Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.


Двуликий мир. Часть 1.

Сообщений 161 страница 180 из 277

161

Инни ночевала у себя в кабинете. Проснулась она довольно рано, но, выходя, обнаружила, что Робин, позабыв о завтраке, уже возится во дворе со своей моделью, а около него крутится Верт и остальная молодежь. Лэм тоже был рядом - мужчины что-то увлеченно обсуждали. Дан стоял в сторонке и снисходительно наблюдал за суетой.
- Доброе утро, мэстрэ. Не правда ли, мужчины часто ведут себя как дети? У Робби глаза горят, как будто он сам эту игрушку впервые видит.
- А мы и есть великовозрастные дети, - улыбнулся маг. - Вы, женщины, куда как серьезнее и ответственнее, хоть и любите не замечать очевидных вещей, пока вам на них не покажут пальцем.
- Что вы имеете в виду? - нахмурилась хозяйка.
- То, о чем вчера спрашивала Лика. Устами младенца глаголет истина, знаешь ли.
- И вы туда же! Чтоб вас чвырики покусали, Дан! Во-первых, юная лэри тар-Кеон давно уже не младенец, если вы в этом еще не убедились. А во-вторых, ладно уж дети, им эти предрассудки в головы вложили с малолетства, но вам-то должно быть понятно, что мужчина и женщина, живущие в одном доме, не обязаны быть ни мужем и женой, ни даже любовниками. Мы с Робином делаем общее дело и при этом дружим. Этого недостаточно?
- Кому? – Дан поднял бровь и насмешливо улыбнулся. - Возможно, тебе в данный момент и достаточно, а вот Робину, поверь моему мужскому опыту, нет. Кстати, ты тоже можешь со временем изменить свое мнение.
- Глупости, - фыркнула Инни, но больше из вредности и духа противоречия. Потому что начала задумываться об этом еще вчера. Действительно, с какой такой радости талантливый молодой ученый все бросил и переехал в глухую деревню? Только ли потому, что так сильно увлекся интересной идеей? Между прочим, доказать право на существование маго-технических приборов при жизни вряд ли удастся, так что слава и почести ему на этом поприще точно не светят. Как и ей самой, впрочем.
Дан, словно в ответ на ее мысли, добавил:
- Знаешь, смотрю я на этого парня, и мне нравится, как он о тебе заботится. И он слишком хорошо для «просто коллеги» знает твои привычки. Обычно для такого понимания нужно что-то большее, чем просто совместная работа. Думаю, он умалчивает о своих чувствах не потому, что ему недостает смелости и решимости - просто он не хочет тебе их навязывать.
Ингрид рассеяно кивнула:
- Может быть. Но ведь это невозможно, Дан! Или заводить себе личную жизнь и семью, или добиваться результатов в работе, а иначе то и другое будет серединка наполовинку. А я не умею работать вполсилы. Робби, кстати, тоже. Да и вы, насколько я понимаю, с семьей давно не живете... извините уж за прямоту, но вы сами этот разговор затеяли.
- Не живу, - согласился Дан. – Но вот меньше всего в этом виновата наука. И, знаешь, я не могу сказать, что ни о чем не жалею.
Маг оглянулся на своих спутников.
– Хотя иногда человеку дается второй шанс. Ты не знаешь, почему у меня такое чувство, что я опять уже почти отец семейства? – он усмехнулся и кивнул, словно ставя точку в споре с самим собой. - Но мы сейчас говорим не обо мне. Тебе не кажется, что твое "невозможно" - тоже условность? И я даже знаю, почему ты так думаешь. У тебя всю жизнь перед глазами пример твоего отца, который, в конце концов, пожертвовал научной карьерой ради семьи. Но, Инни, у тебя ведь есть прекрасный, можно сказать, исключительный шанс не жертвовать вообще ничем!
- Вы так думаете?
- Конечно. Тем более что жертвовать - это в корне неправильный подход. Понимаешь, отношения - это в первую очередь свободное сотрудничество. И уж это-то вы с Робби хорошо умеете, как я погляжу. Потом, вы дружите, работаете над общими проектами, но даже если каждый из вас вдруг увлечется чем-то новым, интересным лично ему - вы сумеете предоставить друг другу необходимую свободу, я уверен. Но у меня есть аргумент и посильнее.
- Это какой же?
- Робин - привлекательный молодой мужчина, а ты - красивая молодая женщина. И не воспользоваться по назначению своей молодостью и красотой - глупость несусветная. Я, как ты знаешь, успел не только с чвыриками подраться, но и обзавестись женой, хоть она теперь и бывшая, а еще детьми и внуками.
Ингрид улыбнулась:
- Ну, в одном вы точно правы. Этот молодой человек действительно симпатичен. Пойду-ка я узнаю, что там у нас с завтраком.
-Подожди, - остановил ее Дан, - кажется, начинается самое интересное.

0

162

Пост Альки и Фаэль

Постепенно во дворе собралась вся компания. Тем временем ученый прикрепил шар к корзине, попутно заменив две пришедшие в негодность веревки, чиркнул спичкой и поджег фитиль горелки.
- Держи вот так, - скомандовал Робин, - выше, так, хорошо.
Некоторое время ничего не происходило. Верт держал доверенный ему шар, боясь пошевелиться. Робин следил, чтобы края материи не загорелись, а объем шара заполнялся горячим воздухом. Шар становился все плотнее, и, наконец, Робин скомандовал Верту:
- Отпускай!
И шар стал плавно подниматься ввысь.
Верт с волнением следил за его полетом. Он, простой деревенский парень, прикоснулся к настоящему чуду - рукотворному полету, причем без всякой магии!
- Это чудо! - сказал он срывающимся голосом. Робин засмеялся.
- Да нет, это просто физика.
- Корзина для пассажиров, канаты,- бормотал себе под нос Верт, - а снизу – дыра. Круглая и по краю жесткая.
- Конечно, чтобы лететь, нужно постоянно греть воздух в шаре, - пояснил Робин.
- Все, как было задумано, - пробормотала Тай.

Шар неторопливо поднимался все выше. Сначала он достиг высоты человеческого роста, потом – крыши дома.
- Летит, летит же! – восторженно шептал Верт, и в эту минуту практически каждый разделял его чувства.
Все были настолько увлечены полетом шара, что никому и в голову не пришло смотреть на Крякву. А та сначала долго разглядывала аэростат, распахнув клюв от удивления, потом круглые глаза сороки зажглись возмущением. Уж что-что, а конкуренцию она не любила. Ишь, какой наглый! Разлетался тут! И все на него смотрят, как на чудо! Того и гляди, станет всеобщим любимцем, и прощайте, пирожки!
- Эй, ор-ранжевый, ты куда попер? – каркнула она, тоже взмывая в небо. В несколько сильных взмахов она догнала шар и попыталась вцепиться коготками в оранжевую ткань. Порыв ветра отнес шар чуть в сторону, и Крякве пришлось пойти на второй заход.
- Она же его порвет! – воскликнул Верт.
- Кряква, а ну лети сюда! – крикнула Астра сороке, но та и не подумала слушаться.
- Приманите ее чем-нибудь, - посоветовал Дан, уже сам направляя воздушный поток и уводя аэростат от очередной атаки разозленной птички. – Пирожком там, печенюшкой… А то ведь действительно пробьет ткань, потом чинить замучаемся.
- Попробую, - согласилась Астра. – Только она у меня своенравная… Эй, Кряква, пирожок хочешь?
Сорока отвлеклась от воздушного боя и задумчиво посмотрела вниз.
- Вкусный, сладкий, - продолжала уговаривать хозяйка. – А потом с новыми силами – на войну.
Решившись, Кряква спикировала вниз. Правда, на полпути разглядела, что никакого пирожка у хозяйки нет, и попыталась было вернуться к прерванному сражению, но неожиданно росшая во дворе береза ловко взмахнула веткой и перебросила сороку прямо в руки Астре.
- А пир-рожок? – обиженно каркнула птица, уже понимая, как бессовестно ее обманули.
- У кого-нибудь есть что-нибудь пожевать? – спросила Астра. – А то она от нас не отвяжется.
Люди переглянусь. Уходить сейчас, когда творился настоящее, пусть и небольшое чудо, не хотелось никому. Олаф уже предчувствовал, что сейчас за едой для сороки отправят его, когда раздался голосок Козявочки:
- У меня печенинка есть. Подойдет?
- А ты сама без завтрака не останешься? – улыбнулась Лика, забирая протянутую ей печенюшку.
- Это Тусику, - засмущалась пыжик. – Но Крякве сейчас нужнее. А ему я еще найду.
- Держи свою еду, - Лика протянула сороке печенье, но Астра остановила ее:
- Я сама ее покормлю!
- Да как хочешь, - внешне равнодушно пожала плечами магичка. – Мне все равно хомячки больше нравятся.
«По крайней мере, свою сороку эта девушка любит», - довольно отметила Ингрид и вернулась к наблюдению за шаром.

0

163

Яркий оранжевый шарик упорно поднимался вверх, иногда чуть притормаживая, словно кто-то невидимый дергал за веревочку. Алиса присмотрелась, однако Робин стоял спокойно и, похоже, был тут не причем.
- Почему он так прыгает? - спросила девочка.
- Там, в воздухе есть свои потоки и течения, - Дан неотрывно смотрел на шар, и в его голосе звучал чистый восторг человека, увидевшего свою мечту. – Понимаешь, словно в реке - течения, мели, свои рифы.
- Откуда? – удивилась Алиса. – Там же просто воздух.
- Воздух – он словно вода, он постоянно движется, он живой, - продолжил воздушник. - Шар плывет по воздуху, как лодка по реке.
- Прррротивный, - Кряква попыталась вырваться еще раз, но Астра крепко держала птицу.
- Но лодка легче воды, поэтому и держится на поверхности, - задумчиво произнес Верт. – А как же построит лодку легче воздуха? Значит, не лодку, значит, что-то другое. Или сделать что-то тяжелое легче воздуха, - словно про себя добавил он.
Внезапно яркое оранжевое пятно резко рвануло в сторону, а потом стало опускаться.
- Что, уже остыл воздух? – разочарованно спросила Тай.
- Нет, вряд ли, скорее, и правда, попал в какое-то течение, - Робин осторожно дернул за веревку, шар снова выпрямился и продолжил свой путь наверх.
- Его надо сделать большим, тогда на нем можно летать. И еще надо, чтобы что-то все время подогревало воздух, тогда лететь можно долго, - Верт заворожено смотрел на шар, а губы парня шевелились, словно он что-то подсчитывал.
- Но шар все равно будет лететь только туда, куда прикажет ветер, - вздохнул Робин. – Конечно, можно попытаться ловить потоки, но… Очень ненадежное это средство передвижения.
- Мэстрэ, но вы же можете управлять ветрами, - Верт обернулся к Дану и просительно посмотрел на мага, - вы же можете приказать им нести шар, куда вам нужно?
- В принципе, наверное, да, - осторожно согласился Дан. - Но может ли магия управлять механизмом…
Закончит фразу он не успел.
Внезапно оранжевая точка остановилась, словно наткнувшись на стену, и резко пошла вниз. Удивленные наблюдатели застыли, открыв рты. Но испугаться не успели, потому что через несколько мгновений шар снова рванулся вверх, а потом заплясал в воздухе, выписывая круги, словно кто-то невидимый решил поиграть в мяч.
- Что это? – удивилась Клиса. – Опять потоки?
- Да какие уж тут потоки, - ответил пораженный Робин, который едва удерживал нить шара. – Такие воздушные потоки бывают только в бурю, а бури нет.
Словно опровергая его слова, шар дернуло с такой силой, что нить вырвалась из рук ученого, и оранжевая точка заплясала в небе, вопреки всем законам природы.
- Что это с ним? – поразился Робин. Дан застыл, задрав голову и пытаясь высмотреть что-то невидимое.
Олаф заворожено глядел, как яркие голубые блески играли оранжевым мячиком, и это было так красиво, что оторвать взгляд казалось невозможным.
- Как красиво, - кивнул он Алисе и Лике. Но девочки его восторгов явно не разделяли. Для них в небе просто безумно прыгала оранжевая точка.
- Так его, - довольная Кряква застыла на руках у Астры, – будет знать, как летать в нашем небе…
Лэм, старательно скрывая удивление, наблюдал за мечущимся шаром, однако он, как и остальные, был поражен происходящим на его глазах чудом.
Оранжевый мячик резко опустился вниз, потом так же резко подпрыгнул и, словно отталкиваясь от невидимого пола, заскакал вокруг сада, огибая застывших от изумления людей.
Инни сосредоточенно замерла, прислушиваясь.
- Там кто-то есть, - растерянно сказала она через несколько мгновений. - Там кто-то смеется…
- Так его! Сейчас этому ор-ранжевому не поздоровится! Бей гада! - восторженно завопила Кряква, не отрывая глаз от шара.
Дан удивленно оглянулся на птицу, на задумчивое лицо Ингрид...
- Значит, они существуют, - выдохнул Дан и улыбнулся такой счастливой мальчишечьей улыбкой, что Инни показалось, будто время отступило назад, и она снова – девочка-первокурсница, очарованная улыбкой молодого преподавателя с соседней кафедры.
- Это... - начала Инни, но Дан приложил палец к губам, словно призывая мэстрэю не нарушить очарование момента.
С неба раздался мелодичный смех, и юный гончар замер,зачарованно глядя в небо. Этот смех он никак не смог бы забыть... Значит, не почудилось, он действительно встретился с духами воздуха, вот только непонятно, чего ждать от такого знакомства. Парню казалось, что неведомые существа смеются над ним. Оранжевый мячик описал в воздухе дугу и плавно опустился на траву рядом с Вертом. А кончик веревки, вырванный из рук Робина, некто невидимый аккуратно вложил в руку гончара.
На мгновение люди замерли, потрясенные чудом. Еще раз прозвучал переливчатый смех, теплый вихрь пронесся по полянке, и все смолкло.
- Урррря, - радостно рванулась в небо Кряква и закружила над садом, празднуя победу над оранжевым врагом.
- А кто это был? – спросила Алиса, недоуменно переводя взгляд с одного взрослого на другого.
- А кто же его знает, - пожала плечами Тай. – Явно кто-то волшебный…
-Они такие красивые, - кивнул Олаф.
Все промолчали. Так не хотелось, чтобы радость прикосновения к чуду растворилась в суете слов…
Оранжевый шар на траве зашевелился и, повинуясь законам аэродинамики, начал чуть приподниматься над землей.
- Воздух еще не остыл, - шагнул к шару Робин. – Держи крепче, чтобы не улетел.
- Еще раз будем запускать шар? – обрадовалась Козявочка.
- Нет, времени уже нету, - вдохнул Дан. – Мы и так задержались, а путь предстоит неблизкий.
- Да, - словно очнулась от наваждения хозяйка, - давайте завтракать…
- А шар? – Верт осторожно держал веревку, на конце которой уже на высоте человеческого роста покачивался воздушный шар.
- Ну, шар мы привяжем к крыльцу, воздух совсем скоро остынет, и он успокоится, - решил Робин.
Верт кивнул и неохотно передал веревку хозяину.
Видя, что бывшая ученица заинтригована странным явлением, Дан тихонько пообещал:
- Мы вернемся к этому разговору в следующий раз, ладно? Сначала я хотел бы сам немного разобраться.
- Конечно, только не затягивайте со следующим разом, - улыбнулась мэстрэя.
Дан решительно направился к столу, за ним потянулись и остальные. Лика подхватила Козявочку и пошла следом за Алисой. Демонесса, не обращая внимания на окружающих, шептала себе под нос:
- Волшебные, красивые, добрые… Они существуют! А я еще сомневалась!

0

164

Лола суетилась, стараясь накормить гостей посытнее, и украдкой вздыхала. Нет, жить в тишине на хуторе с Инни и Робином совсем не скучно, и забот хватает. Но все-таки когда гости - веселее. И вроде хлопот больше, но зато ведь любо-дорого посмотреть, как молодежь со стола все сметает.
Значит, не зря с раннего утра у плиты крутилась. Да и помощник из Олафа отменный. И летяги лишними не будут. И вообще... Интересно, эта компания еще в гости заявится?
А чего притихли-то? Тоже, поди, уходить грустно. Уходить – всегда грустно. Впрочем, оставаться – тоже.
Лола выставила на стол огромный пирог с ягодой и начала укладывать мешки – мало ли, что говорят - дескать, быстро доберутся до таверны. Во-первых, в дороге всякое случается, а во-вторых, чем их в той таверне кормить будут – еще неизвестно. Хизер–то сама у плиты не встанет, понятное дело, а эти нынешние поварихи – они и приправы экономят, и мясо пережаривают.
- Спасибо, все было очень вкусно, - Лика оторвалась от пирога и вспомнила про правила приличия. Негоже воспитанной девушке третий кусок на тарелку тянуть. Она ведь все-таки не лесной пыжик… Это малышка усердствует. Лапки в ягоде, мордочка счастливая, аж светится. И кусок – почти с нее размером был. А гляди-ка, его уже почти и не осталось.
- Да не за что, - откликнулась Лола. – Вы кушайте, я вам с собой еще один уложила.
- Да зачем, после такого завтрака никакой обед не нужен, - улыбнулся Дан.
- Ты за всех-то не говори, - заспорила Тай. – Хороший обед еще никому не помешал. Вон Тусика своего спроси. Ты его будить собираешься?
Магиня вздохнула:
- Я бы оставила его под своим наблюдением еще на день-два, но раз вы так спешите. Впрочем, свое дело я сделала. Видите ли, фамилиаров создают из обычных животных - сознание зверушки наделяют упрощенной моделью человеческого разума. Упрощенной как раз для того, чтобы не возникало неразрешимых противоречий между животными инстинктами и человеческим типом мышления. Но Кактус - не обычный фамилиар, его делала в подарок Дану целая группа магов, - Инни порозовела, вспомнив сопутствующую процессу студенческо-преподавательскую пирушку. – Слепок человеческого сознания был гораздо мощнее обычного, но и связи с сознанием хомячка делались крепче. А амулет некоторые из этих связей разрушил, и на бедного Тусика свалилось чересчур много непонятной информации. Да еще от самого магического удара получилось что-то вроде сотрясения мозга. Я подлечила его, восстановила разорванные связи, постепенно все придет в норму, но первое время ему нужно побольше отдыхать и поменьше болтать.
- Да, мы его лечили, - важно кивнула Козявочка, - он просыпался, и всем передал привет. И Лике, и Верту, и Лэму..
Лэм кивнул, принимая привет от хомяка, и, глядя на серьезное лицо олигарха, Тай расхохоталась:
- Ну, если привет передавал, значит, точно все в порядке. Можно будить…
- Нет, будить пока не стоит, - покачала головой Инни. – Я же сказала - больше отдыхать, такая психотравма требует покоя. Пусть еще сутки поспит. Чтобы уже с гарантией все связи восстановились. Вы без его руководства до таверны-то доберетесь?
- Нам будет трудно, но мы попробуем, - Тай, к зависти Кряквы, которая на правах признанного фамилиара сидела у тарелки Астры, и никак не могла доесть свою немаленькую порцию, сгребла со стола еще один кусок пирога и кивнула, - ну, что, идем?
И первой шагнула к калитке. За ней, подхватив свой мешок, скользнула Клиса. Для снегуры каждая минута промедления была мукой. Ей все казалось, что вот именно сейчас где-то остывает знакомый запах, и, если не поторопиться, то можно не успеть помочь отцу...
Глядя на сосредоточенное лицо снегуры, поднялись и остальные.

***
Прощались у самой калитки, и пока Дан в сопровождении Лики и пыжика ходил за Кактусом, успели и наговорить друг другу комплиментов, и надавать обещаний, и даже помолчать неловко, как бывает на самом пороге, когда уже все сказано, а расставаться не хочется. Наконец гости собрались во дворе. Дан, осторожно, чтобы не потревожить уложенного на привычное место в капюшон фамилиара, наклонился и неловко чмокнул Ингрид в щеку.
- Спасибо тебе, до встречи.
И через несколько мгновений компания скрылась в лесу.
Лола вздохнула, махнула рукой и поспешила на кухню. Не то наводить порядок, не то грустить.
- Ну, вот и закончились наши приключения, - грустно улыбнулась Ингрид.
Робби осторожно приобнял магиню за плечи и спросил:
- А ты бы хотела, чтобы они продолжались?
- Даже не знаю. Я, конечно, не люблю суету, но немного приключений иногда не повредит. А уж встречи с друзьями... я, оказывается, по ним очень соскучилась.
Верный соратник замолчал, не желая подталкивать Инни к очевидному выводу, и правильно сделал. Магиня кивнула своим мыслям, заправила за ухо выбившуюся каштановую прядку и сказала:
- Возможно, пришла пора навестить столицу. Ненадолго. В конце концов, кое-какие результаты у нас есть, да и просто развеяться не мешает. Ты ведь никогда не был в Магнолиуме?
- Не был, - подтвердил Робби. - И с удовольствием побываю.
- Значит, осенью. Как раз Ванда вернется, летом ее дома не застанешь.

0

165

Лесная тропинка петляла между деревьев, уводя все дальше от Шмысиных Куличек. Идущая впереди Тай что-то сказала, но Алиса ее не слышала. Она так и не отошла от произошедших за последнее время чудес.
«Все хорошо, что хорошо кончается, - подумала демонесса, обходя неожиданно возникший на пути пень, - но вот если бы у нас был единорог, тогда мы Дана и Кактуса осторожно укололи рогом, и они бы выздоровели намного быстрее. Правда, с единорогом нужно как-то договариваться, но две магички с этим бы точно справились».
Алиса огляделась по сторонам в надежде – а не виден ли где среди кустов сверкающий белый рог, но, к своему сожалению, должна была признать, что окрестности совсем не походили на любимое место жительства этих чудных лошадок.
Девочка разочарованно вздохнула, но тут ей на глаза попались высокие стебли, увенчанные нежно сиреневыми цветами, похожими на изящный кувшинчик.
"Ой, как здорово! Тут точно должны жить цветочные феи!" - Алиса привстала на цыпочки, осторожно заглянула вглубь цветка и столкнулась с удивленным жуком, чей послеобеденный сон она потревожила.
- Извините,- пробормотала демонесса и сунула нос в другой цветок. – А-а-апчих! И тут никого, - разочаровано пробормотала она.
Чуд, как раз в этот момент решивший размяться и пробежаться на собственных лапах, недовольно взглянул на хозяйку, словно попытался понять, чем она тут занимается.
Алиса уже совсем было расстроилась, но тут ей на глаза попалось ветвистое дерево, ствол которого рассекала глубокая трещина. Судя по размерам, оно уже разменяло ни одну сотню лет.
"Дриады, - восторженно подумала мечтательница, - вот сейчас увидим, насколько они прекрасны".
-Аууууу, есть тут кто-нибудь? - вежливо спросила девушка и слегка постучала по дереву, а то вдруг ее не услышат. Ответом ей было немалое количество древесной трухи, щедро украсившее ее шевелюру.
"И что, даже никакой красавец-вампир не прячется тут от солнечных лучей? Ну, что же мне так не везет?.."
- Ой, - неожиданно Алиса больно уткнулась носом в спину Олафа. Задумавшись, она не заметила, как вся их компания остановилась на краю заросшего оврага, через который было перекинуто бревно.
У путешественников, как в сказке, было три пути - по бревну, исполнявшему роль моста, по заросшей колючим кустарником тропинке вниз или в обход.
- Что-то мне не внушает доверия это чудо инженерной мысли, - проговорил Лэм, осторожно пробуя переправу на устойчивость.
Бревно зашаталось, словно подтверждая его подозрения.
- А кусты колючие, - проговорил Олаф.
- Лучше в обход, - заключил Лэм.
- Можно в обход, а можно и так, - улыбнулась Лика и сосредоточенно посмотрела на растения вокруг. Выбрала что-то и зашевелила пальцами.
Лианы толстыми змеями обхватили бревно с двух сторон, надежно закрепив его.
- И так мне больше нравится, - довольно закончила магичка и уверенно шагнула на мост.
- А где Алиса? - встревожился Дан.
Олаф обернулся:
- Да была тут всего...
Громкое мявканье оборвало его оправдания.
Чуд стоял возле того, что гордо носило название тропы, и во весь голос выражал свое недовольство, а внизу, в кустах, копошилось нечто рыжее и лохматое
- Алиса? - неуверенно позвал Дан, - что ты там делаешь?
- Ищу, - проговорило лохматое нечто знакомым голосом, - но тут никого нет.
Девочка расстроено шмыгнула носом.
- Только вся искололась. Ой, а как же мне выбираться отсюда, - Алиса с удивлением рассматривала крутую тропинку, - неужели я по ней спустилась?
- И кого же ты там искала? - с любопытством спросил Лэм, когда всеобщими усилиями миссия по вытаскиванию Алисы из оврага была успешно завершена.
- Тролля. Во всех книжках пишут, что под мостами в лесу живут тролли. И если его удастся поймать, то он исполнит любое желание. А там никого нет, - и Алиса обвиняюще посмотрела на Лэма, как будто он был лично ответственен за отсутствие столь нужного ей чудного создания. - А еще раз есть чудеса - должны быть цветочные феи, карликовые драконы, гномы, дриады, лазили, нюхлеры, мартлапы, единороги и ульфы, - выдала Алиса на едином дыхании весь список. - Я везде смотрела и никого не нашла.
Она посмотрела на пыжика, сидящего на плече Верта, как будто надеясь, что та подтвердит наличие волшебных существ в этом лесу.
- Я о таких ничего не слышала, - пискнула Козявочка. - Может они где-нибудь далеко?
- Никакие тролли и прочие перечисленные тобой в лесу не живут, - уверено заявила Тай, - я всю живность здесь знаю. С чего ты решила, что они тут есть?
- Ну, как же, - чуть не плача проговорила Алиса, - во всех книжках пишут, а ты говоришь, что не живут. И ульфов совсем никаких нет, даже вот таких маленьких? - она с надеждой посмотрела на проводницу.
- Совсем никаких, - покачала головой Тай, спрятав улыбку.
- Все понятно, - улыбнулся Лэм - У нас в последнее время стали очень популярны фантастические романы, - пояснил он недоумевающим друзьям, - вот их-то Алиса и начиталась.
- Так что же, все неправда, и ульфы тоже? - все еще не желая верить, cпросила любительница сказок.
- Боюсь, что да, девочка - ответила ей Тай.
- Ну, может они и есть, в каких-то очень далеких странах, но к нам пока еще не приезжали, – улыбнулся Дан, вспомнив, как маленькая Кати каждый вечер ждала летучего кота из детской книжки.

0

166

Расстроенная Алиса ушла вперед, ни на кого не оглядываясь. Лика попыталась остановить ее, но наткнулась на насмешливый взгляд воровки. Девушки переглянулись.
- Девице скоро замуж, а она еще верит в сказки, - по-взрослому рассудительно покачала головой Астра. – От этого все проблемы и бывают!
- Это какие? – поинтересовалась Лика, не решаясь признаться, что тоже вместо учебников предпочитает читать романы.
- Смотри сама. Вот, те же ульфы: колдуют так, что ваш Тайный Совет может идти и укладываться в могилку, потому что им таких высот в жизни не достичь. Стреляют – и в темноте попадают в монетку. А главное – добрые и благородные все, аж дальше некуда. Так?
- Примерно, - магичка осторожно кивнула. – Но я все равно не понимаю, что в этом плохого.
- А то, что любой мужик, у которого есть чуть-чуть мозгов, может под этот идеал закосить, - объяснила Астра. – А потом девочки плачутся, что их обокрали или обидели.
- Ульфа с человеком в жизни не спутаешь, - не согласилась Лика. – Разве что в темноте и спьяну…
- Проверим? – азартно предложила воровка.
- В смысле? Напоим кого-нибудь до зеленых ульфов?
- Нет, вот хоть… - Астра осмотрелась, - Олафа загримируем! Косички ему заплетем и уши из лопухана сделаем. И на Алисе проверим, похож он или нет.
- А она не обидится, что мы так над ней шутим? Она же действительно в это верит.
- Ей это будет даже полезно, - уверенно заявила воровка. – Эй, Олаф, иди сюда! Дело есть.

0

167

Совместно с Дракошей

Клиса шагала медленно, больная нога все еще давала о себе знать, но снегура не отставала. И дело было не только в упорном желании поскорее добраться хоть куда-нибудь и все-таки выяснить, что произошло с отцом. Просто дорога не доставляла особых неудобств. Тай вела компанию неторопливо, выбирая тропинки поудобнее, тем самым превращая поход через лес в обычную прогулку.
Впрочем, легкая дорога Клису не радовала, на душе у нее скребли ревуны, большие и с клыками. Снегура сторонилась своих спутников, и те держались поодаль, лишь изредка бросая на девушку сочувственные взгляды. Но чем дольше длилось молчание, тем чаще Клиса в мыслях возвращалась к тому, что узнала вчера от этого забавного пыжика. И подобные мысли ее не радовали. Что же все-таки случилось с отцом? Страшные слова «станешь дичью на охоте» не давали покоя. И еще… ей показалось, или там, в лаборатории, услышав рассказ Козявочки, молодая магичка сильно встревожилась? Что же так обеспокоило эту Лику? Да и других слова об охоте, кажется, не удивили. Тут что, это – в порядке вещей? Рыбкины дети, что же здесь за люди такие, если на снегуров охотятся, как на зверей? И сколько их тут, таких охотников? Похоже, тот, с арбалетом, был не один. И не попала ли она снова в ловушку, стоит ли ей ждать помощи от этих...?
«Нет, - решительно мотнула головой Клиса, - хватит! Довольно подозревать, переживать. Уже один раз наговорила глупостей, рыбам на смех. Теперь не надо пороть горячку. Доберемся до города, а там можно будет спокойно расспросить кого-нибудь без лишних глаз. Того же Верта – он точно врать не будет. Поскольку не умеет. Или Лику. Или эту смешную Алису, верящую в сказки. Или… Тай. Хотя она и оборотень».
Приняв решение, снегура вздохнула с облегчением, поправила мешок на спине, и в этот самый момент где-то вдали раздался тихий смех, а знакомый голос прошептал «Ага!».
«Снежка, - улыбнулась про себя Клиса и, сбросив с плеч груз подозрений, зашагала дальше. – Ну, что будет – то будет. Это – как тропа. Нужно отдаться ей полностью, и она сама выведет к конечной цели. Возможно, и среди людей так. Надо только найти подходящих и довериться им».
Клиса внимательно огляделась. Впереди шли Алиса с Ликой и о чем-то перешептывались. Магичка, казалось, устала после колдовства, хотя не подавала вида. Или чем-то недовольна. Но к чужому разговору снегура не прислушивалась, иначе узнала бы много интересного.
- …Но Дан сказал, что их не существует, - с сомнением пробормотала Алиса.
- Дан сказал, что они пока еще не приезжали в Плуто, - возразила Лика, - а в моей семье много лет хранится секретный ритуал для вызова ульфа.
У Алисы загорелись глаза:
- А это сработает?
- Ну, если запись о ритуале специально хранят в нашей магической библиотеке... - ответила Лика, которой при виде сверкающих надеждой глаз демонессы стало как-то неловко.
- И какие они, ульфы?
- Они... - Лика задумалась, как бы их описать, чтобы Алиса не заметила подвоха, - красивые, глаза большущие и уши вот такие длинные, точно, как в книжках.
- Здорово, - восхитилась Алиса, - давай же скорее вызывать их.
- Ты что? - нахмурилась магичка. - Вызывать надо в полной темноте. Вот остановимся на ночь, и проведем ритуал.

0

168

День был уже в самом разгаре, а Ингрид все никак не могла сосредоточиться на работе. В лабораторию идти совершенно не хотелось, поэтому магиня устроилась на веранде в кресле, закуталась в шаль и углубилась в раздумья, стараясь заглушить угрызения совести. Кто спорит, неожиданный визит мэстрэ Дана и его друзей - событие неординарное, но надо взять себя в руки и возвращаться к обычному ритму жизни.
"Хотя, стоит ли? - мелькнула шальная мысль. - Может, дать себе на один день послабление? Вон, и Робин явно не спешит засесть за исследования. Все крутится по саду, пытаясь найти логическое объяснение тому, что случилось с шаром. Сказать ему, что на все его вопросы может быть только один ответ? Нет, не поймет. Точнее, не поверит. Хотя и среди магов уже мало кто верит, что они существуют. А вот мэстрэ Дан всегда был твердо убежден, что старые легенды не лгут. И, похоже, оказался прав. Да и был ли он хоть раз неправ? Например, когда говорил мне про Робина?"
Ингрид усмехнулась. О чем бы она ни думала, ее мысли упорно возвращались к утреннему разговору. Не хотелось признаваться в собственной слепоте, но как она столько времени могла не замечать, что Робби…
-Привет, - раздался рядом негромкий голос. - Замечталась?
Вскинув голову, Инни встретилась взглядом со знакомыми глазами желтоватого оттенка.
-Пат, - улыбнулась мэстрэя, - что ты тут делаешь?
-Да, вот, отец послал меня в Шмысевы Куличики за продуктами, решил по дороге заглянуть к тебе. Ты не занята?
Опять эта неуверенная улыбка, так несвойственная ее старому другу!
-Конечно, нет, садись, - воспользовавшись предлогом, Инни отложила свои тревоги в долгий ящик, чтобы уделить гостю все внимание.
Невысокий человек в потрепанной зеленой куртке поднялся на террасу и с удовольствием устроился в кресле, вытянув ноги.
-Кофе, чай будешь? Лола! - позвала мэстрэя.
-Нет-нет, - принялся возражать Пат, теребя рукой свои и без того взъерошенные волосы. Но экономка уже высунулась из кухонного окна и окинула гостя жалостливым взглядом.
-Похудел, - проворчала она, - ты у себя дома хоть чем-то питаешься? Сейчас чай сделаю… и еще что-нибудь, - и, не обращая внимания на слабые протесты гостя, Лолита скрылась в кухне.
-Вот и отлично, - улыбнулась Ингрид. - Робин, к нам Пат пришел, иди сюда.
-Прошу прощения, мэстрэ Патрик, - прокричал грант из глубины сада, - у меня возникла серьезная научная проблема.
-Мэстрэ Патрик, - гость криво усмехнулся, - давно меня никто так не называл.
Ингрид только опустила глаза. Действительно, вряд ли кто-то незнакомый смог бы разглядеть в этом типичном сельском жителе "того самого Патрика Лоувела, подававшего такие большие надежды". Инни и Пат учились в Университете на одном курсе, но на разных факультетах, и хотя совместных занятий у звездников (как называли псиоников) и огневиков было мало, юные маг и магичка не только сумели подружиться, но и сохранили эту дружбу.
Тем временем Робин, демонстративно игнорируя приветственный взмах руки Патрика, повернулся к нему спиной и скрылся в лаборатории.
-Твой ассистент меня недолюбливает, - спокойно заметил Пат.
"И теперь я, кажется, поняла, почему, - в душе Ингрид снова мелькнула тревога. – Неужели ревнует? Ох, мэстрэ Дан…"
-При чем тут Дан? - как-то настороженно спросил Патрик. Оказывается, Ингрид произнесла последние слова вслух
-Да, так, - замялась магиня. - Он был у меня сегодня.
-Правда? - Патрик как будто даже не удивился, а в его голосе звучала так хорошо знакомая Ингрид горечь. - И что наш знаменитый маг, славный победитель чвыриков, гордость Университета и всего Магнолиума, забыл в нашей глуши?
-Приезжал по делу с друзьями, - Ингрид сделала строгое лицо. – И вообще, о проблемах клиентов я распространяться не имею права.
Пат не возражал, только чуть приподнял брови и скорчил серьезную мину. Магиня рассмеялась:
-Вообще-то забавная компания – люди, нелюди, кот… А еще я познакомилась с малиновым пыжиком. Ты не поверишь, с самым настоящим! Ее зовут Козявочка.
-И что вся эта компания с пыжиком и лысым котом у тебя делала?
-Ну, тут столько всего произошло… Погоди, - Инни нахмурилась, - а откуда ты знаешь, что кот был лысым?
Пат отвел глаза.
-Ну, - пробормотал он, - я тут проходил мимо… Видел, как ты прощалась с этими людьми. И Дана видел, и… и кота....
«И не решился подойти, - мысленно закончила за него Ингрид, – спрятался, подождал, пока я останусь одна. Куда же девалась твоя храбрость, огневик?»
Огонь был не только родной стихией Пата. Мэстрэя Ванда, любимая наставница Ингрид, как-то заметила, что Патрик всегда ведет себя так, будто пламя сжигает его изнутри. Если бы она увидела его теперь! Складывалось впечатление, что Пат просто перегорел.
Молодому магу Огня из провинции с первого курса прочили блестящее будущее. С давних времен лучшие выпускники Огненного факультета могли не беспокоиться о своей судьбе – республиканская армия встречала их с распростертыми объятиями, а оттуда можно было пробить в гвардию Тайного Совета. О лучшем и мечтать нельзя! Про жизнь гвардейцев среди студентов Магического Университета ходили разные слухи, однако слова «тяготы службы» там никогда не фигурировали.
Сама же Инни долгое время считала себя не слишком способной. Если бы ни мэстрэя Ванда, заставившая ее поверить в себя, Ингрид вряд ли смогла бы раскрыться. Однако судьба не предсказуема. Инни не только защитилась с отличием, но и сумела по окончании Университета продолжить занятия магической наукой, попутно зарабатывая на жизнь созданием фамильяров.
А вот у Пата в армии что-то не задалось. Что именно, он не рассказывал, а Инни не спрашивала. А не попавших в армию магов Огня ждало незавидное будущее – либо идти в пожарные, либо пытаться заработать с помощью других стихий. Однако пожарных рассылали по дальним лесным кордонам, где летом часто горели торфяники. А это для Пата было совершенно неприемлемо. Уроженец Пристенков, в душе он презирал не только свою деревеньку, но и вообще провинцию, страстно мечтая обосноваться именно в Магнолиуме. По этому поводу они с Ингрид еще в студенчестве вели жаркие споры.
Что же касается совмещения стихий, то на высоком уровне эта способность доступна лишь единицам, и то после многолетних тренировок. Однако Патрик решил пойти именно этим путем. Ведь все преподаватели Университета постоянно твердили об огромном потенциале, которым он обладал. Поэтому Пат остался в столице и начал тренироваться. Сперва он замахнулся на воду – попытался вызвать дождь по заказу. У него даже получилась туча, которая облила новоявленного погодника с ног до головы, оставив сад заказчика абсолютно сухим. Сам Пат чуть не захлебнулся, после чего примерно неделю провалялся в постели, наотрез отказался от экспериментов с водой и с тех пор называл воду «проклятой стихией».
Выздоровев, он принялся осваивать телепорты. Ингрид пыталась отговорить его от этой затеи, предлагала познакомить с мэстрэ Даном, чтобы тот научил его работать с воздухом, однако Пат отмахивался от всех ее советов. Кончилось все неожиданно. Телепорт у Пата получился, но только в один конец. Вернувшись, Патрик наложил вето не только на занятия воздушной магией, но и на разговоры о своих приключениях. Ингрид согласилась и не стала расспрашивать.
Однако на встрече выпускников Университета Пат с горя напился так, что воздушник Рене – главный сплетник их потока – без труда выведал все подробности. Оказывается, вместо того чтобы попасть в трактир «Ягненок и бочка», куда Пат настроил свой телепорт, незадачливого мага занесло в глухой лес, где на него напали… даже не волки, а какие-то одичавшие собаки. Патрик, теряя силы от переутомления, с трудом оборонялся огненными шарами, но одна из шавок ухитрилась тяпнуть его прямо за задницу, не только порвав штаны, но и оставив отметины.
После таких неудач у Патрика был единственный путь – вернуться из Магнолиума домой. Однако первой столицу покинула именно Ингрид. Когда мэстрэе понадобился тихий уголок, где она могла бы заниматься своими экспериментами, не привлекая внимания властей, именно родина Пата стала для нее идеальным убежищем. Патрик считал, что она хоронит себя в этой глуши, но всячески помогал ей: подыскал подходящий дом, помог переехать и обустроиться.
А вскоре и сам Пат вернулся домой, «поджав хвост», как выразилась Лола. Он поселился на своем родном хуторе близ деревни Выселки, где коротал дни его отец – странный нелюдимый тип, которого Ингрид за все годы дружбы с Патом видела всего один раз, и то мельком. Патрик перебивался случайными заработками, какими-то бытовыми заклинаниями и, насколько знала Инни, не процветал.
-О чем задумались, мэстрэя? – громкий голос Лолы оторвал Инни от воспоминаний. Экономка вынесла на веранду поднос с чаем и огромной тарелкой с бутербродами. – Мечтает, а гость сидит, скучает, хоть бы возразил.
-А я не возражаю, - тихо пробормотал Патрик и взял поднос из рук Лолы. – Нет-нет, не надо нам накрывать стол в саду. Мы спокойно посидим здесь, - и он поставил поднос на старый табурет, - без особых удобств, так, по-студенчески…
-По-студенчески, - проворчала Лолита, - помню я это ваше студенчество. Шмысь знает, чем вы тогда питались! – И бормоча под нос что-то о «неразумной молодежи», экономка вернулась на кухню.
Ингрид внимательно оглядела Пата.
-Что случилось? – гость поднял голову, и в его глазах мелькнул какой-то тусклый огонек. – Читаешь мои мысли? – он поджал губы. – Так вот он я, как на ладони.
-Перестань говорить глупости, - нахмурилась мэстрэя. – Ты же знаешь, работа – работой, но лезть без спросу в душу друзей я не буду. Так можно и друзей потерять. Хотя я и так вижу, что с тобой не все в порядке.
-А что тут может быть в порядке, - проворчал Пат, жадно вгрызаясь в очередной бутерброд, - когда живешь у шмыся на куличках?
-Ну, - пожала плечами Ингрид, - я же тут живу.
-Ты – особый случай, - возразил маг, - ты – не одна.
-Да, - Ингрид почувствовала, что разговор принимает уже знакомый и не слишком приятный оборот, - со мной в доме живут моя старая няня и мой ассистент.
-Инни, послушай меня, - Пат перестал жевать и пристально посмотрел ей в глаза. - Я не лезу ни в чью личную жизнь. Однако Робин, даже если он всего лишь ассистент, - твой единомышленник и готов поддержать тебя во всем. Что же касается лэри Лолиты, то она любит тебя как родную дочь. Разве не так?
Мэстрэя кивнула.
-А теперь представь моего папашу, - скривился Пат. – Хотя… лучше не надо, аппетит тут же портится. Мы с ним – чужие люди, живем в этой глуши только потому, что иного выбора у нас нет, как два чвырика в одном болоте. И ненавидим и друг друга, и эту жизнь. Пока не придет какой-нибудь победитель чвыриков (вроде мэстрэ Дана) и не оставит от нас с папашей мокрого места.
-Прекрати, - Ингрид смерила его строгим взглядом.
-Да, ты права, извини, - стушевался гость, - я немного расклеился. Просто, ты же понимаешь...
-Я все понимаю, Пат, но это – не повод опускать руки. Ты способен на многое.
-Ага, то же самое мне говорили в Университете, и что из того? – горько пробурчал маг. - Да любой столичный франтик благодаря папенькиному кошельку с золотыми с самого детства живет припеваючи, как у Санта-Болты за пазухой, и поплевывает свысока на окружающих, вне зависимости от их «способностей». Можно подумать, что тебе такие не встречались? Все эти маги из древних родов да имперские олигархи…
-Не надо обобщать, - улыбнулась мэстрэя.
-Почему это – не надо? – завелся Пат. – Вот скажи, встретился ли тебе в последнее время хоть один олигарх, которым двигало бы что-то, кроме жажды наживы?
-Ну, во-первых, - начала Ингрид, - у нас в Республике вообще олигархи встречаются крайне редко. Высшее общество Империи не склонно к вояжам. А уж в Пристенки – и подавно.
-Угу, - с иронией пробормотал Патрик.
-А во-вторых, - продолжила магиня, и тут же невольно представила себе жесткий взгляд и ироничную улыбку одного ее нового знакомого, - ты не поверишь, но не далее как вчера мне встретился олигарх, который ради памяти о прошлом совершил множество необдуманных поступков, забыв о выгоде и расчете. Так что, не все в жизни определяется толщиной кошелька.
-Знаешь, я об этом что-то слышал, только вот поверить не могу, - поджал губы Пат, а его глаза как-то странно забегали. - Жизнь, зараза, подсовывает другие примеры.
-Ну, меня тоже жизнь не балует, только мой стакан – наполовину полный.
-А мой, хочешь сказать, наполовину пустой? – с усилием выдохнул маг.
-Я, конечно, не Санта-Болта, - грустно улыбнулась мэстрэя, - и не создавала этот мир. Но я верю, что на пути у каждого человека отмерено и плохое, и хорошее. Нужно только уметь пережидать одно и ценить второе, вот и все.
Пат некоторое время молчал, опустив голову, но встретившись со спокойным взглядом Ингрид, казалось, воспрянул духом.
-Ты знаешь, - негромко произнес он, - я даже немного завидую. Тебе достался удивительный дар – одним усилием мысли ты можешь исправить не только жизнь животного или человека, но и свою собственную. А мой Огонь способен только уничтожать. В первую очередь – меня самого.
-Что бы ты ни говорил, - нахмурилась Инни, - но не существует плохих стихий. Разве твое умение выставлять огненную стену не остановило пожар в Выселках? Вспомни, как тебя благодарили.
-Ага, - махнул головой маг, - но я бы и пальцем не пошевелил, если бы не рассчитывал на вознаграждение от старосты. И заметь, после того случая все осталось по-прежнему. Как звали меня в окрестностях неудачником, так и продолжают звать. Люди видят то, что хотят видеть, и я ничего изменить не в силах. Это можешь только ты. Помнишь праздник Зимнего Солнцестояния? С приворотами…
Теперь настала очередь мэстрэи опустить голову. Действительно, на третьем курсе она втайне от наставницы создала несколько артефактов с эффектом приворота. Ее изобретения были добровольно испытаны однокурсниками на пирушке в честь окончания зимней сессии. После этого всей компании вплоть до начала учебы стало просто невыносимо даже смотреть друг другу в глаза, вспоминая, что они творили несколько дней подряд. Да и самой Инни было что забыть. Мэстрэя Ванда, узнав об этом эксперименте, долго смеялась, после чего загрузила свою подопечную заданиями повышенной сложности.
-Послушай, - заволновалась Ингрид, - при чем тут привороты? С их помощью тебе не удастся изменить отношение местных жителей.
-Ну, не всех, - как-то неуверенно протянул Пат, - а хотя бы одного.
-Ты имеешь в виду кого-то конкретно?
Маг опустил глаза.
-Но ты же взрослый человек, ты же понимаешь, что приворот – это не любовь, это лишь иллюзия. Когда его действие окончится…
-Инни, я все знаю, - сжал губы маг. – И я не сразу решился на этот шаг. Поверь, я не воспользуюсь приворотом ради… Мне бы только обратить на себя внимание. У меня нет иного выхода, просто нет. Только ты можешь мне помочь.
В желтоватых глазах было столько боли и, почему-то, страха, что мэстрэя не выдержала.
-У меня осталась одна булавка, - неуверенно пробормотала она. – На память о том дне.
-Пожалуйста, - пробормотал Пат.
Шкатулка с дорогими вещами стояла на тумбочке в спальне. Инни несколько минут перебирала разные безделушки и связанные с ними воспоминания, но, наконец, решилась, осторожно взяла булавку, упакованную в специальный футляр, и вышла на веранду. Пат терпеливо ждал.
-Вот, возьми. Но ее срок действия…
-Да я помню, помню, - махнул рукой Пат, пряча футляр, - мне бы только выиграть время, а там все разрешится само. Я надеюсь… - и на его лице снова появилась эта неуверенная улыбка.

***
Когда Робин наконец-то вынырнул из лаборатории, Инни в одиночестве сидела на веранде.
-А мэстрэ Патрик уже ушел? Какая жалость! - неискренне произнес ученый.
-Ушел, - подтвердила Ингрид, - но, в отличие от тебя, не проявляя неприязни. Скажи, что ты имеешь против него?
-Если судить с научной точки зрения, - занудным голосом произнес Робин, - то моя теория о характере и образе жизни мэстрэ Патрика Лоувела не имеет доказательств. Увы! Я просто тебя прошу быть с ним поосторожнее. Особенно в свете последних новостей.
-О чем ты? - вскинула голову мэстрэя. – Ты же знаешь, что Патрик – мой старый друг, он столько раз помогал мне. И с переездом, и … Неужели ты… - она хотела сказать «ревнуешь», но сумела сдержаться.
-Я имею в виду, - спокойно ответил Робин, - что некий маг Огня, возможно, родом из Пристенков, совершил противоправное действие на территории Империи, а именно – сжег загородный дом семейства Хайд. Жаль, что мы не разглядели в линзе лицо негодяя.
-Нет… - задохнулась Инни. – Я не верю… И потом, Лэм только предположил, что маг – родом из Пристенков.
-А если он прав, то кандидатур, увы, не так уж и много. И первым в списке оказывается именно вольный художник, нуждающийся в деньгах…
-Но Пат не владеет заклинанием негасимого огня! – продолжала возражать магиня.
-Откуда ты знаешь? – парировал Робин. – Ты редко видишься с ним. Он мог овладеть этим заклинанием уже после Университета и не сообщить тебе о своих успехах. Случайно. Или не случайно. И еще. Я не хотел тебе этого говорить, но… Твой друг Патрик всегда жалуется, что вынужден прозябать здесь, так? Да. И при этом именно он через каких-то своих знакомых организовал тебе поставку такого редкого и ценного сырья, как арр, так? Так почему же его столь влиятельные знакомые не смогли устроить его на службу в столицу? Или он зачем-то нужен здесь, в Пристенках?
Ингрид опустила руки.
-Послушай, - мягко произнес Робин, - я не утверждаю, что это – он. Более того, я был бы очень рад, если бы я оказался не прав, а все мои подозрения попали бы шмысю под хвост. Лишь бы только ты не расстраивалась. Пожалуйста…
Он обнял ее за плечи, тягостные мысли неохотно поползли прочь, а их сменило ощущение теплоты и защищенности. Но где-то в глубине засел червячок сомнения, беспрерывно бормочущий: «Неужели? … Нет! Не верю…»
«Да что я с собственными мыслями справиться не могу?! - рассердилась Ингрид. - Псионик, тоже мне... Хватит! Я обязательно выясню правду! Но не сейчас же…»

0

169

совместно с Дракошей

- Вот тут мы и устроим привал, - проговорила Тай, скидывая на землю сумку. - Очень хорошее место. Рядом есть небольшое озеро, можно будет искупаться. Но, Алиса, учти - никаких существ, кроме рыбы и лягв обыкновенных, в нем не живет.
Как бы в подтверждение ее слов, одна из лягв, видимо, примадонна, разразилась сольной партией, а следом за ней вступил и весь хор.
Правильная овальная форма поляны и густой кустарник, отделяющий ее от остального леса, наводил на мысли о некоем маге, возжелавшем уединенного отдыха вдали от людей. А основательное, построенное из серых камней кострище, придавало поляне совсем обжитый вид.
Под руководством Тай стоянку организовали быстро, и теперь все с нетерпением принюхивались к тому, что булькало в котелке.
- Вкусно пахнет, - проговорила Астра, усаживаясь у костра и вытягивая уставшие ноги.
- Готово, - наконец-то объявила проводница, и вся компания дружно застучала ложками.
- Лика, - обратился Дан к подопечной, допивая предложенный на десерт ягодный отвар, - я сегодня переночую в горах, силы надо восстанавливать, а ты присмотри за Тусиком. На всякий случай. Хотя Инни сказала, что он проснется не раньше завтрашнего дня, а я вернусь рано. Тай, здесь достаточно безопасное место? Вас можно оставить без защитного купола?
- Никого опаснее кусунов тут не водится, - усмехнулась проводница, - а против этих кровопийц у меня хорошая травка припасена. Намазаться, и ни один ближе, чем на метр, не подлетит.
- Тогда - до завтра, - махнул рукой Дан и скрылся среди кустов.
Козявочка, не теряя времени, подобралась поближе к Тусику и уселась рядом, продолжая охранять его покой.

Дан отошел от костра, попытался сосредоточиться на создании телепорта, но голоса, доносящиеся из-за кустов, отвлекали. Он невольно прислушивался, пытаясь угадать, чем занимаются друзья, и тянул время…
Поймав себя на размышлениях о том, почему у Алисы было такое восторженное выражение глаз, Дан негромко выругался. Можно подумать, он уходит на пару лет! Когда эта странная компания стала занимать так много места в его жизни? Как он умудрился так влипнуть? Что будет через несколько дней, когда придет пора расставаться? А ведь придется.
Маг вздохнул, зажмурился, тщательно собирая силы, по крохам накопленные за время путешествия по лесу, и через мгновение оказался на своей горе.
Здесь, на Лее, как всегда, царили покой и снежное безмолвие. Дан раскинул руки и всей кожей почувствовал, как, слегка покалывая, родная стихия устремилась к нему, наполняя силой и радостью. Тело казалось невесомым, казалось – еще немного, еще капельку – и он взлетит. Просто поднимется следом за порывами ветра, чтобы застыть в воздухе так же безмятежно и спокойно, как облака, что парят над вершинами гор. От переизбытка энергии немного кружилась голова. Или она шла кругом от разреженного горного воздуха? Дан открыл глаза, осторожно шагнул в сторону своей пещерки, качнулся и чуть не упал. Усмехнулся над собой, сделал несколько дыхательных упражнений, из тех, которым учат детей в первые дни пребывания в магической школе, и уже уверенно зашагал к привычному укрытию.
Там, внутри, все осталось нетронутым со времени его последнего посещения. Немного заготовленных дров, совсем немного. Шмысь подери, ведь из лесу телепортировался, надо было захватить валежника. Котелок с водой, превратившейся в лед, еловые ветки, на которых они с Кактусом ночевали в последний раз. Дан разжег костер, поставил котелок, и замер, глядя в огонь…
Как там малыш? Инни сказала, что он проснется через сутки, а то и через двое. И, конечно, ничто в такой компании малышу не угрожает, но сердце все равно не на месте. Ничего не должно случиться, Дан сто раз осмотрел округу, и Ингрид уверяла, что никого страшнее мехоежика им по дороге не встретится. Да и не одни ребятишки в лесу: наверняка и револьвер у Лэма с собой, и Лика научилась магию свою не бояться, а использовать, и Тай настороже, а она любого нападающего остановит и не просто остановит… Но ведь стрелял же какой-то мерзавец в Клису, и где-то пропал ее отец, и не зря Клуш предупреждал, что нехорошее что-то происходит рядом…
Дан оторвал взгляд от огня, вышел из пещеры, и, глядя на заснеженные вершины, начал глубоко дышать.
Когда он успел так привыкнуть, что стал зависимым? Он же научился прекрасно обходиться без самых близких, рассчитывая только на себя. Сколько пройдено дорог в одиночку. Сам понимал, что маг, лишенный своей силы, ничем не поможет в случае беды. Самое важное - восстановиться, залечить эту дурацкую пустоту, которая, словно порез, возникла где-то внутри после удара амулета. Никакие лекарства Инни не вылечат так, как родная стихия. Но все доводы рассудка разбивались об это беспокойство, которое не давало сосредоточиться, мешало принять дар горы.
И ужасно не хватало болтливого спутника.
Разозленный Дан вернулся в пещеру, потушил огонь, улегся на спину на еловые ветки и привычно, как учили всю жизнь, ввел себя в магический транс. Просто отключил все эмоции, сознание, даже рефлексы. Открытым оставался лишь один канал, по которому, заполняя, исцеляя и даря силу, устремилась энергия.
Но где-то на периферии сознания, словно прильнувший к боку приблудный котенок, затаилось воспоминание об испуганных глазах Алисы, умоляющем о помощи взгляде Клисы и настороженном - Астры. Там, глубоко в памяти, прочно сияла улыбка Тай, победный восторг поверившей в свои силы Лики, гордость Ингрид, демонстрировавшей свои наработки, удивление Верта, ехидство Лэма, стеснительность малинового пыжика и недовольное ворчание Кактуса.
И Дан почему-то был уверен, что если вдруг им понадобится помощь, он услышит, почувствует, даже в магическом анабиозе.

0

170

На поляну быстро спустилась ночь. Уставшие за день, все быстро расползлись по лежанкам и заснули под звучные серенады кусунов, которые жужжать жужжали, но, как и обещала Тай, ближе, чем на метр не подлетали.
«Наверное, им очень обидно, - подумала Алиса, - вот он, ужин, рядом, а не съешь».
Девушка вспомнила, как в детстве хотелось добыть конфету из вазы, которую нянюшка прятала от нее на высокой полке, куда маленькая Алиса никак не могла добраться.
Демонесса лежала, честно закрыв глаза, и с нетерпением ждала команды Лики. Наконец та осторожно тронула девочку за плечо, прошептала: «Пора!» и потащила куда-то через кусты.
Идти пришлось в полной темноте. Алиса цеплялась за руку Лики и думала: «Ну, неужели нельзя было хоть какой-то огонек волшебный зажечь? Тоже мне, магичка. Вот сейчас как грохнусь, и накрылся мой ульф. Или ногу сломаю, нужна я ему тогда. А еще эти кусты противные, тут, точно, что-нибудь ползучее водится. Брррр!» Девушка уже собралась возмутиться, как кусты закончились, и они остановились на небольшой полянке у самой кромки воды.
Полянка была самая обычная, никаких таинственных знаков или жертвенных алтарей, как ожидала Алиса, на ней не было. В тусклом свете луны девушка разглядела лишь небольшую тряпицу, на которой были аккуратно разложены хлеб и кусочки вкусно пахнущего окорока.
- А это что, - неуверенно спросила Алиса, - мне есть?
- Ты что, за ужином не наелась? Это ульфу. Как знак твоих добрых намерений.
- Что, ульф на запах окорока придет?
Лика насмешливо фыркнула:
- Ульф придет на заклинание, которое ты скажешь. Зря я его тебе дала, что ли?
- Я? Я же не магичка ни капельки. Да у меня ничего не получится.
- Хочешь, я вызову? Но тогда он будет моим гостем и… - тут Лика сделала многозначительную паузу.
-Я прочту, - насупилась демонесса, - но если... - тут она испуганно вздрогнула. – Лика, там кто-то есть в кустах. Я боюсь.
- Да нет там никого - сказала Лика, а про себя добавила: «…кроме двух обормотов, которых просили притвориться шмысями и не шуршать».
Алиса, все еще недоверчиво посматривая на кусты, достала смятую и замусоленную бумажку.
-Ты что, не выучила? Свет зажигать нельзя!
-Выучила я твое дурацкое заклинание, - огрызнулась Алиса, - это так, на всякий случай.
И она забубнила:
«Сегодня будет темно,
И он улыбнётся мне.
Всё, к чему я прикасаюсь руками, -
Совсем не так.
Сегодня будет огонь,
А я огня не боюсь!
Всё, к чему я прикасаюсь губами,
Хранит твой вкус:
И это небо,
И эти звёзды,
И эта нежность,
И этот ёжик
Наяву.»*
Алиса на секунду запнулась, но спохватилась и принялась читать дальше:
«Суженый мой, ряженый, мне судьбой предсказанный,
Без тебя мне белый свет не мил.
Суженый мой, суженый, голос твой простуженный
Сердце навсегда приворожил.»**
Последние строчки девушка выпалила на одном дыхании, остановилась и огляделась по сторонам. Ничего.
- Ты что думаешь, на этот бубнеж кто-то откликнется? – с иронией заметила Лика. - Надо с чувством, расстановкой и придыханием. Не тараканов из дома изгоняешь. Попробуй еще раз.
- Не работает, - расстроилась Алиса. - Я так и знала, что...
Тут в кустах что-то зашуршало и, прежде чем демонесса успела завизжать, приятный голос произнес:
- Ну, хоть бы свечу какую организовали. Не хватало еще себе ногу сломать. Или ухо, - немного подумав, добавил он.
И из кустов высунулась лохматая голова. Лица Алиса толком не разглядела, но уши! О, эти уши! Их ни с чем нельзя спутать.
- Ульф, - восторженно пискнула девочка, мгновенно повеснув на шее у долгожданного гостя и душевно чмокнула сказочное чудо. Ничего предосудительного не предполагалось, Алиса была воспитанной девочкой и целилась в щеку, но было так темно. Ушастый сначала как-то смутился, а потом, видно, решил, что это такой приветственный ритуал, и невежливо будет отказываться. А в кустах кто-то сердито зашипел о наглых ульфах.
Демонессе страшно хотелось расспросить гостя о его мире, о чудесах, но тут случился страшный конфуз - не удержавшись от соблазна, Алиса схватила пришельца за ухо… И, о ужас, оно осталось у нее в руках!
Ульф как-то сконфужено ойкнул и схватился за то место, где оно когда-то росло.
- Ах, - с ужасом выдохнула девочка, - какой ужас, я не хотела. Вам, наверное, очень больно?! - Алиса что-то лепетала и мяла несчастное ухо в ладошке. - Мне так жаль…
Тут она замолчала и с подозрением принялась разглядывать свой трофей, затем понюхала и осторожно попробовала. Ухо обладало приятным травяным вкусом и немного хрустело на зубах.
- Так, - сердито протянула Алиса и решительно повернулась в сторону самозванца. - Ульф, говоришь? Да я тебе сейчас еще чего оторву, чтобы на подлинность проверить!
Олаф, заслышав в голосе демонессы рычащие звуки, решил не дожидаться, пока ему оторвут для экспертизы что-нибудь жизненно-важное, развернулся и скрылся в кустах.
- Лика, так это твои шуточки? – обернулась Алиса, но на полянке она была уже одна. Пошарив для надежности по кустам, девочка вернулась на стоянку и обнаружила всю компанию сладко спящей у костра.
В горле комом стояла обида. Алиса шмыгнула носом и устроилась на своей лежанке. Соскучившийся по хозяйке Чуд громко замурлыкал, прижался под бок, и девочка сама не заметила, как уснула.

-----
*(с) «Ночные снайперы»
** (с) И. Аллегрова

0

171

Совместно с Люксорией и Дракошей

Скучающий солнечный лучик забрался на спину девочки, прогулялся по рыжим волосам и шкодливо пощекотал по кончику носа. Алиса смешно наморщилась и попыталась спрятаться от озорника под одеялом, но и там ей спастись не удалось. Чуд, который всю ночь грел и охранял хозяйку, именно в этот момент решил, что пора вставать. Не подозревающая о коварных планах собственного кота девочка зарылась глубже под одеяло, где и столкнулась нос к носу с усатой кошачьей мордой. А тут еще над самым ухом защебетала какая-то ранняя птаха, и Алиса открыла глаза, пытаясь рассмотреть певунью.
- Доброе утро, засоня, - кивнула Тай, заметив, что девочка проснулась, - ты последняя.
Алиса улыбнулась, но тут ее взгляд наткнулся на Лику, и улыбка погасла. Алиса насупилась и молча стала собирать вещи.
«Ну какая же я дура, - грустно думала она, – ну, почему я опять попалась на эту удочку? Мало мне было истории в поезде. Сколько раз говорили – в книжках пишут сказки… Дан же сказал, что нет никаких ульфов. И чего мне вдруг вздумалось поверить этой, - тут Алиса прервала свой монолог, пытаясь найти точное определение Лики, - плутовке. Не зря их так называют. Плуты и обманщики. А этот… - Алиса сердито глянула на Олафа. - Руки распустил. Весь такой хороший, другом притворялся, а сам туда же. Поцелуев ему захотелось. Вот гад двухцветный. А я... А я - дура, развесила уши. Ну почему я ничего не знаю, могла - так ушла бы от них?!» И девочка чуть не разрыдалась.
- Алиса - тихий голос Лики отвлек ее от грустных мыслей.
- Чего тебе? Еще какую шутку придумала?
- Прости, я не хотела, чтобы вот так получилось. Я думала, ты догадалась и просто нам подыгрываешь, а потом уже поздно было объяснять. Я... Мы не хотели тебя обидеть. Думали, просто подурачиться. Прости.
Алиса подозрительно посмотрела на Лику из-под лохматой челки, пытаясь решить для себя, а не издевается ли она и в этот раз, но в глазах магички не было даже намека на насмешку.
Алиса вздохнула и улыбнулась:
- Только обещай мне, что больше никогда так надо мной шутить не будешь.
- Обещаю
И девочки обнялись
- Алиса!
Олаф протягивал ей широкий лист, на котором темнела горка ягод. И только девушка хотела сказать что-то сердитое, как до неё донесся дивный запах. Рот тут же наполнился слюной, а рука, казалось, сама потянулась к листу. Ягоды были не просто вкусными, а удивительными. Они напоминали сразу и малину, и клубнику, и странный экзотических фрукт васнас, который однажды привез ей отец. Одна ягодка, вторая, третья. Алиса ничего не могла с собой поделать, настолько вкусным было угощение.
- Ты, того, - начал Олаф. - Не сердись на меня, на нас. Мы просто пошутили!
- Што ето? - невнятно, поскольку рот был забит ягодами, спросила Алиса.
- Невестина ягода, - ответила за Олафа Тай. - Ай, молодец! И где отыскал только?! Я видела пару кустов по дороге, но пустые.
- Невестина ягода? - подозрительно глядя на мальчика, повторила Алиса.
- Да. Это такая редкость! Я про неё только читала, а видеть и пробовать не пришлось, - подтвердила Лика и, протянув руку к листу, спросила. - Можно?
- Ой, конечно! - Алиса выхватила из рук Олафа лист и протянула Лике оставшиеся три ягоды.
-М-м-м, вкуснотища какая! - Лика от удовольствия аж зажмурилась. - Про эту ягоду я читала, её называют ягодой невесты Лесного хозяина и говорят, что она добавляет женщинам красоты, а мужчинам силы.
- Вот не знал! - Олаф почесал макушку и продолжил. - У нас её называют мирилкой. Ежели кто поругается, и не знает, как помириться — идут в лес и набирают ягод...
Он помолчал и добавил.
- После такой вкуснотени ругаться не захочется. Вот потому и прозвали мирилкой. А про красоту, - он лукаво взглянул на Алису и, сдерживая улыбку, добавил: - может, она и добавляет красоты тем, кому не хватает, а кто сам красивый — тем просто вкусно!
Лика засмеялась.
- И где ты столько нашел? - поинтересовалась Алиса. - Уж если Тай только пустые кусты видела...
- Там! - Олаф махнул рукой в сторону толстых деревьев. - Я сам, может, и не заметил бы, да сурки подсказали.
- Какие сурки? - вдруг насторожилась Лика.
- Да здоровые такие, в ошейниках. Я сам удивился, мы их с Алисой в саду у Ингрид видели. Помнишь?
Алиса кивнула головой.
- В ошейниках? - переспросила Лика.
- Ну да. Два здоровых зверика, отощавшие, правда, по летней поре они обычно толще бывают. И в ошейниках, а на одном еще и амулет какой-то болтается, и светятся, как ты...
Но Лика, задумавшись, не услышала окончания фразы. Она развернулась и отошла. Ребята остались одни.
- Алисонька, ты не сердишься? - робко спросил Олаф.
Алиса посмотрела на него внимательно, прислушалась к себе и поняла — нет, она не сердится. Она весело помотала головой и улыбнулась Олафу.
- Уффф! Как я рад! Ведь не хотел тебя обидеть.
- Да, а целоваться-то полез! - Алиса шутливо дернула парня за черную прядку и направилась к Лике.
- И не жалею! - едва слышно пробормотал ей вслед Олаф.
- Тоже мне, герой-любовник нашелся! – хмыкнула Астра, наблюдавшая эту сцену со стороны.
Олаф слегка покраснел, но тут же нахмурился и раздраженно буркнул:
- Чего ты цепляешься-то? Это вообще твоя идея была!
- Моя, - подтвердила Астра, весело фыркнув. – И я не собираюсь о ней жалеть. К тому же, тебе тоже не с чего быть недовольным.
Олаф снова покраснел, на этот раз немного ярче, и уже собрался что-то ответить, но его неожиданно перебили. Подошедшая к ним поближе Тай положила руку парню на плечо и с усмешкой спросила:
- Девочка, так это ты тут всех подбиваешь на разные хулиганства?
- Это не хулиганство, а воспитание! – как ни в чем не бывало ответила Астра. – Доморощенным восторженным дурочкам иногда полезно показать, как опасно быть слишком доверчивыми. Балы, частные учителя или пансионы с тепличными условиями напрочь выбивают из головы инстинкт самосохранения.
Тай прищурилась, разглядывая Астру с внезапным интересом, затем развернула Олафа и легонько подтолкнула его в сторону весело перешептывающихся Алисы и Лики. Парнишка обиженно шмыгнул носом, но спорить с проводницей не стал и послушно оставил их с Астрой вдвоем.
- А скажи мне, девочка, откуда ты столько знаешь о балах, пансионах и тепличных условиях? – тихо спросила Тай.
- Ничего я не знаю! – надулась Астра, став почему-то похожей на взъерошенного воробья. – Откуда бы мне об этом знать? Но вот о том, какие подножки умеет ставить жизнь, я знаю отлично. И как бывает больно - тоже. Так что, парочка прививок от наивности Алисе не помешает... Да и Верту тоже.
Тай все еще рассматривала воровку со смесью любопытства и задумчивости, но продолжать расспросы не стала. Вместо этого она неожиданно предложила:
- А ты не хочешь рассказать Алисе о смысле твоего урока? Она уже обжигалась, так что, должна понять.
- Не поймет, - как-то грустно покачала головой Астра. – Если обжигалась, но все равно купилась на бредовые сказки Лики, значит, случай безнадежный. Остается надеяться, что жизнь будет ее бить не слишком больно, или рядом окажется кто-то, кто поддержит и поможет.
- Может, это будешь ты? – подмигнула Тай.
- Вот еще! – девушка независимо вздернула подбородок. – Я никому в няньки не нанималась!
Проводница заливисто рассмеялась ей в ответ.

0

172

Совместно с Еленой и Морисом

Верт сидел в стороне и смотрел на Астру с удивлением. Заметив этот взгляд, Тай подмигнула парню и позвала всех завтракать – пока остальные спали, проводница успела наловить рыбы и запечь ее в песке под костром. Именно в этот момент с порывом ледяного ветра появился Дан, от него тянуло морозной, ясной силой. Рыба закончилась очень быстро, и маленький отряд отправился в путь.
Бэмц появился как-то неожиданно, казалось, что только минуту назад тропинка бежала среди лесной чащи, а вот уже и улица началась. Со двора таверны доносился дружный стук молотков. На месте героически погибшего курятника красовалась открытая беседка, увитая цветами, явно выращенными мэстрэ Хургом по его ускоренной методике. Столы разделялись легкими, невысокими перегородками. За одним из столиков сидела почтенного вида лэри и кормила ребенка фруктовым пирогом.
- Ух, ты!
- Вот это да!
- Всего за два дня…
- Ну, курятник снесли вообще за пару минут.
- Наконец-то вы вернулись, - навстречу им вышла Хизер. – Я уже волноваться начала. Все в порядке? - она вопросительно посмотрела на Дана.
- Со мной уже полный порядок, а с Тусиком скоро будет, - он показал спящего хомяка.- Мэстрэя Ингрид уверена. А вы тоже времени зря не теряли. Такую беседку построили!
- Да, и оказалось, что желающих пообедать на воздухе полным-полно, – Хизер довольно улыбнулась. - Тем более гостей уже много, а к ярмарке и вовсе свободных мест не будет. Да и курятник уже достраивают новый. Вот, сегодня обещали закончить.
- Мы бы тоже не прочь пообедать в новой беседке, - влезла Алиса. - Там такие красивые цветочки! Только сначала вымыться бы. Тай, разреши?

Однако проводница, уловив в словах хозяйки таверны довольно ясный намек, первым делом принялась разбираться, где кого разместить. Верт было заикнулся, что его можно поселить в одной комнате с Астрой, но Хизер так посмотрела, что он стал пунцовым и сразу замолчал. После этого конфуза Лэму удалось убедить паренька, что ему крайне необходим компаньон, чтобы его снова не ограбили, а расходы на комнату они потом поделят. Верт согласился и тут же куда-то убежал.
Астру решили пока оставить у Тай, а вот Алисе пришлось перебраться к Лике, причем наследница древнего магического рода была совершенно не против. Пока все мылись (при этом Тай так и не поняла, как оказалась последней в очереди в собственную ванную), обедали, переезжали – незаметно прошел день.

Тем временем Верт бродил по городу в поисках заработка. С самого своего полета он ел либо то, что давал лес, либо чем угощали друзья. Но возвращение в таверну предполагало плату за еду и за постой, даже у добрейшей лэри Хизер, а тем более теперь, в преддверии ярмарки. Это Кли и Алиса могут жить в пристройке Тай, а он взрослый мужчина и будет честно платить за себя и подругу. Да, именно так. Даже если Астра будет возмущаться, что она сама в состоянии о себе позаботиться. Ну, чем она сейчас может заработать? Ни убирать, ни готовить, ни шить толком не умеет, а воровать она больше не будет. Потому что он так решил. Да и себя давно пора в порядок привести. Пока бродили по лесам, все было нормально, но, вернувшись в таверну, Верт увидел в большом зеркале свою заросшую физиономию и пришел в уныние. Неудивительно, что Астра так обалдела от его признания — еще бы, обрадуешься тут, когда в нежных чувствах тебе признается пугало огородное! Да еще и в затертых до дыр штанах и рубахе.
Словом, парню остро требовались деньги, и чтобы их раздобыть, он по привычке отправился искать местных гончаров - быть не может, чтобы накануне ярмарке не нашлось работы для еще одной пары рук. Верт вздохнул, вспомнив родную мастерскую. Такое событие важно для каждого ремесленника, на ярмарках денег сразу на полгода заработать можно, если конкурентов обойдешь. Так что товару надо наделать много, добротно, а главное, красиво.

- Эй, парень, - окликнул сзади грубоватый низкий голос, - потерял чего, али заблудился?
С порога гончарной, которую Верт искал битый час, на него смотрел невысокий коренастый мужик с огромными ручищами. Такой подкову в кулаке согнет и не заметит. Мастер-гончар.
«Вот он шанс, ну же, Терракот, назови себя, покажи что умеешь, и получишь работу, кров, и не только на сегодня — насовсем» - сердце Верта колотилось где-то под горлом, ладони вспотели. Но язык вдруг словно прилип, и заготовленная фраза застряла в горле. Работа и кров, насовсем.... Насовсем? Да зачем ему это «насовсем»?! Он даже рассмеялся. Кров, работа, деньги, уважение — все это у него уже было. Было! От этого он ушел, вернее, улетел. Так неужели он проделал весь путь лишь для того, чтобы вернуться к тем же горшкам?!
- Заблудился я, уважаемый, - улыбнулся парень. – А, может, знаешь, не надо ли кому дров наколоть, траву покосить или ступеньки поправить?

Вернулся парень к вечеру, потный, пыльный, уставший, но зато с полным кошельком меди на поясе и прекрасным настроением в придачу. Еще издали он заприметил у ворот две знакомые фигуры и ускорил шаг, желая поделиться с Тай и Клисой сегодняшними приключениями. Однако встревоженное выражение на лице снегуры и услышанный обрывок разговора отбили желание хвастаться.
- Кто куда, а я в околоток к позорникам, вдруг есть какие-то новости, может даже о твоем отце, - сказала Тай. - Пока меня нет, моя пристройка в твоем распоряжении.
- А что мне делать?
- Лучше всего, как следует отдохни, завтра же ярмарка, - улыбнулась проводница, уходя.
- Да кому она нужна, эта ярмарка! - бросила в сердцах снегура и пристально поглядела на Верта.
- Ну, я бы не прочь поглазеть, а может и прикупить чего, - смущенно улыбнулся парень, неверно истолковав ее взгляд. - А то поизносился совсем, да и девчонкам хочется подарков накупить, - добавил он совсем уж тихо.
Взгляд Клисы стал еще жестче. Она крепко ухватила Верта за руку и решительно поволокла его в пристройку Тай.
- Эй, ты чего? Я и тебе тоже хотел подарок купить!
- Да нужны мне твои подарки, как рыбе мех! - Кли закрыла дверь на задвижку, - давай, рассказывай, что вы все от меня скрываете.
- Да никто от тебя ничего не скрывает, просто сами еще толком ничего не понимаем. Я вообще думал, что Дан тебе все давно рассказал, - Верт потер запястье. Ну и хватка у девушки...
- Никто мне ничего не рассказал, иначе бы не спрашивала. Так что давай, приступай.
- Да пожалуйста, только... - он улыбнулся смущенно, - можно, я сначала помоюсь? Раз уж покои Тай полностью в твоем распоряжении.
- Ладно уж, - нехотя согласилась снегура, - только быстро.

-... И мы отправились в ... одно место, чтобы разузнать, кто это стреляет по нелюдям. Лэм, значит, пошел, Дан и я, а Астра нас вела, она это место хорошо знает, ну и вот...
- Да не тяни ты. Давай к делу сразу, что вы там узнали, - оборвала Клиса не в меру многословный рассказ.
- Ладно, слушай. Мы узнали, что ты была не единственной жертвой этого охотника. Был еще какой-то парень. Контрабандист. Работал на странных людей, с которыми никто не хотел связываться. Еще Астра говорила, что молодые богатые бездельники устроили себе в Пристенках какое-то жутко дорогое развлечение для щекотания нервов.
- Ты думаешь, эти молодые бездельники связаны с исчезновением отца? А тот тип с арбалетом?
- Я не знаю. Все может быть, - Верт присел рядом с Клисой и сказал, глядя в глаза: - Мы обязательно все выясним и отца твоего найдем. Обещаю. Ты нам доверяешь?
Клиса долго молчала.
- Я не знаю. А вам можно доверять?
- Это тебе решать. Мы все за тебя горой, ты нам за это время как родная стала. И обещаю, что здесь тебя никто не даст в обиду и не причинит зла.
- Спасибо, Верт. Но все же, говори за себя.
- Ну, уж за себя-то я могу поклясться, - улыбнулся парень. Клиса помедлила, но все же улыбнулась в ответ.
- Не надо, это лишнее. Тебе я доверяю. Мы же с тобой добычу разделили… - негромко пробормотала она.

0

173

СОВМЕСТНО С ЛЮКСОРИЕЙ

Тай шла по Бэмцу, на ходу кивая знакомым. В центре города вовсю шла подготовка к ярмарке. Посреди площади по приказу градоначальника уже устанавливался помост, на котором будут выступать лицедеи. Но сейчас было еще спокойно. Торгующий люд прибудет завтра рано утром, и Бэмц наполнится радостной суетой. Тай всегда любила предвкушение, ожидание праздника, и порой оно бывало намного приятней самого праздника.
Дойдя до ничем не примечательного здания позорной службы, проводница небрежно кивнула дежурному и беспрепятственно прошла внутрь. Коридоры были пустынны, но это было для позорников обычным делом. Работа у них не кабинетная, а все больше в лесу, на свежем воздухе. Правда, постреливают иногда, огненным шариком могут пришибить или учинить еще какую-нибудь мерзость, но кого волнуют такие мелочи?
Тай постучала в кабинет Клуша и, приняв невнятное взрыкивание за приглашение войти, открыла дверь. В кабинете кроме его хозяина наблюдались еще две личности явно купеческой внешности. Вежливо кивнув Тай, они выжидательно уставились на Клуша. Сам сотенный выглядел не лучшим образом – верхняя пуговица мундира непозволительно расстегнута, лицо побагровело, а плотно сжатые губы явно с трудом сдерживали мощный поток нецензурных выражений. Видимо, достали уже доброго Сванте съезжающиеся на ярмарку торговцы.
Клуш вздохнул и, даже не стараясь как-то смягчать выражения, объяснил настырным купцам, куда им следует пойти, по какой дороге и кого взять в попутчики, чтобы было не так скучно. Проводница ухмыльнулась. Сванте Клуш ругался редко, но выражения подбирал на удивление сочные и образные. Смысл сказанного сводился к тому, что позорник крайне занят, поэтому отвлекаться на решение проблем уважаемых лэров не намерен.
- Но мы специально приехали на день раньше! – торговец старался говорить спокойно, но явно горячился. - Мы за постоялый двор переплачиваем и за конюшню. И только для того, чтобы занять удобное место. Мы на нем уже три года торгуем. Оно счастливое!
- Лэр Клуш, ты зачем на купцов ругаешься? Раз люди приехали раньше, то пусть занимают нужное им место, - попробовала помочь Тай, - только за плату в полтора раза дороже обычной стоимости. Я думаю, что с городским головой на этот счет договориться будет не сложно. И казне города прибыль, и все довольны.
Оказалось, довольны не все.
- А почему это дороже? Всем остальным-то дешевле будет! - зажмотничали торговцы.
- Значит, за постоялый двор и конюшни уважаемым лэрам переплатить не жалко. И счастливое место получить хочется… А заплатить за него жмемся? – Тай насмешливо улыбнулась. – Тогда получите место, как все - по жребию!
- И вообще, - рявкнул Клуш для пущего эффекту, - не отнимайте у меня время попусту. Идите и договаривайтесь с градоначальником!
Когда за торговцами закрылась дверь, сотенный вздохнул и ухмыльнулся.
- Теперь я точно знаю, как ты управляешься со своим поместьем. Как ты их,- он кивнул на стулья для посетителей, - с платой за постоялый двор…
Тай уселась прямо на стол и довольно рассмеялась.
- Это же торгаши, а их деньгами уесть проще всего. А вот матом их не проймешь, они и не такое каждый день слышат. Кстати, чего это ты вдруг ярмаркой занимаешься? – удивилась проводница.- Вроде не позорной дружины дело.
- Да я не занимаюсь, - поскучнел Сванте. – Это просто наказание какое-то! Сверху пришла ориентировка, что по республике гуляет большая партия контрабандного имперского оружия и взрывчатки. Причем, как в страну попала, кто пропустил – об этом ориентировки упорно молчат. Чтобы наши начальники да не нашли козла отпущения? Уж как они любят слюной побрызгать да парочку погонов посрывать, это всем известно. А тут - тишина. Найдите контрабандную партию и точка. Странно это все.
- Действительно, странновато, - согласилась Тай. – А ярмарка-то тут причем?
- Да при всем! Начальство мое, самое что ни на есть высокое, велело всех ярмарочных торговцев перетрусить, вдруг кто из них из-под полы динамитом и револьверами приторговывает. Видала ты таких идиотов, которые партию оружия на ярмарке среди бубликов прячут? Знамо дело, нет в Бэмце этой партии, и не было никогда. Контрабандисты – народ умный и хитрый. И если рискнули везти такой крупный и серьезный груз, значит, не просто так везут, а конкретному заказчику. И уж на ярмарке его светить не станут. Осели уже где-то эти револьверы, поздно уже их искать. Разве что всплывут по какому-нибудь мокрому делу. Вот тогда еще можно будет на след выйти. Но нет, столичные умники все это напрочь понимать отказываются! Ты им вынь да положь эту партию в кратчайшие сроки. А мне, между прочим, к ярмарке надо посты усилить, на Ворота дополнительно ребят выделить, по дорогам патрули пустить! Где я им возьму людей, чтобы еще каждого торгаша трясти? И так пришлось в городе лишних два отряда оставить, - Клуш неожиданно прыснул в усы. – Ты бы видала, как парни передрались за право остаться в городе. Это ж вместо работы ходи себе между рядами, пряники да яблоки кушай. Прям отпуск, за который еще и деньги платят!
- Да уж, повезло ребятам! - Тай расхохоталась – Но твое начальство перемудрило. Никто в своем уме не станет даже пытаться продать партию оружия у тебя под носом. Так что пустая это затея…
- Вот-вот! – снова вздохнул Сванте. - А ты, кстати, зачем к нам? По делу или как?
- Вот не могу я просто так зайти узнать, как жизнь молодая? Да, по делу, конечно, - проводница стала серьезной. – За последние дни много чего произошло…
- Например, курятник весьма удачно снесли, - улыбнулся позорник и тоже посерьезнел. – А как там поживает этот ваш подозрительный демон…
- Да не подозрительный он! - отмахнулась Тай – Сванте, Лэм - порядочный человек. Чем-то на тебя похож. Хочешь сделать хорошо - сделай сам. Это не твой лозунг, случайно? И вообще, он - друг моего племянника, а тот называет своими друзьями только стоящих людей. К сорока годам научился разбираться... И вообще, я не по этому поводу пришла. Ты мне лучше скажи, твои парни не встречали в окрестностях Бэмца взрослого снегура? Или может, кто-то говорил, что видел?
- Нет, - Сванте ответил, не задумываясь. - Вот о твоей Клисе все судачат, это да. А еще одного снегура не было.
- Жаль, но все равно спасибо, - Тай на секунду задумалась. - Тогда еще одна просьба… только не смейся. Помнишь рыженькую такую девчушку, Алису. Ее в поезде какой-то гад обокрал. Так она больше всего расстроилась, что украли шарики для волос, вот такие как у меня, - Тай показала деревянный шарик на конце косички.- Только у нее они из полудрагоценных камней сделаны, и на каждом инициалы выгравированы: «АД». Все равно твои парни будут между рядами шляться в поисках контрабанды, так может, кто из них заметит пропажу?
- Я парням скажу, - согласился Клуш, - и вы сами посмотрите. Но если увидите, шум не поднимайте, а поищите кого из порядочников. Сколько такие шарики стоить могут? – и тихо присвистнул, услышав ответ.- Тут посмеешься! Такие деньги…
Уже прощаясь с Тай на крыльце, куда лично вышел проводить, сотник позорников вдруг хитро прищурился и шепнул:
- Ты бы никому про возраст племянника-то не говорила. В глаза врушей не назовут, но подумать могут.
- Сванте, ты выяснил обо мне все вплоть до количества денег на моем счету. И давно. Поэтому тебе я могу говорить, что пожелаю, - проводница смотрела очень серьезно.
- Ну… - Клуш слегка растерялся, он никак не думал, что Тай в курсе его расследования. - На счет количества денег на счету ты ошибаешься. Не узнал.
- О! Значит, моему банку можно доверять!
- Узнал, что много…- с явным удовольствием сообщил Сванте в спину уходящей проводнице.

0

174

Совместно с Попутчиком

Приличные малиновые пыжики живут в малине и не ночуют в гостевых комнатах таверны, но Козявочка уже махнула на себя лапкой. Нет, она, конечно, сбегала, проверила малину, спела ей песенку и даже пугнула какого-то наглого дрозда, клевавшего еще не успевшие толком созреть ягоды. Но, если честно, здоровье Тусика волновало ее ничуть не меньше, чем благополучие малины. Тяжело вздохнув, малышка решила, что не бывать ей приличным пыжиком, вернулась в комнату Дана и заняла свой пост возле постели болящего.
- Он скоро очнется? – с тревогой спросила она, когда маг, наконец, вернулся к себе.
- Я надеюсь, не раньше завтрашнего утра, - улыбнулся Дан, - и мы успеем выспаться. И еще… Ты, помнишь, рассказывала, что отец Клисы что-то зарыл у тебя в малиннике? Давай утречком сходим, посмотрим все-таки, что это такое? – и, заглянув в испуганные глазенки, успокаивающе погладил малышку по встрепанной голове и пообещал: – Мы быстренько, и если там что-то действительно опасное, даже не станем трогать. Но мне кажется, это тебя напугало все-таки охранное заклинание... А посмотреть надо – вдруг там что-то и, правда, важное, не зря же Красс не стал это отдавать своим похитителям.
Козявочка задумалась и согласно закивала.
- Мы прямо сейчас пойдем?
- Нет, уже темнеет, - Дан выглянул в окно и снова повернулся к Козявочке. – Ты ведь сегодня тут ночуешь?
-Ага, - закивала пыжик, - а то вдруг Тусик проснется, а меня нету.
- Это будет трагедия, - совершено серьезно кивнул маг. – Но пока он спит, давай и мы отдохнем. А утром я тебя разбужу, и отправимся в твой малинник…
…Козявочка, конечно, проснулась раньше, проверила, крепко ли спит Тусик, сбегала навестила малину, и, пригорюнившись, села у изголовья мага, на спинку кровати, ждать его пробуждения... Дан дышал глубоко и ровно, рядышком на кресле, в подушках, быстро посапывал Тусик, причмокивая во сне. Козявочка сложила лапки на коленях, осмотрелась, не принесла ли она землю в чистое жилище человеков, поболтала ножками, потом спрыгнула на пол и, еще раз оглянувшись на Тусика, выскользнула в коридор.
У комнаты напротив сидел Чуд. Увидев Козявочку, он недовольно фыркнул и толкнул лапой дверь. Та тихонько скрипнула, приоткрывшись, и Чуд одним прыжком оказался в кровати Алисы. С громким урчанием он стал топтаться по спящей хозяйке, и Алиса, что-то пробормотав во сне, сгребла его под одеяло. Козявочка хихикнула и пошла дальше.
По коридору пробежал сонный Олаф с кувшином в руке. От кувшина поднимался пар, и человек держал его осторожно, на вытянутых руках. Стукнув пару раз в дверь, он толкнул ее коленом и внес кувшин в комнату Лэма. Тот уже проснулся и мазал щеки чем-то белым. Увидев Козявочку, Лэм важно кивнул, не прерывая своего занятия, а Олаф плеснул воды из кувшина в тазик и присел перед Козявочкой на корточки.
- Доброе утро, Козявочка!
- Доброе утро! – смущенно прижалась к дверному косяку она.
- Ты кушать хочешь? – спросил Олаф.
Козявочка замотала головой.
- Просто гуляешь? – догадался он.
- Тусик еще спит, - тихонько сообщила та. – И все спят… Уже светло давно, а все спят…
- Только пыжики и олигархи встают с рассветом, - вздохнул у окна Лэм, и Олаф, словно соглашаясь с этой мыслью, со вкусом зевнул:
- Тай тоже. Она уже ушла на охоту.
- Я побегу к Тусику, - сказала Козячка, серьезно глядя на Олафа. – Вдруг он уже проснулся.
- Подожди, Козявочка, - сказал Лэм и взял со стола большое красное яблоко. – Это тебе. Оно сладкое.
Он подошел к пыжику и протянул ей угощение. Козявочка обхватила яблоко лапками и сообщила:
- Я Тусику отнесу! Ему понравится!
И уже спеша к комнате, сама себе удивилась - ну где это видано, чтобы пыжики принимали в подарок не малину, а яблоко… и тем более кому-то его относили...
Козявочка осторожно положила яблоко в уголок и сама присела у стенки. Нет, она точно не нормальный пыжик. Ну, вот зачем, зачем она с утра пошла к человекам, когда надо было бежать к малине... И еще…
Тяжело вздохнув, Козявочка подумала, что с самой собой надо быть честной… она ведь так боялась идти в малинник вовсе не из-за той странной штуки.
Нет, той штуки она тоже боялась. Но Дан - сильный, он защитит от Хозяина. Хотя… если он заберет футляр, если в родном малиннике уже не будет страшной шутки, то... - и тут Козявочка даже зажмурилась, - то зачем ей возвращаться в эту таверну?
Нет! У Козявочки ведь есть Тусик, и она должна… нет, ей просто необходимо убедиться, что с ним все в порядке! И не только Тусик... Но это все потом, потом она подумает еще!
Козявочка поднялась с пола, подхватила яблоко и побежала в комнату Дана. Маг уже проснулся и сидел в кровати, сонно глядя на Тусика. Тот раскинулся в кресле на спине и дрыгал во сне толстой задней лапкой.
- Ему что-то снится, - улыбнулся Дан Козявочке, увидев надежду в ее глазенках. – Не волнуйся, Козявочка, пока мы сходим к малиннику, он как раз и проснется. А сейчас, давай позавтракаем, и будем отправляться…

0

175

Совместно с Попутчиком

Дан вышел из облачка, и Козявочка, сидящая у него на плече, узнала родные места. Вот знакомые елки, вот верба, а вот и озеро виднеется вдали! И малинник, ее родной малинник!
- Тише, Козявочка, не ерзай, - улыбнулся Дан.
- Моя малина! – пискнула та, радостно подпрыгивая на плече мага, рискуя свалиться. Дан осторожно опустил малышку на землю, и она вприпрыжку побежала к своей малине. И маг мог поклясться, кусты зашевелились, радостно зашелестели и рванулись навстречу Козявочке. Но та, вдруг, не добежав до малинника совсем чуть-чуть, испуганно ойкнула, прижала ушки к голове и застыла.
- Что такое? - спросил Дан? - Что случилось? - он внимательно огляделся, но вокруг царила тишина, и магический фон был практически чистым... Только... да, вот что-то странное фонит из середины малинника, но именно фонит, а не угрожает. - Чего ты боишься?
- Там он, - малышка приоткрыла один глаз, и показала дрожащей лапкой на середину малинника. – Страшно…
Она жалобно пискнула и добавила:
- Хозяин будет ругаться… ой, что Хозяин со мной сделает!
Козявочка обхватила лапками голову и медленно побрела, вокруг малины. Будто та притягивала ее к себе, но страх перед неведомым Хозяином, не позволял подойти ближе. Дан нахмурился и тихо сказал:
- Козявочка, отойди-ка подальше. Я достану это штуку и уберу. А после этого ты сможешь подойти к малине…
Пыжик послушно отступила на несколько шажков, настороженно глядя куда-то вглубь малинника. Видно, у обитателей леса были свои страхи, неведомые людям…
Дан заглянул в кусты и обнаружил в самой середине малинника углубление, в котором лежала длинная труба… Мэстрэ присмотрелся - это был странный старинный футляр, слегка присыпанный землей и опавшими листьями. Похоже, снегур не собирался оставлять его здесь надолго и должен был вот-вот вернуться.
Дан отгреб землю от футляра и еще раз проверил его на наличие охранной магии, но все было вроде спокойно и безопасно. Маг попытался открыть футляр, но изукрашенное странными узорами дерево словно срослось, не желая делиться своими тайнами с первым встречным. Достав из мешка несколько зачарованных тряпок, предназначенных как раз для того, чтобы замаскировать магию в любых завернутых в нее предметах, маг обернул ими футляр и кивнул Козявочке.
- Ну-ка, посмотри, можешь к малине подойти? Не страшно больше?
Козявочка сделала пару осторожных шагов вперед, обрадовано пискнула и кинулась в самую середину малины, радостно обнимая каждую веточку…
Дан осторожно положил футляр, запакованный в три слоя антимагической мешковины, возле вербы, огляделся, и, легко подтянувшись на толстой ветке, уселся на нее верхом. Отсюда ему было хорошо видно и весь малинник, и Козявочку, насвистывающую ластящимся к ней кустикам какую-то песенку.
Малышка была совершенно, безоговорочно счастлива. Здесь, среди уютной зелени, в тишине, наполненной шелестом листвы и пением птиц, она стала тем, кем и была по сути – лесным духом, маленьким чудом. Дан смотрел, как ловко пыжик выискивала жуков, осторожно пересаживая их с ягод на траву, как легко пробиралась через заросли малины… И понимал - ее место тут, среди зелени и покоя. Маленькому лесному духу не нужны людские споры, и не надо вмешивать ее в свои дела. Малиновые пыжики рождены для того, чтобы растить малину, чтобы дарить радость, чтобы хранить вот эту красоту, чтобы в покое росли леса….
Козявочка в родном малиннике словно расцвела за мгновение, стала ярче, крохотные листики на ее тельце налились зеленью. Глазки ее блестели, с лица не сходила блаженная улыбка…
Маг подумал, что, наверное, надо бы тихонько уйти одному, зачем забирать малышку из родного малинника, в которой она счастлива. Это - ее стихия, ее гора…
Он вспомнил снежное безмолвие и безграничный простор, буйство ветров и морозное покалывание по всему телу, магию стихии, которая окутывает, заполняет, дарит наслаждение…
Козявочка обернулась, лукаво взглянула на мага, сидящего на дереве, и протянула ему ладошку, на которой переливались солнечным соком спелые ягоды.
- На, это самая сладкая малина в лесу! Попробуй, я сейчас еще соберу, для Тусика, Лэма, Лики, Алисы... тут много, всех угостить хватит…
Дан усмехнулся, легкий ветер взъерошил шерстку пыжика, подхватил ягоды и принес их магу.
- Вкусно? – улыбнулась пыжик. – Еще собрать?
Дан замотал головой.
- Нет, спасибо, собирай остальным...
Он снова оглянулся. Тишина и безмолвие этого места поражали, дарили покой и... одиночество. Маленький лесной дух казался таким беззащитным среди этой тишины. Почти как он вчера ночью на вершине своей горы… нет, оставлять здесь Козявочку - неправильно.
Дан легко спрыгнул в дерева, подхватил футляр.
- Ну что, собрала уже? Не надо много, ты же попробовать только...
- Тут столько малины, - пыжик выглядела растерянной, - а у нас нет корзинки...
- Давай соберем в лист лопухана, - предложил Дан, - а потом еще раз придем сюда с корзинкой и соберем ягоды для всех...
- А можно еще раз? – обрадовалась та.
- Конечно можно, - Дан осторожно подхватил малышку и посадил на плечо. - Я же хорошо запомнил ориентиры, теперь мы всегда можем попасть сюда, в твой малинник. Как соскучишься - так и придем…
- Как хорошо, - рассмеялась Козявочка, и помахала лапкой кустикам, - я скоро приду и еще спою вам…
Дан огляделся, старясь получше запомнить это мгновение, прикрыл глаза и отправился назад, в таверну, где их ждали друзья.

0

176

Дана в комнате не было. «Ну вот, опять он куда-то ушел и меня не взял, - обиженно подумала Лика. – А ведь мог бы позвать!»
Тусик все так же мирно спал на своей подушечке. Лика выглянула в окно. Во дворе таверны сидела только Клиса. Все разбежались по своим делам…Девушка подошла и задумчиво погладила хомячка по бархатной шерстке.
- Ну что, бросил нас с тобой твой хозяин? На подвиги ушел, наверно…
- Какие ему подвиги без меня, - Кактус потянулся и зевнул, по-человечески прикрыв рот розовой лапкой. – Погоди, а куда он ушел?!
-Ты проснулся?! – рассмеялась от радости Лика.
- Нет, я еще сплю, и мне снится, что ты со мной разговариваешь. И не хочешь рассказать, куда ушел Дан.
- Мне и самой это интересно, - Лика оторожно почесала хомяка за ушком. – Но я ужасно рада, что ты проснулся!
- А я долго спал? - озадаченно почесал за ухом Тусик. – Ой, погоди, тут же такое было! Пирожки летали…
Он ненадолго задумался, а потом триумфально объявил:
- Я все понял! Меня хотели подло отравить. Но я, я выжил и… Почему вообще никто не встречает проснувшегося героя? Где Козявочка? Почему никто не сидит у моей кровати, вытирая платочком слезы, невольно льющиеся у них при воспоминании о бесценном мне?!
Лика невольно хихикнула. Если бы Кактус не был хомяком, можно было подумать, что он читал те же романы, что и она. Уж слишком достоверной получилась картинка смерти великого героя, когда, по замыслу автора, читатель должен проникнуться всем трагизмом происходящего. «Да уж, хомяк на месте того воина-мага-шмысь-знает-кого авторам романов и в страшном сне присниться не мог», - заметила девушка про себя, а вслух примиряющее сказала:
- Ну, я же здесь.
- Зато Дана нет, - продолжил обижаться хомяк. – Вот куда он без меня пошел?
- Слушай, я сама его со вчерашнего вечера не видела!
- Да? – Тусик подозрительно покосился на девушку, но потом решительно махнул лапой. - Ладно, никуда все равно от нас не денется! Он, конечно, иногда на воле погулять любит, но на самом деле он без меня – никуда!
- Уговорил, - с самым серьезным видом кивнула Лика. – Будем караулить его здесь!
- Нет, здесь не будем, - пошел на попятный хомяк. – Здесь скучно и есть нечего… Вот ты помнишь тот магазинчик, где такое вкусное печенье продают?
- Помню, - магичка подсадила зверька на плечо. – Капюшона у меня, конечно, нет, но, думаю, ты и так не простудишься. Идем за печеньем?
- Поехали, - милостиво кивнул Тусик.
На улицах Бэмца царило оживление, народ вовсю готовился к началу ярмарки. Конечно, основное веселье обещало развернуться попозже и в центре города, но даже здесь, на окраине, уже были натянуты гирлянды разноцветных флажков, а подоконники домов украшали специально выставленные вазы с цветами.
Правда, голоса, доносившиеся из раскрытых окон, были зачастую отнюдь не праздничными: то мать воспитывала дочурку, чтоб та не смела заглядывать на бродячих циркачей, то две сестры делили самое любимое платье, то какая-то старушка допытывалась у родных, куда же те все-таки собрались.
- Ужас, - скривила губки Лика.
- Ты еще не слышала, как Дана жена воспитывала, - хихикнул Тусик. - Но я фамилиар приличный, хозяйских тайн не раскрываю.
- А за печенинку?
- Никогда! Вот если орехи, я бы еще подумал!
Девушка кивнула, явно принимая к сведению предпочтения хомяка.
Выбирать печенье с Тусиком было почти так же сложно, как до конца выучить формулу создания земляного вала. Сначала девушку с хомяком ни в какую не желали впускать в лавку, утверждая, что с животными, а тем более, грызунами, к ним вообще нельзя. Тусик объяснил торговцу, что он не грызун, а герой, и продавец даже слегка проникся, особенно услышав о том, как хомяк обучал своего личного мага биться с чвыриками.
Потом Кактус взялся за выбор печенья, и тут его тоже все не устраивало: где орехи некондиционные, где изюм слишком мелкий… Через полчаса хозяин лавки уважал хомячка, как родную маму, и даже начал консультироваться с ним по поводу поставщиков. Лика под шумок таскала засахаренные орехи, а торговец внимал рассуждениям Тусика о качестве муки.
- Ну все, хватит с него, - объявил хомяк, когда у мужчины уже глаза сошлись в кучку. – Покупай печенье вон из той синей коробочки и пошли проверять, не вернулся ли Дан.
- Из синей? Так ты ж его не пробовал! – припомнила Лика.
- Вот поэтому и покупай, - наставительно заметил хомяк. – Люблю все новое!
Когда они вернулись в гостиницу, Дан уже был там и как раз убирал что-то в свой мешок. А на столе рядом с тарелкой, полной отборной малины, сидела Козявочка, тихо вытирая слезки мохнатой лапкой.
- А мы думали, вы на подвиги подались, - сказала девушка, озадаченно посматривая на расстроенного пыжика. – А вы за малиной ходили…
- Ну вот, я же говорил, что никуда он не денется, - обернулся Дан к Козявочке. – Жив и здоров твой Тусик!
Козявочка всхлипнула и кинулась к хомяку.
- Живой, здоровый... А я боялась, а я...
- Ну что ты, милая, ничего со мной не может случиться, - Тусик мужественно выдержал объятия пыжика и покосился на Дана, - я же не некоторые, которые во все болота в поисках чвыриков лезут..
Дан улыбнулся и почесал фамилиара за ушком.
- Ну вот, теперь я вижу, что ты здоров. Раз вспомнил чвыриков, значит, все в порядке. Идем обедать?
-Конечно, идем, - заторопился хомяк. - Малиной сыт не будешь. Хотя можно и на ярмарке перекусить!
- Нет уж! - Лика представила себе диалог Тусика с каким-нибудь продавцом пряников и мысленно ужаснулась. - Вот поедим и тогда пойдем. Не раньше!

0

177

Конечно, есть в году и более значимые праздники, чем летняя ярмарка, но именно сюда с радостью съезжается народ изо всех уголков Пристенков. Крестьяне везут свежие овощи и ягоду, ремесленники - поделки из корней и бересты, домотканое полотно. На прилавках красуются тушки летяг, свежая, сушеная и копченая рыба, молоко, сметана и творог, полные корзины яиц и щенков. Народ смотрит, приценивается, торгуется и над всем этим гомон голосов, смех, выкрики «Поберегись!» и «А вот, пирожки горячие?!»
Лика с Алисой увлеченно вертели головами по сторонам. Лика, конечно же, видела ярмарки, но там, возле замка, она была хозяйской дочерью, которой кланялись и уступали дорогу, а тут она - одна из девушек в толпе. Можно и потрогать товар, и поторговаться … Алиса рассматривала наряды крестьянок, доедая на ходу пирог, и представляла падающую в обморок классную даму: «Ах, разве можно так себя вести…»
Астра насмешливо поглядывала на спутниц:
«Нашлись знатные дамы! Рты разинули - деревня деревней! А в такой толпе глаз да глаз нужен, карманникам самая работа…»
Тусик жизнерадостно подпрыгивал на плече у Дана. Впереди показались прилавки с ранними фруктами и ягодами - как тут усидишь? А Дан, не обращая внимания на стремления хомяка, остановился около лотка лесного знахаря. Пучки сушеных трав его волновали мало, а вот самодельные обереги оказались весьма интересны. Хомяк от возмущения закатил глазки.
- Какие-то побрякушки на шнурках, глиняные фигурки, пучки перьев, колокольчики и прочая дребедень, - проворчал он. - Ну, что здесь может быть для нас интересного?! А там "молочный отлив" с белыми боками и прозеленью у хвостика. Вот захлебнусь слюной, тогда поплачешь!
Стоявшая неподалеку проводница с усмешкой слушала несчастное создание, однако не спешила прийти к нему на помощь – к причитаниям Тусика спутники мага уже привыкли. Внезапно в просвете между расступившимися покупателями Тай заметила гору деревянной утвари и поспешила туда. Перед ней высились составленные в высокие стопки ведра, шайки разных размеров, маленькие туески и небольшие бочонки. Проводница с довольной улыбкой брала в руки то одно изделие, то другое, зачем-то нюхала и складывала рядом с собой. Девушки потоптались, удивленно наблюдая за Тай, но тут Алиса увидела в соседней палатке расписанные платки, а чуть дальше торговали резными украшениями, и девицы свернули в сторону.
Проводница внимательно рассмотрела резьбу на небольших туесках, радостно кивнула, затем сняла с самого верха две небольшие бочки. В них она сложила ковши и какие-то лопатки из того же дерева, почесала нос и пожаловалась:
- Эх, жаль, что больших бочек нет!
- Есть. Они большие бочки на краю торжища продают, - подошедший Сванте Клуш с усмешкой разглядывал Тай. – Слушай, с тобой все в порядке?
- Конечно, - отмахнулась та.- Ты посмотри, это же настоящий ногал! А пахнет как! Да еще и волчья работа. От времени не темнеет, а только светлей становиться. Если в такой бочке грибы или капусту засолить - за уши не оттащишь. А в бане, если в шайку кипятка налить и дать постоять, то вода травами пахнет и ее потом на камни… - проводница закатила глаза. - Да управляющий мне уже лысину проел, замени ему бочки да кадки - старые уже. Зимой даже торговец приезжал. Жулик. Привез обычные бочки, а выдавал вот за такие. И цену заломил! Еще и изгалялся, мол, пойдите и сами себе у оборотников купите бочки, да еще и привезите. Может, дешевле обойдется! Выгнали мы его. А теперь и бочки привезем, и не только бочки, - Тай огляделась. - Продавец где? Вроде парнишка стоял тут, когда я подошла?
– Да, похоже, настоящий, не подделка. Надо и себе пару шаек взять… - Сванте принялся осматривать товар. - А парнишка? Сбежал парнишка, видимо, странной покупательницы испугался.
- А это что? – проводница вытащила из-под прилавка большое ведро, полное длинного белого меха. Она развернула шкуру и накрыла ею весь прилавок. Мягкий и одновременно упругий мех так и звал зарыться в него лицом.
- Снежный бык?! – поднял бровь Сванте.
- Лэри, и сколько это стоит? - из-за локтя позорника выглянул любопытный покупатель.
- Сколько бы не стоила - куплено уже, - Тай огляделась, разыскивая девочек. Те увлеченно мерили тонкие шерстяные шали, расписанные цветами и узорами. А Клиса оживленно торговалась с продавщицей - пожилой кайрой. То, что торгуется она с «жутким» оборотником, девушку явно не смущало.
- О, парнишка с подмогой идет, – Сванте посторонился. Высокий, на полголовы выше Тай, пожилой хоно вежливо кивнул головой.
- Лэри желает что-то купить? - волк очень внимательно смотрел на Тай и совсем не обращал внимания на позорника.
- Вот, - указала Тай, и сама с некоторым удивлением обнаружила, что отобрала больше половины выставленного на продажу товара. - И еще шкуру. А у вас еще такой же нет? Жаль… И еще мне нужен десяток больших бочек разных размеров. Сколько с меня причитается? - Оборотник кивнул в знак согласия, осмотрел выбранный товар, на мгновение закрыл глаза и назвал цену.
- Это уже с большими бочками? – поинтересовалась проводница и, снова получив утвердительный кивок, добавила: - А знаете, я, пожалуй, куплю у вас все, что вы не распродадите на ярмарке.
Тай расплатилась и тут же развила бурную деятельность. Стоящий в стороне дюжий парень был нанят в качестве грузчика и под присмотром вызвавшегося помочь Верта потащил покупки на ближайший склад.
- Понимаешь, даже оплатив перевозку за Стену всего купленного, мы сэкономим вдвое. А если удачно продать излишки, то и вовсе окупим свои затраты. Хотя, возможно, хвалить чужой товар нужно было чуть потише, а то смотри, как бойко разбирают… - Тай объясняла другу причину своей странной, на первый взгляд, покупки, а сама краем глаза наблюдала за старым оборотником и изо всех сил старалась услышать разговор двух хоно. Так старалась, что почувствовала, как шевельнулось, увеличиваясь, ухо. «Вот еще этого не хватало! - одернула она себя мысленно.- При всем народе лохматыми ушами прядать начать…»
- Вуйку, почему она так на маму похожа? - не выдержал младший волк.
- Не знаю. Тут твоему деду разбираться надо, это он у нас шаман, - старший был явно озадачен.
- Но если она не кайра и не хоно, то кто?
- Хотел бы я знать…
- Тай, Тай, смотри, какие мы платки купили! - крик прямо в настороженное ухо оглушил проводницу до звона в голове.- А Клиса так торговаться умеет! Она цену чуть не вдвое сбила!
- Молодец Клиса! И денег вам сберегла, и сама удовольствие получила, да и хозяйка тебя зауважала. Знаете, кайры обожают торговаться.
- Кайры?! Я торговалась с оборотником?! – опешила снегура.
- Скорей с оборотницей, - Тай сделала вид, что не поняла девушку.- Я уже тоже все купила, так что пойдем искать Лэма с Даном.

0

178

Как все-таки интересно, оказывается, на деревенской ярмарке! Алиса укутала плечи новым платком, огляделась по сторонам с явным намерением покрасоваться и замерла от удивления. Неподалеку от нее, возле овощного лотка стоял тип в модном столичном наряде. Только зачем он выбрал ткани таких несочетаемых цветов? Невероятный малиновый фрак, оранжевый галстук и лимонные бриджи. Такого типа легко была представить на бульварах Лаборато, но здесь, в Пристенках, возле прилавка с капустой…
Зрелище было неуместным и до того забавным, что Алиса фыркнула, но тут же от испуга закрыла рот ладонями. А вдруг это какой-нибудь папочкин знакомый или мачехин ухажер? И если он ее узнает, тогда… Алисе страшно захотелось провалиться куда-нибудь или стать маленькой-маленькой, меньше кусуна. В крайнем случае – убежать и спрятаться. Но чудес не бывает, а ноги от волнения словно вросли в землю. Взгляд франта равнодушно скользнул по девочке, однако его скучающая мина ничуть не изменилась.
«Он меня не знает!» – рассмеялась про себя Алиса, и в этот момент на лице у франта появилась радостная улыбка. Демонесса повернула голову в ту же сторону, что и он.
В узком переулке, который городской глава не сумел заставить прилавками, небрежно прислонился к стене высокий тип явно аристократичной наружности. В первую минуту его можно было принять за прекрасного принца – тонкие черты лица, аккуратно уложенные каштановые локоны, роскошный бежевый камзол. Алиса даже мечтательно вздохнула. Но все впечатление портила презрительно отставленная губа и надменный взгляд, которым аристократ «одаривал» ярмарочную суету. Франт поправил светлую челку, помахал аристократу рукой и поспешил к нему, бесцеремонно расталкивая окружающих.
-Ты идешь? – раздался рядом нетерпеливый голос снегуры. Алиса вздрогнула от неожиданности.
-Будь осторожней, не зевай, - Клиса с подозрением огляделась по сторонам. – А то неизвестно, кто тут может встретиться, - пробормотала она.
-Да, сейчас, - Алиса кивнула и обернулась, не в силах сдержать любопытства – интересно же, что там делает эта странная парочка? И с удивлением обнаружила, что оба типа смотрят в их сторону. Беспокойство нахлынуло снова, и тут же исчезло. Франт с аристократом внимательно разглядывали не ее, а Клису и обменивались какими-то репликами. Причем оба довольно улыбались, даже можно сказать скалились, а потом пожали друг другу руки, и франт легким ударом другой руки разбил рукопожатие.
«Похоже, эти типы просто снегур никогда не видели», - подвела итог Алиса, поспешив вслед за друзьями. – «Только… о чем они там поспорили, интересно…»

0

179

Лэм медленно прохаживался вдоль торговых рядов, равнодушно глядя по сторонам: копченая рыба или ягода его не интересовали, а в ярмарочной суете ему было так же неуютно, как и в толпе на светских приемах. Неожиданно его внимание привлек мужчина с седыми волосами, заплетенными в толстую косу, и с красным обветренным лицом. Он молча сидел в стороне, не зазывая покупателей и не расхваливая свой товар. Лэм бросил взгляд на его прилавок и уже не смог оторвать глаз. На расстеленном небеленом холсте разворачивалась целая картина: маленький кораблик на гребне волны, затаившийся в пещере спрут, странные люди, исполняющие ритуальные танцы, удивительные животные с длинными шеями или носами…. Все это было вырезано из корней и веток. Вернее, не вырезано, а как бы выпущено на волю умелым прикосновением ножа. Увлекшись, Лэм брал одну фигурку за другой, рассматривал их с разных сторон и, наконец, не выдержал:
-Скажите, уважаемый, это сделали вы?!
Продавец степенно кивнул.
-Откуда… где вы все это видели? Вы ходили на Острова?
-Ну, мало ли, где кто бывает, - пробурчал седой. – Ходил, видел, теперь живу здесь.
-Что же, я покупаю все ваши работы, - решительно произнес Лэм. – С условием доставки в таверну лэри Хизер.
-Я знаю эту таверну, как и ее хозяйку, - ответил седой. – Только… и это все? Вы, похоже, не знаете, что торговать так же интересно, как и творить?
Лэм понял намек и улыбнулся:
- Ну, что же давайте, поторгуемся.
Увлеченный привычным занятием, олигарх почти не обращал внимание на то, что происходит вокруг. Краем уха демон слышал, как за его спиной смеется Тай, разговаривая с запыхавшимся Вертом, но совершенно не заметил, как у прилавка остановилась ярко раскрашенная девица весьма специфической внешности, одетая в платье с глубоким декольте. Особа с явным интересом рассматривала Лэма.
Астра, прищурившись, уставилась на пришелицу. Уж чем занимаются подобные особы, она прекрасно знала – они продаются сами, но еще и успешно продают украденные у беспечных клиентов ценные вещи. И оценивающие взгляды, обращенные на Лэма, девушке совсем не нравились. Не то, чтобы Астре было какое-то дело до вредного демона, но так переть напролом у нее на глазах… Эти беспринципные девицы совсем страх потеряли!
Астра уже открыла рот, чтобы отшить нахалку, но тут заметила, как к Лэму из толпы юркнул невзрачный мальчуган тоже довольно подозрительной наружности. Бегающий взгляд не оставлял сомнений в роде его занятий. Надо же, каким лакомым кусочком оказался олигарх для местной криминальной публики. Вот только, вряд ли он будет сильно рад такой популярности.
Пока Астра решала, кто для Лэма опаснее - карманник или девица, Тай отступила назад, пропуская полную кухарку, несущую корзину с яйцами. И мальчишка врезался в проводницу на полном ходу.
Этот типичный прием карманников Астра знала хорошо. Руки у ребятишек достаточно ловкие, чтобы вытащить кошелек за те пару секунд, пока жертва приходит в себя после столкновения. Но пытаться ограбить Тай – это ни в какие ворота не входило! Ну ладно, приезжего демона, ну, Дана, на худой конец…
Воровской кодекс не позволял предавать коллегу, но проводница как-то незаметно стала Астре хорошим другом. Да и не только она, если честно, а друзей, как известно, в обиду не дают!
- Ах, ты гад! - Астра поймала пацана за шкирку. – Ты что ж это делаешь?
Лэм удивленно обернулся, намереваясь спросить, в чем дело, но его опередил Тусик, закричавший с плеча Дана:
- Тай, с тобой все в порядке? Этот паршивец тебе ничего не сделал?
Тай закрыла глаза и встряхнула головой.
Лэм вопросительно приподнял бровь, глядя на проводницу. Раскрашенная девица попыталась заговорить, но олигарх сделал вид, что не услышал ее призывное «Эй, красавчик!» Девица зло фыркнула и ушла, возмущенно бормоча под нос какие-то ругательства…
- Тай... - Астра покрепче ухватила мальчишку, пытавшегося вырваться. - С вами все в порядке?
- Абсолютно! - проводница еще раз встряхнула головой, как-то блаженно заулыбалась и потянулась к Тусику. - Иди сюда, заботливый мой! Ты обо мне беспокоишься?!
И Тай принялась гладить счастливого хомяка, совершенно не обращая внимания на удивленные взгляды окружающих.
- Пойдем, моя радость, я тебе яблочек куплю... Ты «молочный отлив» любишь?
И проводница неожиданно чмокнула Тусика в макушку.
- «Молочный» отлив люблю, - Тусик внимательно и несколько опасливо покосился в сторону Тай и, видимо, решил: была – не была, - и еще вон те орешки.
Дан удивленно посмотрел вслед ринувшейся к прилавку Тай и тихонько спросил Лику:
- Тебе не кажется, что дело нечисто?
А Тай тем временем купила большую корзину яблок и почти полмешка орехов. Она продолжала гладить хомяка, чесать ему под горлышком и непривычно сюсюкать при этом.
Тусик осторожно взял самое большое яблоко и с надеждой глянул на Дана. Но тот не спешил спасать фамилиара, а наблюдал за действиями проводницы все с большей подозрительностью. А та увидела на прилавке горку молодой моркови, с радостным возгласом кинулась к прилавку:
- Мой дорогой, а морковочку ты любишь? - и прижала хомяка к щеке.
Тусик решил, что это уже слишком. Он возмущенно вырвался из рук Тай, спрыгнул на прилавок и заявил:
- Держи себя в руках, женщина, а то я больше с тобой никуда не пойду! - оглянулся на завизжавшую хозяйку моркови и возмущенно всплеснул лапами. - Дикари какие-то! Они что, фамилиаров никогда не видели?
По лицу Тай было видно, что она расстроена чуть ли не до слез:
- Милый, но я же хотела сделать, как ты любишь…
- Ну, что бы сделать так, как он любит, надо весь мир засадить орехами, - констатировал Дан. Он подхватил хомяка с прилавка, забросил его в капюшон и почти приказал, - Пойдемте-ка в таверну.
- Но мы еще почти ничего не купили, - попыталась возразить Алиса, но Лика строго на нее посмотрела и взяла демонессу за руку.
Астра встряхнула дернувшегося в очередной раз мальчишку, наклонилась к его уху и что-то прошептала. Пацан глянул на нее исподлобья, шмыгнул носом и согласно кивнул.

Отредактировано Елена (2009-11-21 21:26:10)

0

180

Всю компанию Астра догнала только у самой таверны. Мальчишка с несчастным видом плелся за воровкой, бросая из-под русой челки полные бессильной злобы взгляды.
- Мэстрэ, - начала девушка и покрепче сжала ворот рубахи карманника в кулаке, - я бы хотела сначала поговорить с этим шустриком без свидетелей. Такой толпе он точно ничего не скажет, а одна я, может, и сумею его разговорить.
Маг посмотрел на встревоженные лица друзей, решительно нахмуренные брови Астры и счастливую до глупости улыбку Тай и кивнул:
- Хорошо, забирай его в конюшню, выясни все, а потом приводи в большой зал. Мы будем там.
Он еще раз обеспокоено взглянул на Тай и повернулся к Лике.
- Анликка, - юная мэстрэя удивленно моргнула. Дан уже давно так ее не называл. - Вы с Алисой пока погуляйте неподалеку... Может, на ярмарку сходите? Вот и Клису с Вертом с собой возьмите... Да и у лэра Лэма наверняка есть дела, а мы с Тай сами справимся.
Лика молча кивнула, а вот остальные восприняли просьбу Дана далеко не так спокойно. Лэм с иронией пробормотал, что магам свойственно решать проблемы прекрасных дам, но, кажется, согласился. Алиса вдруг вспомнила, что хорошо бы взять с собой на ярмарку сумку побольше, и девочки «на минутку» поспешили наверх.
Однако Астре было недосуг слушать эти разговоры – она молча потащила мальчишку в сторону конюшни. Еще по дороге до нее начало доходить, что он вовсе не пытался стащить у Тай кошелек. У воришки на этот раз была другая задача и, судя по странному поведению Тай, он ее выполнил.
- Значит так, слушай внимательно, повторять не буду! – Астра встала спиной к единственной двери и сложила руки на груди. - Ты мне сейчас все рассказываешь, и мы вместе решаем, что рассказать моим друзьям, чтобы тебя не замели порядочники. Усек?
- С какой это стати? – вздернул подбородок мальчишка. – Кто ты вообще такая?
Астра закатила глаза. Ну вот, снова она должна тратить свое время на всякую шелупонь вместо того, чтобы заниматься серьезными делами. Но у нее, вроде как, отпуск, так почему бы и не поиграть в злого следователя? Примерить на себя новую маску может быть даже интересным.
- Ты что, мелочь, совсем нюх потерял? Тогда ты на воле долго не протянешь! Самое важное для уличной шантрапы качество – это умение разбираться в людях. А потом уже ловкие пальцы и беспредельная наглость. И если ты не можешь на глаз определить, с кем стоит связываться, а с кем нет, считай, ты уже пропал.
- Простите, лэри, - состроил виноватые глазки пацан. – Это случайно вырвалось, больше не повторится!
- Уже лучше, - похвалила Астра. – Только переигрывать не надо. Тебя как зовут?
Пацан все еще смотрел недоверчиво, но уже заметно приободрился. Видать, узнал наконец-то собрата по ремеслу. Хотя, долго что-то до него доходило. Неужели сама Астра настолько расслабилась, что ее уже свои не узнают?
- Черпак, - нехотя буркнул мальчишка, уставившись в пол.
Не хочет называть имя, боится. Что ж, вполне понятно. Но именно это и делает его одним из многих, обычным воришкой в безликой толпе. До высшего класса преступного мира ему еще умнеть и умнеть. Он не понимает, как важно иметь имя. Ведь имя, которое не стыдно назвать – это уже признак класса. И уличная братия будет лебезить перед именем и угождать, а, получив в глаз за навязчивость, долго гордиться, что это фингал от того самого, известного.
Впрочем, Астра поймала себя на мысли, что и ей совсем не хочется называть себя. Чтобы не узнали, что она опустилась до дружбы с ограбленными ею же? Или, наоборот, чтобы по городу не пошел слух о ее приезде, и она могла еще немного побыть в их компании?
На эти вопросы девушке совершенно не хотелось отвечать. Лучше сосредоточиться на воришке.
- А скажи-ка мне, Черпак, чем ты думал, когда пытался ограбить Тай? Даже если ты не из Бэмца и не знаешь ее, неужели чуйка не подсказала? А может, ты вовсе не пытался ее ограбить? Может, тебе нужно было как-то околдовать ее? Что ж, у тебя получилось!
- Нет же, лэри, все совсем не так, честное слово!
Похоже, до пацана начало доходить, как он влип. Для начала неплохо.
- Твоему честному слову я поверю в последнюю очередь. Ты не в том классе, чтобы его мне давать, - мальчишка широко раскрыл глаза от удивления, и Астра удовлетворенно хмыкнула. – Рассказывай все и по порядку, а я подумаю, что смогу для тебя сделать.
- Лэри, поверьте, я вовсе не собирался обворовывать лэри Тай. Ее в Бэмце все знают и уважают, а некоторые даже боятся, хотя и не знаю почему, - затараторил мальчишка.
Астра позволила себе широкую ухмылку. Пусть он поймет, что уж она-то знает, почему, а вот мелким воришкам об этом знать не полагается.
- Ты хочешь, чтобы я поверила, что ты врезался в Тай совершенно случайно? Не смеши мои сапоги, у них нет чувства юмора.
- Все не так! – уже чуть не плакал мальчик. - Я не хотел врезаться в лэри Тай. Она как-то случайно на пути оказалась. Я целился вовсе не в нее.
А вот это уже интересно! Астра даже слегка подалась вперед, но быстро одернула себя – зачем выпадать из образа. Значит, все-таки Лэм и его золотой запас. Этот демон просто притягивает всякое жулье. Девушка хмыкнула, вспомнив серебряную брошку и пачку ассигнаций, и подумала, что и она сама не стала исключением. Но это к делу не относится.
- Итак, тебе был нужен щегольски одетый демон, который стоял возле прилавка с деревянными фигурками, верно?
- А откуда лэри знает? – снова удивился пацаненок. Вот уж у кого сегодня крайне неудачный день! – Да, вы правы, мне нужно было пробраться именно к этому лэру. Но я не знал, что так будет, правда! Пожалуйста, поверьте мне!
- И что же именно ты должен был сделать лэру? Судя по тому, как изменилась Тай, это какое-то колдовство…
- Я не знал! – воришка подскочил ближе, с надеждой заглядывая в глаза. - Меня попросили, сказали, что это просто шутка! Я бы не стал, если бы…
Астра грустно улыбнулась, отчего пацаненок замолчал на полуслове.
- Стал бы, и ты это знаешь. За деньги ты, не задумываясь, сделал бы это снова. Но это не важно. Сейчас ты мне четко, по порядку расскажешь, кто и что попросил тебя сделать, сколько заплатил, как выглядел и куда ушел. Если я сочту, что ты достаточно честен со мной, я попрошу своих друзей не отдавать тебя порядочникам. Хотя, учитывая состояние Тай, не уверена, что они согласятся.

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Двуликий Мир » Двуликий мир. Часть 1.