Гавань Ветров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гавань Ветров » Проза » "Нет повести занятнее на свете..."


"Нет повести занятнее на свете..."

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Сюда ставим черновики и наброски будущих постов.

0

2

Сильвио Монтелетти был тихим и покладистым человеком. Поэтому синьора Кармелла глубоко положила на супруга и всегда поступала так, как ей заблагорассудится. К счастью, она не была чересчур глупой или излишне расточительной, да и во многих вопросах разбиралась не хуже, а порой и лучше синьора Сильвио. В дела жены синьор не вмешивался и вообще старался не подходить к ней близко, тем более, что близость в его возрасте уже противопоказана.
В общем, жилось синьору тихо, сытно и мягко, за что синьора Кармелла, естественно, ждала соответствующей благодарности. Но не дождалась.
Не то, чтобы смерть супруга была для синьоры так уж огорчительна – она начала готовиться к этому событию практически сразу после свадьбы, давно прикупила гардероб и чудную черную шляпку с вуалью. Так что дело не в самом факте, а в том, что синьор Сильвио позволил себе умереть от грудной жабы. Большей подлянки любимой жене он сделать просто не мог! Раньше синьора всегда с гордостью носила фамилию мужа, а теперь ей было стыдно выйти на люди.
«Кармелла Монтелетти?» - шептались за ее спиной. – «Это вдова того самого Монтелетти, которого задушила жаба?»
Синьора Кармелла готова была просто провалиться сквозь землю, чтобы больше не выносить свое позорное вдовство… Конечно, можно было сбежать за границу, где ее никто не знает, но синьора Монтелетти никогда не была сторонницей всяких крайностей. И вообще, чем заграничная глушь лучше отечественной?
- Злые, бесчувственные люди, - жаловалась она сыну Джулио.
- Так поменяй фамилию, - посоветовало бесхитростное дитя восемнадцати лет, не отрываясь от томика любимых стихов.
И Кармелла поняла – это оно. Даже странно, что она сама не додумалась до такого простого решения. Подойдя к вопросу со всей практичностью, Кармелла решила, что менять фамилию просто так – это глупо и малоэффективно. Гораздо выгоднее, а главное, приятнее будет выйти замуж.
Подходящих по статусу и возрасту женихов в провинциальной Нерове было не так уж много, но это обстоятельство синьору не волновало. Тот единственный достойный представитель сильного пола, на которого она положила глаз, тоже был вдовцом, обладал изрядным состоянием и к тому же был еще совсем не стар – собственно, всего на несколько лет старше самой синьоры Монтелетти. В юности он был весьма недурен собой, и Кармелла даже некогда питала к нему вполне возвышенные чувства. Правда, с годами он полысел, но синьора великодушно простила будущему мужу этот мелкий недостаток. Во всем остальном синьор Капутекки подходил ей просто идеально.
В том, что жених согласится, синьора Кармелла не сомневалась. Ведь он наверняка вспомнит их юношеские чувства, и как они любили друг друга целых две недели. И потом, брак позволит объединить их владения, а это же почти вся Нерова. Только полный дурак откажется от такой перспективы! А Антонио Капутекки, в отличие от синьора Сильвио, дураком никогда не был, это Кармелла знала точно.
Поэтому первым делам она заказала платье. Белое, но строгое, никаких вульгарных кринолинов. Список гостей можно было взять старый, с ее первой свадьбы – население Неровы и окрестностей за эти годы мало изменилось, а повычеркивать выбывших дело пары минут. Осталось продумать праздничное меню, отрядить слуг за продуктами, приказать им украсить замок, но это можно отложить и на потом.
Сейчас синьора посвятила всю себя подготовке личной встречи с будущим супругом, которая была очень кстати запланирована на сегодняшний вечер.
- Сама судьба на моей стороне! – решила Кармелла, и ее ничуть не смущало, что синьор Капутекки собирался обсудить покупку тонкорунных овец.
Уж она-то знала, как свернуть беседу в нужное русло. Овцы, свадьба - у них же столько общего. И там, и там есть буква «в».
Запаковавшись в элегантное платье того оттенка синего, который идеально сочетался с ее жемчугами, синьора Монтелетти последний раз залюбовалась на себя в зеркало. Да, парочку лишних килограмм не мешало бы скинуть до круглой цифры «сто», но все равно в свои тридцать восемь синьора себе вполне нравилась - густые кудри были по прежнему черными, как смоль, а на щеках играл все тот же аппетитный румянец. И вообще, какой мужчина устоит перед шестым размером груди, если он, конечно, настоящий мужчина?
Удовлетворенно подмигнув своему отражению Кармелла отправилась навстречу своему счастью.
В гостиной две горничные полировали серебро под бдительным присмотром управляющего. Все домашние называли Джорджио исключительно Кормильцем, ведь именно он вынянчил с колыбели юного Джулио Монтелетти. Даже синьора иногда позволяла ему некоторую фамильярность. Вот и сейчас он удивленно воскликнул:
- Как, синьора, вы уже сняли траур?
- Если надеть солнечные очки, этот синий вполне сойдет за черный, - отрезала Кармелла. - Где Джулио?
- Ох, не знаю, - вздохнул Кормилец, - мальчик сегодня даже не обедал. А ведь он такой худой, ему нужно лучше питаться...
- Не переживай, - синьора небрежно поправила шляпку. - Его отец в этом возрасте тоже был совсем худой, так что это у него наследственное.
- Откуда вы знаете? - удивился Джоржио, пытаясь представить себе покойного синьора Сильвио молодым и худым. Получалось не очень. - Вас же тогда еще на свете не было.
Синьора на секунду замялась, но тут же нетерпеливо махнула рукой.
- Да какая разница? Мне, наверное, кто-нибудь рассказывал. Кто-то из тех, кто знал моего мужа в молодости, - и она решительно направилась к выходу. В конце концов, ей некогда было обсуждать всякие глупости. Впереди ждало счастье!
Когда маленький - а ему еще даже не было десяти лет - Альфа-Ромео синьоры Монтелетти подъехал к замку Капутекки, синьор Антонио учтиво вышел встречать гостью и даже помог ей выйти из машины. В этом синьора усмотрела хороший знак, как и в том, что Капутекки тоже был одет в синее. Что это, как не знамения судьбы? А значит, все просто обязано было сложиться удачно!
Едва лишь в кабинет подали кофе и ее любимые пончики, Кармелла приступила к решительным действиям.
- Послушайте, дорогой синьор Антонио, - начала она с соблазнительной улыбкой на устах, - как вы смотрите на то, чтобы объединить наши, так сказать, уставные капиталы?
Синьор Капутекки, который как раз читал договор купли-продажи овец, рассеянно уточнил:
- Что вы имеете в виду?
- Я имею в виду слияние, - пояснила синьора Монтелетти с томным придыханием.
- Что? - снова не понял незадачливый жених, потому что как раз в тот момент пытался подсчитать свою прибыль, и без калькулятора у него это не получалось.
Кармелла придвинулась к синьору Антонио чуточку поближе.
- Я говорю, что у нас товар, у вас купец. Вы понимаете, мой дорогой?
- Конечно! - обрадовался тот и потянулся за калькулятором. - И я вам скажу, овцы у вас действительно отличные!
- Да какие овцы! - вышла из себя синьора. - Раньше ты не был таким тугодумом! Я тебя зову замуж, старый дурак! В смысле, предлагаю тебе на мне жениться!
Синьор Антонио с грохотом уронил калькулятор, перевернул на себя чашку кофе и, вставая, умудрился влезть в пончики и вывозиться в сахарной пудре. Зато пудра отлично гармонировала с его побелевшим лицом.
- За-замуж? - переспросил он, отступая подальше от грозной синьоры.
- Ну да, - невозмутимо подтвердила Кармелла. - Вспомни прошлое, подсчитай будущие выгоды, и ты сам поймешь, что это прекрасное предложение.
- Я... Мне надо подумать! - выпалил Капутекки, пятясь к выходу. - Я вам непременно сообщу о своем решении... И по поводу овец тоже...
Он уперся спиной в спасительную дверь, не глядя, нашарил ручку и выскочил из комнаты.
Синьора Монтелетти еще минут пять смотрела ему в след, и в ее груди разгорался пожар праведного гнева. Ей отказали! Этот тощий, лысый сморчок ее бросил! Почти у самого алтаря!
Нет, она этого так не оставит! Она, Кармелла Монтелетти, будет мстить!

0


Вы здесь » Гавань Ветров » Проза » "Нет повести занятнее на свете..."