, наверняка боятся и уважают. Хотя девочка и не могла решить для себя, считать это качество достоинством или недостатком. – Пусть Кряква сама выберет, где ей хочется жить - у вольной лесной странницы или в богатом поместье.
- В золотой клетке во дворце местного толстосума… - еле слышно добавила Тай.
- Клетке?- встрепенулась сорока, отлетая от магички обратно к Астре на плечо. – Кто сказал пррро клетку? Ишь, чего захотели! Меня, самую умную соррроку в Пррристенках, в клетку запихнуть! Никогда! Это же прррямое нарррушение моих прррав, как личности! Свободу сорррокам!
Выдохнув с облегчением, Астра с вызовом улыбнулась Лэму. Все же зря она так плохо отзывалась об умственных способностях Кряквы. Та еще не совсем выжила из ума, понимает, что свобода лучше клетки, пусть даже золотой!
- Вот видите, она не хочет! – победно констатировала девочка, поглаживая черно-белые перья. Лэм ответил на ее взгляд вежливой улыбкой.
- Прекратите! – вдруг решительно вмешалась Ингрид. – Вы совершенно ничего не понимаете! Фамилиары не могут принимать решения сами. Их разум и сознание были магически модифицированы человеком, поэтому нельзя оставлять их на свободе, позволять самим строить свою жизнь. Человек их создал, и человек за них в ответе. Именно поэтому фамилиарам делают привязку на хозяина – чтобы он был защищен, и окружающий мир был защищен от него. И если уж Астра не хочет разлучаться с птицей, по технике безопасности их необходимо связать ментальными узами.
Все внимательно посмотрели на Крякву, пытаясь понять, зачем нужно защищать мир от фамилиаров? Вполне безобидная сорока. А к Тусику вообще вся компания давно успела привыкнуть и полюбить. Так что слова магички для большинства остались загадкой. Дан тут же поспешил на помощь:
- Дело в том, что фамилиары, благодаря сложному волшебству, становятся намного умнее, чем их обычные сородичи, и гораздо более развитыми. И дело даже не в том, что они понимают человеческую речь и сами умеют разговаривать. Их образ мыслей становится слишком похожим на человеческий, поэтому, живя в лесу в стае, своре или колонии, они могут нарушить естественный ход вещей. Поэтому фамилиар всегда магически привязывается к хозяину, чтобы тот нес за него ответственность.
- Вы сейчас рассуждаете, как типичные маги! – нахмурилась Астра. – Ответственность, привязка, нарушение! А про фамилиара вы подумали? Каково это, всю жизнь сидеть на привязи? Понимать, что даже, если он захочет уйти от хозяина, у него ничего не выйдет? Всегда отказываться от собственных желаний, если они не совпадают с желаниями хозяина? Вы эту привязку для себя придумали, чтобы вам спокойнее было. А о том, что вы лишаете живое существо свободы, даже не задумались!
- А что такое привязка? – Козявочка непонимающе переводила взгляд с Астры на Инни, Дана и обратно.
- Привязка, - магичка замялась, не зная, как проще объяснить. – Привязка, это когда животное все время рядом с человеком…
- А! То есть, это такая дружба?
Козявочка обрадовано заулыбалась, думая, что все поняла. Глупенькая! Да и может ли маленькое лесное чудо, раньше не общавшееся с людьми, вот так с ходу вникнуть в настолько сложный вопрос? Зато Астра-то знала всю правду, и молчать о ней не собиралась.
- Хороша дружба! – рыкнула Астра. – Посадить на цепь и делать вид, что это для пользы!
- На какую цепь? – Козявочка перевела взгляд на нее.
- Да обычную, магическую, - фыркнула та.
- Это не цепь, - Дан строго взглянул на Астру. - Просто... Понимаешь, Козявочка, фамилиар и маг, с которым они связаны, чувствуют и понимают друг друга, и они вместе...
- А зачем тогда магически связывать? - не поняла Козявочка.
- Чтобы легче было понимать друг друга. Понимать - это всегда трудно, иногда без магии и не получается...
Наблюдая нелепые попытки объяснить пыжику суть привязки, Астра получала какое-то злорадное удовольствие. Ничего удивительного, что у них ничего не выходит! Что тут объяснять? Что они взяли на себя роль богов, и решают, кому и как жить? Козявочка слишком свободная и живая, чтобы это понять.
- Но вы же Тусика не держите на цепи, - все пыталась разобраться пыжик. - Он... вы же друзья? Почему Астра тогда боится?
Дан вздохнул.
- Она боится, что птица перестанет чувствовать себя свободной…
- А если боится, зачем тогда ее заставлять?
- Затем, чтобы поставить очередную галочку на выполнении очередного правила! – мрачно ответила Астра. – Напридумывали всяких техник безопасности, что и жить невозможно. И ладно бы, если бы Кряква не знала другой жизни, но сейчас-то зачем? Ведь она уже привыкла летать там, где ей хочется, делать, что хочется, дружить с теми, с кем хочется. И не спрашивать ни у кого разрешения, ни под кого не подстраиваться… А теперь? Как вы ей объясните, что ей больше нельзя летать на свои любимые брачные игры или просто с другими сороками на Волчье озеро, порезвиться? Что она будет вынуждена тащиться за мной попятам, только потому, что так хочется мне? Да вы не только ее лишаете свободы, но и меня. Вы обижаете меня предположением, что я на это соглашусь! Так с друзьями не поступают!
- Как не поступают? – вдруг заинтересовалась Кряква, пропустившаяся добрую половину разговора. Видимо, больно вкусный пирожок попался.
- Не привязывают, - серьезно объяснил Верт. Похоже, он не на шутку проникся волнующим вопросом о свободе фамилиаров.
- Дурррак! – снисходительно ответила Кряква. – Кто ж дрррузей привязывает? И зачем? Они и так не убегут. А если убегут, то какие же они дрррузья?
- Вот именно! – решительно подтвердила Астра
- Дело не в дружбе, - покачала головой Ингрид, - и не в том, плохо это или хорошо. Но человек в последнее время слишком активно вмешивается в естественные процессы. А значит, он должен нести за это ответственность. К тому же, я не вижу особой проблемы – ведь вы с Кряквой и так подруги. А привязка поможет углубить и упрочнить связь между вами. Поверьте, это не вызовет никакого дискомфорта. Вы же видели Кактуса – он вполне доволен своей жизнью.
- А разве Тусик знал другую жизнь? – неожиданно для всех вмешалась Тай. – Насколько я поняла, он всю свою сознательную жизнь был связан с Даном. А для дикой лесной птицы потеря свободы – это все равно, что потеря крыльев. В самом деле, неужели так необходимо проводить эту вашу привязку? Ведь жила же Кряква до этого, и отлично жила. Друга успела завести, на брачные игры летает, - Тай хохотнула и продолжила: - Пусть себе птица живет дальше, как привыкла. А ответственность – так у нее же Астра есть. Девочка за ней присмотрит.
На лице Ингрид отразилась внутренняя борьба. С подобной ситуацией ей раньше сталкиваться не приходилось, и как правильнее поступить, мэстрэя не знала. Долг требовал одного, но сочувствие и симпатия к вольному фамилиару – совершенного противоположного.
- В самом деле, пусть Кряква и Астра дружат без привязи, - решительно выпятил подбородок Верт. - Негоже это – чтобы дружить заставляли, а птица не могла летать без разрешения. Мэстрэ Дан, разве нельзя что-нибудь придумать?
- И правда, мэстрэ Дан, - Алиса покрепче прижала к себе кота. – Неправильно это… Вот я Чуда на поводке не вожу, но он никогда далеко не убегает и всегда возвращается. Поэтому я знаю, что он меня любит. А если его заставят меня любить, это будет очень плохо. Так зачем заставлять птицу?
- Привязывать - это не совсем заставлять, - Дан кивнул своим мыслям, и еще окинул взглядом собравшуюся за столом компанию. - Но тут случай явно особый. Инни, как думаешь, можно в этой ситуации пойти на небольшие уступки этим борцам за свободу и счесть привязкой уже имеющуюся дружбу?
Магичка все еще сомневалась, но глаза собеседников - умоляющие, серьезные, недоверчивые – были довольно серьезным аргументом. Даже Лика, которая знала магтеорию на отлично, уже не была до конца убеждена, что привязка - это так уж здорово.
- Я думаю, что мы сможем сделать исключение, если Астра пообещает всегда присматривать за своим фамилиаром и нести за него полную ответственность, - наконец решилась Ингрид. - Что скажешь, девочка?
- Да о какой ответственности вы говорите, мэстрэя? – снова скептически хмыкнул Лэм. Вот уже несносный человек! И охота же ему вечно все портить! – Эта, как она сама выразилась, вольная художница, даже за свои поступки не всегда готова нести ответственность, а тут еще и птица!
- Говорите за себя, лэр! – прошипела Астра сквозь зубы. – Что я, хуже других что ли? К тому же, жили мы с Кряквой до этого как-то без вас и ваших комментариев, и дальше проживем. Она - мой друг, а друзей я не бросаю!
- Ну, вот и замечательно, - подвел итог Дан. – Кряква остается свободной, но Астра, как ее старший ... друг, будет за ней присматривать. А вы, лэр, если уж так сильно не доверяете нашей спутнице, можете, в свою очередь, присмотреть за ней.
Лэм поджал губы и ничего не сказал. Астра, которую до сих пор слегка потряхивало от облегчения и пережитого напряжения, тоже. Она с нежностью смотрела, как Кряква склевывает очередной пирожок, и бережно, кончиками пальцев, гладила черные крылья. Верт смотрел на нее, не отрывая взгляда. Алиса ломала пирожки и бросала кусочки Чуду и птице. В этой тишине голос Ингрид прозвучал неестественно громко.
-А теперь давайте вернемся к вопросу, что же все-таки случилось с Кактусом?

Отредактировано Luxoria (2009-08-04 19:29:10)

+1

152

Ход ШамАнки совместно с Морисом

Все обернулись в сторону магини. Лэм нахмурился, но промочал, понимая, что настал и его черед.
-Сейчас, - продолжила хозяйка, - я хотела бы послушать вашу версию событий. Каждый, кто видел или слышал, что происходило с Даном, Лэмом и Кактусом, пусть расскажет все подробно. Это очень важно. Как я поняла, Верт находился совсем рядом?
Парень замялся, однако принялся старательно пересказывать подробности развернувшейся перед ним сцены. Чувствовалось, что он был не просто удивлен случившемся, Верт искренне старалась понять, что же произошло в саду у таверны.
-И вот на этой картинке показалась дама, похожая на лэра Лэма…
-Молодой человек, - холодным голосом перебил его Лэм, - пожалуйста, не называйте меня ни «лэром Лэмом», ни «лэром Лэмюэлем». Как говорит мой дядя, другого такого ужасного звукового сочетания нет во всей Империи. Поэтому, раз уж мы с вами столько пережили, называйте меня просто Лэмом. И главное, может, вы все-таки опустите описание ваших видений? Я уже говорил мэстрэ, что он своим заклинанием неосторожно вмешался в мои личные воспоминания. Но если хотите, я сам все объясню. Брошка, которая так беспокоит мэстрэ, это отличительный знак главы компании Хайд. А поскольку я подписал чек… известному вам лицу, то вынужден был подтвердить свою личность. Про "Белую чайку" в деловых кругах Демо известно всем. Очевидно, мэстрэ, наш с вами… общий знакомый имел к ним какое-то отношение. А вообще-то мы отклоняемся от темы нашего разговора. Поскольку на здоровье Тусика оказали влияние явно не мои воспоминания, а этот странный медальон, который валяется у меня в кармане. Мэстрэя, посмотрите, возможно, это по вашей части.
Лэм вытащил из кармана медальон, привстал и потянулся, чтобы передать его Ингрид. Однако его руку перехватила сидящая между ними Клиса.
-Нет, это точно амулет снегуров, - упрямо заявила она. – Именно с таким отец и ушел из дома.
-Вы меня простите, лэри Клиса, - как-то мягко произнес Лэм, осторожно высвобождая руку. – Но почему вы так беспокоитесь о своем отце? Ведь он – взрослый. И почему вы отправились на его поиски?
-Да потому, что мне двадцать пять лет, - сорвалась Клиса. – А папаша мой уже давно этот возраст перешел.
Судя по удивлению окружающих, эту особенность жизни снегуров никто не знал. Клиса взяла себя в руки и принялась объяснять:
-Понимаете, мы, снегуры, так живем. До двадцати пяти лет взрослеем, набираемся опыта, становимся серьезнее. А после двадцати пяти – все, пиши пропало. Откуда-то чудачество появляется, доверчивость. Вот и отец мой – он же наивный как маленький ребенок. Вздумалось ему магическую столицу посмотреть! Мол, хочу и все. Как мы не отговаривали. Ушел, обещал скоро вернуться. Ждали мы, ждали. А его все нет. Вот я и решила пойти за ним.
-А как ты его искала? По следам, что ли? – удивилась Тай.
-Ну, почти… - Клиса насупилась, явно не желая выдавать какой-то свой секрет. – В общем, вышла я к одному богатому дому за городом. А там меня тип один, слуга вроде, в Пристенки и направил. Тут я еще больше забеспокоилась – почему отец не чудесами в столице любуется, а по Пристенкам расхаживает. Как бы его в какое-то странное дело не втравили.
-Послушай меня, - голос Тай в наступившей тишине прозвучал, как весенний гром. – Мы с этим обязательно разберемся, отца твоего мы найдем. Сами не справимся – так я позорников с порядочниками позову, лесовиков соберу, они все Пристенки прочешут.
-Конечно, - поддержал ее Дан. – Но если этот медальон принадлежал вашему роду, вы должны знать, как он действует.
-Да не знаю я, - махнула рукой Клиса, - он же из неопознанных…
-Тогда можно я его посмотрю? – Ингрид повернулась к снегуре. Та кивнула головой, и магиня мягко вынула из ее ладони медальон и принялась крутить в руках, забыв о еде.
-Вы можете что-то определить? – Лэм бросил в сторону магини встревоженный взгляд.
Ингрид покачала головой.
-Амулет со слабыми следами псионического заклинания. Однако, чтобы разобраться в нем подробнее, мне нужно хотя бы несколько дней. Не волнуйтесь, - ответила она не высказанный вопрос Лэма, - он полностью разряжен и сейчас не причинит никакого вреда.
-А вы так не хотите, чтобы он снова прочитал ваши мысли? – Дан не сводил с олигарха пристального взгляда. – И почему вы так старательно уводите разговор в сторону от видений, вызванных этих амулетом? Что связывает даму, которую мы увидели, и вашу брошку?
-Я так понимаю, - вздохнул Лэм, - что пока вы не вытрясите из меня все, вы не успокоитесь. Скажите, мэстрэя Ингрид, вы сможете как-то зарядить этот амулет, чтобы он показал все, что так интересует мэстрэ Дана?
-Не стоит производить подобные эксперименты с непроверенным прибором, - нахмурилась Ингрид. – Думаю, что я попробую решить эту проблему другим способом. С помощью линзы. Более того, Дану придется поверить в то, что я покажу, потому, что солгать нам вы не сможете. Готовы ли вы к такому испытанию?
Лэм кивнул головой:
-Разумеется, мэстрэя, эту историю пора заканчивать.

Инни вдруг сообразила, что она только что пригласила всю немаленькую компанию присутствовать при эксперименте в святая святых - их с Робином общей лаборатории. Да уж, добавила себе работы, ничего не скажешь. Но, поскольку разумной причины отложить эксперимент или провести его в узком кругу не было, мэстрея встала из-за стола и строго предупредила:
- Сейчас мы пойдем в нашу лабораторию. Прошу вас всех соблюдать осторожность, ничего не трогать руками...
- И дышать как можно реже! - усмехаясь, закончил Робби. - Нет, на самом деле в лаборатории есть недоделанные механизмы, инструменты, амулеты и кое-где наложены регулирующие чары, так что, лэры маги, не вздумайте колдовать без спросу. И вообще, лучше всего вести себя как в музее - безопаснее для вас же.
- Можно подумать, мы в пасть к чвырикам отправляемся! - фыркнула Астра.
Ингрид скользнула по ней взглядом и пожала плечами:
- Мое дело - предупредить. Нянькой я ни за кем ходить не собираюсь. Но за нанесенный по неосторожности ущерб заплатит тот, кто учинил разгром.
Магиня развернулась и молча пошла к большому амбару. "Все-таки она сердита на Астру из-за сороки, - подумала Лика. - Ну, вообще-то неудивительно - сил и времени на фамилиара затрачивается немало, и стоит он приличных денег".
- Пойдемте, - пригласил Робин и помог мэстрэе открыть тяжелую дверь.
Внутри было светло. В длинном помещении вдоль глухой стены были прибиты деревянные полки, заполненные всякой магической и механической всячиной. По содержанию полок и рабочего стола Дан опеределил, что Инни работает в правой части бывшего амбара. Широкий и длинный стол был отлично освещен, поскольку располагался перед самым окном, на нем стояло несколько колб с зельями, жаровня, лежали пухлый и растрепанный "Травник" под редакцией магистра Нанкуса и целая россыпь линз разного размера - одни были полые, внутри других что-то плавало. В левой части лаборатории, около другого окна, стоял стол-близнец, но на нем, естественно, располагагось хозяйство Робина.
На столе Ингрид, помимо прочего, обнаружился странного вида сундучок, опутанный тонкими металлическими трубками. Сундучком немедленно заинтересовался Верт:
- А что это, мэстрэя?
- Ледяник. Охладитель, работающий на магии.
Ну да, точно, Дан распознал заклинание охлаждения воздуха, и даже заметил пару ошибок, которые снижали длительность воздействия.
- Давай я покажу, как поправить, - предложил он коллеге.
- Буду очень благодарна! У меня до сих пор плохо получается, - огорченно сказала Ингрид.
- Постойте, а как же он работает? - не отставал рыжий.
- Смотри, эти трубки холодные, - объяснил Робин. - Я взял обычный охладитель, у нас в такие заливают холодную воду. Но воды надо много для постоянного охлаждения, и нужно, чтобы она была проточной, иначе слишком быстро нагревается. А мы сделали запаянные трубки с воздухом, который поддерживается холодным при помощи заклинания.
Глаза у Верта сияли - охладительный прибор ему нравился.
- Вообще-то, с водой было бы лучше, но я не водник, - отозвалась Инни из дальнего угла. - Лэм, проходите сюда, садитесь.
Они поставила мягкий стул точно напротив высокой треноги, в которой была закреплена вертикально двояковыпуклая линза размером с большое блюдо для пирога. Внутри линзы была жидкость и какие-то волокна.
- Что это такое? - удивилась стоящая рядом снегура.
- Вы не знаете? - искренне удивилась Ингрид. - Это - арр. Он оказался наиболее удобным в работе. Хотя и дорогой ужасно - ведь добывается он где-то у вас, на севере. Все, уважаемые лэры, заканчиваем болтовню и начинаем работать. Прошу всех соблюдать тишину.

0

153

Лэм сел на стул лицом к странному прибору, остальные разместились вокруг. Демон ощущал себя подопытным кроликом на показательном докладе в Университете. Мелькнула мыслишка: бросить это дело и сбежать. Нет, это невозможно.
-Можем начинать, - взгляд Ингрид остекленел. В амбаре, то есть в лаборатории воцарилась тишина.
В ту же секунду Лэм почувствовал себя связанным по рукам и ногам. Точь-в-точь, как вчера в саду за таверной. Он попробовал пошевелиться и не смог. Затем он почувствовал какое-то странное тепло, как будто солнце светит ему прямо в лоб. Еще миг, и нахлынувшая со стороны мэстрэи волна теплого воздуха подхватила его и окружила плотным кольцом, полностью парализовав волю. Он не мог сопротивляться, и только где-то на задворках сознания тоненький голосок испуганно твердил ему, что все будет хорошо, что он сам на это решился.
Линза в странном приборе внезапно вспыхнула, распространяя по помещению всполохи белого света, и внутри нее стали появляться небольшие, но довольно четкие цветные картинки. Тихий внутренний голос, тот самый, на задворках, только и успел пискнуть:
-Лэри Тео!..
Действительно, в центре странной двигающейся «картинки» была Теодора Хайд. Такая, какой он всегда ее помнил. Седые волосы уложены в роскошную прическу, огромный фамильный нос. И глаза, которые улыбаются так тепло и искренне, что хочется прижаться к ней и крепко-крепко обнять, даже рискуя помять очередное роскошное сине-зеленое платье цвета моря.
-Кто такая лэри Тео? - раздался голос Лики, и Лэм понял, что произнес это имя вслух. Внутренний голос возмутился таким вмешательством во что-то личное, но таинственная «волна», которая практически подчинила себе Лэма, быстро подавила этот слабый бунт на корабле, и слова сами вырвались из горла.
-Моя бабушка, - прохрипел Лэм. – Они с дедом вырастили меня как родного сына.
-У вас не было ни отца, ни матери? – не сдержалась Алиса, как будто думая о чем-то своем.
-Отец умер, когда мне не исполнилось и трех лет, - помимо своей воли принялся объяснять Лэм. - Мама вышла замуж за другого и уехала. А я как наследник состояния остался в доме дедушки.
В этот момент рядом с Тео показался высокий грузный мужчина с седыми висками. При виде него Робин и Тай одновременно вскинули головы.
-Узнали, - довольно пробормотал внутренний голос.
-Это - мой дед, лэр Бенедикт Хайд, прозванный Старым Беном.
Изображение стало крупнее, и присутствующие четко увидели на груди у мужчины знакомую серебряную брошку.
-А это и есть – "Белая чайка", знак главы компании. Дед прозвал бабушку Чайкой и в честь нее придумал эту брошь, как символ того, что она для него значит.
Мэстрэ Дан явно хотел что-то сказать, но от волнения закашлялся.
В этот момент Лэм понял, какой вопрос последует сейчас – когда он сам получил "Белую чайку". Знал, что именно он скажет в ответ, какая при этом получится картинка…. Нет, он не хотел это видеть второй раз. Пусть даже со стороны, пусть в какой-то дурацкой линзе.
Лэм собрал всю свою волю в кулак и поспешил проговорить, не дожидаясь вопросов, пока в дело не вмешалась таинственная «волна»:
-После смерти деда лэри Тео заказала такую же брошку для меня, но вручила мне ее после первого удачного рейса одного из наших судов. Незадолго до своей собственной смерти. Я не хочу это видеть, мэстрэя.
-Я видел это вчера, - поспешил поддержать его Верт. – Видел, как дама вручала брошку.
Ингрид понимающе кивнула и взмахнула рукой, как бы стараясь успокоить Лэма.
«Картинка» внутри линзы мелькнула и замерла. Теперь, кроме Бена и Тео стала видна обстановка комнаты. Стены, обшитые деревянными панелями. Книжные полки, мольберт, картины, удобные кресла и большой белый рояль. Перед глазами Лики и Алисы словно воочию возник уже знакомый дом, тот самый, о котором Лэм рассказывал у костра. Девочки переглянулись и, не сговариваясь, повернулись в сторону Дана. Судя по взгляду мэстрэ, он тоже вспомнил ночной разговор. А на «картинке» уже проявились и огромные окна до самого пола. Мелькнули белые занавески, а в следующую секунду линза показала небольшой домик, увитый плющом и окруженный яблоневым садом.
-Странное жилье для олигарха, - недоверчиво пробормотала Астра.
-Это загородный дом, - пояснил Лэм. – Как говорил лэр Бенедикт, наша семья специально уехала подальше от вредного воздуха столицы. Здесь я и вырос.
-Но все это не объясняет, зачем вы приехали в Пристенки, - сухой вопрос Дана словно разрушил какую-то магию. Домик со всем его очарованием исчез, вместо него возникли странные фиолетовые полосы.
Лэм понял, что сейчас покажет таинственный прибор, и внутренне сжался. Голосок в подсознании только пискнул, но «волна», почувствовав сопротивлением, стала еще теплее, словно решила жаром погасить недовольство.
Изображение в линзе восстановилось. На уже знакомый маленький домик опустился вечер. Присмотревшись, Дан сообразил, что теперь линза показывает не просто какие-то давние и полустертые воспоминания, «картинка» стала ясной и четкой. Более того, изображение двигалось так, словно все они видели происходящие события глазами самого Лэма. Похоже, что Лэм шел к дому по дорожке, а перед ним семенил какой-то маленький разряженный человечек, весь в кружевах и блестках, постоянно размахивающий изящной тросточкой.
-Это было десять дней назад, - комментировал Лэм странным голосом, - мы с моим дядей Фредди приехали в загородный дом, чтобы вместе осмотреть его. Честно говоря, последние девять лет со дня смерти бабушки я не хотел ничего в нем менять. Мне он был дорог и таким. Я всегда отдыхал в нем душой. Но Фредди убедил меня, что в память о лэри Тео нужно привести его в порядок.
На «картинке» уже были видны распахнутые двери, слуга, стоявший на пороге и склонивший голову перед хозяевами… Как вдруг откуда-то сзади, прямо над головой у Фредди пролетел огромный огненный шар. Чудаковатый Фредди ухитрился вовремя отпрыгнуть в сторону. На лице его появилось выражение какой-то детской обиды, казалось, что он вот-вот расплачется. Тем временем пламя на секунду задержалось на занавесках открытого настежь окна и разделилось – несколько язычков полезло вверх по ткани, превращая ее в пепел, а остальные ворвались в гостиную и, словно стая голодных псов, с жадностью набросились на рояль. Вслед за ними в гостиную влетел еще один шар, устремившийся в сторону книжного шкафа.
Стоявший в углу Олаф заерзал от волнения. Алиса, не сдержавшись, охнула. Сидящая рядом Тай сжала ее руку. Никто не заметил, как неожиданно побледневшая Астра отступила в тень.
-Что это? – хриплым голосом спросил Верт.
-Я обернулся, - продолжил свой рассказ Лэм, - и увидел Его.
Изображение мелькнуло, и перед глазами изумленных зрителей возникла фигура человека, стоявшего на пригорке в паре десятков метров от дома. Человек был явно не очень высокого роста, в обычной куртке и мешковатых штанах. В лучах заходящего солнца и цвет одежды, и черты его лица трудно было разобрать. Он делал какие-то пассы руками, лепил прямо из воздуха огненные шары и швырял их по направлению к дому.
Тем временем в самом доме царил переполох. Суетились слуги. Одни старались залить пламя водой, но от этого огонь разгорался все сильнее. Другие пытались спасти хоть какие-то вещи: книги, картины со стен. Явно перепуганный Фредди бросился к большому портрету лэри Тео, однако очередной огненный шар его опередил. Языки пламени жадно охватили портрет, изображение величественной дамы покорежилось и рассыпалось в прах. Фредди зарыдал, беззвучно открывая рот. Какой-то высокий слуга с невозмутимым лицом схватил его за руку, как ребенка, и потащил к выходу. Очень вовремя. В этот момент огонь уже вовсю гарцевал по стенам.
Изображение снова начало колебаться, словно Лэм поспешил к пригорку. Фигура странного человека приближалась, вот сейчас можно будет разобрать его лицо…
Как вдруг на весь амбар раздался сильный крик:
-А-а-а-а! – и Козявочка, сидевшая в стороне, горько зарыдала и принялась колотить по полу маленькими ножками.
Ингрид вздрогнула, изображение мелькнуло и погасло, и в ту же секунду Лэм почувствовал, что свободен от невидимых пут. Демон вскочил, одним движением оттолкнул мешающий ему стул и поспешил к несчастному пыжику.

0

154

Козявочка сидела на полу, обхватив голову лапками, плотно закрыв ушами глаза и, тихонько подвывая, раскачивалась вправо-влево…
-Что с тобой? – первой подбежала Алиса. Олаф, резко наклонившийся к пыжику, стукнулся лбом с Вертом. Тот что-то негромко произнес, и Олаф отскочил, потирая шишку.
- Козявочка, - Лика попыталась погладить малышку по голове, но та только испуганно дернулась и сжалась под рукой магички.
- Ну что ты, чего ты испугалась? - Лэм в три шага преодолел разделявшее их с Козявочкой расстояние и под удивленными взглядами окружающих одним уверенным движением подхватил пыжика на руки.
- Козявочка, ты за меня испугалась? – спросил он, осторожно поднося малышку к своему плечу. Так уткнулась в него и продолжила рыдать. – Не бойся, все это было давно, очень давно. Мне не было больно. И это совсем не страшно, тебе только кажется…
Козявочка громко всхлипнула и замотала головой…
- Огонь, огонь всех убивает, все убивает... Я убежала, а они не успели… я неправильно загадала, если бы я загадала, чтобы огонь погас, все бы остались живы, а я испугалась и убежала… это я виновата, что нету их... и Тусик - это опять я виновата… зачем я полезла туда? Зачем мне этот пирог был нужен?
Дан хлопнул себя по лбу ладонью.
- Санта-Болта! Как я мог забыть! Это ведь на Козявочке я видел этот амулет…
Лика посмотрела на мага широко открытыми глазами. Она тоже вспомнила о странном украшении пыжика.
- Куда полезла? – Клиса внимательно смотрела на маленькое тельце, рыдающее на руках у демона.
- Похоже, что в рюкзак к твоему отцу, - объяснила Тай, которая знала историю похождений Козявочки чуть лучше Дана и Лики, не говоря уже об остальных. – За яблочным пирогом. А он унес ее от родного малинника… И я ведь хотела еще вас познакомить!
- Подожди, не важно, что мы не познакомились, - перебила ее снегура. – Она видела моего отца? Козявочка знает, что с ним?
- Это вряд ли… и вряд ли Козявочка сейчас вспомнит что-то важное, - задумчиво произнес Дан. – Впрочем, об этом надо спросить у нее самой.
- Пусть сначала успокоится, - вздохнула Лика.
В амбаре наступила тишина, нарушаемая только тихим всхлипыванием пыжика.
-Скажите, Лэм, – нарушил молчание Робин, - а что было дальше? Мы так и не узнали.
-Дальше? – скривился Лэм. – Мне еще раз подключиться к аппарату?
-Конечно, нет, - возразила Лика. - Просто, расскажите. Слуги не пострадали?
-Не переживайте, лэри. Никто даже не поранился. Просто сгорел дом моего детства, - горько ухмыльнулся Лэм, осторожно поглаживая пыжика по голове. – А дальше… Как только я бросился к поджигателю, даже не подумав о последствиях, этот тип сбежал. Я разослал телеграфом по всем городам его приметы, с пометкой, что он, возможно, является магом. Вы же знаете, пребывание магов на территории Империи четко ограничивается, нужно обязательное разрешение. И вот из небольшого городка у границы мне сообщили, что видели типа с описанными приметами. Однако бумаги у него были в порядке, задержать его они не могли. Не сдержавшись, я отправился на границу поездом-экспрессом. У самых Ворот мне удалось его нагнать, но он снова ухитрился сбежать, заплатив кучу денег телепортисту. У меня был выбор – вернуться домой или попытаться найти его здесь, в Плуто и вытрясти из него ответ на один вопрос: «За что?»
-А ты не знаешь? – проводница буравила его взглядом.
-Не имею представления, - пожал плечами Лэм. - Мне никто не угрожал, не шантажировал, ничего не требовал. Никто не проклинал, ну, кроме конкурентов. Но это – не их метод.
-И как ты собирался искать этого поджигателя? Прочесать всю страну? – Тай грустно посмотрела на незадачливого мстителя.
-Зачем же? – объяснил Лэм. – Вряд ли для «работы» в Империи пригласили человека, не знакомого с ее бытом. Вероятнее всего, он из Пристенков. Вот почему я так обрадовался встрече с проводницей, знающей эти места, как свои пять пальцев, и с мэстрэ, который мог мне рассказать кое-то о магии.
-Так вот, почему вы пошли с нами в Обменник, - понимающе кивнул маг. – Вы думали найти его там!
-Не только, мэстрэ Дан, не только, - покачал головой Лэм. - Но и там ничего не знают об огнеметателях, не так ли, лэри Астра?
-Его лица я не разглядела, - как-то сухо произнесла воровка, - но о таких «специалистах» я в Обменнике не слышала.
-И что будет, если вы так и не встретите этого мага? – грустно произнес Дан.
-Очень надеюсь, что встречу, - холодно ответил Лэм. – Раз уж я поставил такую цель…
В этот момент Козявочка перестала плакать, и Лэм осторожно пересадил ее на стол, после чего отвернулся с бесстрастным выражением лица.
- Козявочка, съешь сахарку, - протянула ей кусочек сахара Инни. – Легче станет…
Малышка дернула носом и запихнула за щеку сразу весь кусок, став до ужаса похожей на Тусика.
- Вкусно?
Та кивнула.
- А что ты такое неправильно загадала? - осторожно спросила магиня.
Пыжик снова насупилась, и вместо нее ответила Тай:
- Пыжики – существа волшебные, не только потому, что с малиной ладят… им каждому отпущено по три желания, они загадывают что-то нужное – и это сбывается, чего бы они не пожелали.
- О, так это же здорово! – вставила Алиса. – Так даже маги не могут, наверное!
- Не так здорово, как кажется, - осадила ее Тай. – Я же сказала, что желаний только три. Пыжики могут загадать, что угодно, но третье желание стоит им жизни.
В лаборатории стало тихо.
- А зачем его тогда вообще загадывать? – спросила вдруг Астра.
- Оно само, - всхлипнула Козявочка. - Я просто испугалась, там огонь...
- У тебя дома тоже был пожар? – спросил у нее Лэм.
Козявочка кивнула, потирая кулачком глаза.
- Весь лес горел… и наш малинник… а я… я испугалась… я обожгла лапки… и… и…
- Не переживай, Козявочка, - погладила ее по голове Инни. – Ты ни в чем не виновата. Любой бы испугался в такой момент. И потом, если никто из других, старших пыжиков не догадался остановить огонь, что требовать этого от такой малышки, как ты?
Козявочка грустно вздохнула.
- Скажи, - не вытерпела Клиса, - где ты видела моего отца? С ним все было в порядке?
- Он пришел в мой малинник, - малышка задумчиво свела бровки. – Пришел и уснул на травке… а я залезла к нему в мешок. И… он меня унес из малины…
- А потом?
- А потом он меня выкинул из мешка, а я убежала…
- Ничего нового, - выдохнула Тай.
- Подожди, - попросила Клиса. – А он был один? Он говорил что-нибудь?
Козявочка смотрела на снегуру, честно стараясь вспомнить что-нибудь.
- Кричал что-то, - наконец ответила она. – Когда бежал за мной… я не помню…
- А когда ты в мешке была – ничего не говорил?
- Не знаю, - развела лапками Козявочка, – я спала…
- Значит, если с кем и говорил, то так не вспомнить, - подытожил Дан.
- Вот именно, просто так – не вспомнить! – возбужденно заговорила Клиса. – Но ведь этой штукой, - снегура махнула рукой в сторону аппарата Ингрид, - можно показать прошлое!
- Не прошлое, - поправила ее Инни. – А то, что испытываемый объект видел.
- И слышал! – торжествующе сказала девушка. – Может, она слышала из мешка какой-нибудь разговор? Козявочка, милая, пожалуйста, помоги мне! – закусив губу, снегура посмотрела на пыжика. - Я ведь совсем не знаю, как искать отца... и где искать...
- Я боюсь! – жалобно пискнула та.
- Козявочка, мы желаем тебе только добра, не бойся, - теперь на малышку умоляюще смотрела еще и Лика. – Это ведь совсем не страшно.
- И не больно, - добавил Лэм. – Совсем не больно, ты даже ничего не почувствуешь. Меня вот два раза так проверяли и, как видишь, со мной все в порядке.
Козявочка растерянно переводила взгляд с Лики на Клису, с Клисы на Лэма, с Лэма на Инни… на всех, кто находился в лаборатории. На всех тех, кто действительно столько хорошего сделал для нее, на тех, кто смотрел на нее с такой надеждой.
- Хорошо, - кивнула она. – Колдуйте…

0

155

Совместно с Попутчиком

Пыжика пересадили на другой стол, поближе к странной линзе. Ей хотелось кричать от страха, но ее уверяли, что больно не будет. К тому же, Козявочке очень хотелось показать, что она уже взрослая и ничего не боится! Даже, когда колдуют!
Инни стала очень серьезной. Просто до ужаса серьезной… Козявочка уже собиралась закрыть ушами глаза, как вдруг поняла, что не может пошевелиться.
- Ииииии!.. – жалобно пискнула она.
- Козявочка, не бойся! – шепнул ей Дан. – Так и должно быть. Все хорошо!
Но Козявочка уже затихла сама. Волна теплого воздуха подняла ее немного над столом и закачала, как щепочку на волнах.
Где-то сбоку слышались очень далекие знакомые голоса, кажется, даже, прозвучало ее имя, но пыжик видела только линзу и отражение в ней. Или это линза видела то, что помнила Козявочка?
Вот мешок незнакомца оказался совсем рядом, вот в нем показался край пирога – Козявочка даже на секунду почувствовала его вкус… вот в мешке стало совсем темно, вот пыжику захотелось спать. И Козявочка, словно в полудреме, забормотала слова, которые, оказывается, звучали у нее в голове:
- Я спрашиваю, еще раз: где футляр? Ты должен был принести мне его сегодня… я ничего никому не должен… послушай, хватит юлить, я обещал, что хорошо заплачу… вот деньги… у меня нет футляра… ну, ладно, не хочешь по-хорошему – станешь дичью на охоте…
И вот Козявочке снова стало светло и страшно – это ее вытряхивают из мешка… кусты и трава мелькают в линзе, и несется за ней крик незнакомца:
- Ешкин Дориан, мой амулет!..
И не успела понять Козявочка - она это крикнула или кто-то другой, за нее, или это ей только почудилось, как заклинание, удерживающее ее в воздухе, растаяло, и она плавно опустилась на стол.
Пыжик заморгала, как после сна, и огляделась по сторонам, вжав голову в плечи. А вдруг она что-то не так сделала? Все смотрели на нее, кто задумчиво, кто растерянно, но, кажется, ничего нехорошего не случилось…
- Ты умница, малышка, - погладила ее по голове Тай, стоящая ближе всех. Козявочка смущенно улыбнулась и вдруг увидела Лику, которая словно спряталась за проводницей и смотрела на нее, Козявочку, так, будто пыжик ее чем-то обидела…
- Ну, вот видите! – воскликнула Клиса. – Я же говорила, что Козявочка что-то знает! Мой отец разговаривал с каким-то Дорианом, и тот должен знать, что с ним!
- Мало ли в мире Дорианов! – фыркнул Лэм. И Лика перевела испуганный взгляд с Козявочки на него.
- Ну, это лучше, чем ничего, - философски заметил Дан.
- Почему ничего? – возмутилась Клиса. – У нас есть воспоминания Козявочки. Тропа, - тут она запнулась, но продолжила, - по которой шел отец, вывела меня к какому-то большому дому, и там точно его видели раньше. А еще мы знаем, что человека, который разговаривал с отцом, зовут Дорианом…
- Не обязательно, - возразила Тай. – Он мог просто его вспомнить. Может быть, ему какой-то Дориан продал плохие сапоги, и у него в тот момент подметка оторвалась. Что? Что такое?
Тай посмотрела на пыжика, настойчиво дергающую ее за рукав.
- Тогда… - Козявочка смутилась, увидев устремленные на нее взгляды. – В мой малинник… закопал он штуку… страшную…
- Что-то из ваших артефактов? – Дан вопросительно посмотрел на Клису.
Снегура отрицательно помотала головой.
- Нет, лишних вещей отец не брал. Да и сразу два артефакта ему бы и не дали.
- Ну-ка, Козявочка, расскажи нам, пожалуйста, что это за штука? – попросил маг у пыжика.
- Она страшная, - шепотом ответила та. – Наколдованная…
- Так ты из-за нее ушла из малинника, - догадался Дан, - ты испугалась, что за ней кто-то явится?
Пыжик замотала головой.
- Она сама - страшная…
- А как она выглядит? – спросила Лика. И Козявочка, обрадовавшись, что Лика с ней разговаривает, значит, не обиделась, или обиделась, но не на пыжика, постаралась описать, - она такая – длинная, вроде деревянная, и на ней что-то наляпано, и там внутри, кажется, что-то есть…
- Видимо, тот самый футляр, который требовал от отца этот Дориан, - воскликнула Клиса.
- Надо обязательно посмотреть, - нахмурился Дан. – Козявочка, ты мне покажешь, где лежит эта штука?
Пыжик закивала, и опасливо глянула на Дана.
– А ты не боишься?
- Ну, я же не знаю, что это такое, так чего я буду бояться? - улыбнулся маг. - Вот посмотрю и решу – пугаться или нет. Сходим?
- Сходим, - вздохнула Козявочка. – С тобой не страшно..
- Мне надо идти с вами, - решительно заявила Клиса - Может быть, там, около этого футляра есть следы отца…
- Они там были очень давно, девочка, - Тай положила руку на плечо снегуры, – чтобы найти твоего отца, нам, видимо, надо найти эту самую охоту, на которую его пригласили дичью. И начинать надо в Бэмце. Мало что проходит мимо нашего городка. Поговорю-ка я еще раз с позорниками. Мы теперь хотя бы знаем, в каком направлении искать, о чем спрашивать Сванте…
Инни недоуменно переводила взгляд с одного гостя на другого. Как быстро они из отдыхающей компании стали командой, нацеленной на спасение неведомого им снегура.
- Вы что, прямо сейчас собрались идти? - удивилась она.
- Ну, что ты, Инни, - подмигнул маг, - мы сперва поужинаем, потом выспимся, а вот завтра с утра отправимся в дорогу.
- Вам рано, - вырвалось у магини, – вам надо пару день подкопить энергию, вы ведь не сможете сейчас колдовать...
- А мне и не надо колдовать, – Дан серьезно посмотрел на мэстрэю. - Прогуляемся по лесу, подышим свежим воздухом, а потом я доберусь до своей горы, и восстановлюсь куда быстрее, чем от твоих микстур. Не волнуйся, девочка. Я знаю, что делаю. В лесу - хороший воздух, вкусный.
- А Тусик? – пискнула Козявочка, - мы же его тут не оставим?
- Ну, Тусик – не такой уж большой, - хмыкнула Тай, - его мы точно можем нести.
- Если вы решили, - Инни еще раз пытливо посмотрела на Дана, – я не стану задерживать. Вы просто помните об осторожности. И я не успела досконально понять амулет, и не уверена, что успею за ночь...
- Инни, ты же знаешь, мое второе имя - осторожность, - маг улыбнулся и повернулся к Клисе. - Ты не будешь возражать, если мы ненадолго оставим твой амулет Инни? Она попробует с ним разобраться и через пару дней привезет его нам в Бэмц.
Клиса на мгновение задумалась, но кивнула в знак согласия.
- Вы собираетесь в Бэмц? - удивилась Лика.
- Ну, как я могу пропустить летнюю ярмарку, - мэстрэя открыла двери лаборатории, приглашая всех перейти в дом, - заодно и на своих пациентов полюбуюсь – как они мои рекомендации выполняют.

0

156

Совместно с Фаэль

Верт пытался переварить увиденное и услышанное. Казалось, земле надоело носить на себе молодого гончара, а потому она, весело взбрыкнув, ушла из-под ног, предоставив кувыркаться в урагане событий. Что, парень, хотел летать? Летай! Голова кружится? Не понять, где верх, где низ? Так никто и не говорил, что будет легко.
Он разрывался между жалостью и сочувствием к Лэму - вот никогда бы не подумал, что будет испытывать к этому человеку именно такие чувства! - и ни с чем не сравнимым любопытством. Нет, то было не просто любопытство! Неописуемый восторг, священный трепет, окрыляющая радость, что такое в принципе возможно, и легкий привкус досады, что не он был первым - вот что ощутил Верт, увидев чудесную линзу и охлаждающий ящик. Ему так хотелось рассмотреть получше эту удивительную лабораторию и таящиеся в ней сокровища магическо-технической мысли! Как хотелось ему посвятить в свои мечты о воздушном корабле Робина, послушать его мудреные речи... К несчастью своему Верт вдруг осознал, что одинаково ничего не смыслит ни в магии, ни в технике, и наверняка не смог бы должным образом поддержать умный разговор, и наверняка бы выставил себя на посмешище.
"Ну почему я родился гончаром? - думал он с досадой. - Почему не жил в городе, не учился в университете? Я же ничего, совсем ничего не знаю, кроме того, как лепить горшки!"
От внезапного понимания собственной никчемности Верту стало так тоскливо и неуютно, что даже спасение отца Клисы отодвинулось на второй план. Из лаборатории он выходил, понуро опустив голову.

Чем крыша сеновала так располагала к размышлениям и прочим самокопаниям, Астра не знала, но, выйдя из лаборатории, сразу направилась именно сюда. Кто-то другой скажет - сидеть на голых досках не очень удобно, но девушка философски заметила, что бывало и хуже. К тому же, здесь ее точно никто не потревожит, да и вид на случай чего тоже открывается отменный – весь двор как на ладони. Примостившись на краю и подставив кулачок под подбородок, она с головой нырнула в мрачные мысли.
Горящие занавески, падающие балки, бушующее пламя, дым… Злые глаза, довольно рассматривающие пепелище, сигара в углу растянувшегося в усмешке рта. И всепоглощающий, почти животный страх, заставляющий бежать, куда глаза глядят, лишь бы дальше, дальше, дальше...
Девочка тряхнула волосами, отгоняя жуткие образы. В горле застрял комок, а на глаза попробовали навернуться слезы, но Астра усилием воли загнала их обратно. Не время и не место разводить нюни. В конце концов, она уже не ребенок, и ей не полагается устраивать истерик, словно какому-нибудь малиновому пыжику. Она уже взрослая, самостоятельная и сильная. Ей сегодня даже официально доверили фамилиара! Как будто Кряква и так не была ее другом весь прошлый год…
Нет, хватит расслабляться! Так ведь можно совсем отупеть в тепле и довольстве. А все из-за них, из-за этих ненормальных людей, к компании которых ее прибило волей случая. С ними так спокойно и надежно, что невольно забываешь то, что забывать нельзя.
Видимо, пора отчаливать… Снова шататься по лесам, время от времени перебиваясь какой-нибудь «работенкой». Одной оно лучше, постоянно приходится быть начеку. А значит, и застать врасплох тоже сложнее.
Она уже почти решила уйти, не попрощавшись, когда ее вдруг отвлекло неожиданное обстоятельство. Из сарая вышел Верт и, не глядя под ноги, побрел куда-то. Вид у него при этом был такой грустный, что Астре, привыкшей видеть его спокойным и вечно улыбающимся, стало слегка не по себе.
- Эй, рыжий! – позвала она. Верт поднял голову и посмотрел на девочку глазами побитой собаки. Ну вот, теперь еще и этого утешать. Мысль о том, что можно и не заморачиваться, почему-то даже в голову не пришла. – Ты чего весь из себя несчастный? Случилось что?
- Тебе, правда, интересно, или ты так, для порядка спрашиваешь?
- Для порядка могла бы вообще не окликнуть, и ходи себе, кисни сколько душе угодно! – Астра сердито вздернула подбородок. - Вот так, захочешь раз в жизни человеку что-то хорошее сделать, а он сразу начинает подозревать непонятно в чем! Ну, так и будешь на меня смотреть или, может, скажешь уже, что случилось?
Верт чуть улыбнулся сердитому тону девушки. А ведь и правда, в кои-то веки спросила, внимание, значит, оказала. Негоже обижать человека. Он оглянулся - не смотрит ли кто? - и проворно залез на ту же крышу.
- Если позволишь. Не кричать же на весь двор? - и, дождавшись кивка, продолжил. - Да ерунда, кто-то, может, и посмеялся бы. Просто я вот смотрю на эту мэстрэю, на Робина... Вон они какие - ученые.
Последнее слово он произнес с каким-то благоговением. Астра пожала плечами, еле погасив желание покрутить пальцем у виска.
- Ну и что тебе-то с того? – спросила она. Раз уж сама завязала разговор, нужно попытаться понять.
Рыжий отчего-то разволновался и принялся царапать ножиком край доски, на которой сидел.
- Да вот смотрю я на них и думаю, - начал он печально. - Ведь не так уж сильно они меня старше, а я что? Гончар... Только и умею, что горшки лепить.
- Во-первых, горшки лепить – это тоже не каждый сможет, а во-вторых, что тебе мешает научиться? Поступи в университет, выучись, и тоже будешь таким же умным, как они. – Астра посмотрела на двери сарая-лаборатории и сморщила нос. – Вот только потом будешь всю оставшуюся жизнь сидеть в сарае и чего-то изобретать. Как по мне, быть ученым – ужасно скучно. Гораздо интереснее путешествовать, как мэстрэ Дан.
- Путешествовать? - парень мечтательно поднял глаза к небу. - Да... Только не как мэстрэ Дан, не по земле, а по небу. Представляешь? Вот бы мне выучиться и сделать такой корабль, который сможет летать! А, Астра? Полетишь со мной?
По лицу Верта блуждала улыбка, глаза сияли огнем азарта и фантазии - неужели это он только что грустил?
- Полететь? На корабле? Люди не летают! А если бы и летали… не уверена, что сильно хотела бы попробовать. – Астра представила себя высоко в небе, когда люди, дома, деревья кажутся маленькими, хрупкими игрушками. И сверзиться с такой высоты, наверняка, тоже не большое удовольствие. – Знаешь, я лучше пешком. Так оно надежней и безопасней.
Рыжий как-то сразу сник.
- Жалко, - он помолчал. - Если бы ты хотела... Для тебя бы я его точно сделал. Когда-нибудь.
Астра покачала головой. Ее не покидало ощущение, будто она она сказала что-то совсем не то, но как это исправить – не знала.
– А зачем для меня? Если это - твоя мечта, разве ее нужно обязательно осуществлять для кого-то? Летай, если так уж хочется. А друзьям не обязательно лететь с тобой, они могут порадоваться за тебя и снизу.
Верт долго молчал, кромсая деревянную крышу ножом, так что в стороны разлетались мелкие щепки.
- Знаешь, - тихо сказал он наконец, - самые большие глупости и самые великие подвиги совершаются для кого-то. Кого-то, кто важен и дорог. Летающий корабль - это глупость, мечта, но ведь мечтать куда интереснее вместе… - он поднялся, намереваясь спрыгнуть с крыши. - Извини, если испортил тебе настроение.
Астра потянула его за край рубахи.
- Сядь! – раздраженно потребовала она. – Знаешь, я бы тебе сейчас съездила разок по-дружески для профилактики. Ты мужик или где? Хочешь делать? Делай. Нужен повод – делай для меня, для Санта-Болты, для шмысиного хвоста! Только делай, а не ной. Вроде только разошелся и сразу скис, потому что вовремя не подыграли! И вообще, собрался уходить, так иди – и без тебя невесело!
И девочка отвернулась, свесив ноги с противоположного края крыши. Ну и что, что сама позвала, что сама только что требовала остаться. Сейчас собственный порыв казался ей ужасно дурацким. Хотела помочь, подружиться? Зачем? Все равно ее не понимают, и глупо было надеяться, что поймут. Она не такая, как другие, и просто слегка задержалась в мире добропорядочных людей. Но ничего – пора и честь знать.
Верт сел рядом, положив ей руку на плечо - чтобы не прыгнула. Астра обернулась, но не вздрогнула и руку не сбросила. Парень улыбнулся.
- Ты чего сердитая такая? Тебя кто-то обидел? Или это все я со своими полетами?
- Ишь, чего возомнил, - хмыкнула девушка. – Чтобы вывести меня из равновесия, тебе еще тренироваться и тренироваться! Это не ты, это я… Сегодня день как-то нервный. Сначала история с Кряквой, потом сеанс этот псионический, пожар опять же… Я здесь не в своей тарелке. Наверное, мне просто пора возвращаться к собственной жизни. И пусть это не лучший вариант, но зато там я не чувствую себя загнанным зверем. Скорее охотником, который сам выбирает цель. Там я хоть что-то значу.
- Ну, насчет решать, тут тебе вряд ли доверят, - хмыкнул в ответ Верт. Астра недобро сверкнула глазами, но парень тут же с улыбкой добавил: - Просто потому, что ты не самая старшая в этой компании. А вот насчет значимости - честное слово, для меня ты очень много значишь.
Верт подумал, что сказал лишнего, но тут же мысленно махнул рукой - ведь правду сказал? Правду. Когда-то все равно надо было это сказать…
Астра зыркнула на него как-то дико и застыла. Плечи под рукой Верта напряглись, и тот поспешил убрать ее на всякий случай.
- Ты мне тут чего говоришь-то? – неуверенно протянула Астра, старательно не глядя в глаза.
- Правду говорю. Нравишься ты мне, - твердо ответил Верт и добавил тихо: - Очень… Да нет, ты не думай, - поспешил продолжить он, видя замешательство девушки. - Я не жду ничего от тебя, я ж понимаю, ты девчонка вольная, красивая, сильная, а я тут приперся, лапоть деревенский... Ты просто знай, что у тебя есть друг. Настоящий. Согласна?
Дикости во взгляде поубавилось, и хотя Астра все еще была немного напряжена, на губах мелькнула легкая улыбка.
- Друг? Хороший друг еще никому не помешал, тем более, что у меня с ними совсем напряг, - Астра нерешительно поднялась на ноги. - Ладно, друг, я, пожалуй, пойду. Мне нужно обо всем этом подумать и… В общем, я пошла. Увидимся за ужином.
И она легко спрыгнула на землю, приземлившись на четвереньки. Уже возле самого угла дома она обернулась и бросила последний взгляд на крышу сеновала – Верт все еще сидел там и смотрел ей вслед.

0

157

Когда корочка на стоящем на плите огромном летяжнике стала золотистой, а по кухне поплыл аромат аппетитного пирога, Лола наконец-то смогла перевести дух и выглянула в окно. Гости разбрелись по саду, разбившись на небольшие группы, и что-то обсуждали. Большинство столпилось вокруг раненой и сидящей рядом с ней проводницей. Тай полуобняла снегуру за плечи, расспрашивала ее о чем-то и, как показалось Лолите, старалась успокоить. Сама же хозяйка вместо того, чтобы занимать гостей, уделила все внимание этому странному существу - пыжику, которая тоже, похоже, была в растрепанных чувствах.
Лола хмыкнула и отошла от окна. Что же такого произошло в этой их лаборатории? Впрочем, разбираться экономке было некогда – пирог надо было подавать к столу теплым.
Ужин прошел в полном молчании. Девушки с трудом держали глаза открытыми, а молодые люди рисковали вывихнуть челюсти, зевая. Правда, воспитанно закрывая рты ладонями.
- Вот, это постелите на сено, - Лола сгрузила на стул стопку полотна. - Сено в сарае свежее, мужчины устроятся вполне удобно.
Тай вопросительно посмотрела на Лэма, но тот улыбнулся, пожал плечами и кивнул. Проводница вспомнила лесные ночевки у костра и промолчала.
-А вы, - Лола повернулась к девушкам, - отправляйтесь на чердак.
Алиса резко проснулась:
- Там пауки!
Астра презрительно фыркнула и подхватила простынь.
- Нет там пауков, я их всех вымела. И мышей нет - разогнала. Порычала чуток, они и сбежали, - усмехнулась Тай. Девочки улыбнулись в ответ. И только Астра догадалась, что это была вовсе не шутка. Бедные мышки до ближайшего поселения, наверное, неслись, забыв про возраст и больные лапы. Девушка хотела напомнить, что Клисе по лестнице лазить вредно, но Лола продолжила выдавать указания:
- А раненая наша пойдет спать в кабинет Робина. Там диван длинный, удобный. И мойку посуды никто не отменял!
Олаф застыл на полдороге к сеновалу и обреченно вздохнул. Тай опять улыбнулась:
- Всем спать, сейчас моя очередь с посудой разбираться.
Никто особо не возражал. Только Астра язвительно пробурчала себе под нос: "Она разберется. Насмерть. Из чего мы завтра есть будем?"
Гости разошлись, только мэстрэ Дан застыл возле крыльца, ожидая возможности навестить спящего Тусика, да маленькая Козявочка замешкалась, собирая со стола кусочки печенья и прочие гостинцы для больного.
Инни сидела за столом рядом с Робином и молча наблюдала за тем, как Тай с Лолой в четыре руки убирают со стола. Внезапно магиня прищурилась и замерла, потом закрыла глаза, на ее лице появилось выражение растерянности. Мэстрэя встряхнула головой, слегка наклонила ее в сторону и еще раз внимательно взглянула на Тай.
-Хм, такого просто не может быть, - Ингрид выпрямилась. - Тай, я хотела бы задать тебе пару вопросов. Если ты не устала, конечно, - тут же добавила она, - в общем, это может подождать и до утра.
- Вот уж вряд ли оно подождет, - Тай уселась напротив Инни. – Знаешь, когда ученый смотрит таким взглядом, лучше отвечать сразу, а то до утра можно лишиться ученого.
Робин легко хлопнул ладонью по столу и рассмеялся:
- Раскусила она тебя, любопытную.
- Ну, я выросла в семье ученого,- пояснила Тай, - и когда у папы был такой взгляд, еду ему носили в лабораторию. Итак, что ты хотела узнать?
На тихое бурчание Лолы о том, что посуду ей, видно, придется мыть одной, а с этими учеными каши не сваришь, никто не обратил внимания. И, что было особо обидно, кажется, даже никто и не услышал.
- Понимаешь, то, что я увидела, этого просто не может быть! - начала объяснять Инни. - У тебя магическая связка, как у фамилиара и его хозяина. Только там она наружная, а у тебя внутренняя. Как будто у тебя есть две половинки, которые и держит вместе эта связка. Ты сама себе фамилиар? Кто это сделал? Зачем? И, главное, как?
Проводница вздохнула.
-Как - не скажу. Хотя я при этом и присутствовала, – Тай покачала головой. - Мой отец всегда учил меня: «Если жизнь подбрасывает трудную задачу – не сдавайся и ищи решение». И сам он жил так… Типичный ученый. А когда его знаний не хватило, он и привлек своего друга - мага из Плуто. Кстати, это было еще до появления Ворот.
- О-го, - удивленно протянул Робин, - как это жрецы допустили? Дружба ученого и мага, совместные эксперименты? И это не повредило его работе?
- Ну, отец принадлежал к старинному роду, достаточно богатому и влиятельному. Многие законы можно обойти, если знать как. Да и родовой замок стоит в самых предгорьях Пристенков, так что Стена ему не мешала, - Тай многозначительно улыбнулась. - А что касается его работы, то, вы, Робин, наверное, учились по его монографиям.
- А в какой области он специализировался? – явно заинтересовался Робин.
- Гидро и аэродинамика, - в голосе Тай слышалась грусть. – Может, читали его книгу «Элементы гидро и аэродинамики. Теория течений»?
- Вы имеете в виду профессора дель Стампа? – с удивлением уточнил Робин. - Ну, конечно, я раньше увлекался моделированием, и эту книгу изучил довольно подробно. А потом мы с Жиффаром…
- Вот-вот, - буркнула Лола, подхватывая тяжелый поднос с посудой. - Полчулана забили своим моделированием, варенье поставить некуда!
- Лола, не преувеличивай, - мягко вмешалась Ингрид. - Не полчулана, а одну полочку. Робин привез с собой только одну модель воздушного шара, самую маленькую. И то, она немного пострадала при перевозке.
- Да, все остальное пришлось оставить в Лаборато, - вздохнул Робин. - Целый воз оборудования притащил, не до игрушек было.
- А можно посмотреть? - заинтересовалась Тай.
- Конечно, завтра утром достанем.
- То-то Верт обрадуется. Он у нас летать мечтает. Смотрите, чтобы не угнал, - засмеялась проводница.
- Такой аппарат разве что Тусик может угнать, большего веса он не выдержит, - усмехнулась Инни. – Только я все-таки не понимаю, что же с тобой произошло?
- Ох, извини, отвлеклась. Однажды отец отправился в гости к своему другу. Разумеется, через горы, тайными тропами. И неподалеку от поместья нашел мертвую кайру и ее только что родившуюся дочь. По счастью, друг был псиоником. Вдвоем они решили выходить младенца, а заодно сделать его более приспособленным к жизни. Правда, помощь отца свелась к стиранию пота со лба друга. Как ты понимаешь, этим младенцем была я. По словам моего папы, на счастье, я родилась раньше срока. Только это и позволило меня спасти, при этом избавив от цикличных оборотов, ну и так, по мелочи…
- Раньше срока… На сколько раньше? - у Инни горели глаза.
- На три месяца, – усмехнулась Тай, отметив в глазах мэстрэи такой знакомый ей азарт ученого.
- Связи еще не завершили свое формирование, и их еще можно было подправить. Три месяца! Раньше младенец не выживет, позже невозможны изменения, - Инни задумчиво кивала головой. - Но все же раньше срока… Как им удалось тебя выходить?!
-Они оба считали, что будь на моем месте мальчик, он вряд ли выжил бы. А мы, женщины, выносливые. Личная коза для кормежки и лохматая пастушья собака для обогрева, и вот - выросло то, что выросло, - Тай шутливо поклонилась.
-Одну минутку, - вмешался Робин. - Простите меня за такой, возможно, некорректный вопрос, - ученый решительно выдвинул подбородок. – Но как вы можете быть дочерью профессора дель Стампа? Если я не ошибаюсь, он умер более сорока лет назад, а вам, ну, по крайней мере, на вид не больше тридцати пяти.
- Ключевое слово «на вид», - Тай грустно улыбнулась. - Папа погиб сорок семь лет назад, так нелепо… Но вы забываете, что я оборотень. И не просто оборотень!
- Это значит, что вам сейчас… - глаза Робина расширились.
- Ну, сколько уж есть.
- Скажите, а как все-таки погиб профессор? До сих пор, знаете ли, ходит столько слухов…
- Глупо и обидно, - голос Тай стал каким-то глухим. - Мы приехали в гости к его другу, моему «создателю» - тогда это уже можно было делать открыто, через Ворота. И на дорожке парка папе на грудь бросился любимый пес хозяина. Огромная такая горная овчарка. Было скользко, отец упал и ударился головой о каменный край дорожки…
- Извините, - выдохнул Робин.
- Можно еще вопрос? А как ты выглядишь в третьей стадии трансформации? – Инни попыталась сменить тему разговора.- Не мое дело, конечно, но ты же понимаешь…
- Понимаю, – кивнула Тай. - Выгляжу красавицей - шерсть плотная, стального цвета. Поизящней кайр, костяк полегче, но в холке выше. Что-то от папаши-волка во мне все-таки осталось. Хотя…не люблю я третью стадию. Часто приходится с собой бороться. К примеру, плавать я обожаю, а вот чтобы заставить себя нырнуть, надо такого мысленного пинка себе дать!
- Конечно! – подтвердила Инни. - Где ты видела волка, чтобы нырять любил?!
- Вот рыбу волки почему-то любят, и даже очень. Но то, что она по берегу не гуляет, понимать не хотят, – улыбнулась в ответ Тай. – Ну, пойду, посмотрю, как там девочки устроились, и Лоле все же помогу. Раз уж обещала.
-Давай, - согласилась Ингрид, - а мы с мэстрэ займемся нашим пострадавшим. Нужно посмотреть, как идет процесс восстановления структур.
- И я с вами, - пискнула Козявочка, все это время не сводившая с проводницы удивленного взгляда.
- Ты устала, может, отдохнешь? - попыталась предложить Инни.
- Нет, я к Тусику, - сурово заявила малышка. И магиня поняла, что спорить бесполезно.
- Хорошо, тогда пошли, Дан вон уже заждался, всю траву около крыльца вытоптал.

0

158

Разобравшись с посудой, проводница вышла на крыльцо. После душноватой кухни вечерний воздух казался даже прохладным. Тай с удовольствием потянулась, подставляя лицо ветерку, потом встряхнулась и направилась к сеновалу. Еще издалека она увидела невысокую фигуру у стены. Присмотревшись, Тай узнала Олафа. Мальчик стоял, прислонившись к дощатой стене, и таращился в небо.
- Ты почему не спишь? - поинтересовалась проводница.
- Красиво как! - невпопад ответил парень. - Посмотри — синее небо сквозь это сияние переливается...
Тай повнимательнее взглянула на паренька и подняла глаза к небу. Синий небосклон с яркими искрами звезд, ниже, у кромки леса тускло светилась пара огоньков.
- Красиво конечно, но ты, что, летнего неба не видел?
- Так тут все сияет! И дом, и сад...
- Слушай, иди-ка ты спать, - начала проводница.
- Даже звери и те светятся, - перебил её Олаф.
- Звери?
- Мы сегодня с Алисой в саду сурков видели, - мальчик опустил голову и посмотрел на Тай исподлобья, потом раскинул руки и продолжил. - Вот таких здоровых! Я таких сурков и не видал никогда. Да еще в ошейниках.
Лицо Олафа было таким восторженно-удивленным и таким сонным, что Тай усмехнулась.
- Иди спать, чудо! А то ты сейчас еще и танцующих шмысей увидишь.
Мальчик махнул рукой, явно не имея сил спорить, и шагнул в сеновал.
«Хорошо ходит, бесшумно, - подумала Тай и улыбнулась. – Особенно во сне. Настоящий лесной житель!»
Она еще раз оглядела двор, темные окна дома, вздохнула и отправилась спать.

0

159

Старый Грумбольд Терракот, дедушка Верта, очень любил закаты, и когда выдавался ясный вечер после трудового дня, всегда устраивался на завалинке, сажал маленького внука на коленки и даже декламировал строчки старинных сказителей, воспевающие их неповторимую красоту. Маленький Верт слушал с удовольствием, но страсти деда не разделял. Конечно, в закатах есть своя прелесть, но после них наступает ночь. Куда больше ему нравились рассветы, особенно такие, как вот сегодняшний. Солнце еще спит в облаках, и все поля, и луга, и леса, и реки окутаны туманом, и кажется, что под ногами уже не твердая земля, а огромное облако, и все дома и деревья парят вместе с тобой в чуть сероватом небе, все вверх, пока Солнце не встанет, окончательно отделяя сон от яви.
Деревенскому парню не привыкать было вставать чуть свет, и всякий раз, встречая рассвет, он, затаив дыхание, глядел в небо, представляя себя летящим на облаке.
Несмотря на ранний час деловитая Лола уже растопила печь и вовсю хлопотала над завтраком для гостей, распоряжаясь попутно Олафом как собственным поваренком. Из трубы валил столбом в небо еле видимый дым. Какой-то случайный пожухший листочек сорвался с ветки над крышей кухни, но почему-то не упал, а стал быстро подниматься вверх вместе с дымом. Верт зачарованно следил за его полетом.
- Он летит вверх!.. - потрясенно проговорил он. - Но почему?! Даже бессмысленный сухой лист может летать, а я нет!
- В этом нет ничего удивительного - мягко сказал Робин, незаметно подошедший сзади. Верт даже вздрогнул от неожиданности, но тут же обрадовался - вот он, случай поговорить с умным человеком! Наверняка он что-нибудь знает о полетах!
- Так почему же он не падает, грант Робин?
От такого обращения ученый поморщился.
- Давай без этих церемоний, ладно? Просто Робин или Робби. Так вот, про лист. Ты никогда не задумывался, почему листья не сразу падают на землю, а плавно покачиваются или кружатся, подхваченные ветром?
- Ну... - замялся Верт. - Они легкие, их ветер держит. Но они же не летают, они просто парят, как орлы, например. Я так тоже пробовал, только у меня не получилось, - добавил он смущенно.
- Пробовал? - удивился Робин. - Где, когда, как?
- Да ерунда... Я просто хотел летать. Ну, как птицы. Вот и смастерил крыло из реек и тонкой ткани, такое, чтоб на плечи надевалось. Но видать что-то неправильно сделал, потому что оно сломалось еще в воздухе.
- А потом? Ты был высоко? Как тебе удалось не разбиться? - оказывается, по части любопытства Робин ничуть не уступал Верту.
- А сам не знаю.
- А откуда ты летел? Неужели твое крыло смогло перенести тебя на большое расстояние?!
- Да нет же! Я же говорю, оно треснуло сразу, как только я прыгнул. А потом я как-то очутился тут, в Пристенках.
- Что-то я ничего не понимаю, - озадаченно пробормотал Робин. - А ты мне часом не сказку рассказываешь?
- Да что вы, грант... э… то есть просто Робин, - окончательно смутился парень. - Я так понял, что я попал в воздушный телепорт.
Робин задумался.
- Так что все-таки с листом? Почему он летит вверх? - осторожно спросил Верт после паузы.
- Ах да, лист, - встрепенулся ученый. - Он просто попал в теплый восходящий поток воздуха из трубы. Видишь ли, теплый воздух всегда поднимается вверх, это, кстати, хорошо известно твоим любимым птицам - тяжелые орлы, чтобы часами выслеживать добычу, ловят восходящие потоки и парят, практически не шевеля крыльями.
- И, зная все это, люди до сих пор не пробовали летать?! - воскликнул Верт.
- Ну, почему же не пробовали? Пробы-то были. Даже у меня в кладовке завалялся один экспериментальный образец. Понимаешь, принцип взлета известен, но не понятно, как сделать полет достаточно длительным и, главное, управляемым. Пока что официальной науке неизвестно топливо достаточно легкое и экономичное, с помощью которого можно было бы нагревать воздух внутри шара...
- Шара? - перебил Верт.
- Да, шар из материи. Пойдем, я покажу тебе тот образец, о котором я говорил.

Тай, тихо вошла в дом, огляделась и улыбнулась. Напротив открытой двери кладовки замер, вытянув шею, Верт. «Хорошо, что он вчерашнего разговора не слышал, – подумала Тай, - а то всю бы ночь не спал!»
- С утром тебя, - поздоровалась проводница, заставит паренька подпрыгнуть от неожиданности. - Робин модель ищет?
- Да, представляешь, модель летающего шара! - глаза Верта горели лихорадочным огнем предвкушения. - А ты откуда знаешь?
- Да он вчера вечером мне рассказывал, - отмахнулась Тай. - Ты тогда уже спать пошел.
Тут Верт заметил мокрые полосы на рубашке и садок с рыбой.
- Ты купалась или рыбачила? - спросил он удивленно.
- А почему или? По-моему, одно с другим прекрасно сочетается. Отнесешь на кухню? - Тай безмятежно улыбалась. Кому какое дело, что она не только наловила рыбы, но и позавтракала ей? Первый завтрак, так сказать. Ну и что, что рыба была сырая?
Верт подхватил протянутый Тай садок и умчался сдавать рыбу Лоле.
А из глубин кладовки доносились очень интересные звуки. Что-то передвигалось, что-то ронялось и, кажется, не на пол, а как водится, на ногу хозяина. Робин пыхтел, поминал Лолу с ее консервацией, Хозяина, Санта-Болту и дух заблудившегося лаборанта. Он уже, наверное, жалел о своем опрометчивом решении испытать модель шара. Но, в конце концов, Робин торжественно извлек из коробки какой-то сверток и корзинку - самую обычную плетеную из лозы маленькую корзинку, только вместо ручки по краю ее шло множество петелек. В корзинку Робин поставил маленькую спиртовую горелку, из тех, что использовал для своих опытов.
Во дворе ученый развернул сверток - в нем оказался тот самый матерчатый шар, про который он говорил, - и принялся ловко закреплять веревки в петельках корзинки.

0

160

Алька

Когда Лика проснулась, ее соседки по чердаку еще спали. Впрочем, Лику это ничуть не огорчило – она любила побыть одна, а в последнее время это удавалось ой как нечасто. Девушка тихо, чтобы не разбудить остальных, оделась, расчесалась и выглянула в люк, ведущий на первый этаж. Как и следовало ожидать, мужчины давно встали и отправились заниматься своими делами. Хотя, если подумать, какие могут быть дела в гостях? Стожок сена растрепанной кучкой возвышался чуть в стороне. Конечно, выглядело это по-детски, но по лестнице Лика спускаться не стала, спрыгнув прямо в колючее, но все равно такое мягкое сено. Чудом удержав на губах восторженный визг, девушка съехала по уже изрядно примятому стожку на землю и несколько раз подскочила на месте, вытряхивая из рукавов набившиеся соломинки. «Хорошо, хоть дождя не было, - оптимистично подумала она, глядя на тонкие лучики света, проникавшие сквозь дырочки в крыше, и остановилась, заворожено наблюдая за танцем крохотных пылинок в воздухе. В сарае витал едва уловимый уютный запах нагретого солнцем дерева и сена.
- А он точно-точно полетит? – донесся снаружи возбужденный голос Верта.
«Что они там делают?» - подумала девушка и крикнула:
- Астра, Алиса, встаем уже! А то самое интересное проспим?
- Что интересное? – в люке показалась растрепанная голова Астры. Как ни странно, заспанной воровка совершенно не выглядела.
- Они там что-то в небо запускают, - попыталась объяснить Лика. – Пытаются какой-то полет устроить.
- Ну-ну, - скептически хмыкнула воровка и красиво съехала по лестнице вниз. – Посмотрим, чего и куда у них полетит.
- Меня подождите, - Алиса тоже торопливо спустилась. – Я тоже хочу посмотреть.
Заинтересовавшись, Анликка выбралась на улицу и присоединилась к собравшейся во дворе компании, уже внимательно рассматривающей модель.
- Да, на таком воздушном шаре только хомячка и катать, - прокомментировала Алиса. – Кстати, как там Тусик?
- Еще спит, - ответил Дан, тоже с интересом наблюдавший за подготовкой к полету. – Хотя, думаю, он бы все равно отказался – слишком уж он умный у меня.
- А вот я бы попробовала, - вздохнула девица Драгон-Блю. – Это, наверно, так здорово – увидеть все сверху…
- Конечно, здор-рово! - каркнула Кряква, приземляясь на плечо Астре. – Но ты даже не мечтай! Летать могут только птицы!

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.